УДК 394.262

ОСОБЕННОСТИ ИВАНОВСКИХ КОСТРОВ В НОВГОРОДСКОЙ ГУБЕРНИИ

Васильев Михаил Иванович
Санкт-Петербургский государственный экономический университет
д.и.н, профессор

Аннотация
В статье показывается, что классических ивановских костров как центрального элемента праздника с характерными солярными атрибутами у коренного населения Новгородской губ. не было, в отличие от колонистов XIX – начала XX в. из Прибалтики, активно использовавшими классический костер с танцами, хороводами и прыжками через него. Употреблявшиеся в ряде местностей костры выглядели иначе по сравнению с классическими (небольшой костер-грудка) и выполняли иные функции (костер для тепла, освещения, обсушки, от комаров, варки еды и т.п.). Наиболее тесно связанной с новгородской ивановской традицией костров является соблюдаемый в восточных и центральных районах губернии обычай т.н. молодежных ссыпчин («варить кашу», «каша», «яичница»), имеющий средневековые корни и связанный с древней восточно-славянской традицией. Локальная старорусская традиция прыганья через крапиву обусловлена присутствием в этих местах населения, пришедшего сюда несколько столетий назад с более южных территорий.

Ключевые слова: Иванов день, ивановские костры, молодежные ссыпчины, новгородская календарная обрядность


PECULIARITIES OF IVANOVO FIRES IN THE NOVGOROD PROVINCE

Vasiliev Mikhail Ivanovich
Saint-Petersburg State Economic University
Doctor of Historical Sciences, Professor

Abstract
The paper shows the absence of classical Ivanovo fires as a central element of the holiday with the characteristic attributes of solar in the indigenous population of the Novgorod province opposed to colonists XIX - early XX century. from Baltic countries, actively use the classic fire dances, dances and jumps through it. The fires, which were used in a number of places, looked different compared to classical (low-pile fire) and to perform other functions (fire for warmth, lighting, drain, mosquito, food and cooking, etc.). The most closely related to the Novgorod Ivanovo tradition of bonfires is a custom observed by the eastern and central parts of the province, so-called Youth ssypchin ("cooking porridge", "cereal", "eggs"), which has medieval roots and associated with ancient Eastern Slavic tradition. Local Old Russian tradition of jumping through the nettles due to the presence in these parts of the population that came here centuries ago from the more southern areas.

Рубрика: Этнография

Библиографическая ссылка на статью:
Васильев М.И. Особенности ивановских костров в Новгородской губернии // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/10/16961 (дата обращения: 21.11.2016).

Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта № 14-01-00349

Одним из характерных атрибутов Иванова дня у многих народов Западной Европы, у наших ближайших соседей – народов Прибалтики, финнов, а также украинцев и белорусов считался ритуальный костер, являвшийся важнейшим центром праздника [1, с.230, 234, 238-240]. По мнению многих исследователей, у русских такого костра в XIX- I трети XX в. не было, за исключением главным образом западных губерний, Смоленской и Псковской, пограничных с Белоруссией [1, с.242-244; 2, с.314; 3, с.207; 4, с.356-357]. Особенно это касается северно-русских регионов. Как указывал еще в 1890 г. А.И. Соболевский, «Северная Русь уже, можно сказать, утратила Купала» [цит. по: 1, с.230].

Рассмотрим, насколько справедливы указанные выводы в отношении ивановских костров Новгородской губ., соседней с псковским регионом.

Многочисленные полевые материалы, собранные в течение последних десятилетий, подтверждают, что ивановский костер как центральный элемент праздника с характерными солярными атрибутами не был известен в регионе: «Костры – только когда провожали Масленцу» [5, т.1, л.15об.], «Костры – это не на Иванов день. Это, по моему, зимой. На Иванов день не жгут» [6], «Костры не жгли – это только на Масляну» [7, т.1, л.25], «По ночам не гуляли. Костров не было» [7, т.1, л.6об.], «7 июля – Иванов день … костры не жгли» [7, т.1, л.37об.], «Иванов день: …костры не жгли» [7, т.1, л.43об., т.2, л.9-9об.], «костров не жгли» [7, т.2, л.2об.], «Иванов то день был, но мы, например, ни прыгали ни через костры, ни венки [не плели]» [8], «Костры не жгли» [6].

Данные сведения позволяют утверждать, что высказывание И.Пушкарева (1844) о том, что на Иванов день новгородцы «веселятся вокруг огней» [9, с.72], является сильным преувеличением.

В тоже время часть информантов указали, что в ряде местностей костры все же были. Но они выглядели совсем иначе по сравнению с классическими (как обычный костер) и выполняли иные функции (костер для тепла, освещения, обсушки, варки, от комаров и т.п.): «Костры маленьки жгли» [5, т.2, л.21-21об.], «кто гулял всю ночь, то под утро зажигали и костерки – сушились – в этот день бы[ва]ло сыро, дождик…, потому и жгли…» [10, т.1, л.10об.], «в поле жгли костры… чай согреть, погреться» [10, т.1, л.16], «костры жгут от комаров» [5, т.2, л.17], «…и костер жгли (это молодежь)… через костры не прыгали, а чтобы было тепло, светло» [5, т.3, л.21об.-22].

В ряде местностей через костер прыгали, как это делалось в классическом ивановском костре [10, т.1, л.7-7об.;  11; 5, т.1, л. 12, 14об.-15, 33об.-34; 13; 14, с. 147-148].

Однако это делалось далеко не всеми, а главным образом, парнями, что говорит о том, что это не было каким-то магическим действом, а представляло своего рода развлечение и показ своей удали: «И костры были, парни через них прыгали» [11], «и костры жгли и прыгали [через них]: кто лучше прыгал. Это робяты [делали]. С вечера пойдешь – будет расцвечиваться – часа 2-3 повеселятся – и по домам» [12, т.1, л.14об.-15].

Больший размах ивановских костров фиксируется в пригородных районах (около Новгорода, Старой Руссы, Крестец и Боровичей, что говорит о влиянии городской культуры. Типичным примером являются материалы по г. Старой Руссе: «ходили в Сумровую рощу, там и поля были, Иван-да-Марью собирали, плели венки, гулянье было всю ночь. В старинные годы приходили со столиками торговать, при мне [это] уже заканчивалось. Там и музыка была – духовой, струнный оркестр. Через костер прыгали – не один костер, а много, чтобы сила и здоровье были» [15, т.1, л. 32, 47об.].

Многие информанты подчеркивают явное усиление обычая прыгать через костер в XX в. как результат воздействия городской культуры и профессиональной культурно-просветительской работы: «в Иванов день раньше чего-то не жгли. Это теперь: «белые ночи» да костер» [5, т.1, л.13об.], «Иванов день: костры не жгли. Это теперь начали встречать Ивановскую ночь» [5, т.1, л.20об.], «встречали Иванов день раньше-то мало кто, а теперь все: вино пили, жгли костер. А раньше мы не встречали и не жгли [ничего]» [5, т.2, л.39-39об.], «Мы вот ч-к 10-15 сложились: закусочка, водка. Был такой Голованов – хороший организатор был… Светлячки искали, и костер жгли… Тут уж собирались кампаниями, а не улицами (даже замужние праздновали – с семьями)… Так собирались те, кто поинтеллигентнее» [10, т.1, л.7-7об.].

В некоторых местах на распространение обычая разводить костер и прыгать через него сыграли традиции прибалтийских переселенцев (об этом см. ниже).

Наряду с этим из Устюженского у. имеется единичная информация о магическом значении ивановского костра: «Через костер прыгали, чтоб чистому человеку быть [12, Т.2, Л.12об.]. Судя по пояснениям старожилов, это делалось по аналогии с обычаями окуривания Великого Четверга: «а в Великий Четверьг через верес [прыгали]: накладут на заслонку – и всех детишек заставляли прыгать» [12, т.2, л.12об.].

Отсутствие на подавляющей части Новгородской губернии классического ивановского костра косвенным образом подтверждается материалами по празднованию Иванова дня колонистами из Прибалтики, проживавшими на территории области в конце XIX – I трети XX в.

Так, по словам Королькова С.С., 1911 г.р., урож. д.Косицкое Косицкой вол. Новгородского у. (сейч. Батецкий р-н), в конце 1920-х – начале 1930-х годов вечером на Иванов день русская молодежь ходила гулять в д.Утурицы к «чухнам». Те в этот день устанавливали столб высотой 5-6 аршин, сверху которого делали крестовину, куда ставили бочку из-под дегтя, набитую дровами, для прочности обитую железными обручами, и праздновали всю ночь. Празднующие танцевали вокруг столба. Помимо взрослой молодежи, сюда приходили смотреть на праздник и подростки. Когда они мешали танцующим, парни кричали им: «Ну, ерошина (мелочь), в сторону, не мешать!». Вероятно, «чухонская» традиция празднования Иванова дня привела к тому, что и русская молодежь ближайших к Утурицам селений (Косицкое, Бережок, Остров) стали разводить днем костер на берегу реки, и парни по очереди прыгали через него. «Кто подпалит рубаху – хохочут!» [16, т.1, л.38об.-39]. Эта традиция была столь популярной, что к ним стали приходить из соседних селений (напр., из д. Доскино). Судя по информации, полученной от Степановой (Егоровой) Н.Г., 1902 г.р., традиция праздничного общения русских с «чухнами» возникла уже в 1920-х гг. и не была массовой: в ней принимали участие прежде всего наиболее активные парни [16, т.1, л.41, 43об.].

Игнашев П.И., 1920 г.р., д.Гудалово (в наст. время входит в г.Чудово) Новгородского у. сообщил, что «у нас костер не жгли». А в соседней деревне – Луке 2-й – жили латыши. Они «вроде жгли, или колесо что-ли ставили на кол» [17, т.1, л.9]. Эти обычаи были настолько привлекательны, что, по словам Дмитриевой К.К., 1906 г.р., уроженки д.Гудалова, и Целит Е.В., 1899 г.р., урож. с.Чудово, местная молодежь в Иванов день специально ходили гулять в Луку к латышам [17, т.1, л.5об.-6об., т.2, л.29]. Уроженка д.Сябреницы Чудовской вол. Пешина П.И., 1908 г.р. сообщила, что в Иванов день они «ходили гулять в Коломовку – там жили латыши» [17, т.2, л.36].

Похожие сведения имеются из Крестецкого у. «Иванов день – это особенно хорошо праздновали эстонцы – у Синего Камня (к Волме), – рассказывает Осипов А.О., 1913, из п.Крестцы. – Они вечером приезжали со всех хуторов – привозили закуски, пиво – и всю ночь гуляли, всю ночь костры жгли… А у нас (русских – М.В.) если отдельные кампании [праздновали] [10, т.1, л.18об.-19].

Богатырева В.А., 1908, староверка, п.Крестцы: «[Иванов день]. Это праздновали эстонцы. Я разок бывала у эстонцев – у Нехрицкого ручья: у их и костры, и песни, и пляски… А к Синему Камню они едут-едут – со всего району… А сейчас они празднуют на еврейском кладбище – у их там свое (эстонское – М.В.) кладбище. Празднуют рядом с кладбищем – там роща» [10, т.1, л.27].

Сходная информация получена и по Кирво-Климовской вол. Устюженского у. Проживавшие на хуторах эстонцы проводили ивановскую ночь на горе Ойна (в местечке Кюльвия (в 3 км от д.Осипово), где жгли костер (каждый участник приносил по полену дров), играли, пели, плясали, водили хороводы. К эстонцам на праздник приходила с окрестных деревень и русская молодежь (Щепоткина Ю.Я., 1904 г.р., д.Осипово Абросовского с/с) [12, т.3, л.10об.]. О праздновании Иванова дня с костром (в т.ч. с использованием керосина) только у эстонцев в Кюльвии сообщают Александрова Е.В., 1910 г.р., д.Заручевье 1-е и Захарова А.П., 1911 г.р., д.Абросово Абросовского с/с [12, т.3, л.11об., 18-18об.].

Отсутствовала традиция ивановских костров и у тихвинских вепсов, за исключением с. Вонозеро. Однако здесь костры также выполняли иную функцию, связанною со встречею односельчанами части молодежи из этого села, возвращавшихся с праздника в с. Ефремково [18], что повторяет встречавшиеся в некоторых новгородских местностях масленичные традиции [19].

Интересно, что традиции ивановских костров соседних с новгородским регионом северо-западных губерний – Псковской, западной части Тверской и юго-западной части Санкт-Петербургской губ. [20, с. 62-63, 251; 21, с. 36, 211, 362; 22, с.74], отражающие этноконтакты с соседней Белоруссией и Прибалтикой, не отмечаются в западной части (Старорусском и Новгородском у.) Новгородской губ.

Сообщение И. Снегирева 1830-х гг. о наличии ивановского костра в с. Оскуй Грузинской вол. Новгородского у. (другой названный им новгородским пункт – Кокуй (совр. – Кукуй) располагается в Новоладожском у. Санкт-Петербургской губ.) [23, с.26] не подтверждается материалами I трети XX в. [17, т.2, л.3об., 9об., 14об., 19об.].

Вероятно, ключевыми словами у И. Снегирева следует считать фразу «по Волхову», т.к. в районе современного г.Киришей (дд. Оломна, Малино) (Солецкой вол. Новоладожского у. Санкт-Петербургской губ.) действительно зафиксирована традиция ивановских огней, но совсем необычных: выбранное дерево (ель) обертывалась лыком или на нее навешивались засохшие троицкое березки, затем конструкция поджигалась. Это называлось «коккуй справляли» или «коккую жгли» [1, с.242-243]. Такое же название ивановского костра («коккуй») в указанных селениях фигурирует и у И.Снегирева. Вероятно, все это дает основание присоединиться к позиции В.К. Соколовой, предполагающей здесь «влияние финских народностей, проживающих в Ленинградской обл., и рассматривать это как вторичное, позднее явление» [1, с.242-243].

По с. Взвад Старорусского у. Новгородской губ. имеется информация (экспедиция ИРЛИ 1971 г.) о том, что раньше на Купалу «через стрекалу (крапиву) скакали» [1, с.243]. Такой же обычай практиковался среди детей и подростков в I трети XX в. в г.Старая Русса. Если взрослая молодежь уходила на Иванов день гулять за город в Сумровую рощу, то дети и подростки «вечером рвали крапиву и эту крапиву накладывали кучкой на улице, где жили, и ставили крапивенку на кучу – и прыгали через нее, чтобы не окрапивить ноги» [15, т.1, л. 32]. Подобные сведения по окрестностям Старой Руссы сообщал еще в начале XIX в. путешественник Н.Я. Озерецковский [24].

Эти данные говорят о том, что в ряде селений в районе г. Старая Русса на протяжении веков существовала подобная традиция при отсутствии обычая классических ивановских костров. В других местах новгородского региона подобная традиция с использованием крапивы отсутствовала [25, т.5, л.15об.; т.10, л.9, 24об.; т.11, л.15; 7, т.1, л. 5, 6об., 23об., 43об.].

Вероятно, старорусская традиция связана с присутствием в этих местах населения, пришедшего сюда несколько столетий назад с более южных территорий, исходным районом которых являлся белорусско-украинский ареал, где подобные обычаи как параллели кострам были широко распространены [23, с.31, 45; 1, с.234, 257].

Наиболее тесно связанным с новгородской ивановской традицией костров является соблюдаемый в ряде районов губернии обычай приготовления молодежью (прежде всего, девушками) на костре общей каши или яичницы вскладчину из принесенных из дома продуктов и инвентаря, т.н. молодежных ссыпчин («варить кашу», «каша», «яичница»), который происходил вечером накануне Иванова дня: «в складчину варили, – кто чего принесет» [13], «мы договаривались кто (что) принесет… огонь разводили – котелок или чугун брали… ложки брали, и блюда… ребята ничего не приносили» [12, т.1, л.27об.-28], «приносили помаленьку – все в чугуне варили… и блюдье носили, и ложки» [12, т.1, л.14об.-15].

Имеется единственное сообщение о том, что кашу готовили и ели в доме: «кашу варили – собираются у кого-нибудь в избе (девушки), парни придут, которы исть» [12, т.2, л.30].

Крупный устойчивый ареал бытования традиции общей трапезы в Новгородской губ. занимал значительную часть Устюженского и Череповецкого у. Возможно, северная часть могла уходить и в Белозерский у., но для этого нужны дополнительные изыскания.

Внутри этого «восточного» ареала обнаруживаются островки селений, где традиция трапезы вскладчину (при наличии гаданий) не была известна, например в районе дд.Абросово-Лаптево-Беззубцево: «Кашу у нас не варили» [12, т.3, л.18-18об.], «кашу, яишницу – не варили» [12, т.3, л.20об.], в районе дд.Пальцево – Ладожка: «а я вот слышала, что в том краю – Нова Деревня, Гусево, Иваньково – ходили на Иванов день в поле: варили кашу, яишницу делали, костры разводили – и гуляли там [там, где вода – на берегу озера]. Это роботала у нас [и рассказывала] женщина одна – с Иванькова – Татьяна Яковлевна Чистякова» [12, т.1, л.21].

Помимо восточного ареала, достаточно многочисленные сведения имеются из центральной части губернии (Крестецкий, Боровичский у.). Однако по ним трудно судить о глубине местной традиции. В отличие от Устюженско-Череповецкого ареала, мы видим здесь достаточно разнородную картину трапезы, включающую несомненные атрибуты более поздней городской традиции вечеринок и пикников, связанные уже не с половозрастными, а семейно-дружескими отношениями [10, т.1, л.7-7об., 16; 5, т.1, л.33об.-34; т.2, л. 17, 21-21об., 39-39об., т.3, л.6, 21об.-22]. Возможно, центральный ареал заходит и на территорию Тихвинского у.), но для этого нужно получить дополнительные подтверждения.

Подобная коллективная трапеза девушек отмечается местами на северо-западе (юж.ч. Псковская губ.) [21, с.210, 511], Русском Севере [26] и ряде губерний Европейской России (Смоленская, Костромская (Нерехтский, Чухломской у.), Московская губ.) [1, с.245-246].

Это позволяет говорить о достаточно древнем (средневековом) существовании данной традиции в новгородском регионе. Правда, пока мы не можем точно определить путь распространения ритуала общей каши: она могла осуществляться как с юго-запада, так и с юга (последнее особенно актуально в отношении восточного ареала).

В отличие от Смоленской и Псковской губ., где напрямую ощущается влияние белорусских традиций (приготовление ржаной каши-кулаги), в новгородской и других русских областях мы видим в качестве основной зерновой культуры для каши ячмень [1, с.245-246], что говорит о модификации восточнославянской традиции на территории региона и ряда других регионов России.

Зато в отношении другого блюда – яичницы, в новгородской традиции коллективной молодежной трапезы сохраняются общие древние восточнославянские черты, активно присутствующие в белорусской и украинской традиции [1, с.245-246].

Суммируя вышесказанное о новгородской традиции ивановских костров, можно констатировать, что она имела ряд особенностей по сравнению с классическими представлениями. Материалы показывают, что классических ивановских костров как центрального элемента праздника с характерными солярными атрибутами в Новгородской губ. у коренного населения не было. Имевшие место в ряде местностей ивановские костры выглядели совсем иначе по сравнению с классическими (небольшой костер-грудка) и выполняли при этом иные функции (костер для тепла, освещения, обсушки, от комаров, варки и т.п.). Эпизодические прыжки через костер осуществлялись главным образом парнями, что говорит о том, что это не было каким-то магическим действом, а представляло своего рода развлечение и показ своей удали. Очевидно явное усиление обычая прыгать через костер в XX в. как результат воздействия городской культуры и культурно-просветительской работы. Отсутствие на подавляющей части Новгородской губернии классического ивановского костра косвенным образом подтверждается материалами по празднованию Иванова дня колонистами XIX – начала XX в. из Прибалтики, активно использовавшими классический костер с танцами, хороводами и прыжками через него.

Имевшая место локальная старорусская традиция прыганья через крапиву связана с присутствием в этих местах населения, пришедшего сюда несколько столетий назад с более южных территорий, вероятно исходящими из белорусско-украинского ареала, где подобные обычаи как параллели кострам были широко распространены. Традиция приготовления девушками общей каши или яичницы в восточных и центральных районах имеет средневековые корни и связана с древней восточно-славянской традицией. В ходе истории она претерпела изменения, и вместо ржаной каши-кулаги, сохранившийся в западных губ., в новгородской и ряде других русских регионов мы видим в качестве основной зерновой культуры для каши ячмень.


Библиографический список
  1. Соколова В. К. Весенне-летние календарные обряды русских, украинцев и белорусов. XIX – начало XX в. М.: Наука, 1979. 287 с.
  2. Русский праздник: Праздники иобряды народного земледельческого календаря. Иллюстрированная энциклопедия /Авт. О.Г.Баранова, Т.А.Зимина и др. СПб: Искусство-СПБ, 2001. 672 с.
  3. Черных А.В. Русский народный календарь в Прикамье. Праздники и обряды конца XIX – середины XX в. Ч.I. Весна, лето, осень. Пермь: Изд-во «Пушка», 2006. 368 с.
  4. Корепова К.Е. Русские календарные обряды и праздники Нижегородского Поволжья. СПб: Тропа Траянова, 2009. – 481 с.
  5. Командировка ст. науч. сотр. НОЦНТ Васильева М.И. в Боровичский район Новгородской обл., 15-24 июля 1992 г. Полевая тетр.1-3 // Личный архив автора, б/н.
  6. Этнокультурологическая экспедиция НовГУ в Любытинский район Новгородской обл., 3 – 22 июля 2000 года. Материалы отчета // Архив УНЛ этнологии и истории культуры ГИ НовГУ, б/н.
  7. Командировка ст. науч. сотр. НОЦНТ Васильева М.И. в Окуловский район Новгородской обл., 16-22 марта 1992 г. Полевая тетр.1-2 // Личный архив автора, б/н.
  8. Этнокультурологическая экспедиция НовГУ в Валдайский район Новгородской обл., 3 – 20 июля 2007 года. Материалы отчета // Архив УНЛ этнологии и истории культуры ГИ НовГУ, б/н.
  9. Пушкарев И. Опис-е Рос. имп-и… СПб, 1844. Описание Российской Империи в историческом, географическом и статистическом отношениях. Т.I. Тетр. I. Новгородская губерния. СПб. 1844. I-IV, 148 с.
  10. Командировка ст. науч. сотр. НОЦНТ Васильева М.И. в пос. Крестцы Новгородской обл., 18 – 21 февраля 1992 г. Полевая тетр.1 // Личный архив автора, б/н.
  11. Этнокультурологическая экспедиция НовГУ в Боровичский район Новгородской обл., 4 по 24 июля июля 2006 года. Материалы отчета // Архив УНЛ этнологии и истории культуры ГИ НовГУ, б/н.
  12. Командировка ст. науч. сотр. НОЦНТ Васильева М.И. в Пестовский район Новгородской обл., 28 июля – 6 августа 1992 г. Полевая тетр.1-3 // Личный архив автора, б/н.
  13. Этнокультурологическая экспедиция НовГУ в Пестовский район Новгородской обл., 2 – 22 июля 2001 года. Материалы отчета // Архив УНЛ этнологии и истории культуры ГИ НовГУ, б/н.
  14. Минюхина Е.А. Иванов день // Духовная культура северного Белозерья: этнодиалектный словарь. М., 1997. С.146-148.
  15. Командировка ст. науч. сотр. НОЦНТ Васильева М.И. в г.Ст.Руссу Новгородской обл., 25 – 29 января 1993 г. Полевая тетр.1-2 // Личный архив автора, б/н.
  16. Командировка ст. науч. сотр. НОЦНТ Васильева М.И. в Батецкий район Новгородской обл., 12-16 мая 1992 г. Полевая тетр.1-2 // Личный архив автора, б/н.
  17. Командировка ст. науч. сотр. НОЦНТ Васильева М.И. в Чудовский район Новгородской обл., 22 – 28 июня 1992 г. Полевая тетр.1-2 // Личный архив автора, б/н.
  18. Винокурова И.Ю. Календарные праздники и обряды вепсов // Прибалтийско-финские народы России / Отв. ред. Клементьев, Е. И., Шлыгина, Н. В. М.: Наука, 2003. 671 с. [Электронный ресурс]. URL: http://www.vottovaara.ru/kalendarnie-prazdniki-i-obryadi-vepsov.html
  19. Васильев М.И. Новгородские традиции проводов Масленицы (в контексте ареальных исследований Г.А. Носовой и В.К. Соколовой) // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/09/12554
  20. Народная традиционная культура Псковской области: Обзор экспедиционных материалов из научных фондов Фольклорно-этнографического центра: В 2 т. / Сост., науч. ред. Мехнецов А. М. – СПб.; Псков, 2002. – Т. I – 688 с.
  21. Народная традиционная культура Псковской области: Обзор экспедиционных материалов из научных фондов Фольклорно-этнографического центра: В 2 т. / Сост., науч. ред. Мехнецов А. М. – СПб.; Псков, 2002. Т. II – 815 с.
  22. Традиционные обряды и обрядовый фольклор русских Поволжья / Сост. Г.Г. Шаповалова и Л.С. Лаврентьева. Л.: Наука, 1985. 330 с.
  23. Снегирев И. Русские простонародные праздники и суеверные обряды. Вып.IV. М., 1839. 200, 41 с.
  24. Озерецковский Н. Я. Обозрение мест от Санкт-Петербурга до Старой Руссы и на обратном пути. — СПб.: 1808. — [6], 103 с.
  25. Фольклорно-этнографическая экспедиция НОЦНТ в Волотовский район Новгородской обл., июль – август 1993 г. Полевая тетр.1-12 // Личный архив автора, б/н.
  26. Логинов К.К. Русский народный календарь Заонежья // Кижский вестник №9 2004 [Электронный ресурс]. URL: http://kizhi.karelia.ru/library/vestnik-9/315.html


Все статьи автора «Васильев Михаил Иванович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация