УДК 94(47).07/08

СЛУЖЕБНЫЕ И ШКОЛЬНЫЕ ЗАБОТЫ СВЯЩЕННИКА ИЗ УЕЗДНОГО ГОРОДА СЕРЕДИНЫ 19-ГО СТОЛЕТИЯ

Чеботарёва Кристина Евгеньевна
Самарский национально-исследовательский университет
студентка второго курса исторического факультета международных отношений

Аннотация
В статье анализируется повседневная жизнь и деятельность провинциального духовенства в дореформенной России. В качестве примера рассматриваются священники уездных городов Самарской губернии. Благодаря изучению архивных и опубликованных материалов, становятся ясными мотивы выбора ими приоритетов в церковном и общественном служении.

Ключевые слова: духовенство, история Поволжья, народное образование, провинциальный город, религиозное воспитание, Россия в XIX в.


SERVICE AND ACADEMIC DUTIES OF THE DISTRICT TOWN PRIEST IN THE MIDDLE OF THE 19TH CENTURY

Chebotareva Kristina Evgenevna
Samara National Research University named after academician S.P. Korolev
student of history faculty international relationships, member in scientific and social activities

Abstract
Local priests of chief district towns in Samara region are considered in the article. Due to the detailed analysis of archives and published issues, their priorities in religious and social service become clear.

Keywords: clergy, district town, history of the Volga Region, public education, religion education, Russia in the 19th century


Рубрика: Религия

Библиографическая ссылка на статью:
Чеботарёва К.Е. Служебные и школьные заботы священника из уездного города середины 19-го столетия // Гуманитарные научные исследования. 2017. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2017/03/22244 (дата обращения: 27.05.2017).

Роль русской православной церкви и духовенства в культурной жизни и повседневности дореволюционной России стала изучаться в последнее время гораздо глубже. Число исследователей жизни и быта священнослужителей растет. Этот интерес не удивителен, если взглянуть на широкий круг деятельности и влияния церкви.

Один из наиболее известных современных исследователей Б.Н. Миронов утверждает, что интерес историков сейчас сместился в сторону материального положения духовенства, его взаимоотношений с населением, органами церковной и государственной власти [9, c. 65]. Он указывает, что в течении всего периода существования Российской империи материальное положение белого или приходского духовенства казалось самим клирикам недостаточным и являлось для них болезненным вопросом. Духовенство постоянно жаловалось на материальные трудности. Однако в XVIII-‎XIX вв. недовольными своим благосостоянием были практически все образованные сословия: и офицерство, и дворянство и чиновничество. Следует упомянуть, что сам император, который являлся самым богатым человеком России, также жаловался, что ему мало на содержание семейства 31 млн. руб. в год [8, c. 156].

Источниками благосостояния священников и церковнослужителей в императорской России являлись «кружечный и кошельковый сборы, продажа свечей, проценты с капиталов, помещённые в банковские ценные бумаги, пожертвования и плата молящихся за исполнение треб. Кроме того, большинство причтов епархии получало казённое жалование» [19, c. 94].

Определенный заработок также давала работа в школах. С 1811 г. Закон Божий стал обязательным предметом во всех начальных, средних и военных учебных заведениях [20, c. 901-902]. Занятия по нему вели не светские учителя, а представители духовенства, которых именовали законоучителями. Конечно, в школы старались направлять, по возможности, ученых священников, получивших образование в духовных академиях и семинариях [5, с. 143]. Им же нередко поручали вести в начальных приходских школах и остальные предметы, поскольку «духовенство было самым образованным сословием в России, по крайней мере, по уровню элементарной грамотности» [16, с. 17]. Религиозно-образовательная проповедническая работа велась священниками и среди взрослых прихожан [17]. Были среди них и те, кто занимался краеведческими исследованиями [13, с. 67-69].

Вообще просветительская деятельность духовенства остается не до конца оцененной. Если и есть в этом вина отечественной исторической науки, поскольку долгое время эта сторона общественного служения священников замалчивалась, то в современной России данный недостаток стал устраняться [7]. Внимание исследователей привлекают, прежде всего, истинные подвижники просвещения из православного клира, отдававшие все силы делу народного образования [2]. Примером является священник Иоанн Милордов, который открыл училище в собственном доме в Бугуруслане, долгое время содержал его без помощи от горожан и без привлечения других учителей, там он обучал учеников всех сословий и обоих полов «без всякого воздаяния» [4, с. 9].

Однако немало других священников, пусть не столь самоотверженно, но в меру собственных возможностей просвещали своих юных прихожан в школе или дома, получая за это плату [3, с. 58-59]. Они же участвовали в устройстве воскресных школ для обучения тех, кто вышел из школьного возраста, не получив образования [12, с. 365]. При этом им также приходилось испытывать трудности из-за обилия возложенных на них обязанностей.

В XIX в. русская церковь была подчинена светской власти, и лица духовного звания превращались фактически в государственных служащих. Они должны были приносить присягу на верность государству, которое «накладывало на священников не только церковные, но и административные обязанности». Священники вели метрические книги, собирали сведения о прихожанах, желающих заключить брак, контролировали порядок погребения мертвых тел. «Настоятели храмов обязаны были предоставлять благочинным священникам сведения для различного рода отчетов». В свою очередь, «функции благочинных состояли в контроле за поведением духовенства, правильностью ведения церковного хозяйства и церковных документов, в наблюдении за отношениями между священно- и церковнослужителями и прихожанами, в предоставлении отчетов и донесений епархиальному начальству о важных случаях и происшествиях». За неисполнение обязанностей, за ошибки в отчетах могло последовать наказание в виде штрафа, лишения прихода, ссылки на покаяние в монастырь, предания суду [15, c. 15-16]. Жизненные обстоятельства могли складываться так, что не всегда удавалось уделять школьному делу должное внимание.

Стараниями светских и духовных властей были собраны ценные исторические источники о народном просвещении и религиозной жизни XIX века в различных регионах [18]. В Центральном государственном архиве Самарской области (ЦГАСО) привлекает внимание дело, где упоминается Николай Иванович Фёдоров, благочинный, протоиерей и законоучитель уездного училища в городе Бугульме. Этот город был уездным центром недавно образованной (в 1851 г.) Самарской губернии [11, c. 9]. На примере отца Николая может быть показана биография далеко не рядового, хотя и типичного русского батюшки, испытавшего затруднения с одновременным выполнением и прямых служебных, и общественно-просветительских обязанностей.

Священнику было в 1859 г. 56 лет. Это был заслуженный и уважаемый пастырь, отмеченный знаками церковного отличия (камилавкой, наперсным крестом) и государственными наградами: орденами Святой Анны 2 и 3-й степени, крестом в память войны 1853-56 годов [1, л. 40 об.]. Кроме того, за представление значительной благотворительной суммы в пользу бедных духовного звания ему была объявлена от самарского архиерея особая благодарность.

Жалованье отец Николай получал в размере 200 руб. и обладал недвижимым имуществом в виде деревянного дома в Бугульме. Священник, как и положено, был женат и, видимо, являлся хорошим семьянином. Его жену звали Татьяной Терентьевной, у них было 6 детей, в том числе 4 сына и 2 дочери: Николай, Иван, Василий, Петр, Варвара, Екатерина [1, л. 38].

В конце 1859 г. был уволен штатный смотритель Бугульминского уездного училища Г.Н. Потанин. Формальным поводом к увольнению стало обвинение его в грубом отношении к детям [1, л. 6 и об.]. Была и другая версия случившемуся, объяснявшая увольнение штатного смотрителя его конфликтом с самарским губернатором и бугульминским городским головой [10, c. 150]. Именно эту версию принял поэт Н.А. Некрасов, который взял под свою опеку оставшегося без средств существования Потанина [6, c. 158]. Вскоре тот «стал одним из авторов журнала “Современник”» [14, c. 61]. Уездное же и приходские училища Бугульмы остались без своего руководителя – штатного смотрителя.

На предложение занять должность «исправляющего за штатного смотрителя» (сейчас бы сказали «исполняющего обязанности директора») Фёдоров ответил, что у него приближается время отчётов по благочинию и церквям, а потому принять на себя новую обязанность он не может. Он писал на следующий день после Рождества директору училищ Самарской губернии Э.Х. Ангерману: «По предложению Вашего Высокородия от 17 декабря …, полученному мною в 25 число, я затрудняюсь принять на себя исправление должности штатного смотрителя бугульминских училищ: потому что состою в непосредственном ведомстве епархиального начальства, которое может делать мне поручения свои, поставляющие меня в совершенную невозможность исполнить поручения Вашего Высокородия. Почему я, не приступая к принятию дел и имуществ бугульминских училищ от г. Потанина, осмеливаюсь покорнейше просить Ваше Высокородие: не благоугодно ли будет исправление должности бугульминского штатного смотрителя поручить г. учителю Карантовскому?» [1, л. 23].

Как мы убедились, священники выполняли очень большой круг обязанностей. Эти обязанности были связаны и со службой в храме, и с просветительской деятельностью, и с общественной жизнью, и даже с государственными обязанностями (например, с учётом актов гражданского состояния – рождения, брака, смерти). Вследствие этого происходили ситуации, когда духовенству приходилось отказываться от каких-либо важных и почетных, но хлопотных функций, взвесив свои реальные силы. Такая же проблема возникла и в Бугульме. Училищное губернское начальство надеялось на то, что Фёдоров временно возглавит школу, но сам он так не считал. В этом конфликте не было социальной, да и психологической подоплеки, для истории он интересен ярким проявлением той роли, которую играла церковь и ее служители в жизни русского общества накануне Великих реформ.


Библиографический список
  1. Центральный государственный архив Самарской области (ЦГАСО). Ф. 360. Оп. 10. Д. 47.
  2. Артамонова Л.М. «Заведение собственным иждивением училища…». Роль священников в создании и поддержке школ Казанского учебного округа первых десятилетий его существования // Центр и периферия. 2012. № 1. С. 76-81.
  3. Артамонова Л.М. Закон Божий в школах России и Поволжья при Александре I // Вестник Самарского государственного университета. 2013. № 8-2 (109). С. 55-64
  4. Артамонова Л.М. Бугурусланский священник Иоанн Милордов и становление народного образования в русской провинции первой половины 19-го столетия // Наука и культура России. 2014. Т. 1. С. 8-11.
  5. Артамонова Л.М. Провинциальное учительство и его занятия наукой в 1850-1860-е гг. (по архивным и опубликованным материалам Самарской губернии // Вестник Самарского государственного университета. 2015. № 7 (129). С. 140-148.
  6. Артамонова Л.М. Просветительская деятельность самарского губернатора К.К. Грота: столичный чиновник в культурном пространстве провинции // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств. 2014. № 2 (19). С. 156-161.
  7. Артамонова Л.М. Участие духовенства в открытии и деятельности общеобразовательных школ Казанского учебного округа в первой трети XIX века // Вестник Самарского государственного университета. 2012. № 8-2 (99). С. 110-117.
  8. Миронов Б.Н. Американский историк о русском духовном сословии // Вопросы истории. 1987. № 1. С. 153-158.
  9. Миронов Б.Н. Жизненный уровень российского приходского православного духовенства в имперской России. // Исторический журнал: научные исследования. 2015. № 1. C. 65-80.
  10. Смирнов Ю.Н. Г.Н. Потанин в культурном пространстве дореформенной Самары // Модернизация культуры: идеи и парадигмы культурных изменений: материалы Международной научно-практической конференции. Самара, 2014. Ч. 2. С. 145-152.
  11. Смирнов Ю.Н. К 160-летию Самарской губернии: зачем и как она была создана? Самара, 2011.
  12. Смирнов Ю.Н. Воздействие социального и культурного пространства провинциального города на формирование элементов гражданского общества (по материалам Самары в эпоху подготовки и реализации Великих реформ) // Модернизация культуры: от культурной политики к власти культуры: материалы IV Международной научно-практической конференции. Самара, 2016. Ч. 1. С. 358-370.
  13. Смирнов Ю.Н. Материалы о самарском крестьянстве дореформенной эпохи в Русском географическом обществе и их авторы // Вестник Самарского государственного университета. 2013. № 8-2 (109). С. 65-73.
  14. Смирнов Ю.Н. Традиция и культура городского населения Самары в записях и осмыслении образованных краеведов середины XIX века // Модернизация культуры: идеи и парадигмы культурных изменений: материалы Международной научно-практической конференции. Самара, 2013. Ч. 2. С. 57-65.
  15. Бирюкова А.Б. Круг обязанностей и повседневных дел приходского духовенства поволжских городов в дореформенную эпоху // Наука и культура России. Самара, 2012. С. 13-16.
  16. Бирюкова А.Б Социокультурный облик образовательных учреждений провинциальных городов дореформенной России (по материалам Среднего Поволжья) // Наука и культура России. Самара, 2011. С. 17-19.
  17. Кошелева А.И. Проповедническая деятельность приходского духовенства в епархиях Среднего Поволжья в пореформенный период (на примере Пензенской и Самарской епархий) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2010. № 2. С. 38-39.
  18. Черкасова М.В. Деятельность Самарской духовной консистории по сохранению церковной документации // Модернизация культуры: от культурной политики к власти культуры Материалы IV Международной научно-практической конференции. Самара, 2016. Ч. I. С. 457-463.
  19. Якунин В.Н. Церковная жизнь и православная культура в Самарском крае в XVI – ХХ вв. // Балтийский гуманитарный журнал. 2015. № 1. С. 92-101.
  20. Artamonova L.M. Modernization of “Collective Beliefs” and “Cultural Capital” in the Russian Empire: From Enlightened Absolutism to Civil Society // Былые годы. Российский исторический журнал. 2016. № 41-1 (3-1). С. 899-907.


Все статьи автора «Чеботарёва Кристина Евгеньевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: