УДК 94(470.66)

УПРАВЛЕНЧЕСКАЯ ЭЛИТА ЧЕЧЕНО-ИНГУШСКОЙ АССР В 1960-1980-Е ГОДЫ: СТАНОВЛЕНИЕ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Юсупов Тимур Русланович
Чеченский государственный педагогический университет
аспирант кафедры истории

Аннотация
Актуальность темы исследования определяется существенным значением эффективного государственного управления в процессе реализации программ социально-экономической модернизации Чеченской Республики. Статья посвящена особенностям формирования, социальному составу и профессиональной деятельности кадрового корпуса органов государственной власти и управления Чечено-Ингушской АССР в конце 1950-х – 1980-е гг., изучению роли административного аппарата в развитии промышленности и социальной инфраструктуры ЧИАССР.

Ключевые слова: административный аппарат СССР, государственное управление, национальные кадры в СССР, Чечено-Ингушская АССР


STATE TOP MANAGEMENT OF THE CHECHENO-INGUSH AUTONOMOUS SOVIET SOCIALIST REPUBLIC IN THE 1960-1980TH YEARS: FORMATION AND ACTIVITY

Yusupov Timur Ruslanovich
Chechen State Pedagogical University
postgraduate student of the department of history

Abstract
Relevance of a subject of research is defined by essential value of effective public administration in the course of implementation of programs of social and economic modernization of the Chechen Republic. The article is devoted to features of formation, social composition and professional activity of the personnel case of state governing bodies Checheno-Ingush Autonomous Soviet Socialist Republic in the late fifties – the 1980th, to studying of a role of administrative facilities in development of the industry and social infrastructure of ChIASSR.

Keywords: administrative structures of the USSR, Checheno-Ingush Autonomous Soviet Socialist Republic, domestic labour in the national republics of the USSR, public administration


Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Юсупов Т.Р. Управленческая элита Чечено-Ингушской АССР в 1960-1980-е годы: становление и деятельность // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/03/14533 (дата обращения: 29.09.2017).

Конструктивное взаимодействие государственных структур Чеченской Республики с федеральными ведомствами, отечественными и зарубежными бизнес-структурами, научными и образовательными учреждениями, общественными организациями формирует в Чеченской Республике условия успешной реализации политики инноваций, расцвета экономики и повышения качества жизни чеченского народа. Этот позитивный процесс и личный вклад Главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова в решение задач социально-экономической модернизации Чечни получили высокую оценку со стороны руководства Российской Федерации [1]. По итогам рабочей встречи с Президентом России В.В. Путиным  7 апреля 2014 года Рамзан Кадыров отметил: «Мне очень приятно, что Президент России дал положительную оценку нашей работе. Это вдохновляет. И мы сделаем все, чтобы Чечня стала не только одним из самых стабильных, но и одним из развитых регионов России» [2]. Качеством работы органов государственного управления в значительной степени определяются темпы и успешность реализации стратегических и текущих программ социально-экономического развития Чеченской Республики.

В контексте задачи дальнейшего совершенствования работы государственно-административного аппарата Чеченской Республики значительный интерес представляет исторический опыт деятельности органов государственной власти и управления Чечено-Ингушской АССР в 1960-1980-е гг. Изучение процесса подготовки и проведения в жизнь государственной социально-экономической политики СССР в конце 1950-х – 1991 гг. и специфики ее реализации в Чечено-Ингушетии дает полезный научный материал для современных экономистов, бизнесменов, общественных и культурных деятелей, государственных управленцев,

Одним из важнейших условий осуществления задач индустриальной модернизации Чечено-Ингушетии являлся профессионализм республиканского управленческого аппарата всех уровней. При восстановлении Чечено-Ингушской АССР в ее руководство вошли опытные административные работники, ученые, деятели промышленности и сельского хозяйства, большинство которых имело высокую степень моральной мотивации для работы на благо своей родной республики.

15 апреля1958 г. состоялась первая сессия Верховного Совета ЧИАССР; Председателем Президиума Верховного Совета был избран И.Л. Алмазов. В должности Председателя Совета Министров ЧИАССР был утвержден председатель Комитета по восстановлению Чечено-Ингушской автономии М.Г. Гайрбеков – один из самых уважаемых и авторитетных представителей чеченского народа, до войны – нарком просвещения и заместитель Председателя Совнаркома ЧИАССР. В1944 г. он прервал партийную учебу в Москве и добровольно отправился в Казахстан, где фактически заново начал партийную карьеру в должности инструктора Кустанайского райкома партии. На посту главы правительства восстановленной Чечено-Ингушетии М.Г. Гайрбеков работал вплоть до дня кончины в июне1971 г., посвящая все свои силы задачам социально-экономического и культурного развития Республики. Его приоритетами было создание в Чечено-Ингушской АССР современной эффективной системы науки и образования, которая должна была стать ключевым компонентом промышленной модернизации и экономического процветания Чечено-Ингушетии. Как и многие другие руководители ЧИАССР он следовал демократическому стилю руководства, не пользовался служебным автомобилем и охраной, внимательно выслушивал рассказы людей об их проблемах, стараясь помочь каждому, кто к нему обращался [3]. Имя Муслима Гайрбекова носит улица в селе Энгель-Юрт Гудермесского района.

В конце 1950-х гг. частично обновился состав республиканских министерств и ведомств ЧИАССР, причем на руководящие должности вернулись представители довоенной администрации Чечено-Ингушетии, большинство которых было в период депортации направлено в другие регионы, преимущественно в Киргизию. Так, например, среди высланных ответственных работников Чечено-Ингушетии был Б.Г. Дарсигов, занявший в новом правительстве пост министра финансов.

В последующие годы многие руководящие государственные посты в ЧИАССР занимали специалисты, юность которых прошла в конце 1940-х – 1950-е гг. за пределами исторической родины. Так, например, семья будущего председателя Президиума Верховного Совета ЧИАССР (в 1973-1990 гг.), писателя и философа Х.Х. Бокова в период депортации жила в Павлодарской области в большой бедности. Хажбикар Боков, уже в школьные годы проявивший свой литературный талант, вынужден был оставлять учебу для того, чтобы помогать своим близким, работал в поле пахарем и сеяльщиком, пастухом, позднее – завклубом.  Сходную судьбу имели партийные и советские работники, инженеры, деятели высшей школы, возвратившиеся на родину в конце 1950-х гг. и включившиеся в процесс государственного строительства и промышленного развития Чечено-Ингушетии. В комитетах и комиссиях советских органов Чечено-Ингушетии на рубеже 1950 – 1960-х гг. формировались многонациональные коллективы, которые объединяли уроженцев республики и специалистов, прибывших из других регионов СССР. Так, первый секретарь Урус-Мартановского РК КПСС В.Ф. Русин работал в «Комиссии по ликвидации пережитков прошлого» Верховного Совета ЧИАССР, которую возглавлял его земляк и друг детства И.А. Алмазов. В воспоминаниях В.Ф. Русина освещается, в частности, вклад И.А. Алмазова в дело примирения кровников, требовавшее особого такта и знания чеченских традиций [4].

Ряд руководящих административных и партийных должностей в Чечено-Ингушской АССР занимали горные инженеры и профессиональные нефтяники, что соответствовало образу республики как одного из ведущих центров нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности страны. С1946 г. объединение «Грознефть» возглавил представитель бакинской школы инженеров-нефтяников С.С. Апряткин, имевший опыт работы в нескольких нефтяных трестах и на Краснодарском нефтекомбинате. В1948 г. за «выдающиеся заслуги в деле увеличения добычи нефти, выработки нефтепродуктов, разведки новых нефтяных месторождений и бурения нефтяных скважин» он был удостоен звания Героя Социалистического труда с вручением ему ордена Ленина и золотой медали «Серп и молот». В 1957-1958 гг. Апряткин занимал должность первого заместителя Чечено-Ингушского Совнархоза, а затем находился на руководящих постах в Чечено-Ингушском обкоме КПСС (в 1966-1975 – первый секретарь). Деятельность С.С. Апряткина в сфере руководства промышленностью ЧИАССР носила противоречивый характер. С одной стороны, архивные документы свидетельствуют о его принципиальности и упорстве, стремлении максимально содействовать модернизационному развитию экономики Чечено-Ингушетии. Уроженец г. Грозного В.Г. Хангельдиев вспоминал об Апряткине: «Республикой руководил хорошо, народ на него не обижался. Жил скромно, в трехкомнатной квартире пятиэтажного дома, рядом с Центральным универмагом на улице им. 11 Августа. Бессеребреник. Мебель, обстановка в квартире и посуда, как у рядового советского инженера» [5]. С другой стороны, в ряде современных публикаций на С.С. Апряткина возлагается ответственность за принятие Чечено-Ингушетией чрезмерно высоких обязательств по добыче нефти (до 30 млн. тонн в год). Слишком интенсивная, технологически неподготовленная откачка вела к быстрому обводнению многих скважин и в итоге к срыву запланированных поставок [6].

Преемник С.С. Апряткина на посту руководителя Чечено-Ингушского обкома КПСС А.В. Власов (впоследствии министр внутренних дел РСФСР и Председатель Совмина РСФСР) являлся выпускником Иркутского горно-металлургического института, работал в шахте, затем в комсомольских и партийных организациях Иркутской области и Якутии. В Чечено-Ингушской АССР главными объектами его внимания была социальная инфраструктура Грозного, а также задачи технологического обновления нефтеперерабатывающей промышленности ЧИАССР.

Председатель СНХ Чечено-Ингушской АССР М.А. Евсеенко  до1957 г. занимал ответственные должности в управлении нефтяной промышленностью СССР: в довоенный период он возглавлял Главное управление нефтедобычи Кавказа и ряд других государственных и промышленных структур, в 1948-1954 гг. являлся заместителем, а в 1955-1957 – министром нефтяной промышленности СССР.

Депутаты Верховного совета Чечено-Ингушской АССР стремились оказать влияние на процесс формирования концепций и планов социально-экономического развития городов и сел Чечено-Ингушетии, уделяя первостепенное внимание вопросам обустройства повседневной жизни и быта своих земляков. Так, депутат Горячисточнинского избирательного округа В.Р. Эльмурзев на заседании Пятой Сессии второго созыва Верховного совета ЧИАССР в декабре1959 г., говорил: «Нам необходимо иметь районный центр, построить районную больницу. Пора уже иметь дорогу к селению Старая Сунжа, построить там баню. Все эти вопросы нами затрагивались неоднократно, однако они не нашли своего разрешения в народно-хозяйственном плане» [7, 74-75] Представитель Шелковского района Б.О. Давыдов отмечал невнимание некоторых хозяйственных органов к нуждам чеченского населения: «В районе многие чеченские семьи строят себе дома, однако районные организации не могут удовлетворить их запросы в кровле и других материалах. Все населенные пункты Шелковского района электрифицированы, а вот новый поселок, где проживают чеченцы, не электрифицирован, и средства на это в бюджете и народно-хозяйственном плане не предусмотрены» [7, с.77], и т.п.

В процессе реализации государственных программ развития и модернизации промышленности ЧИАССР проявились некоторые противоречия с господствовавшей в СССР официальной коммунистической идеологией, обусловленные национально-культурной спецификой северокавказского региона – глубоким влиянием исторических традиций и законов предков, почитанием старейшин и религиозных деятелей, особенностями национального характера и др. При этом органы центральной государственной власти СССР, идеологический отдел ЦК КПСС отводили ведущую роль в реализации проекта социалистических индустриальных преобразований местным партийным структурам ЧИАССР и региональным хозяйственным руководителям.

Одним из главных механизмов формирования политической, хозяйственно-административной и научной элиты Чечено-Ингушской АССР являлась партийная карьера, позволявшая социально активным гражданам ЧИАССР не только реализовать свои карьерные амбиции, но и непосредственно участвовать в решении задач социально-экономической модернизации республики. В1959 г. в Чечено-Ингушетии действовали Грозненская и Малгобекская городские партийные организации, 17 районных и 1105 первичных парторганизаций, включавших 23 369 коммунистов, которые должны были стать идеологической и организационной опорой промышленной политики КПСС в Чечено-Ингушской АССР.

В конце 1950 – 1960-е гг. одним из центральных направлений деятельности партийных организаций ЧИАССР явилась активизация участия коммунистов в деятельности хозяйственных организаций и промышленных предприятий, что находило отражение в работе обкомов и горкомов партии,   уделявших значительное внимание конкретным задачам по вводу в строй новых строительных объектов, внедрению новой техники, развитию профессионального образования и т.п.  В сентябре1959 г. состоялся IX Пленум Чечено-Ингушского обкома КПСС, на котором обсуждался вопрос «О состоянии и мерах улучшения работы с кадрами в партийной организации республики». В соответствии с новым Уставом КПСС и политикой обновления партийных кадров, проводившейся в этот период по всей стране, в первичных организациях ЧИАССР прошли перевыборы секретарей, причем две трети из них были избраны впервые, а их качественные характеристики значительно улучшились – 65% составили работники с высшим и средним образованием. В значительной степени был обновлен и состав советских органов ЧИАССР, в том числе, в Верховном Совете Чечено-Ингушской АССР новые кадры составили 77%. Одновременно предпринимались меры по вовлечению в партию представителей коренных национальностей ЧИАССР и  повышению образовательного уровня партийных и советских работников, формированию корпуса квалифицированных руководителей среднего звена. К1961 г. почти все секретари райкомов партии и председатели райисполкомов Чечено-Ингушетии имели высшее образование, а большинство руководителей колхозов и совхозов получили специальную подготовку в области сельского хозяйства [7, с.78].

Среди представителей партийной номенклатуры, работавших в Чечено-Ингушетии до войны, следует упомянуть председателя Госплана ЧИАССР в 1960-1981 гг. Е.В. Брыксина. В1939 г. после окончания Новочеркасского индустриального института он был назначен на должность дежурного ин­женера Грозненской ТЭЦ, с 1943 по1948 г. находился на партийной работе в составе нефтя­ного отдела Грозненского обкома КПСС, а затем занимал ответственные должности в Грозненском областном Совете.

Значительный вклад в восстановление экономики и социальной сферы в Грозненской области, а затем и всей Чечено-Ингушской АССР внес партийный деятель и министр сельского хозяйства ЧИАССР В.Ф.Русин, довоенная юность которого прошла в Назрани и Галанчожском районе Чечни. С конца 1940-х гг. он работал в Грозненском обкоме партии, а в1954 г. возглавил Грозненское областное управление сельского хозяйства, затем Министерство сельского хозяйства, позднее занимал должность первого секретаря райкома в Урус-Мартане и Ачхой-Мартане. В конце 1950-х – начале 1960-х гг. его деятельность по обустройству переселенцев, возвращавшихся на родину, завоевала глубокое уважение в народе Чечено-Ингушетии. В2007 г. Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров наградил В.Ф. Русина медалью «За заслуги перед Чеченской Республикой».

Высшие советское партийно-государственное руководство в качестве политической задачи ставило создание в ЧИАССР просоветски настроенных национальных кадров в контексте общего развития системы образования на Северном Кавказе. При этом именно в результате реализации советской образовательной политики в ЧИАССР за короткий исторический период времени была сформирована национальная элита руководителей промышленности, управленцев, государственных и общественных деятелей, ученых, творческой интеллигенции, которые вплоть до настоящего времени являются выразителями национальной идентичности чеченского народа.

Поскольку в советский период членство в КПСС являлось необходимым условием при занятии любой значимой должности в системе государственного управления или хозяйственно-экономических структурах, то национальные кадры руководителей ЧИАССР должны были учитывать в своей деятельности официальные догмы марксистско-ленинской идеологии, в то же время, направляя основные усилия на промышленное и социально-культурное развитие республики. Одной из особенностей общественно-политической жизни Северного Кавказа в советский период, включая Чечено-Ингушскую АССР, являлось то обстоятельство, что на местах многие партийные работники негласно придерживались обычаев предков и не вели коммунистической и атеистической пропаганды, на что неоднократно указывали в своих официальных документах областные партконференции и пленумы обкома КПСС Чечено-Ингушской АССР. Слабое участие в антирелигиозной пропаганде принимала и чеченская интеллигенция; в основном, эти функции возлагались на агитаторов и лекторов, прибывших из других областей страны. Данная тенденция сохранялась и в 1970 – 1980-е гг. Так,  Х Пленум Чечено-Ингушского обкома КПСС в марте1973 г. обсуждал проблемы влияния ислама, а также устойчивости традиционного правового института тейпов и других обычных норм  среди населения республики.

В современных исследованиях,  посвященных этно-социальным процессам ХХ века в северокавказском регионе, отмечается, что в Чечено-Ингушетии «фактически доминировала не советская, а традиционная элита – подлинная и органичная для своего сообщества, адекватная его социальной структуре, традициям и мировосприятию» [7, с.177]. Соответственно, степень поддержки со стороны старейшин и духовенства Чечено-Ингушетии позитивных процессов социальной адаптации молодежи в советском обществе (освоения перспективных профессий, продвижения в административной и научной сфере, на высокотехнологичном производстве) оказывала влияние на темпы формирования национальной интеллигенции и кадров квалифицированных рабочих и повышение их роли в модернизации экономики ЧИАССР. На рубеже 1950 – 1960-х гг. данный фактор имел существенное значение в контексте программ социально-экономической модернизации Чечено-Ингушетии.

Следует отметить, что именно через партийные организации нередко решались многие конкретные производственные задачи, устранялись дефекты управления и снабжения предприятий. Так, например, после резкой критики в адрес Грозненского завода гаражного оборудования, прозвучавшей на VII Пленуме Чечено-Ингушского обкома КПСС,  количественные и качественные показатели работы предприятия заметно улучшились, завод «стал работать ритмично и рентабельно» [8]. В1965 г. его продукция получила диплом ВДНХ II степени, инженеры и лучшие рабочие были награждены золотыми и бронзовыми медалями ВДНХ.

В середине 1960-х гг. в объединении Грознефть возникли серьезные проблемы со снабжением специальным оборудованием и материалами: в частности, в1965 г. из-за отсутствия необходимого количества обсадных труб простояло 65 скважин – по оценке начальника «Грознефти» Назарова, «небывалая цифра за все время работы». Именно с помощью Обкома партии ЧАССР нефтяникам удалось добиться поставок импортных труб повышенной прочности [9], и т.п.

Работники партийных и советских органов Чечено-Ингушской АССР принимали активное участие в решении проблем промышленных предприятий, налаживая организационные и управленческие связи между различными ведомствами и снабженческими учреждениями на союзном и региональном уровне. «Чтобы организовать работу, например, цементного завода, не надо решений Совмина СССР или Госплана, не надо ждать указаний», – подчеркивалось на одном из заседаний Чечено-Ингушского обкома КПСС в1976 г.  [10]

Партийное руководство, депутаты Верховного Совета, руководители органов исполнительной власти Чечено-Ингушской АССР принимали на себя значительную персональную и коллективную ответственность за развитие республики. В большинстве случаев администрация ЧИАССР демонстрировала профессиональный подход и целеустремленность в решении задач социально-культурной и промышленной модернизации Чечено-Ингушетии, активность и заинтересованность в эффективном управлении ЧИАССР.

Партийно-хозяйственное руководство Чечено-Ингушской        АССР в период развития и модернизации промышленности республики стремились усовершенствовать хозяйственно-экономическую систему ЧИАССР, ускорить внедрение достижений научно-технического прогресса, преобразовать структуру экономики ЧИАССР в соответствии с  задачами институциональной и технологической модернизации, заинтересовать работников промышленности в количественном и качественном росте результатов их труда, распределить инициативу, создать в республике национальный кадр высококвалифицированных рабочих, инженеров и управленцев. В то же время, в период 1970-1980-х годов часть партийно-государственного аппарата республики оказалась не готова к внедрению новых современных хозяйственных методов управления, предпочитая сохранение экономического положения и стагнацию в рамках «застойной» административно-командной системы СССР.

Таким образом, в процессе социально-экономической модернизации Чечено-Ингушетии в 1960-1980-е гг., одной из ключевых особенностей социума ЧИАССР являлось наличие достаточно многочисленного корпуса дальновидных партийно-хозяйственных руководителей, умевших в своей практической работе находить консенсус между официальной коммунистической идеологией и народными национальными традициями.

Идеологическое партийно-политическое давление со стороны ЦК КПСС на чеченское общество вызвало лишь отдельные частные деформации основ национальной культуры, что явилось в целом исключением из правила – чеченский социум, включая интеллектуальную и управленческую элиту, сохранил себя в условиях советской тоталитарной системы, что в дальнейшем стало одним из факторов национального возрождения Чечни на рубеже XX-XXI веков.

Действовавшие в Чечено-Ингушетии в 1950-1980-е гг. национальные кадры советского государственного аппарата, научно-технической интеллигенции, квалифицированных рабочих в значительной степени определили вектор исторического развития ЧИАССР, создав основу для современного модернизационного развития Чечни и ее социально-экономических успехов.


Библиографический список
  1. Пресс-конференция Президента Российской Федерации В.В. Путина 20 декабря 2012 г.: Стенограмма // Президент Российской Федерации. Официальный портал. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/17173
  2. Встреча Главы Чеченской Республики с Президентом Российской Федерации В.В Путиным 7 апреля 2014 г. // Правительство Чеченской Республики. Официальный портал. URL:: http://chechnya.gov.ru/page.php?r=126&id=14159
  3. Гешаев М.Б., Туркаев Х.В. Муслим Гайрбеков. Просветительская и государственная деятельность. — Москва: Олвиг, 2013. – 224 с.
  4. Русин В.Ф. Достоинство гордых. Моя жизнь с чеченцами и ингушами / 2-е изд. – Нальчик, 2006. – 669 с.
  5. Хангельдиев Владимир. Чечня глазами очевидца. Часть 2. Электронная публикация. URL: http://grozny-vh.moy.su/
  6. Герой Соц. Труда Апряткин Семен Семенович // Сайт «Герои страны». URL:: http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=15388
  7. Боров А.Х. Проблемы социально-культурной модернизации Северного Кавказа: советский опыт // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2010. Т.12. № 2. С.177.
  8. Заседание Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР. Пятая Сессия второго созыва. 25 декабря1959 г. Грозный, 1960. С.74-75.
  9. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 17. Оп.102. Д.1252. Л.11.
  10. РГАСПИ. Ф. 17. Оп.102. Д.1242. Л. 107.
  11. РГАСПИ. Ф. 17. Оп.145. Д.1349. Л.17.


Все статьи автора «Юсупов Тимур Русланович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: