УДК 130.2:62

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИНФОРМАЦИОННОЙ ЭТИКИ

Отюцкий Геннадий Павлович
Российский государственный социальный университет, г. Москва
доктор философских наук, профессор, профессор кафедры философии

Аннотация
В статье дается понимание информационной этики как научного направления, исследующего этические проблемы социальной коммуникации в тесной связи с анализом информационных процессов в обществе. Выявляются некоторые методологические трудности как в понимании самой информационной этики, так и предмета ее исследований. Показано соотношение информационной этики, компьютерной этики, этики коммуникативного пространства

Ключевые слова: информационная этика, информационно-коммуникационные технологии, информация, коммуникационное пространство, компьютерная этика


METHODOLOGICAL PROBLEMS OF INFORMATION ETHICS

Otyutsky Gennady Pavlovich
Russian state social university, Moscow
Doctor of Philosophy, professor, professor of department of philosophy

Abstract
In article the understanding of information ethics as the scientific direction investigating ethical problems of social communication in close connection with the analysis of information processes in society is given. Some methodological difficulties as in understanding of the most information ethics, and a subject of its researches come to light. The ratio of information ethics, computer ethics, ethics of communicative space is shown.

Keywords: communication space, computer ethics, information, information and communication technologies, information ethics


Рубрика: Этика

Библиографическая ссылка на статью:
Отюцкий Г.П. Методологические проблемы информационной этики // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/03/14511 (дата обращения: 26.05.2017).

Проблемы информационной этики стали анализироваться отечественными учеными относительно недавно. Нередко им приходится идти вслед за западной социально-гуманитарной мыслью, поскольку там такие исследования начались гораздо раньше. В этом нет ничего плохого, ибо исследовательская работа начинается не с нуля, а с осмысления уже достигнутых теоретических результатов. Однако результаты западных исследований некоторыми из российских специалистов трактуются как безусловная истина, несмотря на то, что эти результаты нередко внутренне противоречивы и методологически слабо обоснованы. Более того, в своих публикациях в качестве предшественников они числят только представителей западных этических школ [см., напр.: 1].

Между тем, в отечественной науке уже сложился широкий круг исследователей проблем информационной и компьютерной этики, этики Интернет, этики глобального коммуникационного пространства и др. В их числе: И.А. Авдеева, И.Ю. Алексеева, И.Л. Галинская, М.А. Дедюлина, Е.В. Коваль, А.А. Малюк, О.М. Манжуева,  О.Ю. Полянская, А.И. Панченко, О.А. Филина и др. [2-8]. Обстоятельный анализ современного состояния исследований в области информационной этики дает А.С. Сергеев [9]. Другое дело, что отечественные исследователи, внося немалый вклад в развитие содержательных аспектов информационной этики, не всегда достаточное внимание уделяют ее методологическим проблемам, по большей мере используя методологические разработки западных специалистов.

Вместе с тем, малозначимые, на первый взгляд, методологические неточности могут негативно сказаться на конечных результатах даже добросовестно проведенного исследования. Поэтому в настоящей статье продолжается обсуждение актуальных методологических проблем информационной этики, начатое в предыдущей публикации [10].

Начнем с того, что в отечественных публикациях нет общепринятого разделения предмета информационной и компьютерной этики. Для многих авторов эта методологическая проблема представляется, видимо, несущественной. Тот же А.С. Сергеев, поставив задачу обсуждения проблем информационной этики, без дополнительных пояснений включает в свой обзор публикации по компьютерной этике, М.А. Дедюлина прямо пишет: «компьютерная этика совпадает с информационной этикой» [10]. И.А. Авдеева, хотя и соотносит возникновение компьютерной этики с «самим фактом наличия компьютеров» [2, c. 7], а возникновением информационной этики – с «фактом наличия информации» [2, c. 11], но в числе про­блем информационной этики она выделяет компьютерную преступность, ин­формационное неравенство, информацион­ную безопасность, проблему соотношения авторского права и специфики функциони­рования сети Интернет и др.

Однако эти проблемы порождены наличием компьютеров и различие между проблематикой информационной этики и компьютерной этики становится непонятным. Более того, большинство исследователей наличие информационной этики связывают лишь с постиндустриальным обществом, что приводит к выводу об отсутствии информационной этики на предыдущих этапах общественного развития.

Однако методологические подходы к различению предметного поля информационной и компьютерной этик сформированы еще в 1985 г., когда были опубликованы две знаковые для информационной этики работы: учеб­ник «Компьютерная этика» Д. Джонсон и эссе Дж. Мура «Что такое компьютерная этика?». Позиции этих авторов в позднейших публикациях представляются как противоположные [см.: 2].

В самом, Д. Джонсон считала, что на деле этические проблемы использования компьютеров не являются абсолютно неизведанными, поэтому для осмысления возникающих этических проблем вовсе не нужна особая теория [11]. Д. Мур, наоборот, фиксирует внимание на новизне этических ситуаций, утверждая, что компьютерные технологии «предоставляют нам новые возможности, и они, в свою очередь, дают нам новый выбор для действия» [12, р. 266]. Этой новизной и вызываются новые этические проблемы.

Однако эти позиции, хотя и различны, но не противоречат друг другу, будучи комплементарными (взаимодополнительными). Для понимания этой взаимодополнительности надо разобраться, какие отношения регулируются информационной и компьютерной моралью, поскольку именно эти виды морали и составляют объект исследования соответствующих видов этики. Как ни странно, многие исследователи такого вопроса даже не ставят, сразу переходя к перечислению конкретных информационных проблем, нуждающихся в моральном регулировании.

Информационная этика в ее практическом приложении (как информационная мораль, информационный этос) регулирует отношения в системе социально-коммуникативных процессов. Показательно в этом отношении, что И.А. Авдеева связывает информационную этику и «этику глобального коммуникативного пространства», демонстрируя методологически весьма плодотворный подход [2, с. 7].

Любой коммуникационный процесс является амбивалентным, включая две составляющих.

Первая из них – это обмен информацией между коммуникантами. С развитием общества содержание информации может меняться, но неизменной остается структура информационного обмена: формирование информации на основе передаваемых смыслов, ее кодирование и перенос на носитель информации, доставка носителя получателю, раскодирование информации и ее осмысление получателем. Эти структурные компоненты  могут быть реализованы одновременно, как при непосредственном  вербальном общении, но могут быть далеко разнесены не только в пространстве (гонцы, авиапочта, Интернет), но и во времени (мы до сих пор активно общаемся с Аристотелем и Платоном, пусть и односторонне). При их реализации может вообще отсутствовать технический компонент (непосредственное вербальное общение), а может использоваться весьма изощренная технологическая база (Интернет, электронная почта).

Этот собственно социальный аспект коммуникации является универсальным для информационного обмена; в известной мере универсальны и его этические регуляторы, определяющие характер отношений между коммуникантами: принципы уважения к собеседнику (коммуниканту), недопустимость оскорбления, лжи; принцип непричинения зла самим процессом обмена информацией и др. Наличие этого аспекта коммуникативного процесса и порождает необходимость информационной этики, относимой к любым этапам  развития социума, а не только к современному компьютеризирующемуся обществу.

В советское время над полками книжных шкафов некоторых обладателей крупных домашних библиотек  висел плакатик:

«Не шарь по полкам жадным взглядом!

Здесь книги не даются на дом.

Лишь безнадежный идиот

Знакомым книги раздает!»

С этической позицией владельца библиотеки можно спорить, но ее вполне можно понять, учитывая стоимость наличных раритетов, многолетние труды (и затраты) владельца на поиск уникального экземпляра, например, с автографом давно покойного автора  и др. Тем не менее, подобный плакатик у многих вызывал соответствующую реакцию: «У, жадина!» Но точно такая же реакция возникла и у пользователей Интернета, когда закрылся доступ к сайту, с которого «на халяву» можно было скачать практически любой контент.

Налицо единство этической структуры двух ситуаций: существует информация, созданная некоторым автором, есть владелец носителя этой информации и есть субъект, который хотел обладать этой информацией безо всяких затрат. Такого рода универсальные проблемы и составляют предмет исследования информационной этики.

Но существует и вторая составляющая коммуникативного процесса, а именно – технико-технологическая. Эта составляющая детерминирована уровнем развития информационно-коммуникативной техники – от барабанов и узелков на память до компьютеров. Именно эта составляющая является вариативной в коммуникационном процессе. Каждая новая информационно-коммуникационная революция [13, с. 41-47] формировала новый тип технических средств коммуникации и обусловленную этим типом совокупность норм информационного обмена или «коммуникативного этоса». Так, следствием революции письменности стало формирование этических норм эпистолярного общения («эпистолярного этоса»): специфические формы обращения к адресату, применение разных стилей  письменной речи в разных ситуациях общения, даже специфические требования к почерку.

Исследование этих этосов, порожденных конкретной технологией информационного обмена,  и составляет предмет соответствующего типа информационной этики. «Могут быть выделены следующие последовательно сменяющие друг друга типы информационных этосов: вербальный этос, этос письменности («скриптоэтос»), библиоэтос (связанный с появлением «Вселенной Гутенберга»), этос электронных коммуникаций» [10, с. 134]. Следствием современной информационно-компьютерной революции стало формирование нового вида информационного этоса, а этика, исследующая именно этот вид этоса, является компьютерной этикой. О. К. Щипунов предлагает именовать ее информатизационной этикой (от информация +компьютеризация) [14, c. 76].

Изложенные методологические подходы позволяют критически оценить выводы некоторых авторов о тенденциях развития информационной этики. По мнению Е.В. Коваля, парадигма этой этики предполагает, что все действия должны совершаться  «во имя и ради инфосферы»,  что происходит переход от антропоцентричной к  инфоцентрической этике [5]. По мнению Е.В. Коваля, парадигма этой этики предполагает, что все действия должны совершаться  «во имя и ради инфосферы»,  что происходит переход от антропоцентричной к  инфоцентрической этике [5].

Эта идея базируется на логике книги Л. Флориди «Информационная этика: О философских основаниях компьютерной этики» [15], который пишет об онтоцент­ричности информационной этики. Для него онтоцентризм – синоним инфоцентризма, поскольку совокупность всего сущего им рассматривается как инфосфера. При этом,  видя в любой сущности информационный объект, Л. Флориди  «сдвигает фокус этической рефлексии от действия, характера и ценности человеческого агента к «злу» (вреду, разделению, деструкции), от которого страдают объекты в инфосфере»: … люди, животные, организации, растения, неживые артефакты, цифровые объекты в киберпространстве, артикулы интеллектуальной собственности, камни, абстракции Платона, потенциальные сущности, исчезнувшие цивилизации» [16] и др.

Эта идея разделяется и рядом  отечественных исследователей, которые считают, что этика движется от антропоцентричности к неантропоцентричности (Е.В. Коваль) [5] или через биоцентричность к онтоцентричности (И.Л. Галинская) [4]. Однако, «открывая» подобные тенденции, авторы не замечают, что они перестают исследовать этику, а переходят к рассмотрению иных социальных объектов. В самом деле, этика – это наука о морали; в свою очередь, мораль – «специфический тип регуляции отношений людей, направленный на их гуманизацию; совокупность  принятых в том или ином  социальном организме норм поведения, общения и взаимоотношений»  [17, c. 657]. Такое регулирование происходит особенным образом – с позиций добра и зла. Поэтому этика, перестающая быть антропоцентричной, перестает исследовать мораль.

Другое дело, что социальные отношения могут складываться по разному поводу, например, политическая этика регулирует отношения по поводу политики с позиций диалектики добра и зла. Такую этику (но остающуюся этикой) можно назвать «политикоцентрированной». Этика может изучать социальные отношения, опосредованные различными технологиями, в том числе и компьютерными («компьютоцентрированная этика»). Но это особый вид центрированности – центрированности либо на объекте, по поводу которого складываются этические отношения, либо на технологиях, поддерживающих данный вид этических отношений. Однако это отнюдь не означает утраты антропоцентричности: любая этика (если она этика) всегда регулирует отношения между людьми.

Таким образом, многие актуальные проблемы современной информационной этики нуждаются в обстоятельной методологической проработке, от качества которой зависит и успех дальнейших этических исследований.


Библиографический список
  1. Дедюлина М.А. Компьютерная этика: философское осмысление // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 12. URL: http://human.snauka.ru/2015/12/13416 (дата обращения: 13.12.2015).
  2. Авдеева И.А.  Информационная, компьютерная и прикладная этика как теоретические составляющие этики глобального коммуникативного пространства // Вестник ТГУ. 2014. Вып. 9 (137). С. 7 – 12.
  3. Алексеева И.Ю., Сидоров А.В., Шклярик Е.Н. Компьютерная этика: история, проблемы, перспективы. М.: Нанотехнопьютер, 2008.
  4. Галинская И.Л., Панченко А.И. Компьютерная этика, информационная этика, киберэтика // Новые инфокоммуникационные технологии в социально-гуманитарных науках и образовании: современное состояние, проблемы, перспективы развития: мат-лы Междунар. интернет-конф. (15.01-29.03.2002) / под общ. ред. А. Н. Кулика. М.: Логос, 2003. С. 112-132.
  5. Коваль Е.В. Этика информационного общества как современный этап развития этики // Вестник Чувашского ун-та. 2009. № 4. С. 133 – 139.
  6. Малюк А.А., Полянская О.Ю., Алексеева И.Ю. Этика в сфере информационных технологий. М.: Горячая Линия – Телеком, 2011. 346 с.
  7. Манжуева О.М. Основные составляющие информационной этики // Мир современной науки. 2014. № 3 (25). С. 106-110.
  8. Филина О.А. Социальные, культурно-исторические и ценностные основания информационной этики // Научные ведомости БелГУ. Сер. Философия. Социология. Право. 2009. Вып. 9. № 10 (65). С. 232-238.
  9. Сергеев А.С. Проблематика информационной этики в отечественной мысли // Дискурсы этики: Альманах. 2012. №1. С. 82 – 91.
  10. Отюцкий Г.П., Щипунов О.К. Информационная этика как понятие и как социальное явление: методологический анализ // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2016. № 3(65): в 2-х ч. Ч. 1. C. 132-136.
  11. Johnson, D.G. Computer ethics (3rd ed.). Upper Saddle River, NJ: Prentice Hall, 2001.
  12. Moor J.H. What Is Computer Ethics? //Metaphilosophy. 1985. № 16(4). P. 266–275.
  13. Колин К.К. Фундаментальные основы информатики: социальная информатика. М.: Акад. Проект, 2000. 349 с.
  14. Щипунов О.К. Информатизационная этика: постановка проблемы [Текст] / О. К. Щипунов // Новое слово в науке: перспективы развития : материалы VII Междунар. науч.–практ. конф. (Чебоксары, 15 янв. 2016 г.). В 2 т. Т. 2. Чебоксары: ЦНС «Интерактив плюс», 2016. № 1 (7). С. 173–176.
  15. Floridi L. Information Ethics: On the Theoretical Foundations of Computer Ethics // Ethics and In­formation Technology. 1999. № 1 (1). Р. 37-56.
  16. Хлебников Г.В. Философия информации Лучано Флориди //  URL:  http://www.inion.ru/files/File/MPNI_10_02_11_Stenogramma.pdf (дата обращения: 17.03.2016).
  17. Лаптенок С. Д. Мораль // Всемирная энциклопедия: Философия / Главн. науч. ред. А.А. Грицанов. М.: АСТ, Мн.: Харвест, 2001. С. 657.


Все статьи автора «Отюцкий Геннадий Павлович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: