УДК 81

СИНТЕЗ ТЕКСТА И ИЗОБРАЖЕНИЯ В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Кузнецова Екатерина Григорьевна
Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова
аспирант, кафедра лингвистики, перевода и межкультурной коммуникации, Факультет иностранных языков и регионоведения

Аннотация
В статье рассматривается проблема синтеза текста и изображения как элементов различных семиотических систем в художественной литературе. В этой связи выделяются поликодовые и иллюстрированные художественные тексты. Несмотря на их внешнее сходство, в работе предпринята попытка доказать, что природа взаимодействия компонентов разных семиотических система в таких текстах отлична, поэтому между ними нельзя ставить знак равенства.

Ключевые слова: вербальный текст, изображение, иллюстрированный художественный текст, невербальный компонент, Поликодовый художественный текст


SYNTHESIS OF VERBAL TEXT AND IMAGE IN LITERATURE

Kuznetsova Ekaterina Grigorevna
Lomonosov Moscow State University
Postgraduate student, Department of Linguistics, Translation and Intercultural Communication, Faculty of Foreign Languages and Area Studies

Abstract
The article provides an insight into the problem of synthesis of a verbal text and an image as elements of different semiotic systems in literature. In this regard the author distinguishes multimodal and illustrated litarary texts. In spite of their formal resemblance the author undertakes to prove that the nature of component correlation in these two types of texts is different.

Рубрика: Лингвистика

Библиографическая ссылка на статью:
Кузнецова Е.Г. Синтез текста и изображения в художественной литературе // Гуманитарные научные исследования. 2017. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2017/01/18802 (дата обращения: 27.05.2017).

Письменность и изображение тысячелетия сопровождают человечество как средства коммуникации, причем на ранней стадии они были теснейшим образом связаны. Как отмечает А.А. Бернацкая, «письменность генетически связана с изобразительным искусством» [1, с.107]. Впоследствии их функции разделились, однако письменность и изобразительное искусство на протяжении всего пути своего развития продолжали взаимообогащать друг друга.

В анализируемом нами материале, т.е. в художественных текстах, мы часто сталкиваемся с таким явлением, как синтез текста и изображения, которые выступают в качестве элементов различных семиотических систем. В этом отношении необходимо выделить поликодовые художественные тексты и иллюстрированные художественные тексты.

По мнению некоторых исследователей, иллюстрированные тексты можно считать поликодовыми текстами. Например, О.В.Тимашева и Е.В.Бабич, анализируя роман Ч. Диккенса «Посмертные записки Пиквикского клуба», иллюстрированное художественное произведение, определяют его как поликодовый художественный текст. «Так, иллюстрированный роман Чарльза Диккенса «Посмертные записки Пиквикского клуба» (далее – «Записки») представляет собой результат взаимодействия писателя и художников-иллюстраторов (Р. Сеймура и Х.Н. Брауна), выраженный в совокупности вербальных и визуальных знаков и кодов, обеспечивающих передачу художественно-ценностной информации в триаде «автор – иллюстратор – читатель», и рассматривается в качестве поликодового художественного текста» [2, с.50].

Безусловно, нельзя не признать, что существуют великолепные образцы иллюстрирования литературных произведений. Приведем в качестве примера иллюстрации Гюстава Доре к «Божественной комедии» Данте Алигьери, к «Дон Кихоту» Сервантеса или М.А. Врубеля к «Демону» М.Ю. Лермонтова. Однако вербальный текст произведения, сопровождаемый иллюстрациями, совершенно самостоятелен и является лишь источником вдохновения для художников, которые создают свои работы, существующие безотносительно к тексту.

Вернемся к указанному выше роману Ч.Диккенса. Важно признать, история создания этого романа совершенно особенна: изначально перед молодым писателем стояла задача давать комментарии к изображениям художников, однако впоследствии уже иллюстратор Х.Н. Браун следовал за автором.  Таким образом, мы видим, как справедливо подчеркивают и авторы статьи, что данный роман – результат творческой работы автора и художника-иллюстратора. Тем не менее, порожденный авторский текст абсолютно самостоятелен. Во многих современных изданиях (АСТ: Астрель, несколько серий издательства «Эксмо», Азбука) мы находим исключительно вербальный текст, который создал Ч.Диккенс.

Представляется важным подчеркнуть, что мы проводим принципиальное различие между поликодовыми текстами и иллюстрированными текстами. Бесспорно, в обоих случаях речь идет о совмещении языковой и иконической семиотической системы, однако природа такого сращения совершенно отлична. «Изображения и слова в поликодовом сообщении не являются суммой семиотических знаков, их значения интегрируются и образуют сложно построенный смысл» [3, с.11]. Поликодовые тексты представляют собой не просто сочетание естественного языкового кода с кодом какой-либо другой семиотической системы, но характеризуются глубокой внутренней целостностью, предполагающей, что отсутствие или изменение одной составляющей приведет к нарушению общей гармонии произведения. «…специфика таких текстов обусловлена не столько особенностями этих составляющих, сколько синергетическим эффектом их взаимодействия» [4, с.33] Полагаем, что такая взаимообусловленность составляющих в художественном тексте возможна только при условии, что авторство текста как целого, включающего компоненты разных семиотических систем, принадлежит одному человеку.

Действительно, понимание иллюстратора может совершенно отличаться от замысла автора. Например, Г. Флобер очень категорично относился к идее иллюстрировать его произведения. «Я терпеть не могу иллюстраций, особенно когда дело касается моих произведений, и пока я жив, их не будет. <…> Не стоило с таким трудом давать туманные образы, для того чтобы явился какой-нибудь сапожник и разрушил мою мечту нелепой точностью» [5, с.81]. Более того, автор и иллюстратор могут принадлежать разным культурам и историческим эпохам, что может, с одной стороны, сделать иллюстрированное произведение более понятным для читающих современников, однако с другой стороны, есть вероятность что эта временная пропасть может только усилить разночтения между автором и иллюстратором. Нельзя не упомянуть также, что каждый код имеет свои возможности передачи информации, что иллюстрирует, например, высказывание Р. Роллана. «До сих пор я отвечал отказом на все предложения передать „Жана-Кристофа” в зрительных образах. Я считал почти невозможным, чтобы художник мог повторить мысли писателя…»[5, с.81].

Для иллюстрации поликодового художественного произведения приведем несколько примеров. Так, в романе Л.Стерна «Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена» изображения вплетены в текст. Они являются составной частью предложения, о чем свидетельствует тот факт, что автор отделяет их от вербального текста знаками препинания: запятой и двоеточием (Рис. 1) [6].


Рис.1. Изображения в романе «Тристрам Шенди»

Ярким образцом поликодового художественного текста является роман Курта Воннегута «Завтрак для чемпионов, или Прощай, черный понедельник». Данный текст насчитывает 115 изображений. Ко многим из них автор делает непосредственную отсылку в вербальном тексте с помощью выражений “…looked like this”, “this was…”, “here is what it looked like”, “…may look like this” [7, с.716].

Таким образом, видим, что в поликодовых художественных текстах «сосуществование одного и второго [текста и изображения] в одном сообщении не реализуется в сумме (текст + изображение), но во взаимосвязи (текст ↔ изображение) и что эта взаимосвязь порождает новый, дополнительный смысл» [8, с.102-103].  Итак, невербальный компонент не просто имеет комплементарно-иллюстративное значение, как в иллюстрированных текстах, он теснейшим образом связан с вербальным компонентом, обеспечивая таким образом наиболее эффективную реализацию авторской идеи.


Библиографический список
  1. Бернацкая А. А. К проблеме “креолизации” текста: история и современное состояние // Речевое общение: Специализированный вестник / Краснояр. Гос. ун-т; Под редакцией А.П. Сковородникова. Вып. 3 (11). Красноярск, 2000, с.104 -110.
  2. Тимашева О.В., Бабич Е.В. Актуализации текстовой диалогичности в литературно-художественной коммуникации // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Лингвистика. 2016. № 1. С. 49–55.
  3. Анисимова Е. Е.Лингвистика текста и межкультурная коммуникация (на материале креолизованных текстов): учеб. пособие для студ. фак. иностр. яз. вузов. – М.: Academia, 2003.
  4. Сонин А.Г. Моделирование механизмов понимания поликодовых текстов: дис.. докт. филол. наук. М., 2006. 323 с.
  5. Добкин С.Ф.Оформление книги. Редактору и автору, 2-е изд., перераб. и доп.  М.: Книга, 1985.
  6. The Life and Opinions of Tristram Shandy, Gentleman// Glasgow University Library, Special Collections Department. URL: http://special.lib.gla.ac.uk/exhibns/month/oct2000.html
  7. Кузнецова Е.Г. Роль поликодовых средств выразительности в формировании содержательного пространства художественного текста// Язык. Культура. Перевод. Коммуникация.Т.1 М.: Тезаурус, с. 713-717.
  8. Bardin L. Le texte et l’image// Communications et langages, №26, 1975. pp. 98-112.


Все статьи автора «Кузнецова Екатерина Григорьевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: