УДК 114

ИНТЕГРАЦИЯ КИБЕРПРОСТРАНСТВА И СОВРЕМЕННОГО ГОРОДА

Пушкарева Вера Вадимовна
Новокузнецкий институт (филиал) «Кемеровский государственный университет»

Аннотация
В данной статье рассмотрен феномен киберпространства в контексте урбанизированной среды. Рассмотрены взгляды на данный феномен ученых современности. Определены тенденции развития киберпространства, как неотъемлемой части общественной жизни. Данная работа представляет собой теоретическое исследование феномена киберпространства в городской среде.

Ключевые слова: город, киберпространство, среда


THE INTEGRATION OF CYBERSPACE AND MODERN CITY

Pushkareva Vera Vadimovna
Novokuznetsk Branch-Institute of Kemerovo State University

Abstract
This article discusses the phenomenon of cyberspace in the context of the urban environment. Considered views on the phenomenon of scientists of our time. Defined the tendencies of development of cyberspace as an integral part of public life. This work is a theoretical study of the phenomenon of cyberspace in the urban environment.

Рубрика: Философия

Библиографическая ссылка на статью:
Пушкарева В.В. Интеграция киберпространства и современного города // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/08/12385 (дата обращения: 29.09.2017).

Феномен глобализации породил явление «глобальной деревни», жители которой находятся буквально в шаговой доступности друг от друга, но не фактически, а в виртуальном мире. В то же время появление «глобальной деревни» запустило глубокий процесс поиска идентичности в контексте глобальных и локальных процессов.

Локусы социальной памяти постепенно перемещаются в киберпространство, потому что у каждого человека есть практически неограниченный доступ ко всем интернет – ресурсам. Человеческое общение полностью переместилось в мир компьютерных сетей.

Появление огромного разнообразия машин, поездов, медиа, в последствии и Интернета обусловили начало принципиально новой эры – эры электрификации города. Появление этого феномена ознаменовало начало очевидного параллельного сдвига в социальном аспекте отношений пространства и места, на которых базировался мир Ньютона. Уже долгое время городские жители не воспринимают городскую среду, как нечто статичное. Сегодня, современный город представляет собой медиа-архитектурных комплекс. Электрический свет с его интенсивностью и напряженностью привел в движение сложную психогеографию видения и видимости, которая стала неотъемлемой частью сверхсложной системы городского ландшафта. Пространства и ритмы современных городов радикально отличаются от описанных ранее в классических теориях урбанизма.

Современные цифровые технологии спровоцировали проникновение электронно-опосредованной коммуникации во все сферы человеческой деятельности: начиная с рабочего места и заканчивая повседневной рутиной [1]. Этот принципиально новый вид связи создал глобальную сеть, представленную в современном мире как Интернет. Современное Интернет-пространство позволяет создавать неограниченное число формаций с неограниченным числом субъектов, основываясь на партнерстве и на активном участии данных субъектов в понимании ценности и семантическом аспекте социальной памяти. Интернет может либо возродить некоторые социальные контексты, либо сделать их непопулярными.

Термин «киберпространство» был введен писателем-фантастом Уильямом Гибсоном, как синоним виртуальной реальности. То есть, киберпространством является параллельная вселенная, созданная из интернет-информации с фактически неограниченным числом действующих субъектов. Несмотря на то, что феномен киберпространства впервые был описан в научной фантастике, он нашел свое применение и в научном мире.

Рассмотрение киберпространства как локуса городской коллективной памяти обусловлено тем, что современные города и городские пространства с неестественно быстрой скоростью претерпевают значительные изменения, а пространственная и временная неоднородность приводят к разрыву в памяти и в восприятии городского пространства. Если память не сохраняется, то целостное понимание истории имеет значительную тенденцию к потере, а именно потере связи с создателями и носителями данной памяти. Особенно это важно для городов, которые претерпевают какие-либо изменения.  На сегодняшний день, образ современных городов формируется посредством средств массовой информации, а именно в киберпространстве. Приемы, используемые в современных медиа, нацелены на создание привлекательного образа города, который очень редко отвечает реальности, а также для привлечения туристов, потенциальных будущих жителей, инвесторов. Влияние средств массовой информации и Интернета на городского жителя крайне велико, именно поэтому человек больше не может представить себя вне киберпространства, то есть быть «оффлайн».

Городская среда претерпевает значительные изменения прежде всего в глазах горожан, как носителей коллективной памяти. Посредством средств массовой информации и киберпространства у жителей города создается принципиально новое видение облика города. Именно это и стало причиной скачкообразного перемещения локусов коллективной памяти в киберпространство, в котором механизмы, обеспечивающие его жизнедеятельность, приводят в движение память, технологии и места[2].

Киберпространство современного города является сложнейшей системой, главную роль в которой играет психогеография места[3]. Киберпространство потенциально представляет собой верхний слой городской коллективной памяти, что приводит к появлению кибермест, существующие в контексте киберпространства. Эти «пространства» построены с помощью программного обеспечения, которые дают человеку преодолеть нормальное физическое состояние и «войти» в практически безграничный диапазон новой электронной среды.

Физерстоун и Берроузопределили феномен киберпространства, как информационного поля, в котором система данных построена таким образом, чтобы дать пользователю иллюзию контроля, движения и доступа к информации, к которой имеет доступ неограниченное количество субъектов[4]. Кастельс, определяющий современное общество как сетевое, утверждает, что в нем преобладает логика пространственных потоков над пространствами места[5]. Исходя из приведенных точек зрения, киберпространство устанавливает новый вид движения во времени и пространстве, зависящий от потока данных. Стивен Грэм в своей книге «Imagining the Real-Time City: Telecommunications, urban paradigms and the future of cities» описал движение телекомуникационных ссылок в киберпространстве, действующие через потоки электронов граничащими или же полностью упраздняющими временные барьеры. Они поддерживают мгновенную мобильность информации, сообщений, услуг, рабочей силы, капитала. Эту разрозненную информацию необходимо объединить в динамичные, интегрированные в экономическую, социальную и культурную сферу, системы [6]. Американский критик и социолог Говард Рейнгольд утверждает, что появление виртуальных сообществ является результатом растущего недовольства населения, а виртуальные города, параллельно существующие с городским пространством, являются электронным противоядием от удручающей реальности городской жизни.

В процессе электрификации города, роста влияния информационных технологий на все сферы жизни появилось понятие виртуального города. Понятие виртуального города раскрывает всю сущность интеграции электронных пространств и городской среды.  В научных кругах обсуждаются два сценария развития событий: позитивный и негативный. Позитивное влияние киберпространства на жизнь современного человека обуславливается появлением Интернета и повсеместным внедрением ИТ-технологий, как следствие – киберпространство будет работать на благо общества. К сожалению, сегодня взаимодействие человека и киберпространства имеет психологический контекст, следовательно, неблагоприятный вариант уже укореняется в жизни современного общества. Люди углубляются в виртуальное пространство, потому что все больше отчуждаются от реального. Это явление характерно для пригородов крупных городов, в которых процветает преступность и конфликты между социальными группами. Более явно это выражено в европейском и американском обществах. Данная ситуация спровоцировала появление электронных систем наблюдения, которые способствуют целенаправленной изоляции нежелательных социальных групп от городских центров, так как их появление способно минимизировать прибыль крупных торговых и развлекательных центров. Стоит отметить, что новые технологии, будь то медиа, «стеклянное строительство» или же электричество, безусловно несут в себе перспективу социальных преобразований, и каким будет результат этих изменений предугадать довольно сложно.

Киберпространство является частью жизни современного города и городских жителей, начало этому положила эра электрификации. Именно с помощью электрического света в XX веке обнаружили противоречивую карту киберпространства – карту ночного города с множеством огней. Это своеобразная упрощенная схема: центр города пестрит огнями, следовательно, он и является «центром» на карте киберпространства, в котором сосредоточена жизнь. На окраинах, с точки зрения электрификации, жизнь идет более размеренным чередом. Стоит отметить, более половины населения планеты живет в городах, но сегодня, средний городской житель предъявляет к окружающей среде намного больше требований. Это является следствием рекламных кампаний, которые твердят «Самое лучшее или ничего», «Бери от жизни все» и т.д. Городской житель, порой и несознательно, начинает требовать от окружающей среды все больше и больше. Следовательно, городская окружающая среда перестает его интересовать, ибо город статичен, неподвижен и неинтересен.  В свою очередь, бизнесмены стараются привлечь покупателей яркими мигающим светом, и это, безусловно, работает, потому что все, что лишено света /ярких огней – безжизненно, оно не привлекает внимания. Отсюда и украшение архитектурных сооружений электрическим светом или подсветкой, в противном случае здание теряется на карте ночного города и, как следствие, перестает существовать. Это утверждение иллюстрирует фильм американского художника Энди Уорхола «Эмпайр», его длительность составляет 8 часов 5 минут. Фильм снят одним дублем без монтажа, представляет собой фиксированный план, направленный на вечерний Эмпайр-стэйт-билдинг, на тот момент, самое высокое здание мира (381 м). Позднее Энди Уорхол заявил, что отныне, Эмпайр-стэйт-билдинг является «суперзвездой» современного мира. В узких кругах этот неоднозначный фильм ознаменовал начало эры киберпространства, а сам Эмпайр-стэйт-билдинг стал неофициальным символом этой эпохи. Ранее, послереволюционный российский авангард также воспринял медиа как инструмент переустройства общественной жизни. Так и не осуществленный проект Владимира Татлина «Памятник III Коммунистического интернационала» должен был воплотить самые смелые идеи авангардистов – Виктор Шкловский писал, что это вращающееся здание будет возведено «из железа, стекла и революции». Башне Татлина (400 м) было суждено стать символом электрификации страны, но проект так и не был начат по причине охлаждения страны к авангардизму в начале 1920-х годов.
Интеграция киберпространства и городской среды породила много споров в научных кругах. В «Декларации Независимости Киберпространства» от 1996 года было сказано, что киберпространство является «вирусом свободы», предназначение которого создать мир, в «который могут прийти все, без привилегий или ограничений в зависимости от расы, экономического могущества, военной силы или положения по рождению». Действительно, киберпространство стирает границы между людьми, классовые и расовые различия, но в городской среде, в реальном мире в силу действующего социального неравенства это сделать практически невозможно. Далее по тексту, «Наш мир – везде и нигде, и он не там, где живет тело» [7] – отметим сходство с древнегреческой философией, а именно с идеей об «освобождении души от бренного тела». Предназначение киберпространства в городской среде в конечном итоге может свестись именно к идее освобождения от человеческой оболочки, ибо для взаимодействия человека с обществом больше не надо физически присутствовать рядом с собеседником, а достаточно быть «онлайн».


Библиографический список
  1. Burrows, Roger. 2005. “Cyberpunk as a Social Theory: William Gibson and the sociological imagination”. In, Sallie Westwood, and John Williams, eds., Imagining Cities: Scripts, Signs, Memory. London, New York: Routledge, 223-246.
  2. Sak, Segah. Cyberspace as A Locus for Urban Collective Memory. Supervisor: Assoc. Prof. Burcu Şenyapalı Özcan. January 2013, 65-103
  3. Скотт Маккуайр. Медийный город: медиа, архитектура и городское пространство / Пер. с англ. Максима Коробочкина. — М.: Strelka Press, 2014, 5-34.
  4. Featherstone, Mike and Roger Burrows. 1995. “Cultures of Technological Embodiment: An Introduction.” In Mike Featherstone, and Roger Burrows, eds., Cyber Space/ Cyber Bodies/ Cyber Punk: Cultures of Technological Embodiment. London, Thousand Oaks, New Delhi: SAGE Publications, 1-20.
  5. Castells, Manuel. 1983. The City and the Grassroots: A Cross-Cultural Theory of Urban Social Movements. Berkeley, L.A.: University of California Press.
  6. Graham, Stephen. 2005. “Imagining the Real-Time City: Telecommunications, urban paradigms and the future of cities.” In Sallie Westwood, and John Williams, eds., Imagining Cities: Scripts, Signs, Memory. London, New York: Routledge, 31-47.
  7. Барлоу, Джон Перри, Декларация Независимости Киберпространства [http://www.posix.ru/openway/declaration/]


Все статьи автора «Пушкарева Вера Вадимовна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: