УДК 902/908

ХРИСТИАНСКИЕ ХРАМЫ СРЕДНЕВЕКОВОЙ АБХАЗИИ. СУХУМСКИЙ РАЙОН

Требелева Галина Викторовна1, Саканиа Сурам Михайлович2
1Институт археологии Российской академии наук, к.и.н, научный сотрудник отдела классической археологии
2Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д. И. Гулиа, научный сотрудник отдела археологии, искусствовед, директор Художественной галереи РА

Аннотация
Данная статья посвящена обзору христианских храмов средневековой Абхазии расположенных в Сухумском районе. Актуальность проблемы данного исследования заключена в том, что описания и планы памятников храмового зодчества Абхазии в научной литературе представлены неравномерно, многие храмы не изучались и вообще не введены в научный оборот. Поэтому главной целью работы авторов является введение в научный оборот археологических объектов, выпавших из поля зрения наших предшественников, а для воссоздания полноты картины в каталоге приводятся и уже изученные и описанные церкви со ссылками на работы исследователей.
Статья подготовлена при финансировании фонда РФФИ проект 16-21-12001-ОГН

Ключевые слова: , , ,


Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Требелева Г.В., Саканиа С.М. Христианские храмы средневековой Абхазии. Сухумский район // Гуманитарные научные исследования. 2019. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2019/01/25459 (дата обращения: 28.03.2019).

Данная статья является продолжением ранее опубликованных нами работ:  про христианские храмы Гагрского района республики Абхазия [9] и про христианские храмы Гудаутского района республики Абхазия [10].  Сведения предлагаемые в  данной статье носят, пока еще пока еще не совсем завершенный характер и, разведывательные работы, скорее всего, будут продолжены, ибо на данный момент нами не были окончательно идентифицированы (найдены) на местности три известных по литературе храма. Это храм Акапа (Одиши), исследованный и описанный Шервашидзе Л.А. в 1959 г. [14. С. 115–120], храм на горе Бырц, описанный Уваровой П.С. [11, с. 17] и Келасурский монастырь, упоминаемый Ю.Н. Вороновым [1. С. 31–33]. Но зато было обнаружено два совершенно новых, ранее неизвестных храма (Акапа 2 и Храм в Ахалшени (Беренаика)). И так как неизвестно точно, когда нам удасться восполнить имеющуюся лакуну по не найденным на местности храмам, мы решили опубликовать уже  полученные на данный момент результаты:

Рис. 1. Карта храмов Сухумского района (номера на карте соответствую нумерации в тексте статьи)

 

1. Храм Акапа 2.

По литературным данным [14,С. 115–120; 13, С. 184–185] в селе Акапа был известен однонефный храм с двумя боковыми помещениями и нартексом с прямоугольной снаружи и полуциркульной изнутри апсидой.

Церковь была выложена из тесаного камня и воздвигнута на двухступенчатом цоколе, в ней сохранились алтарная преграда и две округлые в плане литургические ниши в апсиде. Преграда состояла из четырех столбиков с капителями, которые поддерживали трехпролетное арочное завершение конструкции. Столбики были установлены на парапете, украшенном двумя рельефными крестами с расширяющимися концами. Кресты располагались по сторонам входа в алтарь. Преграда состояла из четырех столбиков с капителями, которые поддерживали трехпролетное арочное завершение конструкции.

Сохранились фрагменты фресок середины XIV в. с изображением храма, который был датирован концом XIII или XIV вв. Среди археологических находок упоминался маленький бронзовый крест с изображением св. Георгия и надписью, выполненной грузинским средневековым унциалом (асомтаврули): ЦА ГИ под титлами (Цминда Гиорги, св. Георгий) [13, С. 184–185].

Однако, к сожалению, на сегодняшний день на местности найти этот памятник не удалось. Работы по его поиску планируется продолжить. В ходе розыска этой церкви были найдены развалины другого храма, ранее в литературе неизвестные. Условно культовое сооружение названо нами «Акапа 2», его описание приводится ниже.

Литература по данному храму отсутсвует и раскопки его не проводились.

Акапа 2 – это небольшой храм в очень плохой сохранности, больше похожий на оплывший холм и лишь верхний слой камней кладки возвышается над дневной поверхностью. Подъем на холм к памятнику расположен с северной стороны.

Рис. 2.. Храм Акапа 2. План.

Церковь представляет собой однозальную базилику с выступающей полукруглой апсидой; с заплечиками или без — определить по ее нынешнему состоянию, до расчистки, невозможно. Длина храма внутри — 6 м, ширина — 4 м. На расстоянии 2 м от северной стены видны следы то ли ограды, то ли притвора.

Сложена церковь из известняковых блоков на известковом растворе. Примесь песка в растворе — 27%, но образец был взят «нечистый», так как плохая сохранность стен не давала возможности найти образец без примеси современного грунта.

Рис. 3. Храм Акапа 2. Вид на апсиду с севера.

Неудовлетворительная сохранность памятника и отсутствие исследований на нем не позволяют точно датировать храм.

2. Беслетский храм Иоанна Предтечи.

Упоминается в литературе [11, С. 17–18]. Раскопки не проводились. Памятник расположен недалеко от Сухума, на северной стороне села Басла, вблизи от Беслетского каменного арочного моста.

Рис. 4. Беслетский храм Иоанна Предтечи. План.

Храм представляет собой вытянутое однонефное базиликальное сооружение. В нем только северная стена сохранилась на всю высоту, и именно она позволяет установить параметры всего сооружения. Церковь с востока завершается полукруглой апсидой с заплечиками. Внутри апсидного полукружья наблюдается предположительно место, где было алтарная преграда: кладка хорошо отесанных блоков в несколько рядов. Длина храма — около 12 м, ширина — 5,7 м.

Рис. 5. Беслетский храм Иоанна Предтечи. Фото. Вид с юго-востока.

Внутреннее пространство храма было разделено на три пространственных отрезка двумя парами пристенных пилястр с подпружными арками. Выступ пилястр из поля стены незначителен: 15–17 см, их ширина — 60 см.

Дверные проемы в церкви фиксируются на западной и на северной сторонах. Из-за плохой сохранности до проведения археологических раскопок нет возможности установить, где располагались и какими параметрами обладали дверные проемы на притворе и в северной пристройке.

Рис. 6. Беслетский храм Иоанна Предтечи. Фото. Вид на северную стену в интерьере

К основному объему храма были подведены некие пристройки: с запада притвор меньше ширины храма, с северной стороны на всю длину храма — узкая галерея шириной 250 см. На плане П.С. Уваровой эта северная пристройка отсутствует.

Зальные базилики или однонефные храмы удлиненной пропорции с полукруглой апсидой с заплечиками являлись основными христианскими культовыми сооружениями на раннем этапе становлении новой эпохи. Подобные сооружения чаще всего строились в конце IV–начале V вв., и их строительство продолжалось в VI в. во всех Римских и Византийских фортах и городах. В этом плане храмы в Абхазии с выступающей полукруглой апсидой вписываются в систему римско-византийской имперской политической и духовной культуры. Более точная датировка возможна после тщательного археологического исследования.  На сегодняшний день этот храм используется местными жителями для богослужений: стоят иконы, горят свечи.

В строительстве стен применена двусторонняя кладка больших каменных известняковых блоков, служивших одновременно и облицовочными, с обильной забутовкой. Примесь песка в растворе — 8%.

3. Октогональный храм в Себастополисе (Сухум).

Информация о храме содержится в следующей литературе: [3, . С. 23–26; 4, С. 45–46; 5, С. 35–39; 6, С. 35–39; 7, С. 39–53; 12, С. 203–259].

В городе Сухум в конце 1980-х гг. XX в. внутри Сухумской крепости при проведении археологических раскопок были обнаружены остатки уникального храма. Форма и конструкция этого памятника не имеют аналогов на территории Абхазии и всего Кавказа.

В плане он представлен октагональной формой, к которой с четырех сторон света были пристроены притворы с легким расширением снаружи. Внутренняя октагональность храма была подчеркнута восемью опорами сложной профилировки и сечения. На эти восемь опор были уложены восьмигранный барабан и купол. В подкупольном пространстве, ближе к восточным опорам, располагалась экседра, окруженная деамбулаторием. В храме на восточной стороне должна была присутствовать алтарная часть, однако ее там нет. И, вероятно, экседра со своей полукруглой формой могла исполнять роль алтаря в данном сооружении, позволяя проводить литургию, что необходимо для полноценного функционирования церкви. В целом план культового сооружения представляет собой крестовую форму со слегка расширенными снаружи рукавами.

Внутри сооружения был обнаружен колодец с водой, одновременный строительству храма. В восточной части памятника, в деамбулатории, была обнаружена погребальная стела с греческой надписью. Надпись сохранена частично; в тексте упоминается имя легионера Ореста. Стиль надписи и найденные в слое монеты позволяют сузить хронологию возведения Сухумского октагонального храма рамками середины или конца IV–начала V вв. Этому не противоречат и те части кладки столбов и пилястр в стиле opus mixtum, которые сохранились в храме, где толщина раствора кладки меньше толщины кирпича, что также может подтверждать ранний характер строительства храма.

В эпоху императора Юстиниана Великого этот храм был разрушен и находился в запустении. Сложен храм из камня-булыжника на известковом растворе. Примесь песка в растворе — 6 и 10%.

Хрушкова Л.Г. датирует сооружение храма серединой IV–началом V вв., Горлов Ю.В., на основании позднее раскопанной «Базилики 2001» — V–VI вв.

Рис. 7. Октогональный храм и базилика Себастополис (Базилика 2001). План.

4. Базилика Себастоплис (Базилика 2001).

Литература не многочисленная [2, c.122-123]ю

В результате исследований 2001 – 2005 гг. Черноморской экспедиции ИА РАН, работавшей в сотрудничестве с АБИГИ им. Д.И. Гулиа, были открыты остатки неизвестного раннее храма, получившего рабочее название «Базилика 2001», и еще одной культовой постройки с трехгранной апсидой.

Сохранились нартекс, центральный неф, южный и северный приделы, пятигранная апсида с заплечиками, синтрон из серовато-белой цемянки, алтарная часть, остатки алтарной преграды,  представляющие собой отдельные фрагменты мраморных столбиков. Стены базилики сложены из морской гальки на известковом растворе, применялись обработанные известняковые блоки вторичного использования. В отдельных случаях присутствует плинфа.

Центральный неф базилики имел уникальный пол, выполненный из фигурного кирпича (т.н. opus sectile) со вставками (круглыми, квадратными, треугольными) из проконесского мрамора, не имеющий прямых аналогов. Орнамент пола представляет собой следующее: к алтарной преграде примыкают два квадрата, заполненные квадратными кирпичами с круглыми мраморными вставками и обрамленные прямоугольными кирпичами. Квадраты со всех сторон окаймлены одним рядом косых крестов, образованных шестиугольными кирпичами с квадратными мраморными вставками. Пол в западной части центрального нефа выложен в виде трех треугольников, заполненных орнаментом в виде косых крестов и окаймленных линиями из прямоугольных кирпичей. Вероятно, декор пола несет в себе христианскую символику.

Находка шестиугольного кирпича из пола базилики в кладке одного из погребений в мартирии, который примыкал к октагональной церкви, позволяет говорить о хронологии возникновения и существования раннехристианского комплекса Себастополиса. Время его создания пока твердо не установлено. Предложенную Хрушковой Л.Г. [12, С. 203–259] дату строительства октагона (к. IV–нач. V вв.), основанную на особенностях планировочного решения и аналогиях, по мнению Горлова Ю.В., нельзя признать достаточно аргументированной.

Археологические материалы из слоя разрушения «Базилики 2001» датируются временем Юстиниана I. Аналогии имеются в керамических комплексах городищ Китей, Кепы, Тиритака — вторая четверть VI в., Ильич — третья четверть VI в., Цибилиума, Дранд — сер. I в. Среди находок особый интерес представляют фрагменты краснолаковых мисок типа LRC (рубежа V/VI–первой половины VII вв.) с клеймами и граффити. В частности, речь идет о сосудах формы 3 (тип Н), имеющих также аналогии в комплексах городищ Тиритака, Ильич, Херсонес (сер. VI–сер. VII вв.).

Уточнение стратиграфии и тщательный анализ строительных остатков позволили выделить несколько строительных периодов в существовании комплекса. К первому относятся сохранившиеся фундаменты базилики, которая в этот период представляла собой трехнефную постройку с нартексом, северная часть которой была открыта, но не была интерпретирована во время раскопок мартирия. Конструктивные особенности апсиды свидетельствуют о том, что на этом этапе она была не пятигранной, а полуциркульной. Особой интерес вызывает сравнение планов нашего памятника и базилики из Сепиети.

Рис. 8. Совмещенные планы Базилика Себастополис (Базилика 2001) и базилики из Сепиети

Налицо почти идеальное совпадение архитектурно-планировочного решения. Позднее апсида была заменена на пятигранную, что было обычным явлением в середине–второй половине VI в. не только на территории Абхазии. Она соответствовала второму строительному периоду, во время которого северный и южный нефы после закладки пространства между колоннами превращаются в приделы. Также был расчищен так называемый «восточный открытый портик» октагона, при сооружении фундамента которого позднее строители северного придела «базилики 2001» «прорезали» фундамент северного нефа.

Это может оказаться свидетельством в пользу того, что на смену «базилики 2001» пришла октагональная церковь, после разрушения которой, возводится небольшая базилика с трехгранной апсидой. При этом следует еще раз заметить, что точка зрения о времени сооружения октагональной церкви представляется недостаточно обоснованной, хотя полностью исключить возможное сосуществование на каком-то этапе «базилики 2001» и октагона у нас нет оснований.

Рис. 9. Базилика Себастополис (Базилика 2001). Фото апсиды, вид с севера.

Абсолютная хронология возникновения и эволюции раннехристианского комплекса Себастополиса остается пока весьма сложным вопросом. Это объясняется, с одной стороны, непростой стратиграфией этого участка городища, вызванной более поздними разрушениями, а с другой стороны — различиями во взглядах на типологию и хронологию позднеантичной и раннесредневековой керамики. Мы опираемся на типологию амфор и краснолаковой керамики, а также на результаты исследований синхронных памятников Причерноморья и Средиземноморья.

Нам представляется, что возникновение комплекса следует отнести ко времени не ранее второй половины V в. Один из этапов его существования, возможно, связан с христианизацией апсилов в 20–30 гг. VI в. Разрушение и последующее запустение заманчиво связать с оставлением византийским гарнизоном Себастополиса в 542 г. (Proc. Caes. De b. Goth., VIII, 4,6), однако это, как будто лежащее на поверхности, объяснение требует серьезных археологических доказательств, как и попытка связать восстановление и перестройку «Базилики 2001» или, например, сооружение октагональной церкви с возвращением византийского гарнизона в 555 г. и началом активного строительства и расцветом городов в этом регионе (Proc. Caes. De aed., III, 7). Не исключено, что мы можем иметь дело с последствиями иных явлений, политических или природных, которые носили локальный характер. Использование для датировки памятника особенностей его строительной техники также не дает ответа на поставленный вопрос. Сохранившиеся элементы декоративных деталей могут лишь косвенно свидетельствовать о строительстве «Базилики 2001» в V в.

Стены базилики сложены из морской гальки на известковом растворе, применялись обработанные известняковые блоки вторичного использования. В отдельных случаях присутствует плинфа. Примесь песка в растворе — 6% из полукруглой апсиды и 10% из граненной апсиды.

5. Храм Иоанна Златоуста в селе Каман.

Представлен в литературе: [1, C.31-33; 8, C. 117]. Раскопки не проводились. Храм Святого Иоанна Златоуста представляет собой однонефное каменное сооружение. Апсидное полукружье памятника вписано в общий прямоугольник. По стенам нефа сохранились по две пилястры с подпружными арками. Внутренняя часть церкви освещалась двумя окнами, расположенными: одно — на алтаре, другое — на западной стене. С обеих сторон от алтаря имеются ниши для богослужебной литургии.

Рис. 10. Храм Иоанна Златоуста в селе Каман. План. Обмер В. Орелкина (из публикации В.П. Пачулиа).

Любопытно, что в западной части Абхазии культовые сооружения с ритуальными нишами встречаются очень редко. К примеру, в храме Акуача в селе Анухва имеется на северной стороне апсиды одна ритуальная ниша. Церкви небольших размеров, в которых имеется подобные ниши, чаще всего встречаются в восточной Абхазии. Это такие памятники, как Мармал-Абаа в селе Адзюбжа, храм № 1 в селе Кутол, храм Пскал в селе Джгерда.

Ритуальные ниши в церквях, безусловно, начали возникать в связи с усложнением ритуала богослужения на территории Абхазского царства. Более того, эти небольшие храмы с ритуальными нишами по обеим сторонам апсиды, возможно, возводились одной строительной артелью или школой. Ритуальные ниши в небольших культовых постройках не только композиционно расположены на одинаковых участках, но иногда даже совпадают их размеры глубины полукруга ниши, что дает возможность предположить вероятность возведения подобных храмов по разработанной схеме и при соблюдении определенных пропорций.

В конце XIX в., во время ремонтно-восстановительных работ, к храму с севера и юга были пристроены приделы, а с западной стороны — трехъярусная колокольня. Во время строительства колокольни рядом с западным входом в церковь был найден каменный саркофаг святого Иоанна Златоуста, высеченный из цельного куска известняка. Считается, что именно в этом саркофаге был погребен святой до переноса его в Пицундский храм и затем в Константинополь в 438 г.

Рис. 11. Храм Иоанна Златоуста в селе Каман. Фото. Вид с юго-запада.

Сложен из тесаного камня на известковом растворе. Примесь песка составляет: 26% — в южной стене в проеме, 18% — в восточной стене снаружи, 24% — в западной стене снаружи.

6. Храм в Ахалшени (Беренаика).

Литература по храму отсутствует. Был обнаружен авторами статьи совместно с Хондзия З.Г., сотрудником АбИГИ АНА по информации от местных охотников, в частности Хондзия Р.З.

Храм в Ахалшени расположен на вершине холма, на высоте 750 м над уровнем моря. О том, что в этой местности находятся развалины, нам сообщили местные охотники. Поднявшись на указанное место, мы обнаружили храм. Ширина храма — 410 см, длина, с учетом притвора — 980 см. Толщина стен — 75 см, ширина апсидного полукружия — 280 см. Дверной проем расположен на западной стороне по центру. Кладка бутовая, с двусторонней облицовкой. Памятник относится к зальным культовым сооружениям, у которых апсидное полукружье на востоке вписано в общий прямоугольник абриса храма.

Рис. 12. Храм в Ахалшени (Беренаика). План.

Время появления этого малого храма трудно определить без археологических исследований. Бытует мнение, что апсиды, вписанные в прямоугольник абриса культового сооружения, появились в эпоху объединения Абхазского и Картвельского царств, то есть в X–XIII вв. С другой стороны, подобные храмы с вписанными апсидами встречаются уже с IV в. На территории Кавказа такая форма строений широко начинает распространяться с конца IV в., а в V–VI вв. получает широкое развитие. Недалеко от Абхазии, в соседнем Лазском царстве, уже в VI в. начинают строить церкви с вписанными апсидами.

Рис.13. Храм в Ахалшени (Беренаика). Вид с запада.
Рис.14. Храм в Ахалшени (Беренаика). Вид на апсиду в интерьере.
Рис.15. Храм в Ахалшени (Беренаика). Вид на южную стену.
Рис. 16. Храм в Ахалшени (Беренаика). Вид на северную стену
Рис. 17. Храм в Ахалшени (Беренаика). Вид со стороны апсиды на притвор.

Кладка бутовая, с двусторонней облицовкой, примесь песка составляет 15%. Более точные данные могут быть получены только после археологической расчистки, а пока предположительно, на основании низкого процента примеси в растворе, можно указать дату VI–VIII в.

7. Храм в Яштвух.

Литература: [15, P.286; 11, C.33]. Раскопки не проводились.

Храм расположен недалеко от города Сухума, в его северо-западной части, на территории кладбища.

Рис. 18. Храм в Яштвух. Фото, вид с северо-востока.

Памятник представляет собой небольшое компактное сооружение с полукруглой апсидой на восточной стороне. Апсидное полукружье снаружи вписано в общий абрис храма прямоугольной формы. Внутренняя ширина сооружения на 3,85 м больше, чем длина основного пространства без апсиды. При всей миниатюрности этого сооружения на внутренних стенах, на южной и северной сторонах, имеются широкие пилястры — 55 см. Они, в свою очередь, могли служить основанием для подсводной или подпружной арки. В основном корпусе церкви имеются дверные проемы на северной, южной и западной стенах. Основным входом можно считать западный дверной проем, который имеет ширину 127 см.

Рис. 19. Храм в Яштвух. План

У храма с западной стороны имеется пристройка в виде притвора или нартекса на всю его ширину. Она возведена гораздо позже, чем сама базилика. Цокольные части конструкции храма и пристройки не имеют перевязи. Более того, форма цоколя у церкви и пристройки визуально отличается на видимых участках.

Памятник построен с использованием двусторонней кладки с забутовкой. Блоки хорошо отесаны и качественно подогнаны друг к другу. Примесь песка в образцах составляет: 10% — в апсиде, 11% — в западной стене.

Рис. 20. Храм в Яштвух. Вид на апсиду в интерьере.

Апсидное полукружье в его нижней части сохранилось отлично. В северной и южной частях апсиды имеются остатки ниши полукруглой формы. Любопытно то, что в западной части Абхазии церкви с ритуальными нишами встречаются очень редко. К примеру, в храме Акуача в селе Анухва имеется на северной стороне апсиды одна ритуальная ниша. Культовые сооружения небольших размеров, в которых имеются подобные ниши, чаще всего встречаются в восточной Абхазии. Это такие памятники, как Мармал-Абаа в селе Адзюбжа, храм № 1 в селе Кутол, храм Пскал в селе Джгерда. Ритуальные ниши в храмах, безусловно, начали возникать в связи с усложнением ритуала богослужения на территории Абхазского царства. Мы предполагаем, что сами памятники, в которых эти ниши присутствуют, также датируются временем начала развития Абхазского царства. Культовая христианская постройка с подобными нишами имеется и на территории современной западной Грузии: это — храм Саорбиси.

Рис. 21. Храм в ЯштвухВид на западную стену в интерьере.

Известно, что храмы с ритуальными нишами достаточно редки, и они встречаются в пределах исторической границы Абхазского царства. Более того, эти небольшие храмы с ритуальными нишами по сторонам апсиды, возможно, возводились одной строительной артелью или школой. Ритуальные ниши в небольших храмах не только композиционно расположены на одинаковых участках, но в них иногда даже размеры глубины полукруга ниши совпадают, что дает возможность предположить вероятность возведения подобных храмов по разработанной схеме и при соблюдении определенных пропорций.

Рис. 22. Храм в Яштвух. Следы фресок.

На стенах сохранились очень небольшие следы фресок.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Воронов Ю. Н. В мире архитектурных памятников Абхазии. М. Искусство. 1978.
  2. Горлов Ю.В., Требелева Г.В. Раннехристианский архитектурный комплекс в Себастополисе. // Труды II (XVIII) Всероссийского археологического съезда в Суздале в 3 томах. Отв. ред.: А.П. Деревянко, Н.А. Макаров. 2008. С. 122–123.
  3. Гунба М. М. Археологические раскопки в Сухуми в 1982,//АО 1981-1982гг. в Абхазии. Тбилиси, 1985. С. 23-26.
  4. Гунба М. М., Хотелашвили М. К. Краткий отчёт об археологических раскопках в Сухуми//АО 1983г. в Абхазии. Тбилиси, 1987. С. 45-46.
  5. Гунба М. М., Хрушкова Л. Г. Археологическое исследование Сухумской крепости //АО в Абхазии 1986-1987 гг. Тбилиси, 1990. С. 35-39.
  6. Гунба М. М., Хрушкова Л. Г. М. М. Трапш и изучение археологических памятников Сухумской крепости //Вопросы археологии Абхазии. Сухуми, 1989. С. 35-39.
  7. Гунба М. М., Хрушкова Л. Г. Раскопки Сухумской крепости //АО 1985г. в Абхазии. Тбилиси, 1990. С. 39-53.
  8. Пачулия В.П. Исторические памятники Абхазии, их значение и охрана. М., 1968. С. 117.
  9. Требелева Г.В., Сакания С.М. Христианские храмы средневековой Абхазии. Гагрский район // Гуманитарные научные исследования. 2017. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2017/07/24230 (дата обращения: 02.01.2019).
  10. Требелева Г.В., Саканиа С.М. Христианские храмы средневековой Абхазии. Гудаутский район // Гуманитарные научные исследования. 2018. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2018/12/25348 (дата обращения: 02.01.2019)
  11. Уварова П.С. Христианские памятники Кавказа. //МАК. IV. М., 1894.
  12. Хрушкова Л. Г. Раннехристианские памятники Восточного Причерноморья (IV-VII века). Москва «Наука». 2002. С. 203 – 259.
  13. Хрушкова Л.Г. Восточное Причерноморье в византийскую эпоху. История. Архитектура. Археология.-Калининград-Москва: ИД “РОС-ДОАФК”. 2018.
  14. Шервашидзе Л.А. 1959, Церковь в с.Акапа (Одиши) около Сухуми // Труды АбИЯЛИ. Сухуми. Т. XXX. С.115-120.
  15. Dubois de Monpereux F. Voyage autour du Caucase, chez les Tcherkesses et les Abkhases, en Colchide, en Georgie, en Armenie et en Crimee. T. 1. Paris, 1843.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Требелева Галина Викторовна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация