УДК 32

ИНСТИТУТ ПРЕЗИДЕНТСТВА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: К ВОПРОСУ О НЕКОТОРЫХ ТЕНДЕНЦИЯХ РАЗВИТИЯ

Гришаева Ольга Николаевна
Елецкий государственный университет им. И.А. Бунина
кандидат политических наук, старший преподаватель кафедры истории и археологии

Аннотация
В данной статье автор рассуждает о проблемах развития института президентства в современной России. Обращение к текстам российских политологов показывает различные оценки перспектив российского президентства. Вместе с тем, не вызывает сомнение тот факт, что стабильность политической системы современной России проецируется и на сам институт президентства.

Ключевые слова: власть, институт президентства, легитимность, политическая система, политическая элита, президент, развитие, стабильность


THE INSTITUTE OF PRESIDENCY IN MODERN RUSSIA: ON SOME TRENDS

Grishaeva Olga Nikolaevna
Yelets State University named after I.A. Bunin
candidate of political sciences, senior lecturer of the Department of history and archaeology

Abstract
In this article the author discusses the problems of development of Institute of presidency in modern Russia. An appeal to the texts of Russian scientists shows various estimates of the prospects of the Russian presidency. However, do not doubt the fact that the stability of the political system of modern Russia projected on the institution of the presidency.

Keywords: development, legitimacy, political elite, political system, power, presidency, President, stability


Рубрика: Политология

Библиографическая ссылка на статью:
Гришаева О.Н. Институт президентства в современной России: к вопросу о некоторых тенденциях развития // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/10/16984 (дата обращения: 20.11.2016).

Несмотря на сравнительно малую историю существования института президентства, многими странами уже накоплен богатый опыт в сфере его организации и деятельности. Необходимо подчеркнуть, что сегодня данный институт развивается и приобретает свои специфические формы организации и осуществления власти в политической системе российского общества, основываясь на его национально-исторических особенностях и традициях.

Ю.Н. Дорожкин определяет, что важнейшей задачей политической модернизации в современной России должен явиться последовательный отказ от моноцентричной («суперпрезидентской») формы правления и ярко выраженной «вертикализации» политической власти. По мнению исследователя, ресурсы построенной вертикали власти, патетическое доверие населения к главе государства, реализация принципа «управляемой демократии» располагают ограниченным и краткосрочным запасом прочности. Использование данных ресурсов оправдано лишь в короткий конкретный исторический период. Существующая сегодня стабильность политической системы относительна, т.к. её формирование не окончено. Массовые протестные выступления граждан в 2011/12 г. заявили о новом явлении в политическом процессе России – о необходимости взаимодействия власти с институтами гражданского общества в современных политических трансформациях [1, с. 12-13]. Данная точка зрения представляется спорной, потому как стабильность политической системы современной России, на наш взгляд, кажется вполне обоснованной. Наоборот, некоторые авторы в это видят свойство самой культуры.  В частности, А. Скиперских считает, что «не все политические системы могут воспроизводиться с помощью реальных, демократических процедур» [2, с. 71]. Отсюда, удержание власти превращается в специфическую технологию, при которой всячески подчёркивается важность для политической системы присутствия у власти конкретной политической фигуры. Как раз именно на это и работает вся политтехнологическая индустрия [3, с. 71].

Е.Б. Григорьева, отмечая, что персональная легитимация политической системы чревата серьёзными рисками для её стабильности, в то же самое время, говорит о существующей в общественном сознании россиян тенденции к авторитарности. Причём, запрос на авторитаризм и патернализм определяет сложившаяся политическая ситуация: сокращение политической, в том числе и социально-экономической конкуренции; регулярное изменение закона о выборах в пользу властвующей элиты; ограничение многопартийности; недоверие бизнеса к государству; коррумпированность элиты, ликвидация некоторых элементов прямой демократии  [4, с. 46].

А.Ю. Зудин отмечает, что создание госкорпораций (например, Внешэкономбанк, Роснанотех, ФСР ЖКХ, Олимпстрой, Росатом, Ростехнологии и др.) необходимо рассматривать не только как показатель усиления «дирижистских» элементов в экономике, но и политике. Механизм управления госкорпорациями исключает участие федеральных административных элит и делегирует полномочия руководителям госкорпораций, курируемых лично президентом [5, с. 79]. Исследователи В.И. Буренко и А.В. Шумилов справедливо подчёркивают, что современная политическая элита в России добивается наивысших результатов, прежде всего, в сфере удержания власти и через власть – собственности [6, с. 15].

Можно полностью согласиться с В.Т. Третьяковым, отмечающим, что при формировании института президентства в России большой отпечаток накладывает генетическая особенность российской системы власти, не похожей ни на восточную деспотию, ни на западную демократию. Это русская система власти, так называемая русская демократия, где личность всегда превалирует над институтом. И от того, какая личность, какой человек займет руководящий пост, будет зависеть процветание или крах той или иной организации [7].

Необходимо отметить, что власть в России всегда была персонифицирована, поэтому в сложных для страны политических и социально-экономических ситуациях многое решал именно личностный фактор. Поэтому власть российским обществом воспринимается не как политический институт, а как конкретная личность, принимающая важные государственные решения, определяющие жизнь многих людей. Причем, личным качествам политического лидера придаётся большее значение, чем устройству и функционированию государственного аппарата.

В 1990-х годах XX в. в России была взята на вооружение демократическая система построения политических отношений, направленная на деперсонификацию власти. Система управления государством и обществом должна была эффективно работать независимо от того, кто именно занимает в ней определённое место. Однако, в дальнейшем, общество, завоевавшее и заслужившее свободу и демократические институты, не смогло покончить с политическим персонализмом. По мнению исследователя М.А. Краснова, персонализм, облекшись в «демократическое платье», сумел себя вновь легитимировать. Политическая элита смогла убедить народ, что альтернативой единовластию, является лишь смута [8, с. 15].

Процесс персонификации власти в России оправдывают и отдельные российские исследователи. Критикуя «обезличенное» либеральной демократией западное общество, и отстаивая высокую персонифицированность власти в современной России, А.Н. Фатенков, определяет, что основной порок либерализма заключается в устремлении одну обезличенную инстанцию (индивидуума) ограничить другой, ещё более обезличенной (социальной структурой) [9, с. 165]. О необходимости введения в России реального института персонифицированного носителя верховной власти, говорит Т.П. Агафонова, предлагая установить для этого в России президентскую республику [10, с. 18-21].

Одной из особенностей русского менталитета, И.В. Мельникова определяет, стремление общества к сильному государству и авторитаризму. При этом сильное государство должно ещё отвечать двум основополагающим требованиям, без соблюдения которых оно не будет восприниматься российским обществом как справедливое:

во-первых, сильным государство должно быть лишь для того, чтобы обеспечивать безопасность, защиту прав и законных интересов своих граждан. Для такого государства большинство россиян готово пожертвовать частью своих прав и свобод;

во-вторых, деятельность государства должна быть направлена на реализацию принципов социального государства и социальной справедливости [11, с. 63-65].

О стремлении россиян к сильному государству, способному навести порядок в стране, отмечает и политолог О.Ф. Шабров. По его мнению, проголосовав в трёх избирательных циклах за «партию власти» и президента-силовика, общество фактически дало им мандат на наведение порядка [12, с. 5]. Что-то подобное можно встретить и на региональном и местном уровнях политики, где спрос на политиков – хозяйственников мог красноречиво свидетельствовать об ожиданиях российского избирателя [13, с. 55].

Многие авторы определяют, что для нахождения и поддержания «оптимального баланса» общегосударственных и региональных интересов в России на современном этапе развития российского общества в стране должен быть установлен институт сильной президентской власти. Он необходим, «в первую очередь для того, чтобы сохранить в работоспособном состоянии аппарат управления государством и обществом, иметь в распоряжении центр, действия которого будут направлены на координацию взаимодействия всех структур государственного управления, особенно в кризисных ситуациях [14, с. 92-101].

Действительно, именно под непосредственным руководством первых лиц государства в сложное для России время осуществлялись все необходимые мероприятия в политической, социально-экономической и военных сферах. Однако, в то же самое время, президентская власть своей дистанцированностью от других ветвей власти способствовала, порой, возникновению острых межвластных противоречий, что в конечном итоге отражалось на формировании организованности всей политической системы России.

К.В. Старостенко, отдавая приоритет президентской власти в современной России, вместе с тем выделяет её преобладающее влияние исполнительной и законодательной властью. При этом расширение функций главы государства в рамках исполнительной власти может способствовать рассогласованности деятельности органов управления [15, с. 228-229]. Мы согласны с К.В. Старостенко, что сформированная в современной Российской Федерации модель института президентства делает главу государства полностью независимым от институтов гражданского общества, а также не включает механизм, предотвращающий угрозу полного игнорирования президентом интересов и мнений иных ветвей государственной власти.

Мы  считаем, что большой объем власти в одних руках негативен вследствие того, что:

  • во-первых, это противоречит принципам демократического правления;
  • во-вторых, человек, пусть даже весьма компетентный, не сможет в полной мере охватить всех нюансов развития общества;

в-третьих, самым важным моментом является то, что другие государственные управленческие структуры при единоличном правлении теряют самостоятельность и инициативность и начинают работать только по приказу «сверху». В дальнейшем, в случае отсутствия руководителя, система становится недееспособной.

Чтобы искоренить существующие перегибы в государственной власти и управлении, сегодня в Российской Федерации существует острая необходимость в проведении постепенной трансформации персональной легитимности Президента РФ в структурную легитимность Президента РФ, невзирая на то, кто бы ни занимал этот пост в будущем. Этому, по нашему мнению, будет способствовать чёткая регламентация функциональных полномочий всех органов государственной власти и результативная реализация принципа разделения их деятельности.

По мнению исследователя А.В. Жаброва, к основным показателям, способствующим определению устойчивости института президентства в исторической перспективе, а также возможности вероятности «отката» демократии, можно отнести:

  • во-первых, доминирующую составляющую президентских полномочий (конституционная/неформальная);
  • во-вторых, характер деятельности президента в отношении процесса демократизации (реакционный/консервативный/либеральный) [16, с. 95-96].

При анализе первого показателя мы обращаемся к Конституции РФ, где закреплены ключевые положения функционирования института президентства в России. Основной закон государства определяет, что Президент РФ как гарант Конституции РФ, прав и свобод личности принимает все необходимые меры по охране суверенитета российского государства, его целостности и независимости. Важнейшей внутренней функцией главы государства является обеспечение целенаправленного согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти и управления. Таким образом, Конституция РФ, наделяя Президента РФ большими конституционными правами, фактически предполагает наделение его определёнными неформальными полномочиями, которые в политической сфере, при определенных обстоятельствах, могут сыграть негативную роль, когда Федеральное Собрание РФ и Правительство РФ перейдут на «вторые роли», выполняя в основном задачи, поставленные президентом.

Так, например, в своём первом Послании Федеральному Собранию РФ2000 г. В.В. Путин прямо подчеркнул, что только действующий Президент РФ имеет право определять всем федеральным органам государственной власти программные задачи и только у главы государства есть реальная возможность организовать их эффективную реализацию [17]. Однако, это не совсем правильно. Несмотря на то, что в государстве политическая власть едина, система управления страной (а в целом её историческое будущее, судьба) не должна зависеть от одного человека. Это убедительно доказывает история. Да и сам В.В. Путин сказал об этом на прошедшей в октябре в2006 г. прямой линии, когда его спросили, что будет со страной в2008 г., когда он покинет пост президента [18].

Становится понятно, что дальнейшие перспективы развития института президентства в современной России будут связываться с новым электоральным циклом. Стабилизация политической системы в современной России и уверенная легитимация партии власти на выборах в Госдуму ФС РФ в сентябре 2016 г. создают неплохой задел для российской власти в том числе, и в контексте развития института президентства.


Библиографический список
  1. Дорожкин  Ю.Н. Актуальные проблемы модернизации политической системы России // Власть. 2012.  № 10.
  2. Скиперских А.В. Право на сопротивление: политико-философская ретроспектива // Социум и власть. 2015.  № 5.
  3. Скиперских А.В. Технологии политической легитимации.  Елец: ЕГУ им. И.А. Бунина. 2005.
  4. Григорьева Е.Б. Политические эффекты авторитарного синдрома в современном политическом процессе России // Вестник Томского государственного университета. 2014.  № 379.
  5. Зудин А.Ю. К «сообществу» элит? Трансформация политического режима в России // ОНС. 2010.  № 5.
  6. Буренко, В.И., Шумилов, А.В. Политический класс современной России в контексте инструментального подхода // PolitBook. 2012.  № 4.
  7. Круглый стол «Институт президентства в России: правовые основы и роль в модернизации общества» // URL: http://pandia.org/text/77/436/2074.php (дата обращения 15.12.2014).
  8. Краснов М.А. Персоналистский режим в России:  опыт институционального анализа / М. А. Краснов.  М.: Фонд «Либеральная миссия». 2006.
  9. Фатенков А.Н. Кто должен править: люди или законы, массы или личности? Апология экзистенциальной автократии // Полис. 2005.  № 2.
  10. Агафонова, Т.П. Рациональная модель исполнительной власти в России // Государственная власть и местное самоуправление. 2010. № 4.
  11. Мельникова И.В. Российский управленческий менталитет в контексте административно-политических преобразований // Власть. 2012.  № 12.
  12. Шабров О.Ф. Эффективность государственного управления в условиях постмодерна // Власть. 2010.  № 5.
  13. Скиперских А.В. Механизм политического текста в легитимации власти // Власть. 2007.  № 10.
  14. Кучеренко П.А. Полномочия президента США в системе сдержек и противовесов // Вестник Российского университета дружбы народов. М., 2010.  № 4.
  15. Старостенко К.В. Конституционно-политическое многообразие: сущность и проблемы реализации в Российской Федерации. СПб: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс». 2008.
  16. Жабров А.В. К вопросу о базовых моделях института президентализма в демократизирующихся политических системах // Вестник Московского государственного гуманитарного университета им. М.А. Шолохова. История и политология. 2013.  № 2.
  17. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации (8 июля 2000 г.) // URL: http://archive.kremlin.ru/text/appears/2000/07/28782.shtml (дата обращения 10.01.2015).
  18. Кузьмин В. Глава государства считает, что судьба страны не должна зависеть от одного человека // URL: http://www.rg.ru/2006/10/26/putin-efir.html (дата обращения 15.12.2014).


Все статьи автора «Гришаева Ольга Николаевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация