УДК 902/908

ХРИСТИАНСКИЕ ХРАМЫ СРЕДНЕВЕКОВОЙ АБХАЗИИ. ГАГРСКИЙ РАЙОН

Требелева Галина Викторовна1, Сакания Сурам Михайлович2
1Институт археологии Российской академии наук, кандидат исторических наук, научный сотрудник
2Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д. И. Гулиа, научный сотрудник

Аннотация
Данная статья посвящена обзору христианских храмов средневековой Абхазии. Актуальность проблемы состоит в том, что описания и планы средневековых храмов Абхазии в научной литературе, за редким исключением, отсутствуют, и абсолютное большинство из них фактически не изучалось вообще, или изучалось фрагментарно. Поэтому коллектив попытался хоть частично восполнить эту лакуну, в рамках выполнения работ по российско-абхазскому проекту РФФИ № 16-21-12001-ОГОН (бывш. РГНФ).

Ключевые слова: , ,


Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Требелева Г.В., Сакания С.М. Христианские храмы средневековой Абхазии. Гагрский район // Гуманитарные научные исследования. 2017. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2017/07/24230 (дата обращения: 01.10.2017).

История вопроса: Абхазия на сегодняшний день является быстроразвивающимся регионом, как в плане туризма, так и сельского хозяйства, что несет определенную угрозу в плане сохранности памятников историко-культурного наследия. Существует необходимость в организации щадящей эксплуатации исторических памятников и их сохранности для следующих поколений, с максимально полной информацией об объекте. Это с одной стороны. С другой, Абхазия – уникальный регион, где памятники средневековья, в том числе и раннего, сохранились в достаточно большом количестве и порой на высоту в несколько метров над уровнем дневной поверхности. В том числе и многочисленные христианские храмы. Однако актуальность проблемы состоит в том, что описания и планы средневековых храмов Абхазии в научной литературе, за редким исключением, отсутствуют, и абсолютное большинство из них фактически не изучалось вообще, или изучалось фрагментарно.

В целом, история изучения средневековых древностей Абхазии восходит еще к работам Дюбуа де Монпере [97]. Их ценность заключается, прежде всего, в качественной фиксации тогдашнего состояния впервые описанных им памятников. В дело описания, фиксации и первичного анализа христианских храмов внесли свой вклад и П.С. Уварова [67-69], и В.И. Чернявский [80] и А.М. Павлинов [45], и Н.П. Кондаков [32] , и В.И. Сизов, [63] и знаменитый архимандрит Леонид (Кавелин) [8-10]. Археологическое изучение средневековых древностей Пицунды и Нового Афона было продолжено в первые послереволюционные годы – работы Башкирова А.С.[14]. После окончания Великой Отечественной войны начался период особенно интенсивного археологического изучения памятников этого исторического периода, что стало возможным во многом благодаря деятельности известного абхазского археолога М.М. Трапш. [66]. Важную роль в истории изучения средневекового искусства Абхазии сыграл выдающийся искусствовед и археолог Л.А. Шервашидзе [82-95]. Этот человек внес серьезный вклад в изучение архитектуры Абхазского царства и ввел в научный оборот отдельные культовые памятники. В это же время продолжается процесс открытия и изучения новых памятников средневековой храмовой архитектуры (Кация, А.К., Пачулия В.П. [30, 31, 46-49]), а так же раскопки позднеантичных слоев комплекса Пицундского храма (Агрба З.В., Логдкипанидзе Г.А., Якобсон А.Л.[1-3, 38-39, 96]). Процесс накопления материала по единичным памятникам приводит к попыткам систематизации и анализа, которые начинаются десятилетие спустя. Так, Л.Д. Рчеушвили [52-55] публикует обобщающий труд, касающийся средневековых купольных церквей Абхазии. Процесс плодотворного изучения средневековых христианских древностей в Абхазии, достигший своего расцвета в 60-80-ее годы XX века, был прерван из-за грузино-абхазской войны 1992 – 1993 гг. В ходе войны погибли многие ценнейшие архивные материалы и пострадали сами памятники.

Исследования памятников возобновилось лишь в новом тысячелетии. Возобновились археологические исследования средневековых церквей силами сотрудников АбИГИ и Управления охраны историко-культурного наследия Республики Абхазия. (Агумаа А.С. Бгажба В.В., Бгажба Д.С., Сакания С.М., Барцыц Р.М., Канделаки Д.А., Хондзия З.Г. [4-5, 11-13, 66, 70] ).

Е.Ю. Ендольцева [24-27] в своих работах посвященных христианским древностям Абхазии рассматривает их с искусствоведческой точки зрения. Она проводит параллели изобразительных сюжетов Абхазских храмов с сюжетами Армении и Каппадокии.Очень интересна работа по сопоставлению некоторых особенностей абхазской культовой средневековой архитектуры и зодчества Алании, проделанная Д.В. Белецким и А.Ю. Виноградовым [17]. Так же интересна и очень важна книга этих же авторов, посвященная храмам конца VIII – X веков. [20] В ней хорошо представлены имеющиеся в науке данные по этим храмам. Л.Г. Хрушковой была сделана попытка обобщить накопленный материал, однако в ее монографии [71], основной акцент сделан на позднеантичные памятники. В итоге раннесредневековые христианские храмы так и остаются пока вне поля зрения ученых. Авторский коллектив постарался восполнить эту лакуну. В целом проект предполагает создание каталога по храмам всей Абхазии. Но реализация проекта толкьо в начале: в 2016 году, были проведены работы в Гагрском районе республики Абхазия. На сегодняшний день в ходе анализа архивных и литературных данных, а также непосредственных разведок на местности, выявлено 9 самостоятельных архитектурных комплексов, насчитывающих 19 храмов.


Рис. 1. Карта храмов Гагрского района (номера соответствуют нумерации в тексте).

Практически для всех храмов были получены и систематизированы данные по анализу связующего раствора. Всего 40 образцов (по несколько образцов с каждого храма). За основу взята идея, что априори одновременные на конкретной ограниченной территории вещи имеют одинаковый химический состав, а разновременные – разный, т.к. используются разные месторождения ископаемых (гипс, песок, глина, известняк), разные методы смешения и пропорции компонентов смеси. Т.е. к примеру, химический состав связующего раствора в кладке стен одновременных памятников будет не количественно, но качественно одинаковым, а у разновременных – существенно отличатся друг от друга. Сделано это было, для попытки предварительного датирования тех храмов, на которых не проводились полноценные раскопки, и нет иного датирующего материала.

В предлагаемой статье авторы представляют описание храмов Гагрского района. Первую часть большого проекта:

1. ЦАНДРИПШСКИЙ ХРАМ.

Рис.2. Цандрипшский храм: план. фото и анализ раствора.

Храм упоминается в работах [6, 20, 23; 28; 34-37; 46-48; 53, 54, 56;] Раскопки на храме проводились Хрушковой Л.Г. в 1980-х гг. [71, 75-77; 98-99].

Храм находится на западной окраине современной Абхазии в нескольких километрах от государственной границы с Россией. Представляет собой трёхнефное базиликальное сооружения с тремя выступающими апсидами на востоке. Центральная апсида пятигранная снаружи и полукруглая внутри; боковые апсиды снаружи и внутри полукруглые. Главная алтарная часть храма освещена тремя широкими алтарными окнами, боковые апсиды освещены одинарными окнами. Большая часть храма разрушена. Отсутствует своды нефов и нартекса, и притворов. В северной апсиде в алтарном полукружье имеется крещальня в форме трилистника. Первоначальная общая длина храма 27.8м. ширина 16.8м. Четыре пары столбов квадратной формы в сечении делят внутреннее пространство храма на три нефа. Центральный неф как доминирующая часть храма в 2.8 раза шире, чем боковые нефы. Апсида – пятигранная. Боковые нефы в их восточной части подчеркнуто, расширены, что придаёт плану храма форму «Т». Археологическое изучение храма позволило выявить два строительного периода в этом храме, а также сузить вероятные версии датировки, отнеся ее возведение к Юстиниановской эпохе (VI в. н.э.). Было выяснено уникальность этого памятника. В процессе археологического изучения были выявлены ранее неизвестные архитектурные детали храма как западный и южный портики – притворы, купель для крещальни, фрагменты греческих надписей, гробницы и наличье многочисленных мраморных деталей декорации. В позднюю эпоху раннего средневековья храм претерпел ряд конструктивных изменений, который придал памятнику несколько иную форму. Внутренний неф сузился за счёт укрепление колонны нефов. Появился каменный свод взамен деревянной конструкции. Был найдено фрагмент мраморного блока с надписью «Абазгиос» на греческом языке, которое переводится как «Абазгский». На этой территории в позднем средневековье проживала часть Абхазского народа -садзы «Цанды». Представители княжеского рода фамилия Цанба были служителями этого храма, как одного из главных храмов на этой территорий Абхазии. Но из-за экспансии Османской Турции в XVI – XVII – XVIII века христианская религия в Абхазии серьёзна пострадала. Многие храмы были разорены. Фамильный род Цанба в подавляющем большинстве оказались выселенными в Турции Русско-Турецкой и Кавказской войны.
Построен храм из тесаного известняка, выложенного двумя рядами, между которыми забутовка из колотого камня и раствора. Раствор известковый, примесь песка составляет в образцах: 8% и 27 %. Свод конхи выложен из тщательно обработанного известняка в один камень толщиной. Стены переходят к фундаменту посредством цоколя, ширина которого с каждой стороны составляет по 0,2 м. Ширина фундаментов – 1,4 м, глубина – 1,8 м. Фундамент выложен из тесаного камня, как и стены, только камни здесь мельче. Фундамент центральной пятигранной апсиды – полукруглый, как и у других полукруглых апсид. Стены нартекса продолжают стены основного объема. Перекрытие поддерживалось двумя рядами опор, по четыре в каждом ряду. Почти квадратные в сечении столбы стоят на массивных стилобатах, связанных с фундаментом стен. Низкие столбы соединены между собой полуциркульными арками, восточная пара арок опирается на столбы и предалтарные пилястры. А западная пара – на столбы и пилястры в западной стене. Хрушкова Л.Г. предполагает, что в первоначальном варианте базилика имела деревянное стропильное перекрытие. Для облегчения свода использовались амфоры.

Площадь храма: 467 кв. м. Постройка храма относится к VI в., перестройки к VIII – IX в и к X – XI в.

Особенностью храма является укороченный плана: без нартекса и апсид он близок к квадрату, а также расширение восточных концов боковых нефов. Трехапсидный алтарь без жертвенника и дьяконика. Фундамент из тесаного камня, тогда как чаще встречается фундамент из нетесанного. Еще одной особенностью является то, что у центральной апсиды крайние грани не параллельны. А сужаются как в Петре или в крымской базилике Эски-Кермен. [71, С.140 – 141]

2. ЦЕРКОВЬ ХАШУПСИНСКОЙ КРЕПОСТИ.

Рис.3. Хашупсы: план крепости и храма, фото храма с юго-запада и анализ раствора.

Храм упоминается в работах [81; 50. С. 15]. Частичные раскопки проводились Хрушковой Л.Г.: [71, С.185 – 186.]

Церковь возведена на самом высоком восточном краю крепости, расположенной по ущелью реки Хашупсе, недалеко от Цандрипша, в 30 километрах от берега моря к северу. Церковь представляет собой однонефное сооружение с подковообразной изнутри и полукруглой снаружи выступающей апсидой с заплечиками. К церкви с западной стороны в более позднее время пристроен притвор. Церковь и крепость сильно разрушена во время турецкой экспансии в XVII – XVIII века. Если стены и башни в крепости сохранились достаточно хорошо, до 11 м, а вот стены храма сохранились на высоту до одного метра. В храме зафиксировано наличье одного дверного проёма с западной стороны, где имеется притвор. Размеры храма 16,2х6,9м. Наличье апсиды полукруглой формы снаружи и подковообразной изнутри, а также красной цемянки на полу сооружения, по мнению Хрушковой Л.Г., позволяет отнести строительство храма к V-VII векам. Стены храма сложены из небольших каменных блоков – плит известняка. Раствор известняковый, с примесью песка 18%.

3. ХРАМ ПШОУХУА.

Рис.4. Пшоухуа: план, фото и анализ раствора.

Храм упоминается в работах [60; 20. С. 110] Частичные раскопки проводились Сакания С.М. [60, С.44-45]; Храм расположен в одноимённом селе и административно входит в более крупное село Гечрипш Гагрского района. Из-за выселения Абхазов и садзов в Турцию из села Пшоухуа в 1884 году в это село переселили эстонцев. Новые переселенцы в поисках родниковых вод нашли источник, где олени пили воду и назвали свое новое место жительство «Сулево» – Олений или Счастливый источник. Позже в начале ХХ века, когда был обнаружен разрушенный храм в горах, место расположения его стали называть «Монастырем». В 1994 году парламент Абхазии восстановил старое название села Пшоухуа. Пшоухуа со староабхазского языка можно перевести как «Святой холм», или как «Святой храм». Село Пшоухуа расположено по левобережью пограничной реки Псоу. От пограничного моста реки Псоу до храма в селе около 15 километров. Сам памятник расположен на северо-западной окраине села, среди лесистой и гористой местности на вершине высокого плоского холма, на высоте 584 метра от уровня моря.

Храм представляет собой остатки стен прямоугольного сооружения с полукруглой вписанной апсидой. Наружные размеры этого храма ширина около 11 метров длина с притвором 13метров. Ширина основного зала 4,2м, длина вместе с апсидой 8,4м. К основному нефу с юга, и севера пристроены отдельные помещении разных размеров. Северная пристройка по длине короче южной и сильно разрушена, а южная по длине равна основной длине храма. Стены и храма, и пристройки сильно разрушены. С запада к храму пристроен классический открытый притвор с каменными скамьями вдоль южной и северной стен. Храм и его разные пристройки возведены с помощью бута с двусторонней облицовкой известняковыми блоками и плитами. Внутри храма, по всему периметру сохранились каменные скамьи. У входа в притвор археологами было обнаружено массивный блок в виде пятигранника. На его плоскости контррельефно дано изображение креста. Археологическая работа (она ещё не завершена) выявила, что храм страдал от огня как минимум два раза. После первого горения, слой горения до двух сантиметров, к храму пристроили притвор. Во время второго горения, мощность её слоя составил до десяти сантиметров. Тогда же вместе с храмом сгорел и притвор. Думается что, второй слой горенья связан с Турецкой экспансией, потому что после этого храм не возрождался.

Время возведения храма археологами предположительно отнесено к VI-VII векам

Стены возведены с помощью бута с двусторонней облицовкой известняковыми блоками и плитами. Раствор известняковый, с примесью песка 7% и 35%. Первый показатель явно соответствует времени основания храма, второй – времени его перестройки.

4. ХРАМ В ГАГРАХ.

Рис.5. Храм в Гаграх: план и фото.

Упомянут в [6; 97; .. 22; 21; 71; 48; 52; 56]; Раскопки на памятнике не проводились. Расположен внутри известной Гагрской крепости «Абаата», многократно восстановлен и обновлен. В нынешнем состоянии храм состоит из основного нефа с боковыми пристройками. Длина храма 13,70м., ширина 15м. Главный неф храма с алтарным полукружьем и окном вписан в основной прямоугольник сооружения. Боковые пристройки по длине и ширине разные. Все три помещения сообщаются между собой четырьмя дверными проёмами. И, каждое из трёх помещения имеют наружные дверные проёмы. На северной пристройке и на главном нефе по одному дверному проёму на западной стороне, и южной на южной стороне. Храм в Гаграх за XIX – XX века перетерпел немало перестроек. На рисунке одного из первых его исследователя приезжавший в Гагры в 1833 году Дюбуа де Монпере можно увидеть главный неф с выступающей полуциркульной апсидой, а также две симметричные помещения по сторонам, и притвор закрытого типа на западе. На рисунке можно отчётливо заметить, что ещё ранее верхние участки стен храма реконструировалось. Храм, очевидно, пострадал во время Русско-Турецкой войны 50х годов и потому русский гарнизон во второй половине XIX века, когда общество по восстановлению христианства на Кавказе возобновляло древние церкви, реконструировало его. Храм сложен из тесанных крупных известняковых блоков. Каменная алтарная преграда в виде аркады, который отделяет неф от апсиды, считается поздним явлением. В этом храме кроме древней кладки на стенах имеется резной декор в виде рельефного креста в круге. Рельеф по своей форме напоминает форму Мальтийского креста, что также является показателем древности храма. На территории Абхазии подобные кресты распространены в пределах VI – VIII веков. Время возведения этого храма исследователи относят к разным временам от V до X веков. Возможно, храм мог появиться одновременно с крепостью, в котором он находится. Время от времени храм, как и крепость, мог реконструироваться в зависимости от их состоянии и обстановки. Народное предание связывает этот храм с именем святого Ипатия Гагрского. Образцы для анализа известкового раствора взять не удалось. В этом храме кроме древней кладки на стенах имеется резной декор в виде рельефного креста в круге. Рельеф по своей форме напоминает форму Мальтийского креста, что также является показателем древности храма. На территории Абхазии подобные кресты распространены в пределах VI – VIII веков.

ХРАМОВЫЙ КОМПЛЕКС В СЕЛЕ АЛАХАДЗЫ.

Село Алахадзы административно относится к Гагрскому району. В этом селе имеется местность под названием Ахашныха в двух километрах от берега моря. Алахадзы с абхазского языка переводится как инжировый источник. А микротопоним «Ахашныха» как каменая святыня-церковь-икона. В этой местности до наших дней сохранились развалины храмов.

Рис.6.Храмовый комплекс Алахадзы: план храмов и фото.

5. ХРАМ № 1.

Рис.7. Алахадзы, храм 1: план, фото и анализ раствора.

Упомянут в [2; 20; 56; 71-75; 78; 98; 99]. Раскопки на храме проводили А.М. Апакидзе и З.В. Агрба в 1970-1971 гг, и в 1985 – 1986 – Хрушкова Л.Г. и Кобахия Б.С.

Ранний храм №1 был трё5хнефной базиликой с тремя выступающими апсидами. Наружные апсиды были полукруглыми, главная центральная апсида снаружи была пятигранной, а внутри полукруглой. Внутреннее пространство базилики пятью парами столбов делилось на три нефа. Центральный неф был два раза шире боковых. На западной стороне храма на всю его ширину имелся нартекс с тремя наружными входами. Из нартекса в нефы также вели три самостоятельных входа. Этот храм был крупнейшим не только в Абхазии, но всего Кавказа. Наружные размеры храма 50х28м. В строительстве храма использовали известняковые и песчаниковые блоки и плиты, также широко использовались керамические плинфы разных размеров. Раствор известковый, примесь песка 6%. Слой раствора не превышает толщину кирпича. Л. Г. Хрушкова, считает, что храм перекрывался деревянными стропилами. Разрушен был в результате пожара. Хронологически датируется V- началом VI вв. Это было время первой волны распространения христианской религии в Абхазии. Особенностью храма является отсутствие в базилике захоронений. План алтарной части близок к некоторым кипрским базиликам V века, которым характерны расположение апсид в одну линию и, в нескольких случаях, наличие в них дверей. Сообщающиеся апсиды встречались и в Малой Азии, например, базилика Мазылык Килисе конца V – начала VI в в Киликии. [72, С.124].

6. ХРАМ № 2.

Рис.8. Алахадзы, храм 2: план, реконструкция и анализ раствора.

Упомянут у [2; 20; 56; 71-75; 78; 98; 99]. Раскопки на храме проводили А.М. Апакидзе и З.В. Агрба в 1970-1971 гг, и в 1985 – 1986 – Хрушкова Л.Г. и Кобахия Б.С.

Второй храм на месте первого был возведён после его разрушения. Он претерпел ряд серьёзных изменений в форме, конструкции и размерах. Во втором строительном периоде наружные нефы были разобраны. Столбы центрального нефа первого храма были заложены и превращены в наружную стену второго храма. Когда боковые полукруглые апсиды были разобраны, центральная апсида приобрела семигранную форму. Трёх апсидный храм превратился в одноапсидный. В первом храме все три нефа на востоке имели самостоятельные апсиды, во втором все три новых нефа, оказались под одной. Деление первого центрального нефа на три новых сделало их очень узкими. Если ширина центрального нефа первого храма равнялось 11метрам, то ширина центрального нефа нового храма 3,5м, боковые соответственно еще меньше, около 2,2м. Внешняя длина храма 37м. В новом храме нартекс исчез, но появился каменный свод взамен деревянно-стропильного перекрытие. В кладке нового храма появился строительный материал в виде керамических ящиков, которых не было в предыдущем. Дверные проёмы в новом храме расположены с трёх сторон; западной, южной, северной. В алтарной части сохранился двухступенчатый синтрон с тронным местом в центре. В новом храме вдоль продольных и западной стен располагалась скамья. Во втором храме из-за характера кладки стен можно предположить наличье фресок. Время возведения второго храма по археомагнитному анализу датируется временем конца VIII начала IX веков. Время реконструкции этого храма по времени совпадает со временем создание самостоятельного Абхазского царства и, возможно, освобождения от византийской церкви.

Закладки древних столбов и новые опоры базилики выполнены из тесаного известняка. Отличительным моментом является применение в кладке керамических ящиков, которые уложены в облицовочных частях продольных стен базилики таким образом, что их днища выходят на лицевые поверхности стен как в интерьере, так и на наружных фасадах. Размеры у ящиков различные: 31х25, 41х31, 42х31, 42х28, глубина – 35 см, толщина стенок – 3 см (как у обычного кирпича). Один ящик – в северной стене особенный: 70х50х32. При толщине стенок 8 см. Выполнены они из глины красно-оранжевого цвета, хорошего обжига. В основном ящики применены в кладке более поздних элементов, которые были возведены между древними столбами, в том числе в закладке дверного проема, соединявшего центральную и северную апсиды. Стены были отштукатурены: при раскопках на восточной части северного фасада был обнаружен фрагмент тонкой серой штукатурки, расписанный белой известью «под квадры». Наибольший размер этих нарисованных «камней»: 78х32 см. Такой прием известен в византийской архитектуре в Херсонесе. Так же прочерченные «квадры» были в одном из помещений октогональной церкви в Себастополисе (Сухум). [71, с. 131). Раствор известняковый, с примесью песка 47%.

7. ХРАМ № 3.


Рис.9. Алахадзы, храм 3: план, фото и анализ раствора.

Упомянут у [2; 20; 56; 69; 71-75; 78; 98; 99]. Расчистка церкви была произведена Уваровой П.С., ею же составлен первый план. В 1970-1971 гг, раскопки проводили А.М. Апакидзе и З.В. Агрба, а в 1985 – 1986 – Хрушкова Л.Г. и Кобахия Б.С.

Третий храм расположен севернее второго, в непосредственной близости к нему. Относится к крестово-купольным храмам, ныне сильно разрушен. По сравнению с предыдущими памятниками старины он имеет очень скромные размеры: 20,7х11,6м. Этот храм, так же как и первый в комплексе, трехапсидный, и все три на востоке выступают полукругом, на западе имелся нартекс на всю его ширину. Центральная апсида шире боковых. Четыре столба в храме делят внутреннее пространство на девять отрезков, создавая в центре под куполом квадрат к которому примыкают рукава креста. Над средокрестьем возвышался купол, который опирался на четыре выше названных столба. Переход от подкупольного квадрата к внутреннему кругу барана, вероятно, производился с помощью пандатива – паруса. Все четыре рукава креста имеют одинаковые размеры по длине и ширине. К восточному рукаву креста примыкает условное помещения вима и алтарное полукружье, что придаёт плану храма удлиненный вид. Этому впечатлению помогает и широкий внутренний дверной проём нартекса. Входы в храм располагались на продольных и западной стенах. Особенность этого храма в том, что основные его стены опираются на ступенчатый цоколь. Этот цоколь идет по всему периметру храма. Подобный цоколь встречается в аналогичном крестово-купольном храме в селе Лыхны. Но в отличие от Лыхненского в этом храме не зафиксировано наличье притвора. Можно предположить, что притворы в этом храме могли быть деревянной конструкции и потому они не сохранились. Храм построен с помощью бута с двусторонней облицовкой из небольших блоков известняка. В строительстве также применили и керамические ящики. В храме были найдены два блока с рельефным изображением креста в круге. Один из них в слое разрушений, другой в кладке, что даёт возможность предположить о принадлежности этих блоков первому храму. Время строительство этого храма, из-за наличия одинаковых специфических керамических ящиков в строительстве второго и третьего храмов должны были происходить в одно время.

Строительные материалы и конструкции: Сложен из тесаного некрупного известняка, в апсидной части применены керамические ящики. Они меньше, чем в церкви № 2, стенки их более толстые, черепок худшего качества, более рыхлый и грубый, обжиг хуже. Они так же использованы в облицовке стен, донной частью наружу. Создается впечатление, что поздние строители подражали древним. Раствор известняковый, с примесью песка 51%.
Обнаружено два изображения креста, заключенного в круг. Древняя форма четырехконечного креста со слегка расширяющимися концами и удлиненной нижней ветвью позволяет отнести эти детали к первой базилике. И интерпретировать их как вторичное использование

ПИЦУНДА

В историческом и духовном плане Пицунда является одним из древних городов и религиозных центров Абхазии. Известно, что ещё во времена Диоклетианового гонения христиан в Римской империи, в её окраину выселяли в Абхазию солдат легионеров. Исторические сведения сообщают о том, что в Абхазию были выселены семь братьев – мучеников во главе с Орентием. Фактически во времена Римского императора Диоклетиана и ранее в Абхазию выселяли христиан для наказания, считая страну самой отдаленной и трудной для проживания. Внутри Пицундской крепости, больше известной как городище, обнаружены остатки четырех храмов, которые возводились в одном и том же месте на протяжении двухсот лет. Самый древний христианский храм был обнаружен под тремя последующими храмами. В научной литературе под храмом №1 рассматривается последний храм, раскопанный археологами, но самый древний из этой группы.

8. ХРАМ № 1.


Рис.10. Пицунда, храм 1 (план).

Упомянут в [7; 20; 21; 29; 34; 35; 40; 41; 42; 51; 56; 71; 79; 83]. Исследовался раскопками в 1950-х и в 1970-х гг.
От храма сохранился только каменный фундамент, построен он был с применением каменных блоков и кирпича. Представляет самую простую форму архитектуры, из известных христианских культовых построек. Это зальное однонефное сооружение с полукруглой апсидой на восточной стороне. Длина храма и его ширина для столь раннего времени были внушительными: 26,2 на 11,3м. Апсидное полукружье без заплечиков переходить в продольные стены. Интересно отметить, что широкие апсиды в таких больших сооружениях не встречались в эллинистическое или позднеантичное время, они были характерны для небольших сооружении, погребального характера. Это позволяет, предположит о том, этот Пицундский храм№1 не только древний по форме, но и был главным епископским храмом в городе, возможно и всего региона Абхазии. Поэтому все исследователи склонны считать этот храм кафедралом известного Пицундского эпископа Стратофила – участника Первого Вселенского собора в Никее созванного в 325 году. Собор осудил религиозные распри и осудил еретические стремления некоторых епископов. Было утверждено православие. Во всех документах имевшее историческое значение епископ Стратофил оставил свои подписи. Таким образом, он обессмертил свое имя и свою епархию, который он возглавлял. Храм был построен с применением каменных блоков и кирпича. Храм функционировал не долго, как и многие ранние христианские церкви, он был разрушен пожаром. Предполагается, что храм мог быт построен еще до принятия Миланского эдикта то. е. до 313 года. Его сооружение датируется между 313 – 325 гг, разрушение – серединой IV в. Разрушен пожаром. Ближайшие аналогии этому храму – древнейшая церковь Археополиса (Нокалакеви), церковь Колакерт в Армении

9. ХРАМ № 2.


Рис.11. Пицунда, храм 2 (план).

Так же упомянут в [7; 20; 21; 29; 34; 35; 40; 41; 42; 51; 56; 71; 79; 83]. Исследовался раскопками в 1950-х и в 1970-х гг. В пицундском городище был возведен на месте первого спустя некоторое время. Превосходил по своим размерам первый, и отличался по своей конструкции. Второй храм известен еще тем, что в этом храме сохранился напольная мозаика с христианскими сюжетами. План этого храма была необычной для всего региона. Он был трехнефной с одной асимметричной пятигранной снаружи и изнутри апсидой на восточной стороне и на всю ширину трех нефов. С западной стороны в храме на всю его ширину имелся широкий нартекс, с крещальней. Внутреннее пространства сооружения было разделено пятью парами колонн. Центральная часть храма была шире боковых. Два входа вели во внутрь нартекса: один с западной стороны, другой с южной стороны. Из нартекса в храм вели также два входа: один в северный неф, другой в центральный. Предполагается, что при такой конструкции третья дверь должна была вести в южный нартекс. В алтарной части по линии центрального нефа в храме было трапециевидное возвышение, на котором в центре на полу мозаикой было дано изображение «Хризмы» в медальоне. По сторонам медальона даны три полосы с орнаментом и надписью на греческом языке. Внутри храма на полу в других местах также широко представлены разнообразные растительные и геометрические орнаменты, и разнообразные композиции с птицами и животными связанные с христианскими символами. Наибольший интерес вызывает у верующих и исследователей мозаичное изображение, и повреждённая надпись которое сохранилась в западной части Хризмы. Существует разные версии прочтения этого письма, но наиболее верным можно считать «… в моление за Оренти и весь его дом». Имя мученика Оренти и его братьев широко почиталось верующими. Поскольку все они были выселены в Абхазию. Несмотря на то, что все они погибли и похоронены в разных местах на побережье чёрного моря, всё же нужно думать, что место их конечного выселения должны были быть почитателями отмечены. В данном храме в алтарной части в трапециевидной формы «эстрады» несмотря на отсутствие, каких либо погребений, можно считать особо выделенным памятным местом, где надпись указывает о том, что оно сооружено в честь великомученика Оренти и его братьев, что равно вес его дом. Мозаика в храме выполнена из каменных кубиков разных цветов и оттенков, и они уложены, и скреплены на известковом растворе цемянки. Второй храм вместе с нартексом имел следующие размеры: длина 28 м, ширина 13,2 м. Что касается напольной мозаики, то фрагменты её встречается и за пределами нартекса. Поэтому некоторые исследователи считают, что с западной стороны в храме имелся атриум. Не опровергая эту идею, можно предложить, что мозаика, которая сохранилась за пределами нартекса должна принадлежать экзонартексу. Относительно времени возведения этого храма у исследователей нет единого мнения. Тем не менее, все склонны ограничит хронологию рамками четвертого и пятого веков. Думается, что храм, мог быт, возведён, ближе к середине четвёртого века, а мозаика середина и конец четвёртого века. Этот храм, как и первый, погиб от пожара имевшее место в пятом веке. Пол церкви украшала мозаика, от которой сохранилось 30%, преимущественно в восточной части и в нартексе. Мозаики выполнены в технике opus tesselatum из довольно крупных (до 1 кв. см) кубиков разноцветных природных камней. Так же была найдена надпись на греческом, частично разрушенная, а так же большое количество кусков белого мрамора, особенно в южном нефе и рядом с базиликой. Некоторые архитектурные фрагменты находились во вторичном использовании: в закладке дверных проемов этой базилики и в кладке опор более поздней базилики, построенной на этом месте. На отдельных фрагментах было изображение креста, они, возможно, относились к алтарной преграде. На основании этих находок И.Н. Цицишвили предположил, что в базилике – единственной в западном Закавказье, промежуточными опорами служили не столбы, а мраморные колонны. Ассиметричная апсида обусловила и неравную ширину боковых нефов. Такая форма апсиды исключала перекрытие каменной конхой, и. скорее всего, имела, деревянное перекрытие – что тоже нетрадиционная черта.

В свое время Леквинадзе сопоставил этот храм с группой римских кладбищенских базилик константиновской эпохи, у которых апсида охватывает все три нефа: Св. Апостолов. Сан Лоренцо, Св. петра и Маркеллина.

10. ХРАМ № 3.


Рис.12. Пицунда, храм 3 (план).

Так же упомянут в [7; 20; 21; 29; 34; 35; 40; 41; 42; 51; 56; 71; 79; 83]. Исследовался раскопками в 1950-х и в 1970-х гг. Эта трехнефная базилика является образцовым базиликальным сооружением римско-византийского толка: разделение внутреннего пространство храма, наличье гранёной апсиды снаружи, полукруглая алтарная часть, наличье осевых и продольных входов, также трёх входов из нартекса, и чередования строительного материала каменных рядов с кирпичными рядами говорит о влиянии эллинистической римско-византийской школы культовой архитектуры

Сохранился этот храм лучше двух предыдущих и превосходил из по своему размеру. К Пицундскому храму №3 по форме и конструкции и плану наиболее близки константинопольские храмы базилики Иоанна Студия и Халкопратийская. Основное различье соотношение размеров. Храм №3 меньше по размерам, чем константинопольские церкви и у этого памятника отсутствует атриум. В отличие от второго раннее стоявшего храма этот отличается соразмерностью. Апсидная часть на восточной стороне охватывает лишь центральный неф, тогда как, у храма №2 апсидная часть охватывает все три нефа или всю его ширину. Дверные проёмы в третьем храме, расположены в продольных и на западной стенах, и одна дверь располагается на восточной стене южного нефа. Из нартекса три дверные проёмы ведут в каждый неф. Тогда, как во втором храме только одна дверь располагается на западной стене, а из нартекса только две двери ведут во внутр нефов. Апсида во втором храме ассиметричная, тогда, как в третьем все грани симметричны и имеют одинаковые размеры. Исследователи считают, что третий храм построен во второй половине пятого века. Но, можно предположит, что этот храм уже стоял тогда, когда возводили крепостную стену в продолжение к уже существовавшей крепости. Потому, что слишком близко от южной стены храма прошла оборонительная стена и боевая башня крепости. По меркам безопасности стена крепости должна было пройти на определённом расстоянии от храма. Или же храм должен был быт возведённым на расстоянии к стене крепости. Думается, что к моменту возведение крепости храм уже находился в запустении. Возможно, он построен в конце четвёртого века.
Стены сложены из грубо тесаных камней пористого морского конгломерата. В стене нартекса был виден фрагмент кирпичной кладки, который, как считают исследователи, был более поздним ремонтом. Размеры кирпичей в кладке: 42х26х4; 33х18х4; 43,5х25,5х4,5; 36х18х2,7; 27х18х5. Кирпичи, обнаруженные при раскопках церкви, другого формата, они соответствуют определенному стандарту: 34х28,5х3,5; 36х28.5х3,6 и 35х29х3,5.

11. ХРАМ № 4.


Рис.13. Пицунда, храм 4 (план).

Упомянут в [7; 20; 21; 29; 34; 35; 40; 41; 42; 51; 56; 71; 79; 83].. Исследовался раскопками в 1950-х и в 1970-х гг. Этот храм не похож ни на один из предыдущих сооружений. Храм однонефный с трёхгранной выступающей апсидой и подковообразной формой алтаря, и нартексом. Он построен не на месте предыдущего разрушенного третьего храма, а трёхгранная апсида четвёртого храма встроена в нартекс третьего. Размеры четвёртого храма длина 17,45м ширина 11,6м, довольно скромный по сравнению предшествующими. Характерные особенности этого памятника в том, что он не похож по плану ни на один из ранних трёх храмов. И не только на них, но и на всех других известных храмов Абхазии. Это, широкий нартекс, который равен половины длины нефа храма. Наружные широкие дверные проёмы расположены, как во втором, в нартексе с запада и юга. А, из нартекса широкий парадный вход вёл в основное помещение храма. Внутри нефа на продольных стенах расположены две пары, сильно выступающие пилястры. Эти пилястры условно делит внутреннее пространство на два участка. На эти пилястры опирались арки, и они создавали у продольных стен глубокие ниши со сводом не характерные для культовой архитектуры Абхазии в целом. Вдоль стен храма шли каменные скамьи. В апсиде в алтарном полукружии вдоль её стены шёл одноступенчатый синтрон. В северо – восточной части в алтаре имелось глубокая ниша. В центре алтарной части сохранилась каменный престол. Применения трёхгранной формы апсиды в этом храме, напрямую связан с константинопольской школой культовой архитектуры. Но, при этом глубокий нартекс и деление продольных стен нефа мощными выступающим стена подобными пилястрами говорить о восточном сирийском или антиохийском влиянии на эту архитектуру. Время возведения этого храма считается VI веком, но он не мог быть построен в неудобной и опасной близости от крепостной стены и башни. И потому датировка этого храма V веком больше соответствует культурному слою, на котором он сооружен.

12. ХРАМ № 5

Рис.14. Пицунда, храм 5 (план, фото и анализ раствора).

[7; 20; 21; 29; 34; 35; 40; 41; 42; 51; 56; 71; 79; 83].. Раскопками этого храма руководил в 1956 г. Т.М. Микеладзе. Расположен он вне крепостных стен, на юго-западной и известен, как двухапсидный. Этот храм имеет солидные размеры: в длину 28,5м, в ширину 14,5м, и относится к типу двойных церквей. Сооружение имеет две одинаковые залы – нефы, которые разделены массивным, прямоугольным в сечении столбом. Стены нефов тонкие и для их укрепления напротив столба имеются большие мощные пилястры. Такой же по мощности пилястр присутствует и в центре западной стены. С восточной стороны каждый неф заканчивается полукруглой изнутри и многогранной с наружи апсидой. Дверные проёмы расположены на западной стене по центру нефов. Строительным материалом служили тесанные каменные квадры и плоские керамические плинфы – кирпичи. Во время первых археологических работ было выявлено два слоя пола, но они были увязаны с ремонтными работами. Думается, что на месте двухапсидного храма в более раннее время функционировал другой храм. И, первый пол, наверняка был связан с ранним храмом. Наличье двух самостоятельных входов в храм являются интересным решением, но можно предположить наличье на западной стороне широкий нартекс. Двойные церкви в Абхазии больше нигде не зафиксированы. Более того, на черноморском побережье подобного типа храмы также отсутствуют. Но в других регионах двойные церкви встречаются. Их ареал достаточно широк – от Галлии до Сирии. Время возведение этого храма исследователи ограничиваются рамками VI века. Анализ известкового раствора показал примесь песка 8 %.

13. ХРАМ № 6.

Рис.15. Пицунда, храм 6 (план и анализ раствора).

[1; 14; 20; 38; 39; 56; 71]. Раскопки храма проводились в 1980 – 1981 гг. Г.А. Лордкипанидзе и З.В. Агрба. И в 1985 г Л.Г. Хрушковой.

Внутри церковной крепости между больницей и большим крестово-купольным храмом расположены остатки еще двух храмов – 6 и 7. Части храма №6 органично вошла в состав южной части седьмого храма. Храм №6 представлял собой небольшое зальное сооружение с полуциркульной апсидой. Ширина его была реконструированна и составила 6.1м., а длина не известнао. Этот храм разрушился в шестом или в начале седьмого века, после чего был возведён новой, внушительных размеров храм (№7), крестовой формы в плане и остатки старого вошли в новый. Так как остатки церкви сохранились на уровне фундамента, анализ материалов делался на остатках мартирия, одновременного этой церкви, остатки северной и восточной стен которого были использованы в более поздней церкви. Примесь песка в стенах мартирия – 4%

Датировка храма
разнится у разных исследователей от IV до VII в. Но, так как в Восточном Причерноморье, и в других местах простая полуциркульная форма предшествовала появлению граненых или прямоугольных снаружи апсид, то мы склоняемся к более ранней датировке храма. Анализ раствора этому не противоречит. Особенно показательны случаи, когда однонефные церкви IV века с полуциркульной апсидой сменялись в V в. постройками с граненной апсидой, как в Лусакерте в Армении или Св. Софии в Софии Болгарской [71, с. 104], или в базилика в Сухуме.

ХРАМ № 7.

Рис.16. Пицунда, храм 7 (план и анализ раствора).

[1; 14; 20; 38; 39; 56; 71].
Новый храм представлял собой крестовидное сооружение. Его ширина составляла 17,5 метров. Длина храма не выяснена, по причине того, что его остатки уходят под более позднее больничное здание. В новый храм также вошел остатки прямоугольного мартирия. К большому сожалению время не пощадила и это сооружение. От большого храма №7 сохранились лишь его боковые апсиды и фрагменты их стен. Центральная апсида, свод, купол и другие участки этого храма отсутствует. В боковых апсидах алтарные окна с наружи декорированы своеобразными арками и рельефными тягами. В строительстве храма использовали каменные блоки небольших размеров и кирпичи. Строители придерживались римско-византийской техники кладки: чередование ряда каменных блоков с рядами керамических плинфов. В апсидах, конхи, для их крепости, были выложены кирпичами. Кладка иррегулярная, размеры кирпичей: 35х22х3 см, 37х24х4,5 см, 35х28х3 см. Толщина раствора между рядами кирпичей составляет 3-4 см. примесь песка составляет 21%. Пол храма был залит известковым раствором и для крепости был добавлена толченая керамика. Крестовидный тип храма был популярным на всем христианском востоке с IV по X века. Хронологические рамки храма №7 исследователи ограничивают рамками VI –VII веков. Христианская архитектура культивировала крестовидный тип повсюду: и на Западе, и на Востоке. В Милане крестовидную церковь строит св. Амвросий в 386 г, на христианском Востоке подобные формы церквей встречаются: церковь Св. Апостолов в Константинополе. В V – VII вв они были очень популярны в Грузии, в Армении, в Малой Азии, особенно в Каппадокии и Ликаонии, в Крыму. [71, С. 110].

15. ХРАМ № 8. ПАТРИАРШИЙ СОБОР В ПИЦУНДЕ.

Рис.17. Пицунда, храм 8 (план и фото).

[14; 19; 20; 33; 52; 56; 62; 64; 96; 97; 100]. Крестово-купольный патриарший собор святого апостола Андрея – самый главный и величественный храм в Абхазии. Храм имеет нартекс на западе и обходные хоры на втором ярусе. В юго-западном углу нартекса внутри храма построена усыпальница в виде небольшой часовни с росписью. С восточной стороны храма выступают три полукруглые снаружи и изнутри апсиды. В центральной апсиде имеется три алтарных окна. На боковых апсидах по два окна в два яруса. Храм в плане представляет форму креста и на средокрестье возвышается цилиндрической формы с наружи и изнутри барабан с полусферической формой купола. Он опирается на двух приапсидных стенах и двух западных столба. Исторический в этом храме на всех трёх его сторонах кроме восточного имелся притворы, которые не сохранились. Общая длина храма 43,3 метра, ширина без учета притворов 22,7метров, высота 31 метр. Стены его от фундамента до двух метров возведены исключительно из известняковых каменных блоков белого цвета средней величины. Выше в кладке стены храма было использовано смешанное технологию римско-византийского образца «opus mikstum». Ряды каменной кладки перемежаются с керамическими плинфами. В Патриаршем соборе в верхних участках на уровне сводов каменные ряды кладок заканчивается, а оставшиеся части стены храма возводиться исключительно кирпичной кладкой. Барабан храма, купол и колонны, на которой опирается целиком, построен из кирпича. Главные входы в храме расположен на трёх его сторонах. Два входа на северной стороне и по одному на западной и южной. На торцевых стенах сводов рукавов креста на южной, северной и западной стенах имеется по три окна. Переход от подкупольного квадрата к кругу основания барабана производится сложной формой пандатива, имеющего в нижнем своем основании сложный ложковидный декор. Внутри храма на стенах и на куполе, и в усыпальнице сохранились великолепные разновременные фрески времён XI – XVI веков. Вопрос времени возведения этого храма у исследователей вызывает споры. Наиболее, широко распространённо мнение исследователей относит постройку храма к X-XI веков. [14; 19; 20; 33; 52; 56; 62; 64]. Другая группа исследователей считает, что храм построен в более раннее время (VI – VIII вв), но претерпел значительные перестройки [96; 97; 100]. Археологические разведки, проведённые в 2006 году на северной стороне храма, выявили ряд интересных моментов: выявлено каменное основание для лестницы, которая вела на второй этаж в хоры. На северо-западной стене в районе хора снаружи заметны следы закладки дверного проёма. Во-вторых, была выявлена строительная площадка, и обломки черепиц с рельефным изображением крестов VII – VIII веков, а так же фрагменты от стеклянных чашек, и керамических посуд этого времени. Интересны в этой связи данные патриарха Макария, деятеля XVII века писавшего об истории Антиохийского патриарха Феофилакта (744 – 750гг). В эти годы, прибывших из Абхазии священников, одного Иоанна он рукоположил в Католикосы с постоянным местожительством в Абхазии, другого рукоположил в епископы. Этот факт говорит о том, что Абхазская церковная организация, которая осталась в лоно иконопочитания, вынуждена была искать поддержку в Антиохийском патриархате. Получив поддержку, Абхазская церковь стала независимой на тот период от Константинопольского патриархата. И, безусловно, это дало возможность начать строительство главного собора Абхазского царства. Можно допустить, что подготовительные работы к строительству такого храма были начаты уже по возвращению рукоположенных священников. Завершение строительство такого большего храма могло занимать много времени и потому можно допустить, что он стал функционировать уже в IX веке.

По поводу строительства этого храма существует очень трогательная легенда: «Из-за любви к одной красавице, архитекторы храма и акведука поспорили. Кто быстрее завершит работу, а проигравший лишает себя жизни. Быстро возводили строители стены храма, уже почти завершили его своды, однако строитель акведука завершил свою работу. По уговору, проигравши в споре, лишил себя жизни. Его след на свежем известняковом растворе в куполе осталась. Барабан и купол храма был достроен учеником архитектора». И, поэтому сегодня снаружи в храме видны разные строительные приемы. До барабана купола храма применены чередования кирпичных рядов с каменными, а на завершающем этапе применяется только кирпичные кладки. Пицундский патриарший собор сегодня окружен большой каменной крепостью возведённой в XV-XVI века. Местная легенда гласить: «Абхазия в то время оказалось в очень трудном положении из-за турецкого нашествия. В особенности Святейший престол оказался перед разорением. Патриарх обратился к Абхазскому народу, призвал спасти великую святыню. Много тысяч собрались тогда у здания храма. «Торопитесь! Враг очень близко, пусть каждый принесёт и положит по одному камню вокруг храма – и будет в стене десять тысяч камней. Пусть каждый положит по пять камней, тогда враг не сможет, осквернит святыню!» – провозгласил патриарх. На следующее утро, когда враг подошел к Пицунде, он был удивлён этой крепости. Его разведчики доносили, что святейший престол беззащитен, а тут неприступная твердыня встала перед его глазами. Враг, пограбив окрестности, отступил. Но из – за опасностей которое возникло со стороны Османской империи в XVI веке, святейший Католикос – патриарх перенёс своё место пребывание из Пицунды в Гелати.

Строительные материалы и конструкции: Стены храма от фундамента до двух метров возведены исключительно из известняковых каменных блоков белого цвета средней величины. Выше в кладке стены храма было использовано смешанное технологию римско- византийского образца «opus mikstum». Ряды каменной кладки перемежаются с керамическими плинфами. В Патриаршем соборе в верхних участках на уровне сводов каменные ряды кладок заканчивается, а оставшиеся части стены храма возводиться исключительно кирпичной кладкой. Барабан храма, купол и колонны, на которой опирается целиком, построен из кирпича

16. ЧЫБУРНЫХ

Рис.18. Чыбурных, фото и план храма, анализ раствора и подъемный материал.

[70]. Раскопки на памятнике не проводились. Храм расположен на горе Карабтал (Караптал), на крутом склоне, на расстоянии 1,5 км от берега моря, и с высоты данной горы кажется море под ногами. Название Карабтал – как объяснили представители диаспоры из Турции, с турецкого языка в дословном переводе означает: Кара – черное, бтал – святилище. На садском диалекте чигурхаху означает: ху – холм, гора; ныха – место моления, святилища. Аныщъара – молиться Всевышнему или святому.)

Храм небольшой, с полукруглой, с заплечиками апсидой. Длина храма 9 – м, ширина – 4,7 м. с Северной стороны – притвор, длиной 4 м и шириной 2 м. Высота сохранившихся стен – 0,3 – 0,4 м от дневной поверхности, толщина – 0,6 м. Сложен из тесаных камней, примесь песка в растворе – 23 %.

Храм копался черными археологами. В алтарной части расположен грабительский раскоп, который уходит минимум на 0,4 м под фундамент храма. Глубина ямы – 2,3 м. Здесь же, в районе грабительской ямы, в апсиде нами были обнаружены археологические артефакты, выброшенные черными копателями: Наконечник копья с разомкнутой втулкой. Длина железного наконечника копья (сохранившаяся часть) составляет 17 см, ширина лезвия 3 см, толщина – 0,5 мм, диаметр втулки – 1,9 мм, длина втульей части копья 7,2 мм. Рабочая часть – 10,2 мм с резко выраженным ребром. Форма лавровидного листа. Аналоги таким наконечникам мы встречаем в цебельдинских погребениях. [65] Керамический сосуд – одноручный. Ручка уплощенная, прикреплена налепным способом, ширина плоскости составляет 3,8 мм, закреплено навершие венчика сосуда, емкость сосуда 0,7 литра. Дно сосуда в диаметре составляет 8 см 9 мм. Дно круглое, без закраин. Снаружи толщина стенок сосуда – 0,7 мм, высота сосуда 13,6 мм, длина ручки 9 см 2 мм. Венчик сосуда (навершие) заканчивается на нет (имеется ввиду на уменьшение закраины венчика к нулю). Высота сосуда 13 см 6 мм. Аналоги также встречаются среди цебельдинской керамики. [65]. Датируется храм предварительно .V – VII вв.

17. БЗЫБСКИЙ ХРАМ.

Рис.19. Бзыбский храм, план, фото и анализ раствора.

[9; 10; 20; 21; 30; 52; 56; 57; 67; 69; 80]. В 1948 – 1955 гг под руководством Р. Гвердцители храм расчистили и в ходе обмеров и консервации памятника заложили шурфы для поиска уровня первоначального пола.

Бзыбский храм был возведен на высоком холме окружённой крепостной стеной, расположенного у подножия горы в селе Бзыпта. Крепость в средневековую эпоху защищала живописное ущелье реки Бзыб. Храм и крепость считается, возведен одновременно. Бзыбский храм представляет собой руины крестово–купольное с тремя выступающими с наружи гранёнными и полукруглыми изнутри апсидами сооружение. Свод и купол храма время не пощадила. Стены до уровня пяты свода сохранились. На всех фасадах храма видны разрывы стен. Три входа вели во внутрь храма и располагались на трёх фасадах кроме восточного. На этих фасадах расположены и притворы. Внутреннее пространство храма представляет собой квадрат, разделенный условно на три нефов двумя парами столбов. Эти четыре столба образуют условный квадрат, к которому примыкают рукава креста. Над средокрестьем когда-то возвышался гранённый с наружи и цилиндрический изнутри барабан с куполом, который опирался на эти столбы. Центральная апсида имеет пятигранный выступ и три алтарных окна. Боковые апсиды имеют четырехгранные выступы и по одному алтарному окну. Все три апсиды соединялись дверными проемами, расположенными в приапсидных стенах. Внутри храма в алтарях стены сохранились до уровня конхи. Лучше сохранились боковые конхи. Все четыре рукава условного креста имели для равномерного освещения храма по три окна. Восточные, центральные алтарные окна имели одинаковые параметры и располагались на одной горизонтальной линии стены. Остальные три рукава имели также по три оконных проёма, но они располагались горкой над притворами и дверными проёмами. Когда-то оконные и дверные проемы в Бзыбском храме имелись скромные декоративные украшения в виде различных форм орнаментов. Декор в храме лучше сохранился на восточном фасаде. Прорезанные в стенах три алтарных окна объединены общей бровкой. Она представляет собой тягу шириной 23см, которая разделена на три части – по краям даны крученые жгуты, посередине проходит рельефная полоса треугольного профиля. Навершие окон центральной апсиды обрывается на боковых гранях. Окна боковых апсид украшены самостоятельными бровками, но с такими же орнаментами такого же профиля. Строительным материалом в Бзыбском храме служит известняковые блоки и забутовка из известкового раствора. Стены храма имеют двухстороннюю облицовку. Наружные блоки по размерам крупнее и лучше обработаны, чем внутренние. Это означает, что храм строился с учетом на роспись. Традиционно храм датируется X веком. Но ряд черт этого памятника, такие как кубообразная форма и разделение внутреннего пространства на девять отрезков, наличье четырех самостоятельных столбов, делящих храм на три нефа, говорят о том, что храм, мог быт возведён в конце VIII или в начале IX веков. Это было время формирования Абхазской средневековой культовой архитектуры.

18. ЛДЗАА

Рис.20. Храм в Лдзаа, фото и анализ раствора.

Представлен в [11-13] Частичные раскопки самого храма и погербений рядом с храмом производились в 2000-х годах Р.М.Барцыц

Описание: Памятник расположен в селе Лдзаа поселка Пицунда в 250 метрах от моря. На момент исследования находился в полуразрушенном состоянии высота образовавшегося холма – от одного до трех метров. В ходе частичных раскопок был расчищена южная и частично восточная стены. Внешние размеры храма 15,4х22, 4 м. толщина стен – 0.8 м. Внешняя апсида отсутствует, внутри – полукруглая. Сложен храм из местного, хорошо обработанного песчаника на известковом растворе, с примесью песка 16%. Местами снаружи сохранилась штукатурка. Прилегающая к храму территория в радиусе 150-200 метров усеяна обломками черепицы, керамических сосудов и иных предметов. На территории прилегающих к храму в ходе дальнейших раскопок выявлено около 20 погребений. По раскопанному – хотя и небольшому – материалу, можно предположить, что храм в селе Лдзаа относится к раннему периоду. Хотя пока несколько рискованно называть сколько-нибудь определенную дату, ориентировочно его можно причислить к культовым сооружениям IV -V вв., тем более, что некоторые предметы (украшения, стекло) датируются II-IV вв., если проводить аналогические параллели с другими находками в частности, экспонатами пицундского исторического музея.

Интерес к памятнику усиливает и его расположение – близ древнего святилища Лдзааныха.

19. ХРАМ МИКЕЛЬРИПШ.

Рис.21. Микельрипш, фото 2015 г и анализ раствора.

Литература о храме [5; 66] Храм, к огромному сожалению, не раскапывался и на сегодняшний день его уже не существует – был снесен бульдозером. В 2005 г, на его остатках были проведены частичные археологические работы Управлением по охране историко-культурного наследия РА. Точн6ого плана в 2005 г снято не было. Было зафиксировано, что, судя по восточной и южной частям, где местами сохранились плиты, основания стен и известковой цемянки пола, храм был сооружен из плиточного песчаника и плоских блоков известняка на известковом растворе. Взятый в 2015 г образец раствора показал примесь песка 15%. Храм имел прямоугольные очертания и, скорее всего, выступающую наружу полукруглую апсиду. Размеры храма реконструируются 16,7 м х 6,6 м, с толщиной стен 1,2 м у основания. Внутри храма в центре зала, почти примыкая к алтарю, была впущенная в материк прямоугольная погребальная яма, обложенная каменной кладкой на известковом растворе. Затем к стенам саркофага были приставлены длинные цельные плиты глинистого сланца, образовавшие склеп размером 2,2 мх0,6 м при глубине 0,8 м. Покровная плита отсутствовала. Внутри гробницы были разрозненные останки человеческого скелета. На юго-западном отвале земли, оставленном бульдозером, был найден обломок мраморной плиты с рельефным пояском.

На основе типологического анализа связующего раствора, а так же по небольшим остаткам керамических сосудов, формам и размерам строительных плинф, которые так же были обнаружены, храм, скорее всего, относится к периоду раннего средневековья

Список сокращений

ВДИ – Вестник древней истории

ВП – Великий Питиунт: Археологичсекие раскопки в Пицунде , Тбилиси, 1978

ИАИЯЛИ — Известия абхазского институт языка, литературы и истории

КСИА – Краткие сообщения Института Археологии

МАГК – Материалы по археологии Грузии и Кавказа

МАК – Материалы по археологии Кавказа

ПАИГ – Полевые археологические исследования в Грузии


Библиографический список
  1. Агрба З.В.  О некоторых археологических памятниках на территории Пицундского храма // ИАИЯЛИ. 1985 Т. XIII. С. 104 – 113.
  2. Агрба З.В. Раскопки раннесредневековой базилики в с. Алахадзы Гагрского района// Мацне. 1972. № 3. С. 149 – 160.
  3. Агрба З.В., Лордкипанидзе Г.А. Раскопки на территории комплекса Пицундского храма // Археологические открытия 1980 года в Абхазии. Тбилиси 1982. С.26-31.
  4. Агумаа А.С., Бгажба О.Х., Сакания С.М. Археологические раскопки в Бедийском храме в 2011 году // Археологические открытия 2010-2013 годов.  М., 2015. с.808.
  5. Агумаа А.С., Бжания В.В., Бжания Д.С., Хондзия З.Г., Сакания С.М., Канделаки Д.А. Остатки храма в селе Микельрипш // 50-я итоговая научная сессия (25-27 апреля). Тезисы докладов. Сухум. 2006. С.23-24.
  6. Адзинба Е.И. Архитектурные памятники Абхазии. Сухуми, 1958. С. 331.
  7. Апакидзе А. М. Полевые исследования Пицундской археологической экспедиции 1973г. //ВП. Т. II. С. 65-82.
  8. Архимандрит Леонид (Кавелин)  Путешествие на Кавказ и пребывание в Ново-Афонском монастыре. М. 1884.
  9. Архимандрит Леонид (Кавелин), 1887. Абхазия и ее христианские древности. М. 1887.
  10. Архимандрит Леонид (Кавелин), Абхазия и Ново-Афонский Симоно-Кананитский монастырь. С планом Аб хазского приморского берега, с 21 рисунком (ксилографии) памятников христианст ва в Абхазии и с планом Ново-Афонского монастыря. М., 1885. 138 с.
  11. Барцыц Р.М. Охранные археологические исследования в с. Лдзаа Гагрского района // Вторая Абхазская международная археологическая конференция (8 – 12 ноября 2008 г.). Посвящена памяти М.М. Трапш. Проблемы древней и средневековой археологии Кавказа. Материалы конференции. Сухум. 2011. С. 215- 217.
  12. Барцыц Р.М., Агумаа А.С. Археологические исследования в селе Лдзаа // Археологические открытия 2007 года. М. 2010. С.560.
  13. Барцыц Р.М.Раскопки раннесредневекового храма в селе Лдзаа поселка Пицунда.//Кавказ: история, культура, традиции, языки. Сухум, 2003. с. 223-227.
  14. Башкиров А.С. Археологические изыскания в Абхазии летом 1925 г.// Известия Абхазского научного общества. 1926. 4. С. 21-22.
  15. Бгажба О. Х., Саканиа С. М., Агумаа А. С.. Охранные археологические раскопки в Бедийском храме в 2011 г. // Третья Абхазская Международная археологическая конференция, посвященная памяти Г.К. Шамба «Археология и охрана наследия Восточного Причерноморья и сопредельных территорий», 28 нояб.-1 дек. 2011 г. С. 336 – 338.
  16. Бгажба О.Х., Сакания С.М. Результаты археологических раскопок в Моквском храме 2006 г. // Юбилейные XXV «Крупновские чтения» по археологии Северного Кавказа. Тезисы докладов. Владикавказ. 2008. С.35-41.
  17. Белецкий Д.В., Виноградов А.Ю. Нижний Архыз и Сенты: древнейшие храмы России.  Проблемы христианского искусства Алании и Кавказа. М. 2011. С. 255-325.
  18. Бжания В.В., Агумаа А.С., Барцыц Р.М., Бжания Д.С., Бирюков Ю.Д., Канделаки Д.А., Сакания С.М., Хондзия З.Г. Исследования Управления охраны историко-культурного наследия // АО 2006 года. М. 2009. С.716-721.
  19. Бирюков Ю. Н. Кафедральный собор в Пицунде и его место в архитектуре Абхазского царства // Архитектурное наследство. Вып. 49. М., 2008. С. 25–47.
  20. Виноградов А.Ю., Белецкий Д.В. Церковная архитектура Абхазии в эпоху Абхазского царства. Конец VIII-X веков. М. 2015
  21. Воронов Ю. Н. В мире архитектурных памятников Абхазии. М. Искусство. 1978. С. 93-94;
  22. Дидебулидзе М. Церковь в Старой Гагре // Дзеглис мегобари (Друзья памятников). Тбилиси, 1977. № 45. С. 16 – 27.
  23. Доброхотов Ф.П. Черноморское побережье Кавказа: справочная книга, Пг., 1916. С. 9 – 11.
  24. Ендольцева Е.Ю. Западное Закавказье и Каппадокия: некоторые иконографические параллели в период Македонской династии. Звери и кресты. // Российская археология. 2012.№ 3. С. 109-114.
  25. Ендольцева Е.Ю. К вопросу об изучении христианского искусства Абхазского царства //Учёные записки Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института Востоковедения РАН. Т. 1. Абхазия. М.: ИВ РАН. 2013. Отв.ред.: Скаков А.Ю.
  26. Ендольцева Е.Ю. Каменные рельефы Анакопии // Искусство Абхазского царства VIII – XI веков С. 87 -208 .
  27. Ендольцева Е.Ю. Об изображениях пророчества Исайи (11: 6-9). Рельеф из Абхазского государственного музея в г. Сухуме//  Проблемы хронологии и периодизации археологических памятников и культур северного Кавказа  XXVI “крупновские чтения” по археологии северного Кавказа: тезисы докладов международной научной конференции. Грозный, 2010 С. 129 – 132.
  28. Закария П.П. Базилики Западной Грузии: Доклад на IV Международном симпозиуме по грузинскому искусству. Тбилиси, 1983. С. 7 – 9.
  29. Каухичишвили Т. С. Греческая надпись Бичвинтской мозаики //ВП. Т. III. С. 218-241.
  30. Кация А.К., 1967. Памятники архитектуры в долине Цкуара // Материалы по археологии Абхазии. Тбилиси. С. 65-90.
  31. Кация А.К.1963,  Илори. Сухуми. 1963.
  32. Кондаков Н. П., Бакрадзе Д. Опись памятников древности в некоторых храмах и монастырях Грузии, СПб., 1890.
  33. Кулаковский Ю. А. ; Мелексет-Беков Л. М. Древнейшая Пицунда у Понта Евксинского // Записки Одесского общества истории и древностей. Т. 32. 1915. С. 109–122.
  34. Леквинадзе В. А. О древнейшей базилике Питиунта и её мозаиках //ВДИ. 1970. №2. С. 174-178.
  35. Леквинадзе В. А. О некоторых сооружениях древнего Питиунта // КСИА. 1968. Вып. 113. С. 53-58.
  36. Леквинадзе В.А. Гантиадская базилика // СА. 1970. № 3. С.162-174.
  37. Леквинадзе В.А. О постройках Юстиниана в Западной Грузии. // ВВ. 1973. Т. 34. С.181 – 185.
  38. Лордкипанидзе Г.А. Исследования в Пицунде // АО 1980 г. М., 1981 С. 402-403.
  39. Лордкипанидзе Г.А., Агрба З.В. Раскопки на территории комплекса Пицундского храма // Археологические открытия 1980 года в Абхазии. Тбилиси, 1982. С. 26-31.
  40. Мацулевич Л. А. Мозаика Бичвинты-Великого Питиунта //ВП. Т. III. С. 104-105.
  41. Мацулевич Л. А. Открытие мозаичного пола в Древнем Питиунте // ВДИ. 1956. №4. С. 145-153.
  42. Микеладзе Т. К. Двухапсидная церковь  Бичвинта//МАГК. Т. II. 1963. С. 125-131.
  43. Павлинов А. М. Эни-Рабат // Материалы по археологии Кавказа. Вып. 3. 1893. С. 69–70.
  44. Павлинов А.М.  Мокви // МАК. Вып. III. М., 1893. С. 14–16.
  45. Павлинов А.М. Путевые заметки (экспедиция на Кавказе 1888) // МАК. Вып. III. 1893 С. 1 – 92.
  46. Пачулиа В.П. Абхазия – край туризма. Сухуми, 1975. С.84.
  47. Пачулиа В.П. По древней , но вечно молодой Абхазии. Сухуми, 1969. С.192.
  48. Пачулия В. П. Исторические памятники Абхазии, их значение и охрана. М. 1968.
  49. Пачулия В.П., Кация А.К. 1968. Моквский собор. М. 1968.
  50. Пищулина В. В. Христианское храмовое зодчество Северного Кавказа периода средневековья. Ростов-на-Дону, 2006., 319 с.
  51. Рамишвили Р. М. Археологические раскопки в Бичвинте (III участок, предворительный отчет о раскопках в 1956-1957гг.).//МАГК. 1963. Т. III. С. 69-83.
  52. Рчеулишвили Л. Д. Купольная архитектура VIII-X веков в Абхазии. Тбилиси, 1988. С. 45.
  53. Рчеулошвили Л.Д. Некоторые аспекты грузинской архитектуры Черноморского побережья // Средневековое искусство: Русь. Грузия. М., 1978. С. 21 – 28.
  54. Рчеулошвили Л.Д. По поводу интерпретации архитектурных памятников как исторических документов // Мацне. 1975. № 4. С. 185 – 186.
  55. Рчеушвили Л.Д. Купольная архитектура VIII—X вв. в Абхазии. Тбилиси 1988.
  56. Саканиа С. М. Культовое зодчество средневековой Абхазии. // Абхазы. М. Наука. 2012. С. 259-270.
  57. Сакания С.М. Бзыбский храм и происхождение крестово-купольной формы // Тезисы докладов АБИГИ. Сухум. 2001.
  58. Сакания С.М. Кячский храм // Тезисы докладов научной сессии АГМ. Сухум. 1988. С.16-17.
  59. Сакания С.М. Притвор зальной церкви в с. Джал // Проблемы хронологии и периодизации археологических памятников и культур Северного Кавказа. XXVI «Крупновские чтения» по археологии Северного Кавказа. Магас. 26-30 апреля 2010 года. Тезисы докладов. С. 317-319.
  60. Сакания С.М. Храм в с. Пшоухва // 50-я итоговая научная сессия (25-27 апреля). Тезисы докладов. Сухум, 2006. С.44-45.
  61. Сакания С.М. Хронологические параллели Лыхненского и Зеленчукского храмов // Древний Кавказ: ретроспекция культур. Международная научная конференция, посвященная 100-летию со дня рождения Е.И. Крупнова. (XXIII Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа). Тезисы докладов. М. 2004. С.177-178.
  62. Северов Н. П. Памятники грузинского зодчества. М., 1947. С. 195.
  63. Сизов В.И.  Восточное побережье Черного моря.// МАК.II. М.,1889.
  64. Толстой И., Кондаков Н. Русские древности в памятниках искусства. Вып. 4. Спб., 1891. С. 60–61.
  65. Трапш М.М., Материалы по археологии средневековой Абхазии // Труды в 4-х томах. Т.4. / Отв. ред. А.Х. Халиков. Сухуми: Алашара,  1975. 254 с.
  66. Требелева Г.В., Сакания С.М., Хондзия З.Г., Юрков Г.Ю. Раннесредневековые храмы Абхазии: совместные российско-абхазские исследования.// VI «Анфимовские чтения» по археологии Западного Кавказа. Краснодар 2016, С.220 – 224.
  67. Уварова П.С. Абхазия, Аджария, Шавшетия, Посховский участок. Путевые заметки. М. 1891.
  68. Уварова П.С. Материалы по археологии Кавказа.// МАК.IV. М, 1894.
  69. Уварова П.С. Христианские памятники Кавказа. //МАК. IV. М., 1894.
  70. Хондзия З.Г., Требелева Г.В., Юрков Г.Ю. Святое место Чигурных и раннесредневековый храм//// VI «Анфимовские чтения» по археологии Западного Кавказа. Краснодар 2016, С 243 – 245.
  71. Хрушкова Л.Г. Раннехристианские памятники Восточного Причерноморья. М., 2002.
  72. Хрушкова Л.Г. Архитектурный комплекс в селе Алахадзы (Абхазия) // Архитектурное наследство. 1992. Т. 39. С.56-63.
  73. Хрушкова Л.Г. Две раннехристианские трехапсидные церкви Абхазии// КСИА. 1993. Вып. 209. С. 101 – 107.
  74. Хрушкова Л.Г. Завершение исследования архитектурного комплекса в селе Алахадзы // Археологические открытия в Абхазии 1986 – 1987 гг. Тбилиси. 1990. С. 45-504.
  75. Хрушкова Л.Г. Цандрипш: Материалы по раннехристианскому строительству в Абхазии. Сухуми, 1985. С. 15 – 60; Греческая надпись из Цандрипшской (Гантиадской) базилики // Источниковедческие разыскания. Тбилиси, 1985. С. 224 – 230.
  76. Хрушкова Л.Г. Цандрипшская базилика в селе Гантиади близ г. Гагра // АО 1980 года в Абхазии. Тбилиси, 1982. С. 37 -44.
  77. Хрушкова Л.Г. Раскопки Цандрипшской базилики в с.Гантиади (Абхазия)// АО 1981. М., 1981. С. 402-403.
  78. Хрушкова Л.Г.. Кобахия Б.С. Исследование архитектурного комплекса в селе Алахадзы зоны г. Гагра // Археологические открытия в Абхазии 1985 г. Тбилиси, 1990. С. 30 – 38.
  79. Цицишвили И. Н. Комплекс церковных сооружений в Пицунде //ВП. Т. II. С. 113-118.
  80. Чернявский С.В. Записка о памятниках Закавказья, исследование которых наиболее настоятельно // V археологический съезд в Тифлисе, М., 1882.Т. I.
  81. Шамба Г.К. Археологические разведки 1967 г в Гагрском районе // Материалы по археологии и искусству Абхазии. Сухуми, 1974. С. 65 – 66.
  82. Шервашидзе Л.А. Резные камни церкви на холме Арасарху близ Цебельды // Известия АбИЯЛИ. Тбилиси  1975.Т. IV. С.81-99.
  83. Шервашидзе Л. А. Пицундская мозаика // ВП. Т. III. 169-193.
  84. Шервашидзе Л.А.  Археологические раскопки в крепости Абаанта // ПАИГ в 1976 г. Тбилиси, 1979. С.43-45.
  85. Шервашидзе Л.А. 1959, Церковь в с.Акапа (Одиши) около Сухуми // Труды АбИЯЛИ. Сухуми. Т. XXX. С.115-120.
  86. Шервашидзе Л.А. 1965, Исследование средневекового храма Ауахуамахуы в с. Октомбери Абхазской АССР // Материалы сессии, посвященной итогам археологических и этнографических исследований 1964 в СССР. (Тезисы докладов). Баку. С.145-146.
  87. Шервашидзе Л.А. 1967. Цкелкари (Ацкар) //Материалы по археологии Абхазии. Тбилиси. С.39-64.
  88. Шервашидзе Л.А. 1969.Неизвестный храм на горе Амбара Гудаутского района около села Хуап // XVII научная сессия Абхазского института. Тезисы докладов. Сухуми. С.19-20.
  89. Шервашидзе Л.А. Аилага-Абыху. Средневековый монастырский комплекс в с. Бамбора // IV международный симпозиум по грузинскому искусству. Тбилиси, 1983. С.8.
  90. Шервашидзе Л.А. Мапаш Охуаме в с. Царче // Тезисы докладов на XVII научной сессии АбИЯЛИ. Сухуми, 1966. С.11-12.
  91. Шервашидзе Л.А. Некоторые средневековые стенные росписи на территории Абхазии. Тбилиси: Хеловшеба, 1971. 187 с.
  92. Шервашидзе Л.А. Отапский храм // Тезисы докладов, посвященных итогам полевых археологических исследований в 1970 г. в СССР. Тбилиси, 1971а. С.219-220.
  93. Шервашидзе Л.А. Церковь св. Николая в с. Хуап Гудаутского р-на // Доклады на всесоюзной сессии археологов и этнографов. М., 1968 С.23-24.
  94. Шервашидзе Л.А., Средневековая монументальная живопись в Абхазии. Тбилиси 1980.
  95. Шервашидзе Л.А., Столб из села Анухва // Труды АГМ. Вып.IV. Сухуми. 1974. С.176-185.
  96. Якобсон А.Л. О дате большого храма в Пицунде (Абхазия) // КСИА. 1972. Вып. 132.
  97. Dubois de Monpereux F. Voyage autour du Caucase chez les Tcherkesses et les Abkhases en Colchide, en Georgie, en Armenie et en Crimee.. T. 1. Paris, 1843
  98. Khroushkova L.. Les edifices paleochretiens en Transcaucasie Occidentale // Byz., 1989. T.LIX. P.88-127.
  99. Khroushkova L.. Les eglises de l’epoque justinienne en Colchide // Acta XIII CIAC. Citta del Vaticano; Split, 1998 (Studi di Antichita Cristiana. LIV; Vjesnik za arheologiju i historiju Dalmatinsku. Supl. Vol. 88). II. P. 823 – 836.
  100. Reineggs J. Allgemeine historisch-topographische Beschreibung des Kaukasus. T. 2. Hildesheim, Sankt-Petersburg, 1797.


Все статьи автора «Требелева Галина Викторовна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: