УДК 902.6

ПЛАСТИНЧАТЫЕ БЛЯХИ АБРАМОВСКОГО МОГИЛЬНИКА С НАКЛАДКАМИ

Ставицкий Владимир Вячеславович
Пензенский государственный университет
профессор кафедры всеобщей истории, историографии и археологии

Аннотация
В статье рассматриваются пластинчатые нагрудные бляхи Абрамовского могильника, которые являются хронологическими индикаторами. Ранние формы блях представлены украшениями с круглым отверстием в центре и радиальной прорезью. Судя по планиграфии, они существовали наряду с более поздними формами, что характерно и для рязано-окских могильников. По своим размерам абрамовские бляхи относятся к категории головных, однако использовались местным населением в качестве нагрудных украшений. В начале VI в. бляхи с накладками были вытеснены бляхами с округлым отверстием в центре, прикрытым язычком-крышечкой.

Ключевые слова: Абрамовский могильник, древняя мордва, пластинчатые бляхи, хронология, этнокультурные контакты


PLATE PLAQUES WITH OVERLAYS OF ABRAMOVSKY BURIAL

Stavitsky Vladimir Vyacheslavovich
Penza State University
Professor, Department of General History, historiography and archeology

Abstract
The article considers the breast plate plaques of Abramovsky burial, which are chronological indicators. The early forms of plaques are presented by decorations with a round hole in the centre and a radial slot. Judging by planigraphy, they existed along with later forms, which is typical for the Ryazan-Oka cemeteries. For its size Abramovsky` plaques are categorized as head ones, but they were used by the local population as the pectorals. At the beginning of the VI centure plaques with overlays were driven by badges with round hole in the centre, covered with a tongue-lid

Keywords: ancient Mordvians, chronology, ethno-cultural contacts, plate plaques of Abramovskiy burial


Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Ставицкий В.В. Пластинчатые бляхи Абрамовского могильника с накладками // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 1. Ч. 1 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/01/9494 (дата обращения: 27.05.2017).

Материалы Абрамовского могильника имеют ключевое  значение для изучения северной группы древнемордовских памятников IV – VII вв., поэтому неоднократно анализировались исследователями [1–7], в том числе и автором статьи [8-14]. В данной работе рассматриваются пластинчатые нагрудные бляхи с радиальными и диаметральными накладками Абрамовского могильника, которые недавно были проанализированы автором и по материалам Кошибевского могильника [15]. Важность данной категории украшений определяется тем, что они являются эталонными для выделения хронологических стадий древностей Сурско-Окского междуречья I тыс. н. э. В бассейне Верхней Суры и Мокши пластинчатые бляхи использовались как в качестве нагрудного украшения, так и в составе накосников, но на Абрамовском могильнике все, кроме одной бляхи были найдены в районе груди. Бляха из погребения 77 зафиксирована в районе ног. По своим размерам абрамовские бляхи относятся к категории  головных, однако использовались местным населением в качестве нагрудных украшений.

В нашей статье бляхи рассматриваются в рамках типологии, разработанной В.И. Вихляевым, в которую некоторые поправки были внесены В.Н. Шитовым. Бляхи разделяются на группы по конструкции и способу прикрепления, на отделы – по оформлению корпуса, на типы – по оформлению приемного устройства, на варианты – по особенностям орнаментации.

Группа I. С круглым отверстием посредине и радиальной прорезью. Прикреплялась при помощи радиальной обоймы с иглой на конце.

Отдел А. Отверстие небольших размеров (диаметр – 1,2 см). Края радиальной прорези не сохранились. С двумя зонами концентрических прочерченных линий: вокруг отверстия и вдоль края.

Тип IА (1 экз.). С железной обоймой, от которой остался след в виде полоски ржавчины шириной 0, 4 – 0, 5 см. Диаметр бляхи – около 11 см. Погребение 164 (рис.1, 1).

По типологии В.И. Вихляева (тип 4Б1а) бляхи с прорезью следует считать наиболее ранним типом блях на данном памятнике. В комплексах пензенских могильников подобный тип блях датируется им IV веком [16, с. 45-46, 49-50]. По мнению В.В. Гришакова, на Верхней Суре и Мокше подобный тип блях появляется во второй половине III века, но продолжает бытовать и в первой половине IV века [17, с. 94, 102]. Примерно этим же временем, что и В.В. Гришаков, датирует данный тип блях в рязано-окских могильниках И.В. Белоцерковская  [18, с. 190].

На площади Абрамовского могильника погребение 164 с данной бляхой было локализовано в начале 5-го хронологического участка, захоронения на котором совершались в конце  IV – первой половине V века [13, с.262-263].

Рис.1. Бляхи Абрамовского могильника: 1 – погр.164; 2 – погр. 128; 3- депаспартизованная; 4 – раскоп №3.

Группа II. Бляхи с диаметрально расположенной пластинчатой накладкой. Видимо, крепились к одежде с помощью шнурка продетого в отверстия, имеющиеся в центре бляхи. Обычно подобные бляхи имеют петельки на концах диаметральной накладки, однако на данном экземпляре они отсутствуют. Возможно, что они просто не сохранились.

Отдел А. С рядами выпуклин, расположенных по обе стороны от диаметральной пластинчатой накладки.

Тип IIА1 (1 экз.). С фигурной накладкой орнаментированной одним рядом, разреженно расположенных  выпуклин. Погребение 1 (рис. 2, 1).

В типологии В.И. Вихляева (тип 6А) бляхи с диаметральными накладками относятся к следующей стадии, которая датируется второй половиной IV – началом V века [19, с. 135], однако, все рассматриваемые им бляхи украшены резными концентрическими линиями. Бляхи с корпусом, орнаментированным выпуклинами, видимо, появляются позже. Промежуточным звеном между ними, возможно, являются изделия с гладким корпусом, находка одной из которых зафиксирована в погребении 10 рязано-окского могильника Кораблино [20, с.40, рис.5, 4].

В Абрамово данная бляха найдена в погребении вместе с гривной, имеющей замок в виде круглой коробочки, которые на рязано-окских могильниках появляются примерно во второй четверти IV века [18, с. 193, рис.7, 35, 36].

Рис.2. Бляхи Абрамовского могильника: 1 – погр. 1; 2 – погр. 33; 3 – погр. 77; 4 – погр. 218.

Группа III. Бляхи с крестовидно расположенными пластинчатыми накладками. Прикреплялись при помощи подвижных колечек, подвешенных к концам перекрестья, и ремешка, который продевался через два отверстия в центральной части бляхи.

Отдел А. Корпус бляхи вокруг центральной части орнаментирован концентрическими прочерченными линиями.

Тип IIIА1  (1 экз.). С фигурными накладками, имеющими боковые округлые выступы (по три на расстоянии радиуса бляхи). На выступах – полушарные выпуклины. Диаметр бляхи – 9 см. Раскоп № 3 (1971 г.) (рис.1, 3).

Отдел Б. Корпус бляхи вдоль края на расстоянии половины радиуса украшен концентрическими прочерченными линиями.

Тип IIIБ1 (1 экз.). С фигурными накладками, имеющими боковые округлые выступы (в центральной части и у края бляхи). Один радиальный конец накладки прямой, перехваченный у края бляхи выпуклой пластинчатой скобой. Скоба и накладки на месте боковых выступов имеют по три выпуклины. Подвижные колечки не сохранились. Диаметр бляхи – 8 см. Находка депаспортизирована (рис.1, 4).

Бляхи типов IIIА1 и IIIБ1 соответствуют типу 7А1 по типологии В.И. Вихляева, который он считает переходным от блях с диаметральной накладкой (тип 6А) к бляхам с крестообразными накладками [19, с.118 – 119], исходя из чего, время их бытования следовало бы отнести к началу V века. По материалам рязано-окских могильников И.Р. Ахмедов и И.В. Белоцерковская относят время формирования данного типа блях ко второй половине III – началу IV века [20, с.41]. В системе хронологии В.В. Гришакова бляхи с зонами резного концентрического орнамента и фигурными крестообразными накладками датируются второй половиной IV века [17, с. 109].

На площади Абрамовского могильника бляха данного типа найдена на раскопе №3 в средней части 3-го хронологического участка, погребения которого датируются второй половиной IV века [13, с.259-262].

Отдел В. С одним рядом крупных выпуклин вдоль края бляхи и двумя аналогичными выпуклинами в каждом из четырех секторов.

Тип IIIВ1 (1 экз.). С фигурными накладками, имеющими боковые округлые выступы (в центральной части и у концов). На выступах имеются выпуклины. Диаметр бляхи – 10 см. Погребение 33 (рис.2, 2).

Отдел  Г. С двумя рядами крупных выпуклин вдоль края корпуса.

Тип IIIГ1 (2 экз.). С прямыми накладками, имеющими один ряд крупных выпуклин. Отверстия  для ремешка расположены в противолежащих углах. Диаметр бляхи – около 15, 5 см. Погребения 77 (сохранилась частично), 218 (рис.2, 3, 4).

В типологии В.И. Вихляева бляха с фигурными накладками типа IIIВ1 соответствует типу 7Б3, который представляет собой следующее эволюционное звено, дальнейшее развитие которого приводит к появлению блях типа IIIГ1 (7Б4 – по В.И. Вихляеву), имеющих накладки прямоугольной формы и два ряда шишечек по краю бляхи. Общее время бытования данных блях определяется концом  IV – V веком [19, с. 118-119, 136-137].

На площади Абрамовского могильника бляха с фигурными накладками типа IIIВ1 обнаружена в погребении 33, которое расположено на 3-ом хронологическом участке, материалы которого датируются второй половиной IV века. Бляхи с прямоугольными накладками типа IIIГ1 зафиксированы в погребениях, расположенных в конце 5 – начале 6 хронологических участков, что соответствует  второй половине V – началу VI вв. [13, с.259-263].

Неясно, к какому именно типу относится находка бляхи (погребение 128) с концентрическими прочерченными линиями вокруг центральной части и одним рядом небольших выпуклин вдоль края бляхи, с накладками, имеющими продольные прямоугольные прорези. Поскольку сохранился только фрагмент изделия, не дающий представления о типе накладок. Диаметр бляхи – около 9 см. (рис.1, 2).

Следует отметить, что в материалах Абрамовского могильника отсутствуют бляхи с крестообразными накладками, украшенными по краю тремя рядами мелких шишечек, которые получают распространение на следующем хронологическом отрезке в могильниках Верхнего Посурья. По-видимому, на р. Теше данный тип блях был вытеснен нагрудными бляхами с крупным округлым отверстием в центре и язычком-крышечкой, которые, по-видимому, использовались местным населением с начала IV века наряду с вышеописанными типами нагрудных блях.


Библиографический список
  1. Гришаков В.В. Керамика Абрамовского могильника // Вопросы этнической истории мордовского народа в I – начале II тысячелетия н. э. Саранск, 1988.
  2. Акимов Н.А., Гришаков В.В. Бусы Абрамовского могильника // Средневековые памятники Окско-Сурского междуречья. Саранск, 1990.
  3. Гришаков В.В., Винничек В.А. Эполетная застежка с верховьев Суры // Археология Восточноевропейской лесостепи. Пенза, 2003.
  4. Гришаков В.В. Два головных убора с верхнеокскими элементами  из Абрамовского могильника // Поволжские финны и их соседи в эпоху средневековья. Саранск, 2003. С.19 – 26.
  5. Охотина Т.Н. Погребения с трупосожжениями из Абрамовского могильника. // Од вий. 2007.
  6. Охотина Т.Н. Погребения с трупоположениями в Абрамовском могильнике // Пензенский археологический сборник. Пенза, 2008. Вып.2. С.48 – 55.
  7. Шитов В.Н. Погребения с фибулами из Абрамовского могильника (По материалам раскопок М.Ф. Жиганова) Наследие М.Ф. Жиганова и перспективы исторических исследований в Мордовии. Саранск, 2006. Часть 2. С.29-40.
  8. Ставицкий В.В. История изучения древностей Абрамовского могильника // Археология Восточноевропейской лесостепи. Пенза, 2008. Вып. 2. Том 2. С.85-98.
  9. Шитов В.Н., Ставицкий В.В. Шейные гривны Абрамовского могильника // Археология Восточноевропейской лесостепи. Пенза, 2008. Вып. 2. Том 2. С.212-224.
  10. Ставицкий В.В. Изделия с выемчатыми эмалями с древнемордовских и рязано-окских памятников // Центр и периферия. 2012. № 3. С. 30-38.
  11. Ставицкий В.В. Погребальный обряд тешской группы мордовских могильников III-VII вв. // Поволжская Археология. 2013. № 2 (4). С. 143-150.
  12. Ставицкий В.В., Мясникова О.В., Сомкина А.Н. О датировке ранних погребений Абрамовского могильника // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2012. Т. 23. № 3. С. 106-123.
  13. 13.Ставицкий В. В., Шитов В. Н. Планиграфия и хронология Абрамовского могильника // Археология Восточноевропейской лесостепи. Пенза, 2013. Вып. 3. С. 255 – 278.
  14. Ставицкий В.В. Планиграфия и хронология погребальных памятников волжских финнов I тысячелетия н. э. // Труды IV (XX) Всероссийского археологического съезда в Казани. Том II. Казань: «Отечество». 2014. С.418 — 422.
  15. Ставицкий В.В., Ставицкий А.В. Нагрудные украшения Кошибевского могильника // История и археология. 2015. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2015/01/1358.
  16. Вихляев В.И. Древняя мордва Посурья и Примокшанья. Саранск: МГУ им. Н.П. Огарева, 1977.  99 с.
  17. Гришаков В.В. Хронология мордовских древностей III–IV вв. Верхнего Посурья и Примокшанья // Пензенский археологический сборник. Вып.2. Пенза: ПИРО, 2008.  С. 82-137.
  18. Белоцерковская И.В.  Инвентарь женских погребений // Восточная Европа в середине I тысячелетия н. э. Раннеславянский мир. М.,  2007. Вып.19.
  19. Вихляев В.И., Беговаткин А.А., Зеленцова О.В., Шитов В.Н. Хронология могильников населения I–XIV вв. западной части Среднего Поволжья. Саранск, 2008.  352 с.
  20. Ахмедов И.Р., Белоцерковская И.В. О начальной дате рязано-окских могильников // Археологический сборник.  Труды ГИМ.  Вып. 96.  М.: ГИМ, 1998.  С. 32-42.


Все статьи автора «Ставицкий Владимир Вячеславович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: