УДК 811.111

ГЕНДЕРНЫЙ АСПЕКТ ПЕРЕВОДА ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ. (НА МАТЕРИАЛЕ ПЕРЕВОДОВ МАРИИ СПИВАК И ИГОРЯ ОРАНСКОГО КНИГИ ДЖ. К. РОУЛИНГ «ГАРРИ ПОТТЕР И ФИЛОСОФСКИЙ КАМЕНЬ»)

Томашевская Ирина Валерьевна1, Лидяева Татьяна Игоревна2
1Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта, к.ф.н., доцент
2Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта, студент магистратуры

Аннотация
Статья посвящена изучению гендерных аспектов перевода художественного произведения на примере переводов произведения Дж. К. Роулинг «Гарри Поттер и философский камень». Вывод: гендерный статус переводчика оказывает влияние на текст перевода, но не имеет абсолютных границ.

Ключевые слова: Гарри Поттер, гендер, Роулинг, художественный перевод


GENDER PECULIARITIES OF THE LITERARY TRANSLATION. (ON THE BASIS OF TRANSLATIONS OF JOAN ROWLING’S NOVEL “HARRY POTTER AND THE PHILOSOPHER’S STONE” BY MARIYA SPIVAK AND IGOR ORANSKY)

Tomashevskaya Irina Valerievna1, Lidyaeva Tatiana Igorevna2
1Immanuel Kant Baltic Federal University, PhD, Senior Lecturer
2Immanuel Kant Baltic Federal University, graduate student

Abstract
The article is dedicated to the investigation of gender aspects of the fiction translation on the example of the translations of J.K. Rowling’s novel "Harry Potter and the Sorcerer's Stone". The conclusion is that translator’s gender has an impact on his translation, but it is not an absolute value.

Keywords: gender, Harry Potter, literary translation, Rowling


Рубрика: Лингвистика

Библиографическая ссылка на статью:
Томашевская И.В., Лидяева Т.И. Гендерный аспект перевода художественного произведения. (На материале переводов Марии Спивак и Игоря Оранского книги Дж. К. Роулинг «Гарри Поттер и философский камень») // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/09/16291 (дата обращения: 21.11.2016).

Предметом исследования являются характерные особенности перевода, обусловленные гендерным статусом переводчика. Были проанализированы основные переводческие стратегии и приемы при передаче гендерного компонента исходного текста.

Различия между мужской и женской речью проявляются на разных уровнях языка [1, с. 11]. Мы рассматривали гендерные особенности женского и мужского дискурса и их реализацию на следующих уровнях языка: на лексико-грамматическом, мотивационно-прагматическом, ассоциативно-когнитивном и эмоционально-коннотативном [2, с. 161].

Объектом исследования выступили два перевода на русский язык англоязычного художественного произведения Дж. К. Роулинг «Гарри Поттер и философский камень», выполненные переводчиками с разным гендерным статусом, а именно перевод Игоря Оранского и перевод Марии Спивак.

Так, на лексико-грамматическом уровне были выявлены следующие закономерности: Мария Спивак в своем переводе часто прибегает к использованию вводных конструкций, выражающих различную степень неуверенности, предположительности или неопределенности (что характерно для женского дискурса).

Например: “Aunt Petunia had decided it must have shrunk in the wash and, to his great relief, Harry wasn’t punished.”

«Тетя Петуния решила, что свитер, видимо, сел при стирке и Гарри, к великому его облегчению, не был наказан».

Мария Спивак при переводе использует такие слова, как «например», «видимо», «должно быть» и другие, которых нет в оригинале. Игорь Оранский, в свою очередь, воздерживается в своем переводе такого частого использования вводных конструкции для обозначения неуверенности и предположительности.

Также значительные различия в переводах были выявлены на синтаксическом уровне. Игорь Оранский крайне часто прибегает как к приему деления предложений, абзацев, так и к приему объединения предложений и абзацев. Если суммировать различия на данном уровне (а именно, деление предложений и абзацев), и занести данные исследования в таблицу, то мы получим следующие сведения:

Деление предложений, абзацев, не соответствующих оригиналу
Мария Спивак 8 (5%)
Игорь Оранский 177 (95%)

Также, хочется отметить использование противоположного делению предложений и абзацев приема, а именно объединения предложений и абзацев. Данный метод тоже активно используется в переводах И. Оранского и М. Спивак. В приведенной ниже таблице с данными мы видим, что, несмотря на то, что Мария Спивак более часто использует способ объединения предложений при переводе, чем деление предложений, этот вид трансформаций на синтаксическом уровне более характерен для перевода Игоря Оранского.

Объединение предложений и абзацев, не соответствующих оригиналу
Мария Спивак 10 (34,5%)
Игорь Оранский 19 (65,5%)

Также хочется выделить на лексико-грамматическом уровне различия при переводе реалий. Джоан Роулинг в своем романе «Гарри Поттер и философский камень» повествует о зеркале, глядя в которое ты увидишь самые сокровенные желания. Но оно не дает ни правды, ни знаний. И называет она это зеркало “The Mirror of Erised”. При переводе данной реалии волшебного мира переводчики прибегли к разным методам. И. Оранский выстраивает параллель, которая заложена в анаграмме “erased – desired’ и переводит, используя ту же анаграмму «еиналеж – желание». Таким образом, он переводит “The Mirror of Erised” как «Зеркало Еиналеж», что сохраняет как смысловую структуру слова, так и способ выражения данной структуры, то есть через анаграмму.

В переводе М. Спивак в основе лежит ориентация на смысл, и она переводит как «Зеркало Сокровения». Ей не удается сохранить при переводе анаграмму, но смысл передает верно.

При анализе переводов реалий – антропонимов было выяснено, что М. Спивак переводит говорящие фамилии героев так, что сразу становится понятно положительный это герой или отрицательный. Например, “Severus Snape” переведен М. Спивак как «Злодеус Злей», из чего можно сделать вывод, что это отрицательный персонаж.

На мотивационно–прагматическом уровне было выявлено следующее: И. Оранский усложняет структуру предложений путем добавления новой смысловой части, отсутствующей в оригинале. Его перевод отличается большим количеством добавлений словосочетаний, а даже иногда целых абзацев. Можно предположить, что переводчик прибегает к данному методу, для сохранения логической связи и во избежание двойственной интерпретации смысла предложения, с точки зрения самого переводчика. И. Оранский «дописывает» за автором-женщиной, так как, согласно постулатам традиционной гендерной лингвистики,  стремится доминировать в беседе и ставить себя выше своего собеседника (особенно, если им является женщина). Перевод М. Спивак характеризуется полным соответствием со структурой оригинала, что подчеркивает солидарность с автором. С другой стороны, избыточность информации характерна женскому дискурсу, о чем говорит Д. Танннен [3].  И в таком случае мы наблюдаем несоответствие между мужской и женской речью.

Например,  предложение “I haven’t got any money — and you heard Uncle Vernon last night … he won’t pay for me to go and learn magic” И. Оранский переводит следующим образом:

«– У меня нет денег, и вы…

Великан внимательно посмотрел на него, словно напоминая о вчерашнем уговоре. Гарри вдруг понял, что ему, всегда такому вежливому и обращающемуся на «вы» ко всем старшим, будет легко называть Хагрида на «ты». Потому что Хагрид относился к нему с большей теплотой, чем кто бы то ни было, и вёл себя как друг.

– Ты слышал, что сказал вчера вечером дядя Вернон. Он не будет платить за то, чтобы я учился волшебству».

Здесь переводчик добавляет целый абзац, которого не было в оригинале. Мы можем предположить, что И. Оранский руководствовался той мыслью, что в английском языке не существует выражения вежливой формы 2 лица единственного числа, а в русском языке такое различие существует. И для того, чтобы сделать плавный переход от «Вы» к «ты», который свидетельствует о теплых отношениях между Гарри и Хагридом, Оранский добавляет абзац, где объясняет этот переход.

Мария Спивак не добавляет информации, а сразу переводит с помощью местоимения «Вы»:

«– У меня ведь нет никаких денег… Вы же слышали, что вчера говорил дядя Вернон… он не будет платить за обучение магии».

В следующем примере мы также можем наблюдать добавление информации в переводе И. Оранского:

“Everybody finished the song at different times.”

«Каждый пел, как хотел, – кто тихо, кто громко, кто весело, кто грустно, кто медленно, кто быстро. И естественно, все закончили петь в разное время».

В ходе исследования было выявлено 64 примера, где Игорь Оранский добавляет информацию, что является характеристикой женской речи, нежели мужской. В переводе Мари Спивак данной тенденции не наблюдалось.

Ассоциативно-когнитивный уровень в гендерологии связан я языковым сознанием индивида. И, согласно Ожгихиной, мужчины чаще оперируют местоимением “I” как эквивалентом “we”. Для женщин свойственна другая тенденция – инкорпорировать “I” в местоимение “we” [4, с.56].

Это хорошо прослеживается в переводах следующего предложения:

“”I’m warning you,” he had said, putting his large purple face right up close to Harry’s, “I’m warning you now, boy — any funny business, anything at all — and you’ll be in that cupboard from now until Christmas.”

И. Оранский переводит сохраняя личное местоимение «Я»:

« – Я предупреждаю тебя! – угрожающе произнёс он, склонившись к Гарри, и лицо его побагровело. – Я предупреждаю тебя, мальчишка, если ты что-то выкинешь, что угодно, ты просидишь в своём чулане взаперти до самого Рождества!

М. Спивак опускает личное местоимение и переводит без него:

« – Предупреждаю, – прошипел он, приблизив большое багровое лицо к лицу Гарри, – предупреждаю тебя, парень – какой-нибудь фокус, какая-нибудь из твоих штучек – и ты не выйдешь из буфета до Рождества».

Но на ассоциативно-когнитивном уровне мы встретились с несоответствием характеристик. В ходе исследования было выявлено, в переводе Игоря Оранского больше личных местоимений, (как местоимений  единственного числа, так и множественного числа), чем в переводе Марии Спивак. Данные могут быть представлены в виде таблицы:

Я Ты Он Она Оно Мы Вы Они
Мария Спивак

510

243

872

151

25

143

164

334

Игорь Оранский

701

333

1005

207

23

172

216

426

В ходе исследования было выявлено, что переводчик-мужчина чаще оперирует не только местоимением “I”, но и всем другими личными местоимениями, в том числе и местоимением “we”, которым, согласно традиционной гендерной теории, чаще оперируют женщины.

На эмоционально-коннотативном уровне языка было выяснено, что Мария Спивак более «творчески» подходит к процессу перевода. Ее перевод характеризуется большим количеством окказиональных образований. Игорь Оранский напротив, при переводе старается нейтрализовать речь героев, переводит реалии волшебного мира более приближенно для нашей реальности, не придумывая ничего нового.

Например, хочется выделить то, как М. Спивак и И. Оранский передали на русский язык речь одного из героев романа Хагрида. Хагрид – наполовину человек, наполовину великан, лесник в школе чародейства и волшебства «Хогвартс». Речь его не грамотная и просторечная. В ней полно слов, выражений, форм словообразования и словоизменения, черт произношения, отклоняющихся от литературной нормы и имеющих оттенок стилистической сниженности:

“Yeah,” said Hagrid in a very muffled voice, “I’ll be takin’ Sirius his bike back. G’night, Professor McGonagall — Professor Dumbledore, sir.”

В переводе И. Оранского мы видимо следующее:

«– Ага, – сдавленным голосом согласился Хагрид. – Я это… я, пожалуй, верну Сириусу Блэку его мопед. Доброй ночи вам, профессор МакГонагалл, и вам, профессор Дамблдор».

М. Спивак переводит немного иным способом:

«– Ага, – у Огрида был сильно заплаканный голос. – Мне еще надо оттащить Сириусу колымагу. Д’сданья, профессор МакГонаголл – профессор Думбльдор, сэр».

На данном примере мы ясно видим, что М. Спивак передает речь Хагрида более ярко. Она передает его просторечную манеру общения, использование стилистической сниженной лексики. В переводе Игоря Оранского мы прослеживаем тенденцию к нейтрализации речи. Он делает ее более привычной для реципиента, но не передает все характерные для речи великана тонкости. Здесь и прослеживается «творческий» подход к переводу у Марии Спивак, и более сдержанный подход к переводу у Игоря Оранского.

На данном уровне хочется отметить тот факт, что для мужской речи характерно использование грубой, стилистически-сниженной лексики. И в ходе исследования были выявлены такие различия. В пример можно привести следующее предложение: Dudley looked a lot like Uncle Vernon” – (И. Оранский) «Дадли как две капли воды походил на своего папашу».

Можно предположить, что через эквивалент «папаша» можно увидеть негативное отношение Гарри к дяде Вернону.

Мария Спивак придерживается стиля оригинала: «Дудли был очень похож на дядю Вернона».

Женщины часто используют риторические вопросы:

“Maybe the house in Privet Drive would be so full of letters when they got back that he’d be able to steal one somehow.”

«Вдруг, когда они вернутся, дом на Бирючиновой аллее будет настолько полон писем, что ему как-нибудь удастся прочитать хотя бы одно?»

М. Спивак перевела повествовательное предложение вопросительным. В переводе И. Оранского мы видим сохранение структуры предложения:

«Гарри подумал, что, когда они вернутся на Тисовую улицу, вполне возможно, в доме будет столько писем, что ему удастся стащить хотя бы одно».

Если подытожить использование Марией Спивак и Игорем Оранским вопросительных предложений, то можно данные вывести в таблицу:

Количество вопросительных конструкций
Мария Спивак 798
Игорь Оранский 762

В данной таблице мы отчетливо видим, что в ходе проделанного исследования в переводе Марии Спивак было выявлено большее количество вопросительных конструкций, чем в переводе Игоря Оранского, что является характерной чертой женского дискурса.

На данном уровне речь женщин характеризуется наличием большого количества диминутивов. В речи мужчин тоже встречаются уменьшительно-ласкательные формы слов, но у них разные цели: мужчины используют диминутивы в основном для обозначения сарказма.

Например, в предложении “They looked at the dragon” Оранский переводит существительное “dragon” с помощью уменьшительно-ласкательной формы «дракончик». Но цель данного использования – выражение сарказма.

Также как и в предложении “ Wandering around at midnight, Ickle Firsties? Tut, tut, tut. Naughty, naughty, you’ll get caughty” Оранский использует димунитив «первокурснички», чтобы показать пренебрежительное отношение привидения Пивза к ученикам школы.

Что касается использования уменьшительно-ласкательных форм М. Спивак, то мы видим более частое употребление диминутивов и в прямом их значении. Например, выделенные слова в предложении “…a large pink beach ball” слово “ball” Мария Спивак переводит как «мячик», а Игорь Оранский как «мяч».

В предложении “Hagrid pulled out the pink umbrella again, tapped it twice on the side of the boat, and they sped off toward land” слово “umbrella” Мария Спивак переводит как «зонтик», в отличие от перевода Игоря Оранского «зонт».


Библиографический список
  1. Сороколетова Н.Ю. Гендерные особенности речевого поведения // Волгоград. 15 с.
  2. Потапов В.В. Попытки пересмотра гендерного признака в английском языке // Гендер как интрига познания. Москва: Рудомино, 2000. С. 151-167
  3. Tannen D. You Just Don’t Understand: Women and Men in Conversation / D. Tannen – New York: William Morrow, 1990. 156 p.
  4. Ожгихина Е.С. Концептуальный анализ рекламного текста с позиции гендера. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Москва, 2006. 196 с.
  5. Rowling J. K. Harry Potter and the Sorcerer’s stone. // Bloomsbury, London. 1997. 382 p.
  6. Оранский И.В. Перевод «Гарри Поттер и философский камень» Дж. К. Ролинг // Росмэн, Москва. 2002. 152 с.
  7. Спивак М. В. Перевод «Гарри Поттер и философский камень» Дж. К. Ролинг // 2000. 132 с.


Все статьи автора «Лидяева Татьяна Игоревна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация