УДК 94(47)

ВЯТСКИЕ ДОБРОВОЛЬЦЫ В НАРОДНОМ ОПОЛЧЕНИИ 1812 Г.

Цеглеев Эдуард Александрович
Вятская государственная сельскохозяйственная академия
кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и философии

Аннотация
В статье рассматривается добровольческое движение в Вятской губернии в связи с формированием в 1812 г. народного ополчения. 23 июля 1812 г. в Вятке состоялось собрание Вятского купеческого и мещанского общества. На нём мещанское общество выдвинуло из своих рядов в ополчение 50 человек. Купечество приняло решение снабдить их обмундированием, провиантом и деньгами. Всего в ряды Вятского народного ополчения было принято около 200 добровольцев.

Ключевые слова: Вятская губерния, добровольцы, духовенство, купечество, мещанство, ополчение, Отечественная война 1812 г., чиновничество


THE VYATKA VOLUNTEERS IN THE HOME GUARD OF 1812

Zegleev Eduard Alexandrovich
Vyatka State Agricultural Academy
Candidate of historical sciences, Associate professor of History and Philosophy chair

Abstract
The article deals with the volunteer movement of theVyatkaprovince during 1812 year. On 23 July 1812 the meeting of merchant and middle class assemblies took place. The middle class assembly delivered 50 of its representatives to the home guard. The merchant class assembly made a decision to equip them with uniform, food and money. Totally theVyatkahome guard accepted about 200 volunteers.

Keywords: bureaucracy, clergy, home guard, merchant class, middle class, Patriotic war of 1812, volunteers, Vyatka province


Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Цеглеев Э.А. Вятские добровольцы в народном ополчении 1812 г. // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/11/8442 (дата обращения: 01.10.2017).

Чрезвычайные военные обстоятельства лета 1812 г. подвигли Александра Ӏ создать в стране народное ополчение в помощь регулярной армии. 6 июля 1812 г. в лагере под Полоцком император издал манифест о созыве ополчения. В нём фактически содержался призыв ко всем подданным вступать в ополчение, но не оговаривался порядок его формирования. В манифесте от 18 июля уже сообщались основные принципы организации ополчения. Сообщалось о создании ополченческих округов, их составе и назначении. Оговаривался состав ополчения. Из текста манифеста следует, что в ополчение могли привлекаться представители всех сословий, кроме государственных и удельных крестьян. Исключение последних делало основой ополчения помещичьих крестьян. Этот принцип в определенном смысле отражал экономические интересы дворян – помещиков, так как, сдавая своих крестьян в рекруты, помещик терял их навсегда, в то время как ополченцы по окончании войны должны были вернуться «в первобытное свое состояние и к прежним своим обязанностям» [1, с. 14-15].

Известие о вторжении наполеоновских войск в Россию, оглашение манифестов о создании ополчения и призывы губернских и церковных властей нашли горячий отклик в сердцах жителей Вятской губернии. 23 июля в Вятке состоялось собрание Вятского купеческого и мещанского общества. На нём после оглашения манифеста от 6-го июля было выслушано сообщение губернатора о порядке принятия в ополчение, в котором «… его превосходительство изволил предлагать, что те, кои из сословий их пожелают или обществом избраны будут, оные должны остаться в нынешних их положениях, впредь до востребования, и градское общество властно самоизбрать из сословиев своих и начальников или свободных чиновников с соблюдением, чтобы поведение их заслуживало доверия общества». После этого мещанское общество выдвинуло из своих рядов в ополчение 50 человек. В протоколе собрания было записано, что эти «люди должны находиться в службе во время настоящей сей войны, для которой они назначаются, буде же, после окончания оной, потребны будут на службу, тогда чтоб зачтены были в будущие наборы». Купечество же, «смотря на добровольное и столь ревностное пожертвование мещанством на службу людей», приняло решение снабдить их обмундированием, провиантом и деньгами [2, с. 2]. Уже в день оглашения манифеста о созыве ополчения жители города Вятки с энтузиазмом вызвались участвовать в его создании.

24 июля к городничему Штерху явились «из господских людей до 20 человек большая часть развратного поведения без согласия господ своих и из приказных служителей почти большая часть нетрезваго поведения без дозволения на то присутственных мест, объявили желание быть в сём новом ополчении». Городничий направил их к губернатору, который «растолковал им их недоразумения и возвратил их обратно к своим господам, а приказных в те присутственныя места, в которых они состоят, при том предоставил помещикам на произвол кого они пожелают пожертвовать, а из приказных служителей тех записать для сего новаго ополчения, кои способны и достойны быть могут, когда оное свой состав восприимет».

Во избежание дальнейших недоразумений 26 июля губернатор фон-Брадке направил всем городничим и земским исправникам предписание, в котором разъяснял порядок формирования ополчения: «… смысл о сословиях не инако должен быть принят, как дворянское, духовное, гражданское и мирское, которые и могут назначать на службу для предполагаемого по силе Высочайшаго Манифеста, состоявшагося в 6 день сего июля, ополчения: первые из своих крестьян и дворовых людей и между собою выбирают начальников, духовенство и находящиеся при разных должностях чиновники и канцелярские служители должны быть приняты с дозволения своих начальств; от гражданского и мирскаго обществ таковые люди могут поступить в ополчение сие по общественным их приговорам и по собственной воле, но не иначе как удовлетворяемой согласием общества, когда же избрано будет из всех сословий ополчение и потребны будут квартиры, тогда оныя извольте им отвесть и ко мне представить о количестве оных с различием состояний их список… Между тем извольте объявить таковым, кои неправильно к вам явились, чтоб они обратились каждый в свои места, дворовых же людей, буде могли быть приняты без согласия их господ, иметь тот час возвратить тем, кому они принадлежат и без воли помещиков их принимать удержитесь, им же подтвердить, чтоб они того делать сами собою не осмеливались» [3, с. 1-3].

Помимо людей, назначенных в ополчение мещанскими обществами Вятки (50 человек), Сарапула (29 человек), Яранска (6 человек), туда добровольно пожелали вступить не менее 3 мещан из Котельнича, 3 из Нолинска, 5 из Уржума, 12 из Слободского, 4 из Глазова. Однако в связи с тем, что мещанским обществам полагалось поставлять людей в рекруты, а не в ополчение, 26 сентября1812 г. вышел указ Вятского губернского правления, в котором говорилось, что «мещане в оное не входят, а вообще с купечеством делают пожертвование денежное» [4, л. 44-50].

Много было добровольцев среди государственных крестьян. В Котельническом уезде от них поступило не менее 21 заявления с просьбой о принятии в ополчение, в Нолинском – не менее 3, в Орловском – не менее 14. Однако государственные крестьяне, обязанные поставлять рекрутов, в ополчение также не принимались.

Множество добровольцев было среди чиновников и приказных служителей. В Вятке в ополчение пожелали вступить не менее 20 чиновников и несколько десятков приказных служителей, в Яранске – не менее 3 человек, в Уржуме – 4, в Сарапуле – 4, в Слободском – 2, в Орлове – 2, в Елабуге – 2 [5, с. 34-37]. Чиновники и приказные служители принимались в ополчение с согласия своего начальства.

Желающие вступить в ополчение чиновники и приказные служители обычно писали прошения на имя губернатора. В них свое непреодолимое желание вступить в ополчение они объясняли патриотическими чувствами. Так, исправник Уржумского земского суда титулярный советник Андрей Гаврилов писал: «Пылая не преодолимою ревностию жертвовать собою для защиты отечества противу воставших врагов, прошу, на основании состоявшегося сего года июля 6 дня манифеста позволить мне вступить в Казанское внутреннее ополчение». А дворянский заседатель Сарапульского земского суда Иван Михайловский сообщал губернатору следующее: «Продолжение всей моей службы под покровительством Вашего превосходительства ощастливлено было особы Вашей такими милостями и благодеяниями, что после их я не мыслил искать в жизни моей лучшаго жребия и с твердостью расположился не переменять службы моей; но когда услышал призывание верных сынов России к защите отечества, поколебалось моё намерение и всё соревнование ныне стремится посвятить мою службу на защиту отечества. А посему Ваше превосходительство осмеливаюсь просить для вступления в ополчение уволить меня от настоящей должности, оставя оную, благодеяния на меня излитые я во всю жизнь мою буду помнить с живейшею благодарностию, которую теперь приношу и вечно буду приносить» [6, л. 106, 136].

Прошения вятских чиновников, форма и содержание которых во многом отражают их характер, показывают, что в ополчение стремились люди разного склада – прямые и лаконичные (как А. Гаврилов), дипломатичные и витиеватые (как И. Михайловский). Различными были и мотивы. Служба в ополчении считалась почётной и в последующем могла обеспечить карьерный рост. Кто-то стремился к военной славе и наградам. Служба в ополчении могла несколько поправить материальное положение бедного чиновника. Конечно же, при этом они испытывали патриотизм и верноподданнические чувства.

В результате прапорщиками в 1-й пехотный полк Казанского и Вятского ополчения были зачислены коллежский регистратор Канцелярии вятского губернатора Николай Халютин, канцелярист Вятского губернского правления Иван Янчевский, дворянский заседатель Сарапульского земского суда Иван Михайловский. Подпоручиками в тот же полк поступили коллежский регистратор Вятской межевой конторы Андрей Павлов, губернский секретарь из Елабуги Капитон Суворов, отставной подпоручик Николай Кузнецов. Капитаном в полк был зачислен надворный советник из Малмыжа Иван Ростовцев. Урядниками в ополчение были приняты канцеляристы Вятской удельной конторы Алексей Кушилкин и Пётр Мышкин, присяжный Яранского уездного казначейства Ефим Обухов [7, л. 193-195].

Некоторые вятские чиновники из-за отсутствия нужных офицерских вакансий в Казанском и Вятском ополчении вступали в ополчения других губерний. Так, вятский городничий Штерх сумел добиться своего поступления в Нижегородское ополчение [8, л. 16]. А коллежский асессор Рихарт написал прошение Александру I, в котором просил позволить ему поступить в Петербургское ополчение.

Надо сказать, что служба в Петербургском ополчении считалась особо почётной. Туда принимали только по рекомендациям. По ходатайствам в Петербургское ополчение поступили бывший полковник Преображенского полка коллежский советник А.А. Алалыкин, титулярные советники Д.М. Мордвинов и А.И. Михайловский-Данилевский, 18 чиновников Министерства полиции. Грузинский царевич Давид ходатайствовал перед военным министром А.И. Горчаковым за князя Ерофея Еристова и дворянина Осипа Габаева, желающих вступить в Петербургское ополчение [9, с. 120].

Указом Александра I коллежскому асессору Рихарту было разрешено поступить в Петербургское ополчение. 26 ноября 1812 года из Вятки он выехал в Санкт-Петербург [10, л. 30]. Прямое обращение к императору позволило вятскому чиновнику добиться желаемой цели.

Большое стремление вступить в ополчение проявило духовенство. Так, 3 октября в Вятке вызвались поступить в ополчение сразу 36 человек из духовного ведомства. По распоряжению епископа Вятского и Слободского Гедеона расходы на их содержание брало на себя духовное ведомство. Всего в ополчение были приняты не менее 41 вятского священно- и церковнослужителя. [11, л. 29].

Общая численность вятских добровольцев, поступивших в народное ополчение, составила около 200 человек. Желающих же вступить в него было значительно больше. При создании ополчения население Вятской губернии проявило большой энтузиазм, который, в соответствии с установками из центра, местные власти вынуждены были ограничивать.

 


Библиографический список
  1. Народное ополчение в Отечественной войне 1812 г. Сборник документов. –  М., 1962. – С. 14 – 15.
  2. Отечественная война и граждане Вятки // Вятская речь. – 1912. – № 191.
  3. Материалы для истории Отечественной и Освободительной войны 1812 – 1813 – 1814 гг. по Вятской губернии // Труды Вятской учёной архивной комиссии. – 1912. – Вып. 3. – Отд. 2.
  4. Государственный архив Кировской области (ГАКО). Ф. 582. Оп. 81. Д. 1130.
  5. К столетию Отечественной войны (1812 – 1912 гг.) // Памятная книжка Вятской губернии и календарь на 1912 г. – Вятка, 1911.
  6. ГАКО. Ф. 582. Оп. 7. Д. 103.
  7. ГАКО. Ф. 583. Оп. 603. Д. 405.
  8. ГАКО. Ф. 583. Д. 403.
  9. Лапина И.Ю. Земское ополчение Санкт-Петербургской губернии в1812 г. // Вопросы истории. – 2007. – № 5.
  10. ГАКО. Ф. 583. Оп. 602. Д. 411.
  11. ГАКО. Ф. 583. Оп. 602. Д. 419.


Все статьи автора «Цеглеев Эдуард Александрович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: