УДК 1(091) (470)

СПОР О ПРОБЛЕМЕ «ИДЕАЛЬНОГО» В СОВЕТСКОЙ ФИЛОСОФИИ И СТАНОВЛЕНИЕ ВИРТУАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ

Казанова Наталия Витальевна
ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный технический университет»
кандидат философских наук, доцент, доцент кафедры философии

Аннотация
В статье рассматривается проблема идеального, анализируется дискуссия, возникшая вокруг данной проблемы в советской философии. Исследуется значение этого спора для понимания проблемы идеального на современном этапе. Рассматривается феномен идеального в контексте перехода к информационному обществу и виртуализации бытия.

Ключевые слова: виртуальная реальность, идеальное, информационное общество, материальное, мировоззрение, советская философия, сознание, субъективная реальность


THE DISPUTE ABOUT THE PROBLEM OF “IDEAL” IN SOVIET PHILOSOPHY AND FORMATION OF VIRTUAL REALITY

Kazanova Natalia Vitalievna
Volgograd State Technical University
PhD, associate professor, department of Philosophy

Abstract
The author analyzes the problem of the “ideal”, and the debate that arose around this problem in Soviet philosophy. The author explores the importance of the dispute for the “ideal” understanding of the problem at the present stage, and phenomenon of the “ideal” in the context of transition to information society and virtualization of being.

Рубрика: Философия

Библиографическая ссылка на статью:
Казанова Н.В. Спор о проблеме «идеального» в советской философии и становление виртуальной реальности // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 5. Ч. 2 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/05/11147 (дата обращения: 29.09.2017).

Мы живем в эпоху коренных социокультурных преобразований, вносящих коррективы как в онтологический статус индивидуума (его мировосприятие, самосознание, самоопределение), так и в философский дискурс современности. Кризис коснулся не только философии – весь корпус социогуманитарных наук переживает смену категориальных парадигм, в рамках которой термины и концепции, казалось бы, давно и прочно установившиеся, получают новое осмысление. Многие из таких инноваций, порожденных научным релятивизмом и скепсисом, оказываются неадекватными и недолговечными, а потому актуальным и справедливым представляется нам обращение к философско-методологическим аспектам устоявшихся и проверенных временем концептов. К таковым, безусловно, принадлежит феномен идеального, являющийся одной из базовых философских категорий, разрабатывавшейся со времен Демокрита и Платона вплоть до сегодняшнего дня, когда в рамках феноменологии и неореализма вновь признается приоритет духовного как первоосновы бытия. Особую актуальность исследования феномена идеального приобретают в связи с развитием информационных технологий и тотальной виртуализацией жизни современного человека, ведущих к уходу многих аспектов деятельности в идеальный план бытия.

Спор по «проблеме идеального», начавшийся в философии советского периода (в 60-х годах ХХ века), не прекратился и по сей день, о чем свидетельствует постоянно растущее число публикаций [1, 2, 3, 4, 5]. Приоритет в разработке проблемы идеального в философии советского периода принадлежит двум ярким мыслителям: Э. В. Ильенкову и Д. И. Дубровскому. Идеи Ильенкова впоследствии развивались и дополнялись А. Н. Леонтьевым [6], Э. Г. Классеном [7] и другими. Опираясь на взгляды Э. В. Ильенкова, оригинальную концепцию идеального выработал М. А. Лифшиц [8]. Позицию Дубровского [9] так или иначе разделяют В. Н. Сагатовский [10] и И. С. Нарский [11]. Предприняты были попытки своеобразного синтеза взглядов Э. В. Ильенкова и Д. И. Дубровского, например, в работе А. В. Соколова [12].

В 1962 г. в «Философской энциклопедии» была опубликована статья Э. В. Ильенкова «Идеальное», которая не могла оставить равнодушным ни одного философа [13]. Статья, отличаясь оригинальным решением проблемы идеального, буквально перевернула существовавшие до этого момента утверждения, касающиеся понятий «идеальное», «материальное», «объективное» и «субъективное». Идеальное наделялось автором существованием вне человеческого сознания, которое впоследствии, в процессе развития концепции, было названо Ильенковым «особой объективной реальностью». Взгляды Ильенкова сразу же обрели не только сторонников, в основном в среде психологов, разрабатывающих категорию деятельности, но и противников.

Ведущим оппонентом Ильенкова выступил Д. И. Дубровский, связывавший решение проблемы идеального прежде всего с решением так называемой психофизиологической проблемы, используя при этом естественно-научные категории, например, категорию информации, обращаясь к вопросам нейрофизиологии и т. п. [9]. Идеальное им рассматривалось как принадлежащее к сфере субъективной реальности, то есть индивидуальному сознанию.

С позиции Дубровского материальным объявляется всё, что существует вне индивидуального человеческого сознания (так, природная объективная реальность и социальная объективная реальность – «материальны» в равном смысле). А идеальное для Дубровского – это субъективная реальность со своей специфической структурой и содержанием. Причём содержание общественного сознания играет роль подчиненную, существует только в деятельности индивида; любое признание идеального существующим вне индивидуального сознания объявляется идеализмом.

С позиции Ильенкова подлинный материализм заключался в том, чтобы показать первичность реального мира, существующего до, вне и независимо от человечества вообще и вторичность особой реальности (т. е. культуры – «второй природы»), существующей наряду с ним. Необходимо, как справедливо отмечал Э. В. Ильенков, разграничить эти два мира, увидеть противоречивость внешней природы, что и делали философы-идеалисты, констатируя особый вид реальности как единственный мир, за которым больше ничего нет, не видя подлинно реального мира и понимая под ним мир уже идеализированный, освоенный в формах человеческого опыта. Идеальное выступает как формы общественно-исторической деятельности, представленные в формах вещей, которые в результате этого получают иное бытие и идеальное содержание, или формы вещей, взятые как представители форм деятельности; но именно формы, так как идеальное с телесностью вещей не имеет ничего общего. Понимание идеального как феномена субъективного сознания, тем более психики, отрицается.

Что касается постановки проблемы идеального Дубровским и его сторонниками, то хотелось бы отметить, что, привлекая понятие идеального для обоснования своих взглядов, они на деле решают другую проблему: можно назвать ее психофизиологической, можно проблемой сознания. Само понятие идеального (выступающее у них практически как синоним понятий «сознания» или «психика»), теряет свой смысл и теоретическое содержание, превращаясь лишь в логический термин для обозначения противоположности категорий.

Оригинальная трактовка идеального была представлена в статье М. А. Лифшица «Об идеальном и реальном» [8]. Значительная часть статьи посвящена анализу и защите взглядов Ильенкова, хотя автор так оценивает ильенковскую концепцию: «…для …определения идеального этого недостаточно, но трижды важен первый шаг – столь непривычная для обыденного сознания мысль о принадлежности идеального миру объективных вещей и отношений, а не формально-логическим или социально-психологическим явлениям сознания» [8, 120]. Зерно идей Э.В. Ильенкова М. А. Лифшиц видит в том, что, проводя границу в мире чувственно-воспринимаемых вещей и явлений, Ильенков признавал «воплощение всеобщего в особенном, начиная с человеческого труда и кончая созданиями культуры» [8]. Лифшиц указывает, что чаще всего идеальное у Ильенкова определяется как форма деятельности общественного человека, в процессе которой человек «снимает» природную форму тел и фиксирует ее в символах – «внешних телах идеального образа мира». Признание воплощения идеального в материальные знаки, символы составляет, по утверждению Лифшица, отличительную черту концепции Ильенкова.

Лифшиц связывает понятие идеального с понятием идеала. «Материальный труд землекопа может быть сделан идеально, а духовный труд дирижера симфонического оркестра – халтурно. Нельзя, очевидно, пройти мимо этого оттенка, который вложила в понятие «идеальное» человеческая речь, и не зря» [8, 123]. Идеальное есть в природе, откуда иначе труд человека может извлекать нечто идеальное? Лифшиц связывает идеальное с истинным бытием, то есть с соответствием действительности своему понятию. Тождество с самим собой можно достичь только в пределе, а он – реален, причем степень приближения к пределу, норме – это степень актуализации данного явления и процесса, а от того, насколько «актуально» это состояние, зависит и степень его познания. «Идеальное» у Лифшица связано, прежде всего, с пределом-идеалом, который существует объективно как в природе, так и в обществе. Ильенков, по мнению Лифшица, остановился на том пункте, когда необходимо принять идеальное существующим независимо от человечества вообще. Для Ильенкова это – идеализм Платона, Гегеля. Но идеализм, считает Лифшиц, заключается в том, что материя рассматривается «как нечто безнадежно разбитое на конечные части, лишенные цельности, и потому в принципе лишенное идеального и всеобщего». Но ведь идеальное – «только определенная форма выражения всеобщего», а всеобщее признается в диалектическом материализме объективно существующим.

В подтверждение своих взглядов исследователь проводит терминологический анализ. Так, причиной путаницы в трактовке марксовых определений идеального во многом является неточный перевод терминов «ideelle» и «idealle», который устраняет их смысловые различия. Еще Гегель связывал термин «ideelle» с понятием становления, развития, с тем, что еще не определилось как таковое, но уже существует для ума, а термин «idealle» – тем, что соответствует своему понятию, то есть с идеалом. Например, тайна идеального для Маркса заключается не во всякой общественной форме, общественная форма товарного производства – только лишь «ideelle», становление «истинного» общества, она не есть идеальное, но уже зафиксировано, отображено в уме человечества.

Лифшиц подчеркивает, что именно в человеческом обществе обретает природа свое идеальное. Предназначение человеческой культуры – примкнуть к миру, стать зеркалом его собственной объективной идеальности, а эпоха в человеческой культуре, характеризующаяся «отчуждением», соответствует реальности, не достигшей «действительного» состояния. Из всего сказанного Лифшиц делает вывод, что надо проводить раздел не между идеальным и материальным, а между идеальным и реальным, существующим в данный момент.

Постановка и решение проблемы идеального во многом определялась мировоззренческими установками и стилем мышления авторов. Контрастность мышления, видящего все существующее в резком противопоставлении, ведет и к соответствующему пониманию идеального. Идеальное – субъективная реальность, материальное – все, что ей противостоит. Такой тип мышления распространен и поныне не только в философии, но и в политике, и в обыденной жизни. Философское мировоззрение, в котором мир представлен во взаимосвязи и взаимообусловленности всех процессов, не будет отвергать «жуткую» мысль о «противоречивости» внешней природы. Признавая первичность природы по отношению к человеческому обществу, диалектический стиль мышления подчеркивает, что перед человеком природа предстает как «очеловеченная», то есть вовлеченная в процесс деятельности и несущая на себе печать человеческого труда. Критерий соответствия человечества своему идеалу – степень гармоничности его с природой, в которой сущность человечества представлена.

Современное информационное пространство продуцирует особого рода реальность, с подчёркнуто «идеальной» спецификой, – виртуальную реальность. Под «виртуальной реальностью» мы понимаем неустойчивую, изменчивую во времени структуру внеиндивидуальных образов и стереотипов, порождаемых многообразием информационных сообщений текстового, визуального и акустического характера [14].

Устанавливающаяся на данный момент виртуальная реальность, безусловно, является одной из важнейших сфер современного жизненного пространства современного человека. Человек, виртуально присутствуя в некоем пространстве – в «информационном поле» «созидает» реальное идеальное. Подтвердить данный тезис может следующий аргумент: человек как медиа-субъект моделирует в медиареальности жизненные ситуации, переживая их как действительные. В этом ракурсе Интернет предстаёт как предельная заинтересованность в Идеальном (П. Тиллих) [15]. Эта предельная заинтересованность постоянно стимулирует человека продолжать выходить в Интернет, как в пространство идеального и создает иллюзию выхода из мира видимого, вещного в мир с иной, другой символикой, в котором предчувствие возможности совершенствования, коррелирует с логическим понятием абсолюта.

Таким образом, говоря о трёх основных концепциях природы идеального в философской литературе советского периода, и, рассматривая данные концепции в качестве возможных оснований для перспективного анализа феномена идеального в виртуальном пространстве информационного общества, можно говорить о том, что:

– во-первых, идеальное воспринимается нами как способность человека создавать новый мир, отличный от мира вещей; субъективность идеального образа обусловлена тем, что субъект отображает мир избирательно, пристрастно, что идеальное существует не само по себе, а определено человеческой деятельностью;

– во-вторых, понятие идеального выражает относительную независимость мысли, мыслительного процесса;

– в-третьих, человеческое сознание не существует без идеальности, и можно выделить два носителя идеального как атрибута сознания – душа или ум человека и как традиционные объективированные исторические формы: язык, наука, искусство, мораль,– так и инновационные (становящаяся виртуальная реальность в интернет-пространстве).


Библиографический список
  1. Стёпин В. С. Философия, культура, личность. Драма советской философии. Эвальд Васильевич Ильенков (Книга-диалог). М.: ИНФРАН, 1997. 240 с.
  2. Дунаев Р. А. Виртуальное – симуляция – симулякр: метаморфозы идеального // Проблемы современной науки. – Ставрополь: Центр научного знания «Логос», 2012. – № 4. – С. 110-117.
  3. Итунина Н.Б. Земные злоключения прекрасного идеала (к 90-летию со дня рождения Э.В. Ильенкова)// Известия Смоленского государственного университета, № 1 (25), 2014. – с. 256-264.
  4. Майданский А. Д. Мыслить конкретно: дело «советского европейца» Эвальда Ильенкова // Научные ведомости БелГУ. Серия: Философия, социология, право. – №16 (159). – Вып. 25. – 2013. – С.29-35. и
  5. Человек, история, культура: к 90-летию Э.В. Ильенкова: Монография. / Под общ. ред. Е. В. Мареевой, Н.В. Гусевой. – Усть-Каменогорск, 2014. – 373 с.
  6. Леонтьев А. Н. Философия психологии. – М., 1994. – 286 с.
  7. Классен Э. Г. Категория «идеальное» в работах К. Маркса // ВФ. – М., 1987.
    – № 10. – С. 80-86.
  8. Лифшиц М. А. Об идеальном и реальном // ВФ. – М., 1984. – № 10.
    – С. 120-145.
  9. Дубровский Д. И. Проблема идеального. – М., Мысль, 1983;
  10. Сагатовский В. Н. Бытие идеального: Монография – СПб., «Петрополис», 2003. –103 с.
  11. Нарский И. С. Тождество противоположностей и проблема идеального // Тождество противоположностей как методологическая проблема. Свердловск, 1987. – С. 47-57.
  12. Соколов А. В. Идеальное: проблемы и гипотезы // ВФ. – М., 1987. – № 9. – С. 93-102.
  13. Ильенков Э. В. Идеальное // Философская энциклопедия. – М., 1962.
    – Т. 2.
  14. Казанова Н. В. Социальный феномен игры в контексте деятельностного подхода // диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук/ Волгоград, 2002.
  15. Тиллих П. Теология культуры // Избранное: Теология культуры. Пер. с англ. – М., 1995. – С. 236-395.


Все статьи автора «Казанова Наталия Витальевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: