УДК 821.511.111

ГЕНДЕРНЫЙ ФАКТОР И ЖИЗНЕННЫЕ СТРАТЕГИИ В ТВОРЧЕСТВЕ СОВРЕМЕННЫХ ПИСАТЕЛЕЙ ВИКТОРА ПУЛЬКИНА И РАИСЫ МУСТОНЕН

Пулькин Максим Викторович
Институт языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской академии наук

Аннотация
В статье рассмотрены гендерные роли, присущие современным писателям и отражаемые ими в литературных произведениях. Основное внимание при этом уделено проблемам современного политического строя, религиозной жизни и судьбы традиционной культуры. Выявлено, что на фоне снижения ведущей роли мужчины, которая все более ассоциируется с отжившим патриархальным укладом жизни, на первый план выступает и становится все более влиятельным женское мировосприятие. Однако это не означает простой смены ролей и захвата женщинами приоритетных позиций в обществе. На смену существующему ныне полупатриархальному укладу приходит какая-то иная модель общества, название которой еще предстоит изобрести.

Ключевые слова: гендер, литература, общество, современность, христианство


GENDER AND LIFE STRATEGIES IN THE WORKS OF CONTEMPORARY WRITERS VICTOR PULKIN AND RAISA MUSTONEN

Pulkin Maxim Viktorovich
Institute of linguistic, history and literature of Karelian Research Centre

Abstract
The article examines gender roles inherent in modern writers and carried them in literary works. The main attention is paid to the problems of modern political system, religious life and the fate of the traditional culture. Revealed that due to lower male leading role, which increasingly associated with outdated patriarchal way of life to the forefront and becomes more influential female worldview. However, this does not mean simply changing roles of women and capture priority positions in society. Replace the existing way of patriarchal formation now comes some different model of society, whose name has yet to be invented.

Рубрика: Литературоведение

Библиографическая ссылка на статью:
Пулькин М.В. Гендерный фактор и жизненные стратегии в творчестве современных писателей Виктора Пулькина и Раисы Мустонен // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/02/5870 (дата обращения: 28.05.2017).

Исследование гендерной специфики литературного творчестве неизбежно предполагает акцентирование внимания преимущественно на женском мировосприятии. Можно сказать, что в России гендерные теории взяты на вооружение феминистскими организациями и активно используется ими в собственных целях [1, с. 71]. Тем более продуктивным в этой связи представляется изучение мужского и женского литературного творчества. Основой для исследования послужили произведения двух русских писателей Карелии – Раисы Мустонен и Виктора Пулькина. Приступая к исследованию, вполне допустимо выдвинуть некоторые предварительные соображения. Во-первых, представляется, что в основе литературного творчества мужчин лежит «витийства грозный дар», т.е. не только желание самоутвердиться за счет писательского успеха, но и стремление исправить недостатки окружающего несовершенного мира [2, с. 95]. Женское литературное творчество в большей степени основано на исповеди, стремлении поделиться с окружающими собственными душевными переживаниями [3, с. 147]. В силу этого принципиально важного обстоятельства оно оказалось более устойчивым, менее зависимым от неизбежных в настоящее время колебаний престижности литературного труда.

Более того, наступил период, когда писательское слово в российском обществе заметно обесценилось, а сам литератор все более уподоблялся вопиющему в пустыне, самооценка литераторов-мужчин ощутимо снизилась. Это привело не только к ощутимому упадку литературного творчества в Карелии (как, вероятно, и в других регионах), но даже к ряду явно преждевременных смертей местных литераторов. Одновременно начался заметный подъем женского литературного творчества, которое в создавшейся ситуации оказалось более востребованным читательницами-женщинами, находящими в произведениях отзвуки своих собственных горестных раздумий. Не обошли своим вниманием это новое направление и литературные критики, которых неизбежно привлекали новые и кажущиеся на первых порах экстравагантными явления и тенденции в изящной словесности. Во-вторых, в обыденном и даже научном восприятии давно и основательно закрепилось представление о том, что разработка новых нравственных ценностей, соответствующих текущему моменту, является сферой деятельности мужчин [4, с. 71–79]. Женское дело – закрепление этих ценностей в повседневной практике и передача их следующим поколениям. Однако реалии творчества обоих авторов заметно расходятся с устойчивыми представлениями. Изучение текстов Виктора Пулькина и Раисы Мустонен показывает, что первый апеллирует к традиционным ценностям, а вторая в большей степени озабочена разработкой новых нравственных ориентиров, присущих, с ее точки зрения, порядочному человеку в современном обществе. При этом Виктор Пулькин опирается на этнографический, зачастую почерпнутый из книг, материал, нравственные нормы из которого, по сути, возводятся в ранг идеального стиля поведения. Творчество Раисы Мустонен опирается на люмпенизированное мировосприятие тех городских слоев, которые в 1990-е гг. внезапно оказались отброшенными на социальное дно.

Рассматривая нравственные проблемы, авторы не могли обойти вниманием роль мужского начала в современном обществе (специфических мужских ролей в обществе, маскулинных стереотипов поведения). В произведениях Виктора Пулькина мужчина выступает как носитель рационального, упорядочивающего, стабильного начала, доброй силы, призванной внести гармонию в жизнь. Это «славутный» мастер, почтенный чиновник, «старый, седатый ведун», бескорыстно помогающий людям в трудную минуту, и даже «честный хватовщанин» — добросовестный участник языческого обряда. Именно такого мужчину — главного человека в жизни — видят во сне и стараются встретить в реальности девы: «Показался мне паренек хороший … Сколь живу на свете, столь его помню, печалуюсь». Примечательно, что главным критерием успешности мужчины все же выступает положительная оценка представительницами противоположного пола. В качестве второго критерия жизненных достижений мужчины рассматриваются его профессиональные успехи. Однако автор проводит резкую грань между «досюльними», приверженными традиционным ценностям, и современными мужчинами: «Тогдашни мужики были не вам, нонешним, чета» [5, с. 121].

Оценка мужской роли в современной жизни, присущая литературному творчеству Раисы Мустонен, напротив, заключается в откровенно деструктивном влиянии мужчин на социум. В ее произведениях они похотливы, алчны, подвержены алкоголизму, не имеют целей в жизни, цинично относятся к женщинам: «Меня ограбили. Слесаря из нашего ЖЭУ …», «И вот эти мужики кричат бедным женщинам в белом: “Девки, вам петухи не требуются? А то мы могем”». Наладить контакт с мужчиной женщина может лишь с помощью спиртного: «Бутылка — не знак, а обычная плата незамужних женщин за использование посторонних мужчин в хозяйственных целях». Любовь к мужчине изначально расценивается как трагическая ошибка, последствия которой будет трудно преодолеть: «Полюбила я дурака. Я, наверное, шизанулася на четыре на кулака». За этой трагической оплошностью неизбежно следует расплата — циничная измена возлюбленного: «А мне Коля изменил с подружкой моей Кирочкой. Видно, Коле все равно — лишь была бы дырочка». Между тем политика государства целиком находится под контролем мужчин. Их полная неспособность договариваться, идти на компромиссы приводит к социальным катаклизмам: «Правители наши как пауки в банке передрались, делят деньги и власть, а мы …» [3, с. 148].

Особое место в творчестве обоих авторов занимает проблема нравственных ценностей современного российского общества. При этом восприятие религии как заметного фактора повседневной жизни у обоих авторов отсутствует, что отражает, на мой взгляд, реальную, а не декларативную значимость православия для граждан современной России. Однако причины такого положения существенным образом различаются в зависимости от жизненного опыта и мировоззрения авторов литературных произведений. Для Виктора Пулькина приемлемы только те формы православного вероучения, которые сближают христианство с народной культурой, в значительной степени апробированы и приняты ею, стали частью традиционной обрядности. Это, к примеру, поединок мужика с чертом из-за коровьего колокольца. Алчный черт побежден не крестной силой, а ударом крестьянского батога. В сказе «Потаенное знание» колдовство расценивается как огромная сила, воспринять которую способен не каждый, а лишь лучшие представители крестьянского мира: «Не всякому надобно, да не всякому и по силам-разуменью» [5, с. 125].

Описания христианской обрядности в его произведениях сочетаются с весьма заметными рудиментами языческого культа (сказ «Белый олень»). При этом последние становятся основной стабильной хозяйственной жизни: отмена языческого праздника «хватанцев» приводит к «скотскому падежу» – эпизоотии. В то же время христианская символика присутствует в его произведениях в виде постоянного упоминания «чертей», вмешивающихся в повседневную жизнь крестьян, готовых внезапно появиться и внести хаос в крестьянское хозяйство. «Черти» перевоплощаются даже в современных бизнесменов, отлично адаптированных к новой жизни. На борьбу с ними призвана не столько крестная сила, сколько здравый смысл, неуклонное следование нравственным нормам: «У нас на селе не любили, когда кто “чертом” станет ругаться, браниться, сквернословить» [5, с. 128].

Для Мустонен существующая организация религиозного культа неприемлема как раз в виде современного православия, адаптированного к политической жизни России 1990-х гг. и теснейшим образом связанного с посткоммунистической номенклатурой. Характерная цитата: «не люблю шагать в ногу, не могу вот так сразу перестроиться, как некоторые бывшие кандидаты в Политбюро, поклоняющиеся святым местам со свечкой в руках» [3, с. 212]. Многовековая православная традиция прервалась в годы Советской власти и в глазах обоих авторов явно утратила свою прежнюю роль весомого аргумента в выборе жизненного пути. Однако бурные конфликты 1990-х гг. и в особенности октябрьские события 1993 г. в Москве, вынуждают ее по-иному воспринимать ценности православия. Бог в ее сознании превращается в единственное рациональное начало, призванное спасти и образумить обезумевших людей: «Прости нас, неразумных, Бог, детей своих заблудших. Подставь ладонь, подставь плечо, останови паденье. Перекрести иль исцели своим прикосновеньем» [3, с. 201].

В то же время примечательно, что приверженность этническим ценностям, декларативная, по крайней мере, связь со «своим народом» присуща обоим авторам и является заметным фактором их творчества [6, c. 12]. Принято считать, что женское этническое сознание выражено менее отчетливо, а мужская этническая идентичность более конкретна, вербализирована, осознается самим мужчиной как неотъемлемая часть его социального статуса. В произведениях рассматриваемых авторов этническая принадлежность расценивается как нечто изначально данное, и авторы сами до конца не понимают сложность, иерархичность собственного этнического сознания [7, с. 48]. С одной стороны, Р. Мустонен отчетливо осознает собственную принадлежность к финскому народу, но с другой – реалистический анализ собственного «Я» приводит ее к выводу об отсутствии в ее характере черт, позволяющих «вписаться» в существующий ныне финский образ жизни. В конечном итоге это проявляется в осознании полного «обрусения», наличии в характере черт, максимально сближающих ее с российским, преимущественно русским, укладом жизни: «Я сама-то ловко устроилась: одной ногой в «малой» нации, другой – в большой» [3, c. 205]. С другой стороны, в произведениях В. Пулькина рассуждения на национальные темы представлены в менее отчетливом виде, что отражено и в самосознании крестьян Олонецкой губернии, которое, как говорилось выше, рассматривается в качестве идеала. Для автора представляется вполне естественным сочетание русского религиозно-мифологического сознания и остатков финно-угорских языческих культов, в совокупности формирующих традиционную крестьянскую культуру Прионежья. Поэтому в его творчестве представлены и калики перехожие, поющие духовные стихи и являющиеся желанными гостями в любой (русской или карельской) крестьянской избе, и Куккан-хебю, «Петуший Жеребец», образ которого стал неотъемлемой частью земледельческого культа.

Таким образом, в творчестве В. Пулькина и Р. Мустонен отмечается сложившаяся в современном российской обществе тенденция к изменению мужских и женских ролей. На фоне снижения ведущей роли мужчины, которая все более ассоциируется с отжившим патриархальным укладом жизни, на первый план выступает и становится все более влиятельным женское мировосприятие. Однако это не означает простой смены ролей и захвата приоритетных позиций в обществе женщинами. На смену существующему ныне полупатриархальному укладу приходит какая-то иная модель общества, название которой еще предстоит изобрести.


Библиографический список
  1. Пулькин М.В. Таинство брака в XVIII—начале XX в.: закон и традиция // История в подробностях. 2011. № 6. С. 70–75.
  2. Пулькин М.В. Сага о техногенном антроподефиците или заметки на полях научных журналов // История в подробностях. 2013. № 2. С. 94–98.
  3. Мустонен Р. 93-й год, или Бортовой журнал машинистки Риты Ч. // Все живое. Рассказы, повести, пьеса. Петрозаводск: Карелия, 1996. С. 146–225.
  4. Пулькин М.В. Память верующих: противоречия и стимулы развития в XIX–начале ХХ в. // Традиционная культура. 2008. № 2 (30). С. 71–79.
  5. Пулькин В.И. Из ладвинских рассказов // Все живое. Рассказы, повести, пьеса. Петрозаводск: Карелия, 1996. С. 120–145.
  6. Пулькин М.В. Иконопочитание в Олонецкой епархии: закон и традиция (XIX–начало ХХ века) // Вестник Русской христианской гуманитарной академии. 2010. Т. 11. № 2. С. 7–48.
  7. Пулькин М.В. Загадочный феномен русификации (по материалам Архангельской и Олонецкой губерний) // Вопросы истории и культуры северных стран и территорий. 2009. Т. 7. С. 45–54.


Все статьи автора «Пулькин Максим Викторович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: