УДК 355

КРАТКИЙ АНАЛИЗ ИССЛЕДОВАНИЙ ЦАРСТВОВАНИЯ ИВАНА ГРОЗНОГО В ИМПЕРСКОЙ РОССИИ

Гумелёв Василий Юрьевич1, Юдин Тимофей Михайлович2
1Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище имени генерала армии В.Ф. Маргелова, канд. техн. наук
2Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище имени генерала армии В.Ф. Маргелова, доцент

Аннотация
В статье представлен краткий анализ основных научных исследований времен правления первого русского царя Ивана IV Васильевича, которые были проведены в императорской России.

Ключевые слова: государственная деятельность, документы, Избранная Рада, исследование, историк, летопись, царь-воин


A BRIEF ANALYSIS OF THE RESEARCH REIGN IVAN THE TERRIBLE IN IMPERIAL RUSSIA

Gumelev Vasiliy Yuryevich1, Yudin Timothy Mikhailovich2
1Ryazan high airborne command school name of the General of the army V. Margelov, candidate of technical Sciences
2Ryazan high airborne command school name of the General of the army V. Margelov, associate professor

Abstract
The paper presents a brief analysis of the main research the reign of the first Russian Tsar Ivan IV Vasilyevich, which were held in Imperial Russia.

Keywords: a warrior king, Chronicles, documents, historian, research, Selected Council, state activities


Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Гумелёв В.Ю., Юдин Т.М. Краткий анализ исследований царствования Ивана Грозного в Имперской России // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 1. Ч. 1 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/01/8868 (дата обращения: 27.05.2017).

На основе разнообразных источников [1] времен царствования Ивана Грозного ученые пытались на протяжении столетий объяснить значение событий тех времен, а и также личности первого русского царя в российской истории. И в наше время продолжаются исследования той великой, славной, но и страшной эпохи. Ниже кратко рассмотрим работы российских ученых и общественных деятелей, посвященные царствованию Ивана IV Васильевича.

Андрей Иванович Лызлов (1655 – умер после 1696 года) является одним из первых русских историков, который в своем труде  достаточно широко осветил события времен царствования Ивана Грозного. Дворянин А.И. Лызлов был воином, участвовал в Чигиринском походе 1677 года. Воевал честно, умело, мужественно и вскоре стал воеводой. Но прожил недолго – уже в сорок лет он тяжело заболел (его разбил паралич). При работе над «Скифской историей» А.И. Лызлов пользовался русскими летописями, документами Казанского и Астраханского архивов, монастырскими библиотеками. Отметим, что некоторые из документов, доступных Лызлову, после больше никогда не были введены в научный оборот в связи с их утерей. То есть об этих документах и, возможно, о событиях и людях, в них описываемых, мы просто ничего не знаем.

При работе над своей «Скифской историей» А.И. Лызлов также использовал доступные ему труды авторитетных польских  и итальянских историков.

Лызлов явно не принадлежал к категории кабинетных ученых-борзописцев. Его мнение по ряду вопросов русской истории выстрадано в боях, подкреплено уникальным жизненным опытом и отличным образованием.

В своей «Истории» Андрей Иванович Лызлов описывает Грозного царя, как царя-воина. Эту оценку, данную Ивану IV Васильевичу через сто лет после его смерти, думается не корректно оспаривать в первую очередь тем, кто не проливал свою кровь за Отечество. А.И. Лызлов о первом русском царе и о его первой великой победе над Казанским ханством пишет [2]:

«Сице убо светлый победоносец боговенчанный царь и великий князь Иоанн Васильевич всея России самодержец, Богу поспешествующу ему, великий подвиг за врученную ему от Бога паству показа, и достохвалную победу над погаными сотвори …».

Лызлов восхищается Иваном Грозным и его великими делами. Давайте с уважением отнесемся к этому мнению ученого, воеводы и воина.

Василий Никитич Татищев воевал против Швеции и Турции, был промышленником и ученым (географом, экономистом и историком).

Он прожил всего шестьдесят четыре года (1686 – 1750 года), но за свою не очень продолжительную жизнь Василий Никитич сумел основать три города – Екатеринбург (город назван в честь Екатерины I), Пермь и Ставрополь (ныне город Тольятти). В.Н. Татищев также был также крупным администратором – он занимал должность Астраханского губернатора в 1741 – 1745 годах [3].

Но известность Василий Никитич (кстати, он происходил из рода Рюриковичей) получил как автор важнейшего произведения русской историографии – «Истории Российской». Полное название этого труда, изданного через восемнадцать лет после смерти автора,  «История Российская с самых древнейших времен, под неусыпными трудами через тридцать лет собранная и описанная покойным тайным советником и астраханским губернатором Васильем Никитичем Татищевым».

В.Н. Татищев в своей «Истории» крайне положительно характеризовал государственную деятельность первого русского царя. Василий Никитович писал об Иване Грозном [4]:

«Между чужестранными все те, с которыми он [Иван Грозный – В.Г.] воевал … что злое могли выдумать об нем, написали, а добрые его дела пропустили».

«… сей государь к распространению своего государства, к приобретению славы и богатства великую ревность и прилежание имел, как то видимо из его мужественных … войн и его … изрядных учреждений экономических».

Князь М.М. Щербатов (1733 – 1790 года), русский аристократ из рода Рюриковичей, дослужившийся до чина действительного тайного советника (этот чин гражданской службы согласно Табели о рангах соответствовал воинскому званию генерал-аншеф или адмирал), дал несколько противоречивую оценку царствования Ивана Грозного. Реформы царя он одобрял. Как, в общем-то, князь одобрял и основные направления государственной деятельности Ивана Васильевича.

Но гонения, проведенные Иваном Грозным в годы опричнины,
М.М. Щербатов объяснял «самовластием, соединенным с робостью и слабостью духа [царя – В.Г.]» [5]. Следует отметить, что князь Михаил Михайлович считался лидером родовитого дворянства, которое по ряду вопросов находилось в некой оппозиции к императрице Екатерине II и правительству. А говоря проще, эта часть русского дворянства только лишь по факту своего знатного происхождения хотела иметь больше прав при минимальной ответственности перед Отечеством.

Иван Никитич Болтин (1735 – 1794 года) русский историк (член Российской академии) и государственный деятель (генерал-майор, прокурор и член военной коллегии), работавший в Новороссии при князе Г.А. Потемкине, резко выступил против оценки, данной Щербатовым некоторым событиям царствования Ивана Грозного. И.Н. Болтин оценивал государственную деятельность первого русского царя только позитивно. В работе [6] он сравнил результаты деятельность Ивана Грозного и французского короля Людовика XI.

Но вскоре русской историей занялись масоны и некоторые горячо им сочувствующие подданные российских императоров. К написанию отечественной истории подключились воспитанные на так называемых европейских ценностях либеральные интеллигенты. То есть люди, которые в большинстве своем никогда систематически не занимались конкретными и важными практическими делами. Они не проверяли верности своих решений в кровопролитных боях, не управляли губерниями, не основывали городов, не организовывали освоения новых присоединенных к Империи земель. Люди, в силу своего воспитания уверенные, что русское солнце должно вставать на Западе.

Одним из первых ополчился на Ивана Грозного сын крупного помещика-крепостника, дослужившийся до должности начальника Петербургской таможни Александр Николаевич Радищев (1749 – 1802 года), близкая к масонским кругам личность. Согласно [7]: «Мелкий чиновник, человек безо всякой власти, безо всякой опоры …» (отметим, однако, что А.С. Пушкин дал высокую оценку общественной деятельности А.Н. Радищева). Юридическое образование Радищев получил за казенный счет (за деньги угнетенного русского народа) в Лейпцигском университете в Германии. Материалист и атеист Александр Николаевич считал, что необходимо разрушить самодержавно-крепостнический строй. Но при этом сведений о том, что он дал вольную своим крепостным не имеется. В своем праве получать и тратить доходы со своих поместий (напомним, что доходы эти были результатом труда крепостных крестьян) этот бескорыстный таможенник себе не отказывал. Такое нехорошее раздвоение личности довело бедного чиновника сначала до каторги, а затем и до самоубийства. С первым русским царем А.Н. Радищев решил не церемониться. О разгроме Новгорода, учиненного Иваном Грозным, он пишет [8]:

«Уязвленный сопротивлением сея республики, сей гордый, зверский, но умный властитель (Иван Грозный – В.Г.) хотел ее разорить до основания. Мне зрится он с долбнею {долбня – деревянная палица, молот} на мосту стоящ, так иные повествуют, принося на жертву ярости своей старейших и начальников новогородских. Но какое он имел право свирепствовать против них; какое он имел право присвоять Новгород?».

Причины и право свирепствовать, видимо, первый русский царь имел. Причины жестокой карательной операции, проведенной в Новгороде в ходе кровопролитной Ливонской войны кроются в сепаратизме верхушки этого города. А сепаратизм новгородских лучших людей начал плавно перетекать в измену. Хотя, возможно, что на самом деле все было наоборот – измена стала перетекать в сепаратизм. Летопись [9] рассказывает о Новгородском разгроме в 1570 году. Царь четко и доходчиво сформулировал в разговоре с новгородским архиепископом свои претензии к городской верхушке (рисунок 1).

Рисунок 1 – Фрагмент страницы 258 Новгородской третьей летописи [9]

ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ. Где и когда какой правитель какой  столь долго и жестоко воюющей страны прощал изменников и сепаратистов? Назовите такого, если сможете. Но все же  остаются два вопроса. Первый: все ли заговорщики были наказаны? Второй: все ли наказанные были заговорщиками?

Николай Михайлович Карамзин (1766 – 1866 года), помещик, профессиональный и талантливый литератор, историк и автор многотомного труда «История государства Российского» также уделил большое внимание эпохе Ивана Грозного (два полновесных тома из двенадцати). Отметим, что Николай Михайлович Карамзин был человеком творческой профессии, то есть достаточно эмоциональной личностью, что просматривается в его чисто литературных произведениях и исторических сочинениях. Также отметим, что Карамзин на военной службе долго не задержался и, возможно только поэтому, никак себя на ней не проявил. Кроме того, Николай Михайлович водил дружбу с масонами.

Карамзин в своей «Истории» [10] четко изложил почерпнутую им отчасти у князя-изменника А. Курбского мысль о двух периодах царствования Ивана Грозного. Первый период, по Карамзину «эпоха Иоанновой славы», начался после Московского восстания 1547 года.

До этого, 16 января того же года, семнадцатилетний Иван IV венчался на царство, то есть официально принял титул царя и Московское княжество стало Русским царством. А затем, 3 февраля Иван Васильевич был повенчан с Анастасией Романовной Захарьиной-Юрьевой.

ДЛЯ СПРАВКИ. Отметим, что именно представитель боярского рода Захарьиных-Юрьевых будет избран в 1613 году первым царем новой династии, вошедшей в историю страны под фамилией Романовых.

А летом в Москве начались многочисленные пожары, которые привели к бунту и отстранению от власти правительства из представителей рода Глинских, родственников умершей матери царя. После этого бунт быстро затих.

ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ. Весьма вероятно, что он был организован московскими боярами  с целью ограничить власть молодого царя. Как правило, принцип «Cui prodest?» (Кому это выгодно?), сформулированный еще древнеримским юристом Кассианом  Равиллой, всегда оказывается верным при разборе сути общественных событий и явлений.

ДЛЯ СПРАВКИ. Следует помнить, что термин «боярство» имел в те времена два значения. Во-первых, это был титул (звание). Боярами  называли представителей высшего аристократического сословия на Руси, в том числе, и в Московском княжестве. Титул передавался по наследству. Во-вторых, боярин в Московском княжестве это еще и чин (должность). Бояре – это члены Боярской Думы, высшего совета с правом совещательного голоса при правителе. Боярская Дума занималась законодательной и судебной деятельностью. Чина боярина обычно достигали люди, обладавшие титулом «боярин». Должность по наследству не передавалась. На нее за заслуги назначал правитель (великий князь, а затем – царь).

Цель была достигнута. Глинских изгнали, и ближайшими советниками молодого царя стали поп Сильвестр, «смиренный иерей», пугавший молодого богобоязненного царя Божьим гневом во время страшных московских пожаров и бунта, а также «прекрасный молодой человек» незнатного рода думный дворянин Алексей Федорович Адашев. При них «мудрая умеренность, человеколюбие, дух кротости и мира сделались правилом для царской власти». Также при Иване Грозном была сформирована так называемая «Избранная рада», в которую помимо Сильвестра и Адашева, входили митрополит Макарий, князь А.М. Курбский, и «мужи добродетельные, опытные, в маститой старости еще усердные к Отечеству».

На собраниях Избранной рады обсуждались вопросы внешней политики и проведения государственных реформ, назначения военачальников и руководителей государственного аппарата управления центрального и местного уровней, фактически принимались решения по многим судебным делам. Во времена существования Избранной рады были совершены славные дела: взятие Казани, присоединение Астрахани и прочее.

Но после смерти в 1560 году горячо любимой жены, Анастасии Романовны, Иван IV Васильевич лишился «не только супруги, но и добродетели», разогнал Избранную раду и стал «неистовым кровопийцей», хотя, по-прежнему, продолжил проводить государственные реформы и остался одним из самых выдающихся государственных деятелей в истории России.

Подведем итог. Согласно труду Н.М. Карамзина самодержавие в России является безусловным благом. Первый русский царь из Рюриковичей – династии, предшествующей правящей при Карамзине династии Романовых, только тогда действовал на благо Отечества, когда рядом с ним была царица Анастасия и мудрые советники, представлявшие лучших людей различных слоев правящего класса. Как только не стало рядом с царем благонравной Анастасии Романовны, то сразу произошли «ужасные перемены в душе Царя и в судьбе Царства». Иван Васильевич превратился в настолько страшного деспота, что, согласно [10]:

«Ужас, наведенный жестокостями Царя на всех Россиян, произвел бегство многих из них в чужие земли».

В России наступил «кровавый пир тиранства», который продолжался, практически, даже во времена татарских набегов: «… еще Татары злодействовали в наших пределах, а Царь уже казнил и мучил подданных!». И страшные деяния Иван Грозный совершал до самой своей смерти: «…. тиран умер, как жил – губя людей …».

Но все-таки в заключение Карамзин был вынужден отметить, что «добрая слава Иванова пережила его худую славу в народной памяти».

ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ. Двенадцатитомный труд Н.М. Карамзина, писателя-сентименталиста, крайне понравился российскому императору Александру I. В 1803 году указом императора Карамзин был назначен на должность историографа Российской империи, а к этой должности прилагалось еще и ежегодное жалование в две тысячи рублей (оклад университетского профессора). В 1818 году за выдающиеся заслуги перед отечественной исторической наукой Карамзин стал почетным членом Императорской Академии наук и действительным членом Императорской Российской академии.

А за что император так щедро отблагодарил историка-сентименталиста?

Концепция отечественной истории, живо и занимательно изложенная Н.М. Карамзиным, явно удовлетворяла задачам пропаганды, потребной для укрепления власти правящей династии. Во-первых, Николай Михайлович безоговорочно принял созданную немцами, находившимися на русской службе в первой половине XVIII века, так называемую норманнскую теорию основания Русского государства [11]. Романовым, в жилах которых, в силу специфики династических браков, ко времени написания карамзинской «Истории» текла германская кровь. Такая трактовка раннего периода отечественной истории была полезна и поэтому просто обязана была понравиться царской династии.

Во-вторых, согласно Карамзину в так называемый монголо-татарский период отечественной истории, русские земли были оторваны от Европы, неотъемлемой частью которой они до этого являлись. Героизм русского народа спас европейцев от нашествия варваров, а сами русские под властью ордынцев были полностью бесправными и одичали. По мнению авторов [12, 13, 14] это достаточно упрощенная трактовка того крайне противоречивого исторического периода.  Петр I из династии Романовых вернул несчастную Россию в добрую семью европейских народов.

В-третьих, созданный талантом Карамзина образ Ивана Грозного являлся сильным аргументом, оправдывавшим смену династий и достаточно жестокие и спорные, а порой просто дикие, методы европеизации русской жизни в исполнении Петра I Алексеевича Романова, первого русского императора. Напомним, что Петр I скончался в 1725 году и современники Карамзина еще вполне могли общаться с очевидцами петровских реформ.

Талантливо и живо написанный исторический труд Н.М. Карамзина, автор которого был показательно поощрен правительством Российской империи, лег в основу исторических взглядов подавляющего большинства последующих исследователей.

Сергей Михайлович Соловьев (1820 – 1879 года) родился, всю свою жизнь жил и работал в Москве. Умер он также в этом городе. Сергей Михайлович был профессором, а затем и ректором Московского университета, стал академиком Санкт-Петербургской Императорской Академии наук и дослужился до чина тайного советника (этот чин соответствовал согласно Табели о рангах воинскому званию генерал-лейтенант или вице-адмирал). Главным делом его жизни была преподавательская и научная работа, а главным трудом – двадцатидевятитомная «История России с древнейших времен» [15].

Соловьев стал рассматривать закономерности протекания исторического процесса. Он считал, что в эпоху Ивана Грозного происходила борьба государственников с приверженцами удельного, родового устройства страны, сторонниками мало управляемой феодальной вольницы. Поэтому столкновение Грозного царя с боярством было проявлением поступательного исторического развития. В этой борьбе победили силы, поддерживающие централизованное государство. Но в оценке личности Ивана Васильевича С.М. Соловьев во многом солидарен с Карамзиным, объясняя жестокость царя главным образом причинами психологического характера.

Константин Дмитриевич Кавелин (1818 – 1885 годы), историк и правовед, петербуржец, сын ректора Санкт-Петербургского университета, сам ставший профессором этого университета. В 1877 году он возглавил кафедру в Военно-юридической академии (город Санкт-Петербург). Преподавал русскую историю и гражданское право наследнику престола – сыну Александра II Николаю. В своей книге [16] К.Д. Кавелин критикует взгляды Карамзина на деятельность Ивана Грозного и дает следующую оценку того времени (рисунок 2).


Рисунок 2 – Фрагмент работы К.Д. Кавелина «Исследования С.М. Соловьева» [16] столбцы 400 – 401

Отказ от карамзинской концепции отечественной истории был делом неблагодарным и трудным в силу ее привлекательности для власти и увлекательности для массового читателя. Поэтому подавляющее большинство российских историков века XIX при освещении событий эпохи царствования Ивана Грозного упорно продолжали стоять на позициях Карамзина.

Николай Иванович Костомаров (1817 – 1885 годы), сын помещика (отец Николая Ивановича был убит и ограблен своими дворовыми людьми) и его крепостной девушки, профессор Санкт-Петербургского университета и член-корреспондент Санкт-Петербургской Императорской Академии наук по своим убеждениям был славянофилом, а, точнее, украинофилом. По молодости мечтал о создании федеративного государства славянских народов, но в Российской империи не был понят и отсидел целый год в Петропавловской крепости. Костомаров создал многотомный труд «Русская история в жизнеописаниях ее деятелей». В [17] имеется глава, посвященная Ивану Грозному.

Первого русского царя Н.И. Костомаров представил в качестве тирана и монстра. Уничижительных слов в его адрес не жалел, считал личностью изначально никчемной и жалкой. Царю он противопоставлял Алексея Адашева, «человека большого ума и в высокой степени нравственного и честного», а также иерея Сильвестра и Избранную Раду (все по Карамзину). Исторический труд Костомарова более всего смахивает на художественное произведение, в котором эмоции отодвигают на задний план вдумчивый анализ закономерностей развития эпохи Ивана Грозного.

Крупнейший русский историк Василий Осипович Ключевский (1841 – 1911 года) – профессор Московского университета был академиком Санкт-Петербургской Императорской Академии наук и имел чин тайного советника. Отцом Василия Осиповича был сельский священник.

В своих трудах Ключевский анализировал события русской истории с учетом экономических факторов, считался и считается государственником. В.О. Ключевский попытался нарисовать психологический портрет Ивана IV Васильевича в знаменитой лекции XXX [18]: «Характеристика царя Ивана Грозного». Насколько удачно – читатель может судить сам, найдя лекцию по библиографической ссылке. Отметим, что деятельность Избранной рады, созданной при молодом Иване Грозном, Ключевский считал полезной для государственного строительства.

ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ. Недоучившемуся семинаристу, а затем выпускнику историко-филологического факультета Московского университета не следовало бы заниматься психологическим портретом русского царя. У В.О. Ключевского отсутствовало необходимое для этого образование, а также специфический жизненный и профессиональный опыт.

Сергей Федорович Платонов (1860 – 1933 года) – профессор, член-корреспондент Санкт-Петербургской Императорской Академии наук (с 1909 года), академик Российской академии наук (с 1920 года), преемницы императорской академии и предшественницы Академии наук СССР, по социальному происхождению был из служащих (отец – управляющий типографией МВД Российской империи). Платонов в 1895 – 1902 годах преподавал русскую историю членам царской семьи, с 1925 года служил директором Пушкинского дома. Был убежденным монархистом.

Сергей Федорович в своем труде [19] дает отрицательную характеристику Избранной Раде, группировке бояр, «объединившихся в одной цели овладеть московской политикой и направить ее по-своему». Также он нелестно характеризует боярское правление, имевшее место в юные годы царя и сопровождавшееся многочисленными конфликтами, в ходе которых бояре «не стеснялись оскорблять самого государя, вламываясь ночью в его палаты и силой вытаскивая от него своих врагов».

Самодержавную власть царя, как и положено человеку с монархическими убеждениями, историк одобрял и считал необходимым условием государственного строительства в XVI веке. Платонов объективно рассматривал личность и деятельность первого русского царя. С академической сухостью ученый констатирует, что «материалы по истории Грозного далеко не полны» и «есть годы, даже целые ряды лет без малейших сведений о его [Ивана Грозного – В.Г.] личной жизни и делах». Это – прямой призыв академика к объективности при исследовании времен правления Ивана IV Васильевича.

Но к началу XX века при рассмотрении эпохи Ивана Грозного по-прежнему преобладала карамзинская концепция оценки деяний того сложнейшего периода отечественной истории. Сама эта концепция продолжала развиваться в ходе многочисленных исторических исследований. В ней трогательно, замысловато и удивительно слились воедино оценки, данные величайшему русскому царю, дворянами-«западниками» из помещиков крепостников и профессорами Петербургского и Московского университетов происхождением главным образом из разночинцев. Взгляды на эту эпоху, сформулированные А.И. Лызловым и В.Н. Татищевым, популярностью не пользовались. Хотя оба этих автора были людьми, прежде всего, дела, жили и работали гораздо ближе к рассматриваемой нами эпохе, чем последующие исследователи. Но их оценки и выводы о времени царствования Ивана Грозного не совпали с необходимыми для правящего класса и поэтому не были востребованы властями страны. Отсутствие изображения первого русского царя на памятнике «Тысячелетие России» зримое тому доказательство.


Библиографический список
  1. Гумелёв В.Ю., Юдин Т.М., Потапов И.И. Краткий обзор источников эпохи Ивана Грозного // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/11/8351  (дата обращения: 24.11.2014).
  2. Лызлов  А.И. Скифская история [Текст] / А. И. Лызлов. – М.: Наука, 1990. – 327 с.
  3. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. Татищев, Василий Никитич. [Электронный ресурс] – URL: https://ru.wikisource.org/wiki/ЭСБЕ/Татищев,_Василий_Никитич
  4. Сайт «Либрусек». Василий Никитич Татищев. От Батыя до Ивана Грозного: история Российская во всей ее полноте. [Электронный ресурс] – URL: https://lib.rus.ec/b/513744
  5. Щербатов  М.М. История Российская от древнейших времен. Т V, часть 3. [Текст] / М.М. Щербатов – Спб.: Императорская Академия Наук, 1789. – 363 с.
  6. Болтин  И.Н. Примечания на историю древней и нынешней России Леклерка. Т. I. [Текст] / И.Н. Болтин – Спб.: Типография Горного училища, 1788. – 615 с.
  7. А.С. Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах. Статьи и заметки, предназначавшиеся для «Современника». Александр Радищев. [Электронный ресурс] – URL: http://www.rvb.ru/pushkin/01text/07criticism/01criticism/0536unpubl/0970.htm
  8. Сайт «Lib.ru: «Классика». Александр Николаевич Радищев. Путешествие из Петербурга в Москву. М., Детская литература, 1975. [Электронный ресурс] – URL: http://az.lib.ru/r/radishew_a_n/text_0010.shtml
  9. ПСРЛ. Т. 3. IV. Новгородские летописи [Текст] – СПб.: Типография Эдуарда Праца, 1841. – 308 с.
  10. Карамзин  Н.М. История государства Российского [Текст] / Н.М. Карамзин. – М.: Эксмо, 2014. – 1024 с.
  11. Гумелёв В.Ю. О политических целях норманизма. // Гуманитарные научные исследования. – Июнь, 2013 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2013/06/3274 (дата обращения: 2.12.2014).
  12. Гумелёв  В.Ю. Русский десант. Русь между молотом и наковальней. Ушкуйничество: монография / В.Ю. Гумелёв, Е.Н. Хрыканов, А.В. Пархоменко, В.Б. Бандурка. – Рязань: РВВДКУ, 2013. – 214 с.
  13. Гумелёв В.Ю. О монголо-татарском нашествии на Русь: версия. // Гуманитарные научные исследования. – Март, 2013 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2013/03/2593  (дата обращения: 4.12.2014).
  14. Гумелёв В.Ю., Постников А.А. Монголо-татарское иго на Руси: про право и бесправие. // Политика, государство и право. – Февраль, 2013 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2013/02/647  (дата обращения: 4.12.2014).
  15. С.М. Соловьев. История России с древнейших времен. [Электронный ресурс]. URL: http://www.kulichki.com/inkwell/text/special/history/soloviev/solovlec.htm
  16. Кавелин  К.Д. Собрание сочинений в четырех томах. Т. 1. Монографии по русской истории [Текст] / К.Д. Кавелин – Спб.: Типография М.М. Стасюлквича, 1897. – 565 с.
  17. Костомаров Н.И. История Руси Великой. В двенадцати томах. Т. 1. Русская история в биографиях ее главнейших деятелей [Текст] / Н.И. Костомаров – М.: ООО «Мир книги», 2004. – 480 с.
  18. Русская история. Полный курс лекций. Василий Осипович Ключевский. [Электронный ресурс] – URL: http://www.bibliotekar.ru/rusKluch/index.htm
  19. Сергей Федорович Платонов. Полный курс лекций по русской истории. [Электронный ресурс] – URL: http://www.magister.msk.ru/library/history/platonov/plats001.htm


Все статьи автора «Гумелёв Василий Юрьевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: