ГНЁЗДОВО: УПОМИНАНИЕ В ДРЕВНИХ ТЕКСТАХ

Федченко Олег Дмитриевич
независимый исследователь, Брянск, Россия

Аннотация
В статье исследуется возможное название города, который располагался на месте современного Гнёздовского археологического комплекса. На основе изучения сложившейся на Руси ситуации в X веке выдвинуто предположение, что город мог носить имя Νέμογαρδος (Немогард). Данный топоним упомянут в трактате Константина Багрянородного «Об управлении империей» («De administrando imperio»). Особенностью данного города византийский император отмечает нахождение там Святослава, сына князя Игоря. Значение ойконима раскрывается как «родовой замок», что коррелирует с названием Гнёздово, которое происходит от первоначального определения места – Княжичево, т. е. княжича дом. Кроме того, в статье приводится этимология Смоленска, который связан с гидронимом Смольна.

Ключевые слова: , , , , ,


Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Федченко О.Д. Гнёздово: упоминание в древних текстах // Гуманитарные научные исследования. 2023. № 10 [Электронный ресурс]. URL: https://human.snauka.ru/2023/10/55528 (дата обращения: 14.05.2024).

Пожалуй, самым загадочным явлением Древней Руси остается Гнёздово. Мощный пласт археологических данных на его территории и полное отсутствие упоминания объекта в древнерусских документах. Впрочем, данный факт можно объяснить тем, что поселение было языческим центром кривичей [10, с. 5], которое с течением времени было оттенено христианским Смоленском, на который и ориентировались летописцы.

Однако, Гнёздово получило свое упоминание в древних текстах. Но обо всём по порядку…

Городище располагалось на левом берегу реки Свинец при ее впадении в Днепр с правой стороны, ему сопутствовали четыре селища; жизнь в поселении протекала в IX-XII веках [4, с. 75]. Как отмечают археологи, территория древних поселений охватывала не менее 30 га, здесь насчитывалось до 3500-4000 курганов в 8 группах [6, с. 627].

Гидроним Свинец послужил основанием для реконструкции названия поселения как *Свинеческъ/*Свинечск и дальнейшей его ассоциации с топонимом Sýrnes, упоминаемым в скандинавских сагах [2, с. 74-75]. Однако, неверный отсыл к связи с неким «Свиным мысом», поскольку Свинец не имеет никакого отношения к «свинье», делает такую параллель неверной. Кроме того, Sýrnes в контексте известных викингам на Руси водных путей представляет огласовку Чернигова [7, с. 45].

Касаемо гидронимов, можно отметить, что Смоленск, первоначально возникший на левом берегу Днепра, получил название от речки Смольна/Смолань, левый приток Днепра (*Smolanka [5, с. 29]), что не позволяет его сравнивать с поселением Гнёздово, которое якобы перенесли на новое место [10, с. 5]. Этимология гидронима может восходить к балтскому глаголу mãlinti, -ina (куратив málti) «1) молоть, тереть, дробить, измельчать; 2) толкать, пробиваться, двигаться» с префиксом su- [14].

Мнение исследователей, что поселение Гнёздово есть древний Смоленск [1, с. 135-136] может быть принята лишь в контексте, что жизнь от языческого Гнёздова переместилась к возникшему на берегу Смольны княжескому столу (символом которого стал христианский Собор), что обеспечивало защиту и развитие торгово-ремесленных процессов.

В таком случае, появление Смоленска по археологическим данным датируется XI веком [11, с. 143] исключает его упоминание в «De administrando imperio» («Об управлении империей») Константина Багрянородного, написанному в X веке. Встречающийся на страницах данного трактата топоним «крепость Μιλινίσκαν» может быть локализована как древнее укреплённое поселение Малин [9, с. 31].

В то же время у византийского императора мы встречаем Νέμογαρδος (Немогард) – город, в котором сидел Святослав, сын князя Игоря. Исследователи связывают данный топоним с Новгородом (Великим), считая, что первый компонент следует почему-то воспринимать как *Νεβο, хотя ряд ученых не согласны с такой необоснованной трактовкой ойконима [3, с. 310].

В то же время стоит обратить внимание на политические изменения, происходившие на Руси в конце IX-X веках. Прежде всего, Олег Вещий провозгласил Киев главным городом русским (се буди мт҃и градомъ рускими), тем самым отодвинув Новгород с политического Олимпа Руси (например, Новгород достался лишь младшему сыну Святослава Владимиру). Другим важнейшим фактором стала женитьба Игоря на Ольге, при правлении которой началась активная славянизация древнерусской элиты, о чем свидетельствует, в первую очередь, имя Святослава [8].

Сам рассматриваемый топоним Νέμογαρδος (Немогард) может быть представлен балтскими namas (numas) «семейный дом, усадьба» и gardas «ограда, город», что можно определить, как «огражденный, укрепленный дом (замок, родовая усадьба, удел)» [13, с. 164, 328; 14). И здесь стоит обратить на уточнение Багрянородного – город, где сидел сын князя, т.е. резиденция княжича (*kъnęžitjь, knežic [12, вып. 13, с. 201-202]). Именно в этом контексте мы можем проследить фонетические и семантические изменения топонима Гнёздово: kъnęžitjь – Княж(и)чев – Князьтов(о) – Гнёздово. Возможен вариант с метатезой старопольско-белорусского (опять вспоминаем балто-славянское происхождение Ольги [8, с. 106]) акцента kъnęžę – Княдзево – Гнёздово. С появлением нового княжеского центра в Смоленске прежний потерял свой статус, но сохранил в народе отдаленное напоминание о былых княжеских функциях, как семейного гнезда (княжича дом; в этом ракурсе можно вспомнить, например, прозвище Всеволода Юрьевича Большое Гнездо).

Таким образом, можно говорить, что городище на месте современного Гнёздовского археологического комплекса носило имя Немогард, которое после прекращения своего функционирования сохранило у местного населения название Гнёздово, как память о бывшем местонахождении княжича. Гнёздовское городище не имеет отношение к Смоленску, возникшему в другом месте – на речке Смольне, от которой город и получил свое название.


Библиографический список
  1. Алексеев Л. В. Смоленская земля в IX–XIII вв. Очерк истории Смоленщины и Восточной Белоруссии. М.: Наука, 1980. 262 с.
  2. Джаксон Т. Н. Austr í Görðum: древнерусские топонимы в древнескандинавских источниках. М.: Языки русской культуры, 2001. 208 с.
  3. Константин Багрянородный. Об управлении империей. Текст, перевод, комментарии // Под ред. Г. Г. Литаврина, А. П. Новосельцева. М.: Наука, 1989. 496 с.
  4. Куза А. В. Древнерусские городища X–XIII вв. Свод археологических памятников. Российский гуманитарный научный фонд. М.: Христианское издательство, 1996. 256 с.
  5. Маштаков П. Л. Список рек Днепровского бассейна. С картой и алфавитным указателем. СПб: Б. и., 1913. 292 с.
  6. Пушкина Т. А. Гнёздово. Православная энциклопедия. М., 2006. Т. XI : «Георгий — Гомар».  752 с.
  7. Федченко О. Д. Историческая география Руси в скандинавских сагах. Научная гипотеза. 2018. № 8. С. 43-64.
  8. Федченко О. Д. Княгиня Ольга: начало славянизации древнерусской элиты. Гуманитарная парадигма. 2020. № 2 (13). С. 103-123.
  9. Федченко О. Д. Самбатас – Вышгород: Русь у Константина Багрянородного. Гуманитарная парадигма. 2018. № 1 (4). С. 28–33.
  10. Шмидт Е.А. Кривичи, Гнездово и Смоленск на Пути из Варяг в Греки. Смоленск: ОГБУК «Смоленский государственный музей-заповедник», 2018. 8 с.
  11. Шмидт Е.А. О времени возникновения города Смоленска. Музейный вестник. Выпуск VI. Смоленск, 2012. С. 139-149.
  12. Этимологический словарь славянских языков (Праславянский лексический фонд). Под редакцией О. Н. Трубачева, А. Ф. Журавлева. М: Наука, 1987–2012. Вып. 1-42.
  13. Derksen R. Etymological dictionary of the Baltic inherited lexicon. Brill. Leiden·Boston, 2015. 684 р.
  14. Lietuvių kalbos žodynas (t. I–XX, 1941–2002). Vilnius: Lietuvių kalbos institutas, 2005. URL: http://lkz.lt/


Все статьи автора «Федченко Олег Дмитриевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: