УДК 347.45/.47

ПОНЯТИЕ КОРПОРАТИВНОГО ДОГОВОРА В СВЕТЕ РЕФОРМЫ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Архипова Екатерина Александровна
Санкт-Петербургский Государственный Университет
студент

Аннотация
Статья посвящена вопросам управления в корпорации, в частности, рассмотрено понятие корпоративного договора. Проанализированы сильные стороны и возможные негативные последствия данной новеллы в российском корпоративном праве. В статье произведена оценка конструкции корпоративного договора в историческом и сравнительном аспектах, представлен зарубежный опыт и предшествующее регулирование отношений по управлению хозяйственным обществом на примере АО и ООО. Отражены риски, связанные с участием третьих лиц в корпоративном договоре и высокой степенью конфиденциальности такого рода соглашений.

Ключевые слова: акционерное соглашение, корпоративное право, корпоративный договор, новелла, управление, хозяйственные общества


CONCEPT OF CORPORATE CONTRACT IN THE CONTEXT OF THE CIVIL LEGISLATION REFORM

Arkhipova Ekaterina Aleksandrovna
Saint Petersburg State University
student

Abstract
The article is devoted to the questions concerning the management of the corporation. The concept of a corporate contract was considered. The strengths and possible negative consequences of this novel in Russian corporate law were analyzed. There is an evaluation of the corporate structure of the contract in the historical and comparative aspects in this paper. The foreign experience and previous control of the relations on the management of economic society is submitted by the examples of JSC and LLC. There are reflected the risks related to the participation of third parties in the corporate agreement and a high level of confidentiality of such agreements.

Keywords: company, corporate contract, corporate law, management, novel


Рубрика: Право

Библиографическая ссылка на статью:
Архипова Е.А. Понятие корпоративного договора в свете реформы гражданского законодательства // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 7. Ч. 2 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/07/11814 (дата обращения: 02.10.2017).

Со вступлением в силу с 1 сентября 2014 года федерального закона от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ в Гражданский кодекс было введено понятие корпоративного договора, что обусловлено потребностью в предоставлении участникам хозяйственных обществ дополнительных возможностей, вытекающих из факта обладания пакетом акций или долями в уставном капитале общества.  Однако до появления указанной новеллы на законодательном уровне была закреплена возможность заключения акционерных соглашений и договоров об осуществлении прав участников общества в ООО. В соответствии с федеральным законом от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ (в ред. от 06.04.2015) «Об обществах с ограниченной ответственностью» стороны договора обязуются определенным образом осуществлять свои права или отказаться от их осуществления, то есть речь идет лишь об имеющихся корпоративных правах. Данное соглашение может быть заключено между учредителями или участниками общества, но без участия третьих лиц и самого общества, при этом оно не порождает обязанностей для лиц, в нем не участвующих. Аналогичное регулирование предусмотрено и для акционерных соглашений, хотя статья 32.1 федерального закона от 26 декабря 1995 № 208-ФЗ (в ред. 06.04.2015) «Об акционерных обществах» не содержит прямого указания на состав участников договора, но речь в ней идет об осуществлении прав, удостоверенных акциями и прав на акции, отсюда следует, что сторонами могут являться исключительно акционеры.

Хотя и ранее, до 2008 года, практика заключения такого рода соглашений была широко распространена в российских корпорациях, так как в силу принципа свободы договора судами данные соглашения, чаще всего касающиеся голосования тем или иным образом, признавались действительными в случае их не противоречия закону и положениям устава организации [2.1, с.50], что отражает обязательственную природу этих договоров.

Предмет корпоративного договора ограничивается осуществлением определенным образом прав, которые уже имеются у участников [2.2, с.18],  в частности: 1) голосовать определенным образом на общем собрании участников общества; 2) согласованно осуществлять иные действия по управлению обществом; 3) приобретать или отчуждать доли в его уставном капитале (акции) по определенной цене или при наступлении определенных обстоятельств либо воздерживаться от отчуждения долей (акций) до наступления определенных обстоятельств.

Соглашение носит обязательственно-правовой характер и распространяется только на стороны.

Для того, чтобы проанализировать природу корпоративного договора, стоит обратиться к концепции юридического лица, так как именно ею обусловлено регулирование соглашений, заключаемых в рамках корпорации. Так, англо-американской модели присуща договорная концепция юридического лиц [2.3, с.245], отсюда вытекает возможность изменить учредительные документы посредством заключения договора, а акционерное соглашение является корпоративным актом, обязательным для всех третьих лиц. В континентальной правовой системе такие соглашения, напротив, имеют обязательственно-правовую природу [2.4, с.176], должны соответствовать закону и уставу [2.5, с.26], кроме того, обязательность соглашений в этом случае распространяется только на стороны, а их предмет ограничивается вопросами осуществления права голоса тем или иным образом, но не касается изменения корпоративной структуры организации.

Таким образом, от выбора концепции зависят границы свободы договора, последствия нарушения соглашений, конфиденциальность и так далее.

Корпоративный договор в российской правовой системе является неким компромиссом, сочетающем в себе характерные особенности континентальной модели, исторически присущей нашей правовой системе, с элементами англо-саксонской концепции, внедрение которых может, на мой взгляд, иметь негативный эффект.

Особое внимание стоит обратить на субъектный состав корпоративного договора, где наряду с участниками хозяйственного общества стороной договора вправе выступать кредиторы общества и иные третьи лица. Тайное участие в корпоративном договоре третьих лиц может привести к выведению управления за рамки корпорации, которое будут фактически осуществлять лица, не являющиеся ее участниками, не вносящие взносов в ее имущество и не несущие рисков. Создается ситуация, при которой третьи лица могут давать акционерам указания о голосовании тем или иным образом, но спорным остается вопрос о том, насколько это оправдано, так как принцип свободы договора не должен приводить к нарушению законных интересов слабой стороны (миноритариев, работников, состоящих в трудовых отношениях с корпорацией и т.д.) [2.6, с.12].

Тем не менее, положительным моментом в части регулирования участия третьих лиц является указание на то, что такая возможность ограничена ситуациями, когда присутствует необходимость обеспечить охраняемый законом интерес таких лиц (например, кредиторов корпорации, которые упоминаются в п. 9 ст. 67.2 ГК РФ). Критерий наличия законного интереса должен сузить круг третьих лиц, что позволит избежать вывода корпоративного управления за пределы корпораций.  Таким образом, для участия в корпоративном договоре недостаточно лишь экономического интереса или иной заинтересованности, кроме того, третьи лица участвуют не в самом корпоративном договоре, а в соглашении, к которому по аналогии применяются правила о корпоративном договоре.

Важной особенностью корпоративного договора является его конфиденциальность. Участники хозяйственного общества, заключившие корпоративный договор, обязаны уведомить общество о факте его заключения, при этом содержание раскрывать не требуется. Что же касается соглашений, заключаемых в рамках непубличного общества, то они обладают полной конфиденциальностью и не подлежат раскрытию. Установление такого правила представляется опасным для гражданского оборота в связи с тем, что в непубличных обществах существует возможность отчуждения доли участия третьим лицам, кроме того, контрагенты общества лишены возможности оценить реальное распределение сил в обществе. Полагаю, что ценность положений о раскрытии информации состоит в доведении до сведения третьих лиц конкретных условий соглашения, которые имеют для них большое значение, а простое сообщение о том, что такие условия существуют, лишено практического смысла. Тайный характер корпоративного договора может свести на нет выявление аффилированности.

Все это приводит к недостаточной защищенности слабых субъектов гражданского оборота. В частности, пострадать могут миноритарные акционеры, размер пакета акций которых не позволяет им оказывать реального влияния на принятие решений собранием акционеров [2.7,с.94], а также граждане, желающие приобрести акции или же являющиеся контрагентами общества. Тайное перераспределение баланса рисков и преимуществ чревато тем, что приобретателю крупного пакета акций лишь после их приобретения станет известно о реальном объеме его влияния на управление обществом. Впрочем, возможна противоположная ситуация, при которой миноритарии смогут объединить свою волю в корпоративном договоре и тем самым получить возможность эффективного участия в управлении обществом.

Подводя итог, можно сказать, что корпоративный договор является компромиссом между моделями двух правовых систем. Складывается ситуация, при которой традиционное корпоративно-правовое регулирование европейского континентального типа, основанное на императивных требованиях к статусу корпораций и их участников, в некоторой степени заменяется договорно-правовым регулированием с присущим ему принципом диспозитивности. Данное обстоятельство свидетельствует о пока еще сохраняющейся противоречивости законодательного развития в области отечественного корпоративного права.


Библиографический список
  1. Федеральный закон от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ “О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации”;
  2. Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ (в ред. от 06.04.2015) «Об обществах с ограниченной ответственностью» // Собрание законодательства Российской Федерации. – 16 февраля 1998г. – №7. – ст.785;
  3. Федерального закон от 26 декабря 1995 № 208-ФЗ (в ред. 06.04.2015) «Об акционерных обществах» // Собрание законодательства Российской Федерации от 1 января 1996 г. № 1. – Ст. 1.
  4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (в ред. от 06.04.2015) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1994. – № 32. – Ст. 3301
  5. Иванов А., Лебедева Н. Соглашения акционеров: шаг вперед или топтание на месте? // Корпоративный юрист. 2008. N 9. С. 50 – 53.
  6. Степанов Д.И. Реформа законодательства об ООО: к принципу свободы договора в корпоративном праве // Корпоративный юрист. 2009. N 6. С. 18 – 19.
  7. Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. М.: Статут, 2005. -348 с.
  8. Суханов Е.А. Очерк сравнительного корпоративного права // Проблемы развития частного права: Сборник статей к юбилею В.С. Ема. М.: Статут,  2011. -211 с.
  9. Шрамм Х.-Й. Правовой обзор соглашений акционеров // Вестник корпоративного управления. 2006. N 7. С. 26 – 28.
  10. Маковский А.Л. Даже в отношениях между предпринимателями свобода договора не может быть безграничной // Вестник ФАС Московского округа. 2011. N 4. С. 12 – 13.
  11. Долинская В.В., Фалеев В.В. Миноритарные акционеры: статус, права и их осуществление / Отв. ред. В.В. Долинская. М.: Волтерс Клувер, 2010. – 141 с.


Все статьи автора «Архипова Екатерина Александровна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: