УДК 394.262

ИВАНОВСКИЕ ГАДАНИЯ С ВЕНКОМ В НОВГОРОДСКОЙ ГУБЕРНИИ

Васильев Михаил Иванович
Санкт-Петербургский государственный экономический университет
д.и.н, профессор

Аннотация
В статье показано, что гадания с помощью венков из цветов и трав по сравнению с гаданиями с цветами «на сон», богатками, в Новгородской губернии были достаточно слабыми, хотя и встречались во многих районах. Помимо классических венков, для гаданий использовались букеты цветов. Наибольшее сходство в гаданиях наблюдается с Псковской и южными уездами Санкт-Петербургской губ. Наряду с этим доказывается присутствие в гаданиях с венками и вениками общих с Русским Севером тем «судьбы, жизни /смерти, здоровья» и меньшее значение темы замужества. что говорит об традиционности и архаичности данных тем для северно-русского населения. В целом, можно говорить о вхождении Новгородской губ. в ареал северно-русских ивановских гаданий

Ключевые слова: гадания с венком / букетом, Иванов день, календарная обрядность, Новгородская губерния


IVANOVO FORTUNE TELLING WITH A WREATH IN THE NOVGOROD PROVINCE

Vasiliev Mikhail Ivanovich
Saint-Petersburg State Economic University
Doctor of Historical Sciences, Professor

Abstract
The article shows that fortune telling with the help of wreaths from flowers and herbs as compared to the fortune-telling with flowers "on a dream" or bogatko flowers, in the Novgorod province were fairly weak, although found in many areas. In addition to classic wreaths, used for divination bouquets of flowers. The greatest similarity in the methods of fortune telling is observed from the southern districts of Pskov and St. Petersburg Province. At the same time proved the presence of divination with wreaths and brooms in common with the North Russian themes "of fate, life / death, health" and less important topics of marriage. It speaks of tradition and archaic data for the north-Russian population. In general, we can talk about getting the Novgorod province. in the area of North-Russian Ivanovo divination

Рубрика: Этнография

Библиографическая ссылка на статью:
Васильев М.И. Ивановские гадания с венком в Новгородской губернии // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/11/17262 (дата обращения: 28.11.2016).

Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта № 14-01-00349.

Гадания на Иванов день являются характерным атрибутом праздника во многих европейских странах, у народов Прибалтики, украинцев и белорусов [1, с.228, 230-231, 235, 240]. У русских эта традиция присутствует гораздо слабее. Особенно это относится к центральному элементу гаданий – с венками, которое является одним из символов праздника и следы которых обнаруживаются в северно-русских регионах [1, с. 244-245]. Недавние региональные исследования календарной обрядности некоторым образом корректируют ситуацию [2, с. 63, 252, 622; 3, с. 37, 210, 362-363, 513; 4, т.1, с.205; 5, с.352-353], но итоговый вывод В.К. Соколовой остается в целом верным.

Рассмотрим, какой складывается картина по гаданиям с использованием ивановских венков в Новгородской губ. на период конца XIX – I трети XX в.

Что касается гадающих, то как и в Святки, основной категорией гадающих выступали девушки, которые пытались узнать свою судьбу и заодно – судьбу своих близких. Своими действиями они привлекали к себе внимание всех окружающих, поднимая таким образом свой статус, то, что на Русском Севере (не только у русских, но и вепсов) называлось понятием девичей «славутности».

Парни в ряде случаев также включались в гадания, но, вероятно, это стало достаточно распространенной практикой лишь в рассматриваемый период. В частности, о такой ситуации сообщают старожилы из Старорусского у.: «и парни бросали», чтобы узнать, в какой стороне «женится» [6, Т.11.Л.9об.]. Более типичным для них являлись проделки и шутки по отношению к гадающим девушкам и результатам их гаданий, что особенно хорошо видно на святочных материалах.

Домохозяева и старики редко включались в гадания, за исключением гаданий-колдовства, направленных на обеспечение благополучия семьи и собственного хозяйства.

Гадания с помощью венков из цветов и трав, по сравнению с гаданиями с цветами «на сон», богатками, были достаточно слабыми в новгородском регионе, хотя и встречались во многих районах губернии. Возможно, что благодаря распространению городской культуры в деревенской среде в конце XIX – I трети XX в. таких гаданий стало больше по сравнению с предшествующим периодом.

Судя по высказываниям информантов, в ряде местностей традиции таких гаданий в рассматриваемый период не было вообще или она находилась в зачаточном состоянии.

Наименее выраженным обычай гаданий на венках фиксируется в юго-западной части губернии. В центральных и восточных районах традиция гаданий с помощью венков прослеживается более отчетливо.

Многие старожилы не помнят таких гаданий или говорят о том, что слышали о них как о не своём («чужом»): «в воду [у нас] венки не пускают – это по радиву говорили» [6, т.5, л.15об.], «венки не плели» [6, т.5, л.32об.], «гадали, [а] веночки не делали» [6, т.5, л.39об.], «мы не гадали, а говорят, венки плели, в реку бросали – это не знаю где, а у нас собирали только лечебные травы» [6, т.7, л.23об.], «про венки что-то слышала, но не знаю где [это было]» [6, т.8, л.15], «венки плели, на реку бросали: чей поплывет, тот будет счастливый, но это было не у нас» [7, т.1, л.48об.], «мы, например, ни прыгали ни через костры, ни венки…слышали, что венки плетут, да бросают еще венки – сойдутся, значит замуж выйдешь, но я говорю [ не у нас]…», [8], «Ну говорят венки пускали по воде, Ивана Купала ведь… [а] у нас этого не было, у нас назывался только Иванов день – и все» [8], «Искали папоротник… Венки не плели» [9].

Отсутствовал обычай гадания на венках в той части Устюженского у., где была ярко выражена традиция «заломачивания» [10].

По сравнению с гаданиями «на сон», в плетении венков менее заметна целевая установка на определенное число растений и видов цветов и трав: «Венки из полевых цветов делали, но строгого количества цветов не надо было» [11]. Это может свидетельствовать об ослаблении семиотики чисел и большей важности для гадающих других аспектов гадания.

Лишь небольшая часть информантов сообщают о важности определенного количества цветов. Как и в случаях гаданий на сон, доминирует число 12: «собирали цветы, 12 разных видов, плели венки» [12], «собирали 12 цветков, но после этого не ложили их под подушку, а плели венок» [12], «Моя сестра – плели венки – надо 12 цветков набрать» [13, Т.2.Л.17об.-18], «12 цветов любых» [14].

Наряду с числом 12 имеются единичные свидетельства о других цифрах: «а на венок-то на этот нада собрать никак 20 травин разных» [6, Т.7.Л.31об.], «надо 10 цветков» [15, л.78], «9 цветов рвали – венок сплетешь» [16, т.1, л.47об.].

Существенно различаются в регионе и сами способы гаданий на венках.

Обращает внимание тот факт, что несмотря на доминирование формы венка (кольцо), в разных районах губернии встречались гадания с помощью букетов («пучков»): «свяжешь 2 пучка – и в воду» [15, л.78], «кидали 2 букета» [14], «всякиф цветков-те пучок такой навяжом, вот и спустим было в воду” [17].

Судя по всему, подобный способ перекликается с встречавшимся гаданием по букетам цветов во время купания (см. ниже), а также с обычаями бросания веников.

Одним из распространенных способов в регионе являлось гадание на двух венках (или букетах).

При этом один венок символизировал девушку, другой – парня (реального или жениха вообще): «Девушка загадывала – один венок  парня, а другой ее» [11], «Замечали, который – парень, который – мой – это и у нас было» [13, т.2, л.2об.], «2 венка – это я и жених» [13, т.2, л.17об.-18], «два венка, и загадаешь на парня и на себя» [8]. Данный вариант гаданий фиксируется во многих районах [6, т.9, л.31; 15, л.78; 11; 13, т.2, л.2об., 17об.-18; 8; 17].

Видимым результатом обычая являлось соединение венков или отсутствие этого. При этом первый вариант считался благоприятным исходом, второй – негативным:  «сойдутся – выйдешь замуж» [15, л.78], «бросали в реку в разных местах: если сойдутся, значит в этом году выйдешь замуж» [6, т.9, л.33], «палку возьмут, воду разболтают в реки, [чтобы узнать] сойдутся венки или нет: если сойдутся – выйду в этом году замуж, если нет – не выйду» [6, т.9, л.31], «Как плывут: сойдутся вместе али не сойдутся. Ты кинь сразу, только одно сюда, одно сюда [руки развела и кинула]…. Если сойдутся, замуж пойдешь» [11], «Если венки сойдутся, то быть с любимым вместе, если нет, то нет» [11], «Если венок девушки подплывет к венку парня, то они поженятся» [11], «смотрели, сойдутся или нет. Замечали, который – парень, который – мой…» [13, Т.2.Л.2об.], «2 венка – это я и жених – вот сойдемся ли мы с ним…»[13, Т.2.Л.17об.-18], «Смотришь, если сойдутся эти пучки, так значит, вы сойдетесь» [14], «если венки сплылись рядом, значит выйдешь за муж за него, а не сплывуться, значит не выйдешь» [8], «Загадывали на женихов. Стоишь, любуешься на них. Вот и будешь смотреть – как они вместе или по сторонам» [8], «Дак вот сомкнётцы друг с дружкой… дак вот уж взамуж выйдёшь…»[17].

Внешнее сходство (2 венка или букета) не исключали при этом разных деталей обычая. В большинстве случаев венки бросали в речку или ручей. Иногда это делали, даже если рядом было озеро, как например, в д.Еваничи Крестецкого у. [11].

При наличии озера гадания чаще происходили в водах озера: «купаться ходили в озеро, в Прудищах… Вечером ходили… Венки пускали по озеру, кидали… Песни пели. Везде пели, так, что только отголоски были… [11], «И венки пускали… Вот в озеро…» [8].

В тоже время есть информация о том, что бросать венки нужно было только в «стоячую» воду: «бросали в пруд, чтоб не бегучая была вода. Вечером это делали (вот не помню, солнышко сядет или нет) [и не в озеро – оно ведь большое]» [13, т.2, л.17об.-18].

Вероятно, как вариант традиции бросания в пруд в Старорусском у. венки нередко опускали в «мочила» (приусадебный водоем для сбора воды и вымачивания льна): «плели венки, бросали в мочила» [6, т.1, л.37об.; т.7, л.31об.].

На юго-востоке Демянского у. (с.Вотолино Ильиногорской вол.) зафиксированы сведения о том, что букеты цветов бросали в колодец: «в ключ (колодец – М.В.) кидали 2 букета по 12 цветов любых. Смотришь, если сойдутся эти пучки, так значит, вы сойдетесь» [14].

В Старорусском у. (Славитинская вол.) в колодец бросали венки «с любых трав»: «в воду бросали, в колодец: в который конец приплывет, туда замуж выйдешь» [6, т.2, л.11об.].

В другом, таким же распространенным варианте гаданий бросали (или опускали) в речку, ручей или иной водоем один венок.

Наиболее распространенным способом разрешения гадания здесь была версия «куда поплывет», «куда пристанет» венок: «к речке придут и бросают: куда поплывет, туда и замуж; если стоит – не выйдешь замуж (а парни только смеялись)» [6, т.8, л.36об.-37], «венки плетут и в реку бросают: если закружится, то здесь жених остановится, если поплывет, то дальний будет», «в каку сторону поплывет…, туда и замуж» [6, т.8, л.21об.-22, т.11, л.9об.], «поплывет куда: к берегу – замуж выйдешь, дальше – жди еще» [18, т.1, л.16], «куда венок придет, там и жених» [12], «Куда веночек поплывет, там твой любимый» [12], «выйдет замуж или нет: как поплывет [венок]» [13, т.2, л.9-9об.], «цветы бросали в речку, как они поплывут. Нет, не ходила я уже. Слышала, ходили бросали раньше в речку, и как поплывет, речка была большая. [8], «…венки бросали в речку или на ручей, или на кипун бегали – упустишь: куда я уеду – в каку сторону побежит он» [19, т.3, л.20], «Куда поплывёт, дак откуда придёт [жених]» [17], «к какому берегу прилывет твой веночек» [20, с.147-148].

Единичное сообщение представляет версия первенства в скорости венка: «У кого первой дальше уплывет, та [первой] и замуж выйдет» [9].

Таким же единичным является о значимости сюжета самостоятельного развязывания венка в воде: «…куда розвяжется, туда и замуж пойдешь. [16, т.1, л.47об.].

Определенное распространение в гадании с одним венком имел вариант «утонет/ не утонет» (в более широком аспекте судьбы): «заветали: утонет – или плохо плывет» [7, т.1, л.22об.], «утонет или нет» [16, т.1, л.7], «утонет венок – ты умрешь». [16, т.1, л.13-13об.].

Этот вариант, вероятно, достаточно архаичный, перекликается с гаданием по букету цветов во время купания: «Накануне же Иванова дня купаются с смолянками (цветы). Окунувшись в воду, букет оставляют в воде и следят – выплывет ли он на поверхность воды или нет. Если выплывет, то обладатель букета в этом году не умрет, а если не выплывет, то умрет» [21, с.223].

Единичным является сообщение из Старорусского у. о том, что в гадании использовали большее число венков. Это происходило в случае, если девушка загадывала сразу на несколько парней: «венки плели, четыре венка (это Иван, это Григорий, это Михаил…), [т.к.] четыре угла в мочиле, а пятый – в середке (это мой). Вот и загадывают: сойдется с которым – это судьба. Я-то не гадала, а слышала: делала так девчонка у нас» [15, т.7, л.31об.].

Отметим, что указанные варианты гаданий с венками / букетами отличаются друг от друга и по целевым установкам: если варианты с двумя и большим числом венков ориентированы главным образом на замужество, то вариант с одним венком отражает более глубинные и широкие категории: темы «жизни-судьбы-благополучия-здоровья» не только гадающих, но и их близких. Вероятно, этот вариант гаданий является более древним, чем остальные.

Традиции новгородских гаданий с венками (пучками) во многом сходны с обычаями соседних регионов, особенно Псковской губ., по которой имеются достаточно многочисленные материалы: использование не только венков, но и пучков (букетов) [2, с. 63, 252, 622; 3, с. 37, 210, 362-363, 513].

Вместе с тем, в отличие от псковского региона, в новгородских материалах слабо представлена традиция гаданий в колодцах («ключах»), которую, можно рассматривать как достаточно позднюю на северо-западе России. Вероятно, она распространилась не ранее XVIII-XIX в., когда стали активно осваиваться водоразделы, на которых колодцы были главным источником водоснабжения.

Частичное сходство имеется и с районами Русского Севера, где также присутствуют гадания с венками на судьбу. В тоже время в северно-русских районах по сравнению с новгородским регионом мы видим большее значение темы «судьбы, жизни /смерти» и, соответственно, меньшее значение темы замужества [1, с.245, 259; 4, с.205-206].

Представляемая исследователями как параллельная [4, с.205] или производная от венков [1, с.245] традиция с банными вениками в Новгородской губ. представлена достаточно скупо, хотя и отражают различные части региона. В частности, «около Старой и Новой Ладоге и Тихвина, на Иванов день топят бани и воткнув в веники собранную ими травку Иван-да-Марья; парятся ими на здоровье на праздник 24 июня», – указывает И. Снегирев [22, с.39-40], «На Иванов день (7 июля) в веники вязали цветы – Иван, Марья. Потом этими вениками парились» [23].

На северо-востоке губернии (д. Опрячкино Кирилловский у.) для ивановской бани (в канун Иванова дня) готовили так наз. «баские (нарядные, праздничные, красивые – М.В.) виницьки», которые включали ветки разных («всяких») деревьев: березы, черемухи, рябины. После бани веники выбрасывали в крапиву: «виник этот бросали в крапиву, вот не знай для чёо». Минюхина Е.А. называет этот обычай остаточной, уже немотивированной формой любовной магии [20, с.147]. На наш взгляд, данный обычай выполняет прежде всего предохранительно-оздоровительную функцию, как и в вышеуказанных вариантах веника, а также функцию оберега (использование крапивы).

Помимо настоящих веников из прутьев, девушки использовали в ивановской бане и «веники» из цветов», нередко используя тоже магическое число «12»: «на Ивановскую ночь наберем цветов, двенадцать цветочков, всяких разных… Идем купаться, а потом этими цветочками парились…» [9], «на этот день рвали траву – желтый и синий цветок – Иван-да-Марья, ее завязывают в один веник – париться в байне в субботу» [15, т.1, л.33], «в бане мылись разными цветами…» [20, с.147].

Сходные обычаи париться вениками с вплетенными травами или состоящими из ивановских трав характерны для всего северо-запада, северной зоны и части среднерусской полосы Европейской России [1, с.245, 259; 31, с.41; 3, с.37; 4, 203-204; 24; 25; 26; 27, т.1,л.30; т.2, л.4об.; 28, л.92-93; 29, с.127; 30, с.52; 31, л.74; 32, с. 74; 33, с.108; 34, с.54].

Предварительно можно сказать, что в отличие от Псковской, юго-западной части Санкт-Петербургской губ., районов Русского Севера мы не имеем пока очевидных материалов по бросания веников в речку и что для получения более точных результатов необходимы дополнительные исследования. Зато мы можем констатировать совпадение характерных для Русского Севера тем «судьбы, жизни /смерти, здоровья» и, соответственно, меньшее значение темы замужества в гаданиях с вениками [1, с.245, 259; 4, с.205-206], что говорит об традиционности и архаичности данных тем для северно-русского населения.

Подводя общие итоги исследования, отметим, что гадания с помощью венков из цветов и трав по сравнению с гаданиями с цветами «на сон», богатками, в Новгородской губернии были достаточно слабыми. Наименее выраженным обычай гаданий на венках фиксируется в западной части губернии по сравнению с центральными и восточными районами. Помимо классических венков, на территории губернии использовали для гаданий букеты цветов. Наибольшее сходство в гаданиях наблюдается с Псковской и южными уездами Санкт-Петербургской губ., за меньшим использованием в гаданиях колодцев и бросания веников в речку.

В отличие от южнорусских и особенно украинских традиций, венки не вешали в домах, в огородах и т.п., т.е. не использовались как «средство продуцирующей, карпогонической магии, как оберег и как лекарство» [1, с.235-236; 36]. В целом, можно говорить о вхождении Новгородской губ. в ареал северно-русских ивановских гаданий [1, с.245], который отличался от южно-русской зоны, распространившейся и на часть среднерусских регионов, где основные летние гадания с венками падали на Троицу [1, с.240, 245; 5, 352-353; 35, с.189].


Библиографический список
  1. Соколова В. К. Весенне-летние календарные обряды русских, украинцев и белорусов. XIX – начало XX в. М.: Наука, 1979. 287 с.
  2. Народная традиционная культура Псковской области: Обзор экспедиционных материалов из научных фондов Фольклорно-этнографического центра: В 2 т. / Сост., науч. ред. Мехнецов А. М. – СПб.; Псков, 2002. – Т. I – 688 с.
  3. Народная традиционная культура Псковской области: Обзор экспедиционных материалов из научных фондов Фольклорно-этнографического центра: В 2 т. / Сост., науч. ред. Мехнецов А. М. – СПб.; Псков, 2002. Т. II – 815 с.
  4. Черных А.В. Русский народный календарь в Прикамье. Праздники и обряды конца XIX – середины XX в. Ч.I. Весна, лето, осень. Пермь: Изд-во «Пушка», 2006. 368 с.
  5. Корепова К.Е. Русские календарные обряды и праздники Нижегородского Поволжья. СПб: Тропа Траянова, 2009. – 481 с.
  6. Фольклорно-этнографическая экспедиция НОЦНТ в Волотовский район Новгородской обл., июль – август 1993 г. Полевая тетр.1-12 // Личный архив автора, б/н.
  7. Командировка ст. науч. сотр. НОЦНТ Васильева М.И. в Чудовский район Новгородской обл., 22 – 28 июня 1992 г. Полевая тетр.1-2 // Личный архив автора, б/н.
  8. Этнокультурологическая экспедиция НовГУ в Валдайский район Новгородской обл., 3 – 20 июля 2007 года. Материалы отчета // Архив УНЛ этнологии и истории культуры ГИ НовГУ, б/н.
  9. Этнокультурологическая экспедиция НовГУ в Боровичский район Новгородской обл., 4 по 24 июля июля 2006 года. Материалы отчета // Архив УНЛ этнологии и истории культуры ГИ НовГУ, б/н.
  10. Васильев М.И. Особенности ивановских костров в Новгородской губернии // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/?p=16961
  11. Этнокультурологическая экспедиция НовГУ в Крестецкий район Новгородской обл., 3 – 22 июля 2003 года. Материалы отчета // Архив УНЛ этнологии и истории культуры ГИ НовГУ, б/н.
  12. Этнокультурологическая экспедиция НовГУ в Новгородский район Новгородской обл., 1 – 20 июля 2002 года. Материалы отчета // Архив УНЛ этнологии и истории культуры ГИ НовГУ, б/н.
  13. Командировка ст. науч. сотр. НОЦНТ Васильева М.И. в Окуловский район Новгородской обл., 16-22 марта 1992 г. Полевая тетр.1-2 // Личный архив автора, б/н.
  14. Этнокультурологическая экспедиция НовГУ в Демянский район Новгородской обл., 4 – 23 июля 2005 года. Материалы отчета // Архив УНЛ этнологии и истории культуры ГИ НовГУ, б/н.
  15. Историко-этнографическая экспедиция в Волотовский район Новгородской обл., 25-31 января 1993 г. // Научный архив Новгородского государственного объединенного музея-заповедника, № 5042 (1660). 122 л.
  16. Командировка ст. науч. сотр. НОЦНТ Васильева М.И. в Боровичский район Новгородской обл., 15-24 июля 1992 г. Полевая тетр.1-3 // Личный архив автора, б/н.
  17. Календарные обряды и фольклор Устюженского района / Сост. А.В. Кулев, С.Р. Кулева. Вологда: ОНМЦК и ПК, 2004. – 263 с. URL: http://www.onmck.ru/resources/folklore_and_ethnographic/text/calendar_ustyuzhna/
  18. Командировка ст. науч. сотр. НОЦНТ Васильева М.И. в г.Ст.Руссу Новгородской обл., 25 – 29 января 1993 г. Полевая тетр.1-2 // Личный архив автора, б/н.
  19. Командировка ст. науч. сотр. НОЦНТ Васильева М.И. в Пестовский район Новгородской обл., 28 июля – 6 августа 1992 г. Полевая тетр.1-3 // Личный архив автора, б/н.
  20. Минюхина Е.А. Иванов день // Духовная культура северного Белозерья: этнодиалектный словарь. М., 1997. С.146-148.
  21. Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы. Материалы “Этнографического бюро” князя В.Н. Тенишева. Том 7. Новгородская губерния. Ч. 4. Тихвинский уезд. СПб.: Навигатор, 2011. 512 с.
  22. Снегирев И. Русские простонародные праздники и суеверные обряды. Вып.IV. М., 1839. 200, 41 с.
  23. Этнокультурологическая экспедиция НовГУ в Пестовский район Новгородской обл., 2 – 22 июля 2001 года. Материалы отчета // Архив УНЛ этнологии и истории культуры ГИ НовГУ, б/н.
  24. Логинов К.К. Русский народный календарь Заонежья // Кижский вестник №9 2004 [Электронный ресурс]. URL: http://kizhi.karelia.ru/library/vestnik-9/315.html
  25. Винокурова И.Ю. Календарные праздники и обряды вепсов // Прибалтийско-финские народы России / Отв. ред. Клементьев, Е. И., Шлыгина, Н. В. М.: Наука, 2003. 671 с. [Электронный ресурс]. URL: http://www.vottovaara.ru/kalendarnie-prazdniki-i-obryadi-vepsov.html
  26. Клементьев Е.И. Календарная обрядность и праздники карел // Прибалтийско-финские народы России / Отв. ред.: Е.И. Клементьев, Н.В. Шлыгина. М.: Наука, 2003. – 670,[1] с. [Электронный ресурс]. URL: http://www.vottovaara.ru/kalendarnaya-obryadnost-i-prazdniki-karel.html
  27. Командировка ст. науч. сотр. НОЦНТ Васильева М.И. в Батецкий район Новгородской обл., 12-16 мая 1992 г. Полевая тетр.1-2 // Личный архив автора, б/н.
  28. Историко-этнографическая экспедиция в Батецкий район Новгородской обл., 23 января-1 февраля 1992 г. // Научный архив Новгородского государственного объединенного музея-заповедника, № 2473. 187 л.
  29. Иваницкий Н.А. Материалы по этнографии Вологодской губернии // Сборник сведений для изучения быта крестьянского населения России / Под ред. Н. Харузина. Вып.II. М., 1890. С.1-324.
  30. Народная традиционная культура Вологодской области. Т.1: Фольклор и этнография среднего течения реки Сухоны. Ч. 1: Песни, хороводы, инструментальная музыка в обрядах и праздниках годового круга / Сост., науч. ред. А.М. Мехнецов. – СПб.; Вологда: ОНМЦК и ПК, 2005. 416 с.
  31. Отчет архитектурно-этнографической экспедиции в Пестовский район Новгородской обл., 8-17 июля 2000 г. // Научный архив Новгородского государственного объединенного музея-заповедника, № 3198 (1797). 114 л.
  32. Традиционные обряды и обрядовый фольклор русских Поволжья / Сост. Г.Г. Шаповалова и Л.С. Лаврентьева. Л.: Наука, 1985. 330 с.
  33. Золотова Т.Н. Русские календарные праздники в Западной Сибири (конец XIX-XX вв.). Омск, ООО «Издатель-Полиграфист», 2002. 234 с.
  34. Золотова Т.Н. Локальные особенности и место в общерусской традиции календарных праздников русских Тоболо-Иртышского региона // Гуманитарные науки в Сибири. 2000. № 3. С. 51-56.
  35. Морозов И.А. Иван Травный // Рязанская традиционная культура первой половины XX века. Шацкий этнодиалектный словарь / Авт.-сост. Морозов И.А., Слепцова И.С., Гилярова Н.Н., Чижикова Л.Н. Рязань, 2001. (488 с.) С.187-189.
  36. Бондарь Н.И. Календарные праздники и обряды кубанского казачества. Краснодар, 2003 [Электронный ресурс]. URL: http://slavakubani.ru/read.php?id=3569


Все статьи автора «Васильев Михаил Иванович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация