УДК 355/359-05

НОВОЕ СЛОВО В ВОЕННОМ ИСКУССТВЕ

Тиханычев Олег Васильевич
Академия военных наук
кандидат технических наук, профессор

Аннотация
К 1916 году в ходе Первой мировой войны, стороны пришли к так называемому «позиционному кризису». Глубоко эшелонированная оборона на всех фронтах сводила на нет все попытки перехода к наступательным действиям. Казалось, оборона окончательно взяла верх над наступлением. Но сто лет назад, в июне 1916 года, Брусиловский (Луцкий) прорыв русской армии доказал обратное.

Ключевые слова: Брусиловский прорыв, Луцкая операция, оперативное искусство, позиционный кризис


THE NEW MILITARY SCIENCE

Tikhanychev Oleg Vasilevich
Academy of Military Sciences
Candidate of Technical Sciences, Professor

Abstract
By 1916, during the First World War, the parties came to the so-called "positional crisis." Defense in depth on all fronts negate all attempts to offensive actions. It seemed, the defense finally got the better of the offensive. But a hundred years ago, in June 1916, Brusilov (Lutsk), a breakthrough of the Russian army proved the opposite.

Keywords: Brusilov Offensive, Lutsk operation, position the crisis, tactics


Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Тиханычев О.В. Новое слово в военном искусстве // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/07/15579 (дата обращения: 29.05.2017).

В текущем году исполняется сто лет многим событиям, связанным с Первой мировой войной: битва на Сомме, Ютландское сражение, битва под Верденом. Юбилей последней с помпой готовятся отметить в европейских странах. Но у России есть куда больше поводов к юбилею, чем вспоминать «верденскую мясорубку» – взятие Эрзурума и знаменитый Брусиловский или «Луцкий», как его называли современники, прорыв. Именно эти сражения, после неудач начального периода войны и преодоления «снарядного голода» 1915 года возродили дух русской армии, показали, что она может воевать по суворовским принципам, «не числом, а умением». Именно в Луцком сражении, проведённом с 22 мая по 7 сентября (по старому стилю) 1916 года было нанесено тяжёлое поражение армиям Австро-Венгрии и Германии и заняты Буковина и  Восточная Галиция [1,2].

В целом, летнее наступление  1916 года должно было стать частью стратегического плана Атланты, принятого в марте 1916 года на конференции в Шантиньи [3,4]. В соответствии с этим планом, начало наступления русских войск планировалось на 15 июня (по старому стилю). Директивой Ставки главного командования от 24.04.1916 года готовность к наступлению трёх фронтов русской армии: Северного, Западного и Юго-Западного была назначена на середину мая 1916 года. Этой же директивой в качестве направления главного удара назначалось полоса севернее Полесья, из района Молодечно в направлении Вильно. Удар планировалось наносить силами Западного фронта. Действия остальных фронтов определялись как вспомогательные.


Фото 1.Генерал А.А.Брусилов. Фото 1917 года

Но 15  (29 по новому стилю) мая австрийские войска, нанеся удар в районе Трентино, нанесли тяжёлое поражение итальянцам. Итальянская армия оказалась на грани катастрофы. В связи с этим Италия обратилась к России с просьбой о помощи. Россия, как это часто случалось раньше и впоследствии, жертвуя своими интересами, бросилась выручать непутёвых союзников. Директивой Ставки, наступление Юго-Западного фронта было перенесено на 4 июня.

К тому времени, после маневренных действий начального периода, война перешла в фазу жесткого позиционного кризиса, характеризующегося существенным превосходством обороны над наступлением. На всех театрах военных действий сформировался сплошной глубоко эшелонированный фронт. Попытки прорвать его на узком участке, даже  после многодневной огневой подготовки, успеха не имели. Противник за несколько суток успевал стянуть войска, подготовить позади участка прорыва новую линию обороны, отсечные позиции, и даже в случае успешного прорыва обороны он оставался лишь тактическим успехом, не переходя в успех оперативный и стратегический.

Учитывая это, при подготовке операции командующий Юго-Западным фронтом генерал Алексей Алексеевич Брусилов решил произвести по одному прорыву на фронте каждой из четырёх армий фронта после проведения относительно короткой артиллерийской подготовки. Это распыляло силы наступающих, но противник лишался возможности своевременно перебросить резервы на направление главного удара и подготовить новую оборону в тылу. Главный удар Юго-Западного фронта на Луцк и далее на Ковель наносила правофланговая 8-я армия под командованием генерала А.М.Каледина, вспомогательные удары наносились 11-й армией на Броды, 7-й армией на Галич, и 9-й армией на Черновцы и Коломыю. Выбор участков прорыва возлагался на командующих армиями.
Схема 2.План проведения операции Юго-западного фронта

К началу наступления Юго-Западный фронт насчитывал в своём составе четыре армии общей численностью 534 тысяч штыков и 60 тысяч сабель, 1770 лёгких и 168 тяжёлых орудий [5,6]. Силы противника составляли четыре австро-венгерские и одна немецкая армии, общей численностью 448 тысяч штыков и 38 тысяч сабель, 1301 лёгких и 545 тяжёлых орудий. В полосе фронта австро-германские войска создали мощную, глубоко эшелонированную оборону, состоящую из трёх укреплённых полос, отстоящих друг от друга более чем на пять километров.

Силы Юго-Западного фронта провели тщательную разведку местности, инженерную подготовку прорыва, скрытное доукомплектование и сосредоточение войск. На участках прорыва было создано 2,5-кратное превосходство в живой силе и двукратное в артиллерии. Но подготовка не была проведена в полном объёме – по личному указанию Николая II, выполняющего просьбу итальянских союзников, фронт был вынужден начать операцию раньше установленного срока не дожидаясь согласованных действий с другими фронтами.

В 3 часа ночи 4 июня (22 мая по старому стилю) началась артиллерийская подготовка. Перешедшие после её окончания в наступление 8-я, 11-я, 7-я и 9-я армии прорвали оборону противника. Прорыв был осуществлён одновременно на 13 участках фронта.

Наиболее значительных результатов на первом этапе операции достигла 8-я армия генерала от кавалерии А.М.Каледина: 21 (7) июня был занят Луцк, а 29 (15) июня  был завершен разгром 4-й австро-венгерской армии. Части 32-го корпуса, действующего южнее Луцка, взяли Дубно. Прорыв армии Каледина достиг около 80 километров по фронту и до 65 в глубину.

9-я армия прорвала фронт 7-й австро-венгерской армии и к 27 (13) июня продвинулась на 50 километров. 1 июля (18 июня)  9-я армия захватила Черновцы. Устойчивость обороны южного фланга австрийского фронта была нарушена. Преследуя противника и громя его резервы, 9-я армия вышла на оперативный простор, занимая Буковину и выйдя к Карпатам.

Части 11-й и 7-й армии успешно прорвали фронт, но контрударами противника были остановлены.

Угроза взятия 8-й армией важного центра коммуникаций на данном стратегическом направлении – города Ковеля, вынудила противника перебросить на это направление две немецкие дивизии с западноевропейского театра, две австрийские дивизии с итальянского фронта и отдельные части с других участков Восточного фронта. Но контрудар австро-германских войск против 8-й армии не достиг успеха. Атакующие были отброшены за реку Стырь, где вынуждены были перейти к обороне.

Действия Юго-Западного фронта осложнялись постоянными изменениями планов Ставки и переносом времени начала наступления Западного фронта. Только 17 (3) июля по указанию Ставки, Западный фронт возобновил наступление в направлении Барановичи – Брест, а наследующий день Юго-Западный фронт нанёс удар силами 3-й (переданной из состава Западного фронта) и 8-й армий в направлении Ковеля.  Прорвав оборону противника, войска Юго-Западного фронта взяли Галузию, Маневичи и Городок и вышли к нижнему течению реки Стоход.

В то же время, наступление на Барановичи ударной группировки Западного фронта успеха не имело. Северный фронт операцию начал 22 (9) июля и вёл наступательные действия крайне пассивно, в результате чего немецкое командование смогло перебросить часть войск из районов севернее Полесья в полосу Юго-Западного фронта.

Оценив складывающуюся обстановку Ставка перенесла направление главного удара в полосу Юго-Западного фронта. В распоряжение фронта был передан стратегический резерв – Особая армия генерала от кавалерии В.М.Безобразова.

И уже 28 (14 июля) Юго-Западный фронт продолжил развитие успеха. На центральном участке фронта  11-я и 7-я армии при поддержке 9-й армии успешно прорвали оборону противника и, разгромив его резервы, взяли Броды, Галич, Монастырску и Станислав, выйдя к Львову. На правом фланге успех был ограниченным, 3-я, Особая и 8-я армии вышли к реке Сан на всём её протяжении, но взять Ковель не смогли. В концу августа Юго-Западный фронт исчерпал наступательные возможности и перешел к обороне на захваченных рубежах.

Итогом операции стало поражение тяжелое австро-венгерской армии, русские фронты при этом продвинулись от 80 до 120 километров вглубь территории противника. Русские войска заняли почти всю Волынь, Буковину и часть Галиции. Для отражения наступления Центральные державы перебросили с Западного, Итальянского и Салоникского фронтов 31 пехотную и 3 кавалерийские дивизии, что существенно облегчило положение союзников в сражении на Сомме и спасло итальянскую армию от разгрома. Но тактический и оперативный успех русской армии так и не перешел в стратегический. По оценке самого Брусилова [2]: «Никаких стратегических результатов эта операция не дала, да и дать не могла, ибо решение военного совета 1 апреля ни в какой мере выполнено не было. Западный фронт главного удара так и не нанес, а Северный фронт имел своим девизом знакомое нам с японской войны “терпение, терпение и терпение”. Ставка, по моему убеждению, ни в какой мере не выполнила своего назначения управлять всей русской вооружённой силой. Грандиозная победоносная операция, которая могла осуществиться при надлежащем образе действий нашего верховного главнокомандования в 1916 году, была непростительно упущена». Как это часто случалось, стратегические выгоды от успешной операции наших войск достались, в основном, союзникам.


Фото 3.Могила А.А.Брусилова в Новодевичьем монастыре

В то же время, проведение операции явилось новым словом в теории военного искусства: распыление сил противника путём назначения нескольких участков прорыва и сокращения времени артиллерийской подготовки при сохранении её интенсивности. В любом случае, Брусиловский прорыв занимает достойное место в ряду выдающихся сражений русской армии [7]. За успешное проведение наступления многие военнослужащие были награждены: командующий войсками Юго-Западного фронта А.А.Брусилов был представлен к награждению орденом Святого Георгия 2-й степени. Однако Император Николай II не утвердил представления. А.А.Брусилов и А.И.Деникин были награждены георгиевским оружием с бриллиантами. Инспектор артиллерии 8-й армии М.В.Ханжин был произведён в генерал-лейтенанты.

Генерал Алексей Алексеевич Брусилов впоследствии служил в Красной армии, с мая 1920 года возглавлял Особое совещание при главнокомандующем Вооружёнными силами Советской Республики. С 1921 года — председатель комиссии по организации допризывной кавалерийской подготовки. В 1923-24 годах — инспектор кавалерии РККА. С 1924 года состоял при Реввоенсовете для особо важных поручений. Скончался 17 марта 1926 года в Москве [8] и был похоронен со всеми воинскими почестями у стен Смоленского собора Новодевичьего монастыря.


Библиографический список
  1. История Первой мировой войны 1914—1918 гг. / под редакцией И. И. Ростунова. — 1975. — Т. 2. — С. 607.
  2. Брусилов А.А. Мои воспоминания. – М.: Воениздат, 1983.
  3. Зайончковский А. М. Первая мировая война. — СПб.: Полигон, 2000. — 878 с.
  4. Бэзил Лиддел Гарт. 1914. Правда о Первой мировой. — М.: Эксмо, 2009. — 480 с.
  5. Тиханычев О.В. Лейб-гвардейская артиллерия России: юбилеи, которые не случились // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/02/13938
  6. Российская гвардия 1700-1918. Справочник. Бочаров А.А и др. М.:Новый хронограф  – 2005, 448 с.
  7. Тиханычев О.В. Поле русской славы // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/01/13754
  8. Тиханычев О.В. Крепости веры, и не только… // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/04/14562


Все статьи автора «Oberst»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: