УДК 299.15+299.18+293.11 7.046.1 +7.046.2

ЭТНОГЕНЕТИЧЕСКИЙ ОБРЯД «СВЯЩЕННОЙ ВЕСНЫ»: СКИФЫ, САРМАТЫ, ГОТЫ, НАРТЫ, ГУЦУЛЫ (МИФО-ЭПИЧЕСКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ)

Гуцуляк Олег Борисович
Прикарпатский национальный университет имени Василя Стефаника (Ивано-Франковск, Украина)
кандидат философских наук, доцент кафедры философии и социологии

Аннотация
Данная статья посвящена анализу этногенеалогических сюжетов исторических преданий и их мифо-эпического ядра. На основании общих схождений и этногенетического родства предлагается рассматривать некоторые сюжеты исторических нарративов типа «О происхождении народа» как отражающие дуплетность межэтнических контактов на уровне «свой – чужой», где «свой» – всегда представитель позитивного отношения к жизни, реализатор «правильного» ритуального пути, исполнитель «истинных» заветов предков или веры и т.д., а «чужой» – всегда представитель «неправильной», «поврежденной» или даже «нечеловеческой» силы.
Ключевые слова: .

Ключевые слова: готы, гуцулы, Кавказ, Карпаты, мифология и история, нарты, ритуал, священная весна, Северный Кавказ, Скифия, скифы, этногенез, этнология, этнос


ETHNOGENETICAL RITE "SACRED SPRING": SCYTHIANS, SARMATIANS, GOTHS, NARTS, HUTSULS (MYTHO-EPIC PARALLELS)

Gutsulyak Oleg Borysovych
PreCarpathian National University Vasyl Stefanyk (Ivano-Frankivsk, Ukraine)
Ph.D., Associate Professor of Philosophy and Sociology

Abstract
This article is devoted to the analysis ethnogenealogical plots of historical legends and myth-epic nucleus. On the basis of similarities and common kinship ethnogenetic proposed to consider some subjects historical narratives such as “On the Origin of the People" as reflecting the doublet interethnic contacts at the level of "Own – Alien" where "Own" – always a representative of a positive attitude towards life, implementer "correct" way of ritual, performer "true" covenant before or faith, etc., and "Alien" – always a representative of the "incorrect", "damaged" or even "inhuman" force.

Keywords: ethnicity, ethnogenesis, Goths, ritual, Sacred Spring, the Caucasus, the Hutsuls, the Narts, the Scythians


Рубрика: Этнография

Библиографическая ссылка на статью:
Гуцуляк О.Б. Этногенетический обряд «Священной весны»: скифы, сарматы, готы, нарты, гуцулы (мифо-эпические параллели) // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/11/8154 (дата обращения: 28.09.2017).

Легендарное бегство Энея с горящей Трои — это осуществление обряда «священной весны» (ver sacrum) в честь богини Афродиты Урании, когда из этноса выделялось юношество, которое на правах отдельного этноса (клана) двигалось на колонизацию новых земель.

Именно так, по Геродоту [1], скифы отделили («у-краяли») от себя молодых скифов, которые в плавнях Меотиды (Азовского моря) нашли племя амазонок, прибывших из Малой Мидии (Атропатены) к Танаису-Дону, и в браке с ними создали новый народ — сармат (др.-иран. saoromant «опоясаный мечом»), славой и происхождением от которых гордился в своих универсалах самодержец Руси, генеральный капитан (гетман) христианской милиции Запорожья  Зеновий (Богдан) Хмельницкий. Сарматские всадники (аланы) дошли к крайнему Западу, переправились в Ирландию («племена богини Дану») и через Гибралтар. Они стали родоначальниками европейского рыцарства с его культом Грааля, которому прислуживают воинственные девы. Сарматки славились среди современников своей воинственностью и верховой ездой на  ряду с мужчинами.

Однако наиболее интересным является еще одна этногенетическая легенда. Готский историк Иордан в своих «Деяниях готов» сообщает, что готы изгнали из своей среды воинственных женщин-ведьм (haliurunnae) и те, выйдя из болот Меотиды в леса (Цезарий Гейстербахский указывает, что изгнанные ведьмы блуждали именно в лесах), от “лесных духов” (quos Faunos Ficarios vocant) родили народ гуннов [2].

Таким образом, приазовские амазонки Геродота, родившие от молодых скифов сармат, — это готки-ведьмы Иордана, пришедшие в Приазовье с берегов Балтики.

Адам Бременский сохранил предание о  том, что живущие на берегу Балтийского моря амазонки рождают детей от чудовищ с собачьими головами – «кинокефалов» [3].  Так на Солийской карте («Карте Генриха Майнцского») конца ХІІ – нач. XIII вв., где река Танаис-Дон непосредственно соединяет северный океан с Черным морем, кинокефалы помещены в Северном Причерноморье («Здесь живут мерзкие люди Грифа, кинокефалы»). Эбстфорская карта помещает их согласно более старой традиции в Индии и песьеглавец вооружен луком и стрелой, рядом значится легенда: «… Кинокефалы зовутся так, потому что у них песьи головы и личина; одеждой им служат звериные шкуры, а голос их — собачий лай».   Херефордская карта следует обеим традициям и помещает кинокефалов и в Индии, и в Причерноморье возле Меотийского озера (Азовское море). В русской традиции известен Полкан – былинный богатырь, обладающий песьей головой (враг / побратим Бовы-Королевича).

Сами сообщения о кинокефалах бытовали в контексте эсхатологических пророчеств псевдо-Мефодия Патарского, который перечислил их в войске апокалиптических Гога и Магога. Нашествие гуннов в конце IV в. было воспринято как исполнение библейских пророчеств о полчищах Гога и Магога. С тех пор все волны кочевников, достигающие средневековой Европы, вплоть до монголо-татар, ассоциировались с народами Гога и Магога, и само имя гуннов (наряду с именами скифов, сарматов) стало в средневековой историографии нарицательным — обозначающим орды враждебных цивилизации кочевников.

Как известно, гуннов и сарматов (алан, роксолан) издавна отождествляли. А когда в Приазовье пришли сначала готы, а затем и славяне, булгары и венгры, то они попали под такое влияние сарматских кочевников и стали настолько сходны с ними по образу жизни, что византийские и римские источники, как правило, не всегда различают гуннские, сарматские, аланские, германские и славянские племена [4]. Очень часто для них используются обобщающие названия – «скифы» (что уже на то время было анахронизмом), «сарматы» или «гунны». Например, в “Песни о Хильдебранде” старого гота принимают за гунна. Агафий Миринейский считал германцев-бургундов (Βουρούγουνδοι) гуннским племенем.  Кроме того, как замечает Иордан, у сарматов был обычай носить именно германские имена. Известно, что по происхождению римский император Максимин Фракиец (235-238 гг.) был сыном гота Микка и аланки Габабы.

И гунны-сарматы же – “внуки Геракла”, в том смысле, что родоначальник скифов родился  обманным и обменным путем (за возвращение солнечных коней Гериона, который есть никто иной, как кельтский бог Гране-«Солнце» и Горыня древнерусских былин – отец Змея Горинича) от  брака Геракла и днепровской девы-эхидны (miksoparthenon tina hehidnan difyea) [5].

Скорее всего, придавшему Геродотом «благородные» черты скифскому мифу о живущей в пещере родоначальнице-змеедеве тождественен нартский миф о «детях могилы». Умершая Дзерасса, дочь водного бога Донбеттира и мать нартовских героев Урызмага и Хамица, в могиле была изнасилована демоническим Уастырджи («Святой Георгий»), его конем Арфаном и собакой и, соответственно, родила от этого мудрую Сатаней, первую земную лошадь (Чесан или Дур-дур – «камень-камень») и первого пса Силама. Знают данный мотив также ирландские саги. Со двора короля Конхобара исчезает вместе с подругами Дейхтрэ, дочь сановника Катбада. Через три года ночью на холме (сиде) Энгуса её встечает дядька короля Фергус Мак Ройх, бывший в то время регентом. Дейхтрэ отказывается возвращаться в мир людей, указав, что она больна, а на следующее утро в жилище воинов обнаружился младенец, сын Дейхтрэ. Мальчика назвали Сетанта, но миру он стал известен под своим эпическим именем – Кухулин («пес Кулана»).

Мотив рождения ребенка умершей известен и славянам. Например, в былине о богатыре Дунае. переодетая Настасья-поляница преследует героя и вызывает его на поединок во время свадьбы князя в Киеве. Дунай убивает стрелой соперника. «Вскрыв ей утробу»,  он узнает, что она беременна сияющим светом младенцем (или даже двумя сыновьями-близнецами). Дунай бросается на своё копье и умирает рядом с Настасьей. Из их крови образовалась великая река Дунай [6]. Некоторые исследователи (Б. Рыбаков, Д. Балашев) считают, что былина засвидетельствовала факт контакта праславян с сарматскими кочевниками-аланами (ясами; Салтовская культура) в V-VI вв. Несчастный ребенок становится изгоем в человеческом обществе, «проданным в рабство» — Кощеем (тюрк. «кошчи» — «раб»), т.е. находящимся частью в мире живых, частью — в мире мертвых. Он — страж границы между мирами на «Калиновом (Каленом) мосту» (т.е. линия заката).

Подтверждает нашу версию о тождестве скифского персонажа «матери в пещере» с евразийской «матерью в могиле» тот факт, что изображения змееногой богини было очень популярно на саркофагах боспорцев. Также образ змееногой праматери был распространен среди североиранских племен от Северного Причерноморья до реки Инд [7].

Из пещеры в горе рождается и индоиранский бог Митра, имея в руках нож и факел. Это событие рождения было одной из тайн мистерии Митры: пастухи, увидевшие это, приносят богу первый приплод со своих стад и первые плоды со своего урожая. Сопоставление Митры с периферийнославянским Кощеем, смерть которого находится вне тела персонажа (спрятана в яйце) может базироваться на изображениях Митры на монетах Трапезунда, где бог на коне изображен как Мен, лунный бог (ср. укр. Кощей как Месяц-Чахлык/Чахнущий), или терракотрах из Украины, где Митра одет в анаксириды (вид штанов) с широким вырезом, что напоминает, по мнению исследователя митраизма Ф. Кюмона, об оскоплении Аттиса [8]. Если Кощей — «Бессмертен», тогда Митра определяется семантически близко к этому понятию — «Непобедимый» (перс. Nabarze, греч. Aniketos, латин. Invictus), “Непреодолимый” (латин. Insuperabilis). В связи с греческим Aniketos напрашивается параллель и с византийским рыцарским епосом об Анике-воине.

Согласно с балтскими преданиями, от духа Велняса земные женщины рождают очень сильных детей, носящих лук со стрелами у себя на животе, что, по нашему мнению, есть прямой отсылкой к преданию о родоначальнике скифов Геракле, управляющего скотом Гериона и других персонажей и передавшего своим детям особый лук – тот, кто сумеет его натянуть, становится царем Скифии. А также с преданием о прародине франков Сикамбрии («Меч и лук») на берегу Меотидского озера.

В IІІ-V вв. в боспорском городе Танаисе произошел приток нового населения с запада — носителей черняховской культуры [9], связанной с германскими готами.

Именно в районе Танаиса (Дона) и Меотского болота (Азовского моря) древние германские генеалогические легенды помещают одну из прародин германцев. “Книга истории франков” и “Космография Этика” рассказывают о вражде с аланами-танаитами [10] и построении предками франков города Сикамбрия, название которого, якобы, обозначает “Меч и лук”, откуда они и начали свой поход на Запад [11].

В генеалогических легендах датских королей их родоначальники непосредственно связываются с реками Дон и Днепр. Согласно Снорри Стурлусону династия датских конунгов была основана Даном, сыном Данпа и внуком Рига [12], по «Саге о Скьёльдунгах», сохранившейся в пересказе Арнгрима Йонссона, Дан был сыном Рига и Даны, дочери Данпа, а в эддической «Песни о Риге» Дан и Данп, по-видимому, противопоставлены родоначальнику норвежских конунгов Кону, внуку того же Рига.

Собственно в «Книге истории франков» (начало VIII в.) присутствует следующий рассказ: «…Когда же город [Троя] пал, Эней бежал в Италию, чтобы набрать там наемников из [местных] племен. Другие же полководцы, а именно Приам и Антенор, вместе с оставшимся у троянцев войском числом двадцать тысяч сели на корабли, отплыли и достигли берегов реки Танаис. На кораблях они проникли в Меотидские болота, добрались до мест, где Меотидские болота подходили к пределам Паннонии, и начали возводить там город, который в память [о делах] своих назвали Сикамбрия, и обитали они там в течение многих лет и приумножились, превратившись в великий народ. В это самое время племя аланов, вероломное и жестокое, восстало против римского императора Валентиниана и его народа. Он прибыл из Рима с большим войском, вступил с ними в битву, одержал верх и нанес им поражение. Разбитые на реке Дунай, они бежали и проникли на территорию Меотидских болот. Император сказал: «Тому, кто сможет проникнуть вглубь болот и изгнать это вероломное племя, прощу храмовую подать на десять лет». Тогда собрались троянцы, устроили засады, ибо были учены и весьма сведущи в этом деле, проникли на территорию Меотидских болот вместе с другими римскими народами, изгнали оттуда аланов, преследовали их и перебили. Тогда император дал [победителям] имя «франки», что на аттическом наречии означает «стойкие», ибо закалены и неустрашимы их сердца. И вот по прошествии десяти лет послал вышеупомянутый император сборщиков дани вместе с герцогом Примарием из римского сената, дабы собрали они дань с народа франков. [Франки] же, будучи вероломными и свирепыми, послушавшись негодного совета, порешили между собой: «Император вместе со всем римским войском не мог изгнать аланов, народ сильный и непокорный, из заболоченных мест. Почему же тогда мы, победители, выплачиваем дань? Восстанем же теперь против Примария и этих сборщиков, перережем их, и завладеем всем, что они везут с собою, и не отдадим римлянам дани, и станем мы тогда тотчас свободными». Так, устроив засады, они действительно убили [сборщиков налогов]. Узнав об этом, император сразу преисполнился великой ярости и гнева и приказал собрать войско римлян и остальных народов под руководством полководца Аристарха, и послали это войско против франков. Множество людей полегло в том сражении с обеих сторон. Франки, понимая, что не в силах они противостоять огромному войску, обратились в бегство. Одни пали во время битвы, другие были убиты [во время отступления], погиб там и Приам, сильнейший из них. [Франки], покинув Сикамбрию, достигли самых отдаленных мест на реке Рейн в пределах Германии, обосновались там вместе с предводителями своими Маркомиром, сыном Приама, и Сунноном, сыном Антенора, и прожили много лет. После смерти Суннона они вняли совету поставить над собой короля, подобно тому как заведено у других народов. Совет этот им дал Маркомир, и они избрали Фарамунда, его сына, и провозгласили своим длинноволосым королем» [13].

«В Космографии» Этика Истерийского, которую относят к середине VIII в., вместо императора Валентиниана действует сам Ромул, основатель Рима. Он изначально выступает против потомков троянцев. Вместо аланов же оказываются албаны, причём в качестве союзников будущих франков, а не их противников, но также потерпевших жестокое поражение от римлян. В результате всех этих походов предки франков оказываются как раз в районе Винделиции – между альпийской Рецией и «непроходимой и пустынной» Германией: «… Собрав римское войско и преисполнившись дедовской свирепости, он жестоко разбил лакедемонян, разорил Паннонию, перешел Семеон, и после первого разорения Трои отправился, кровожадный, к городу во второй раз, и вступил в безжалостное сражение с Франком и Вассом – теми, кто остался из царского рода, и, победив их, снова взял Илион и возвратился назад в Город. Франк и Васс заключили союз с албанцами и выступили единым войском против Ромула, перешли через Истрийские горы и встали лагерем, а Ромул поставил свой лагерь напротив них. Когда он снова отправился сражаться с Франком и Вассом, то воздвиг на горе знаменитое святилище и алтарь Юпитера. Оба войска выстроились друг против друга, приготовились к битве, и началась сеча. Ромул, поскольку он привел с собой больше воинов, в этом безжалостном сражении вышел победителем и одержал верх над своими противниками. Франк и Васс, увидев, что разбито их войско, с горсткой оставшихся в живых обратились в бегство и так спаслись. Албанцы были повержены и побеждены, а те немногие, кто смог избежать этого великого истребления, возвратились в свои края. Франк, как мы говорили, и Васс, увидев, что побеждены, а страна их разорена и превращена в пустыню, покинули родину и с немногими сотоварищами – людьми, готовыми сражаться, – проникли в Рецию, достигли непроходимой и пустынной Германии, оставив Меотидские болота по левую руку, зажили жизнью пиратов, разбойников и грабителей и построили город, назвав его на своем варварском наречии Сикамбрия, что означает «меч и лук», которые по обычаю разбойников носят обнаженными» [14].

В 250 г. произошла возле города Galtis на реке Ayha (Днестр) битва готов и гепидов. По преданию, гепиды – это т.н. «ленивые» (gepanta) готы, прибывшие в Повисленское Поморье позднее от собственно готов. Они выступили против союзников готов бургундов, приведя последних чуть не до истреблени я. Затем король гепидов Фастид, будучи союзен вандалам, издавних врагов готов еще со времен Скандинавской прародины, отправил послов к королю готов Остроготе (218-250 гг.), «засевшему в горах, охваченных дикостью и чащей лесов», с требованием передать гепидам «просторы своих земель» (locorum suorura spatia). Острогота ответил послам, что «земли не уступит» (loca vero поп cedere). Завязалось сражение, которое началось ранним утром и закончилась с наступлением ночи победой готов. Иордан говорит, что гепиды нарушили «союз кровного родства» (consanguinitis foedus). «Родство» Иордан определяет термином «раrеntes». В сознании готов, которые воевали с гепидами, нарушение родственных связей считалось одним из серьезных преступлений. Это подтверждают слова Остроготы, сказанные им в ответ на дерзкие претензии гепидов: «Преступно оружием спорить с родичами».

В районе Верхнего Днестра готы разделились на две части – остроготов (Austrogoti, восточных готов – «остготов»; изначально от austr «блестящий») и визиготов (Visigoti, западных готов – «вестготов»; изначально от weise «мудрый»), самоназвания которых, соответственно, – «грейтунги» (Grutungi/Greutungi «жители песков»,  латин. Grutungi, в греч. передаче Gruituggos < *greuta (ср. др.-инд. grjot «каменная почва; галька», совр. нем.  Grei «галька») и «тервинги» (в греч. передаче Tairwiggos, латин. Tervingi «жители лесов» (ср. англ. tree, галльск. dervo, др.-рус. «древо»; лат. «Tervingi pars alia Gothorum» – «Тервинги, часть племени готов»; гот. *Taírwiggōs производно не от triu «дерево», а от родственного ему слова *taírw- «древесная смола» и, таким образом, лучшей славянской калькой этого этнонима были бы не «древляне», а «смоляне»; ср.: лит. dervà «сосна», darva «смола», латышск. darva «смола», англо-сакс. teru «смола»).

Это деление интересным образом похоже на фиксированные на местах их бывших поселений готов названии славянских племен – «галичане» и «д(е)ревляне». Это наталкивает видеть в готах-тервингах субстрат последующего славянского племени «деревляне / древляне / дравены (полабские) / смоляне» и связать их с такими этнонимами и топонимами как «костобоки» (< санскр. kastha «дерево, палица, кий» + bhagas «держать»), «агатирсы / агафирсы» (Ἀγάθυρσοι «залесцы, трансильванцы» < др.-греч. έξω «снаружи, вне, за пределами (чего-л.)»  + δουρός «дерево»), «мазуры» (~ латишск. mezs «дерево»), с.Мединя, возле Галича (~ литов. medynas «деревянный, лесной, дикий»), Воронежь (~ морд. «вырьнеже» – «лесная защита»), «росомоны» (~ ирл. ros «дерево»), «чехи» как название западных древлян аварами (< адыг. «чъыгы» – «дерево»).

Правитель оставшихся в Украине тервингов-визиготов Атанарих (365-381 гг.), сын Аориха, внук Ариариха и правнук Алика из династии Балтов попытался остановить гуннов на Днестре. Оставшиеся с Атанарихом стали известны как «малые готы» и ушли вместе с аланами-сарматами и германцами-тайфалами (культура карпатских курганов) в Карпатских предгорьях, где стали субстратом для субэтноса гуцулов. Имя этих горцев Карпат, по нашему мнению, происходит от осетинского (сарматского) «гыццыл» — «малый, младший», и зафиксировано письменными источниками как «гыццыл чизг/языг» (осетин. «чизг» – «девица» в европейских письменных источниках передано как «языг»)  – название части языгов – сарматского племени Прикарпатья и Галиции первых веков н. э., которые остались вместе с готами-грейтунгами («малыми готами», Geti Minores, по Иордану) и гепидами в Галиции и не приняли участие в походе сармат-алан в Европу. Именно с Кавказа  в Карпаты  «малыми языгами»  была перенесена система оповещения о появлении врага – praetentura. Но если на Кавказе на вершинах гор, в пределах видимости, строились каменные сигнальные башни, то в Карпатах – это деревянные сигнальные вышки. При появлении врага или иного бедствия на вершине башни зажигался костер, дым того или иного цвета от которого предупреждал об опасности. Сигнал эстафетой передавался от башни к башне, таким образом, дымящиеся башни означали тревогу, подготовку к обороне. Мужчины мгновенно брались за оружие.

Возможно, что осетинский аул Галиат (осет. gal «бык»; на тагаурском диалекте Гальятц), одно из древнейших селений, которое находится в кавказском ущелии Уаллагком осетинской Дигории, соотносится со знаменитым сакрально-дружинным центром Северного Приднестровья – Галич (и собственно с названиям «Галичина», «Галиция», «Галисия»). Известно, что в составе кыпчаков (половцев), ушедших на Запад, было немало асов-дигорцев, поселившихся затем в Венгрии. Убедительным доказательством этого служит недавно обнаруженный архивный документ «Список слов на языке ясов», в котором имеется около 40 осетинских слов на дигорском наречии.

Предлагаемая этимологизация топонима «Галич» от осетин «гал» – «бык» имеет основание и в том, что в Галицко-Волынской летописи под 1164 г. упоминается большое наводнение в Галиче, которое достигло влоть до «Быкового болота» (микротопоним «Быкове болото» известно в соседнем с Галичем с. Поплавники), а в «Слове о полку Игореве» читаем: «Не буря соколы занесе чрезъ поля широкая — галици стады бежать къ Дону великому». В галицком диалекте слово «галица» означает именно «великий рогатый скот».

Однако была еще одна ветвь готов, в отличие от ушедших в Европу, оставшихся в Карпатах и поселившихся в Крыму готов-христиан. Эта часть готов еще до вторжения гуннов ушла на Северный Кавказ. Исидор Севильский передает, что «готы напали на области сарматов» (Gothi Sarrnatarum regionem adgressi).

Известно, что еще в 253 г. путём переворота в Боспорском царстве монарху Рескупориду V (240-267 гг.) был навязан соправителем представитель проготской партии Фарсанз, вследствие чего Боспор предоставил готам собственный флот для набегов на Византию и Кавказ. Первый такой морской поход в Малую Азию состоялся в 255/256 г., другой — в 257 г. В 262 и 263 гг. остготы с Боспора дважды нападали на Эфес, в 264 г. — на Каппадокию, в 266 г. — на Вифинию, в 267-268 гг. — на Элладу, но в 269 и в 275 г. были разбиты римлянами. Позже император Диоклетиан нанимает их — готов-тетракситов — как союзников для обороны Херсонеса от гегемонических планов Боспорского царства, но часть готов отошла на Северный Кавказ, где стала известна под именем готов-акациров (позже ассимилированы сарматами). Еще во времена константинопольских патриархов Фотия и Игнатия (858-867 гг.) Фуллы и Харасия («на Черной воде») известны как епископство «охоциров» Готской метрополии.

Считаем, что акациры как симбиоз готов и сарматов в нартском эпосе известен как блондины Ахсар и Ахсартаг, родоначальники третьего рода нартов (ср.: санскр. nrtu “танцор”, “герой”, sunrta «жизненная сила»; др.-ирл. so-nirt «сильный», nert «мужественный», валл. hy-nerth «сильный». герм. бог Nerthus, албан. njeri «человек, мужчина», др.-инд. nar «мужчина», sunara «полный жизненной силы, юношеский», латин. neriosus «сильный», авест. hunara «чудесная сила») — Ахсартагката, от осетин. «ахсар» — «сила, храбрость» или абхаз. «ахцара» — «метка, тамга, знак рода»).

Предание о последних рассказывает о том, как брат Ахсар, чтобы не соблазнить жену брата Дзерассу, дочь владыки вод Донбттыра, кладет в кровать между собой и невесткой меч. Но из-за подозрения со стороны брата Ахсар стреляет в себя из лука. Выстрелил он стрелу вверх и взмолился: «Боже, пусть стрела моя взовьется двумя и вернется одной и вонзится в то место, которым я коснулся невестки своей, и пусть я умру от этого!» Взвилась стрела, вернулась и попала в мизинец Ахсара. И он тут же умер. Тогда Дзерасса рассказала Ахсартагу все, как было. Отчаяние охватило Ахсартага: из-за него без вины погиб его брат! Выхватил он меч и, поставив его так, чтобы рукоятка упиралась в грудь Ахсара, а острие — в собственное сердце, всей тяжестью опустился на него. Меч вонзился в его сердце, и умер Ахсартаг. Высокое надгробье, из камней сложенное, известью скрепленное, поднялось над их могилой.

Несчастная Дзерасса вынуждена спасаться в подводном царстве от преследований Уастирджи, всадника на трехногом коне (намёк на уход акациров на службу к Византии и вражда с чистокровными сарматами ?), а потом рождает в хлеву башни своего мужа чудесных близнецов-героев Хамица и Урызмага.

Хамыц известен тем, что был женат на волшебной женщине, которая днем превращалась в лягушку и он носил её в кармане, затем она вынуждена покинуть мужа и тот ищет её в скитаниях по миру, проходя разные испытания. Их сыном стал богатырь Батрадз.

Брат Хамыца Урызмаг был женат на красавице Эльде из рода Алагата, хранителя волшебной четырёхугольной чаши Уацамонг (“Определяющая”), главного объекта пиршества нартов.

У братьев-близнецов была сестра (рожденная уже мертвой Дзерассой от Уастырджи) — мудрая Сатана, которая хитростью соблазнила брата Урызмага и родила от него сыновей. У адыгов Урызмаг известен как Уазырмес, брат и муж Сатаней и отец Бадиноко, который гибнет, пытаясь достать красавицу Акуанду, спрятанную в высокой башне. У абхазов Сатана (Сатаней-Гуаша) — мать ста братьев-воинов и их одной сестры Гунды-красавицы, воспитательница аналога осетинского героя Батрадза Цвицва.

Если с первым братом сходен сказочный мотив о муже Царевны-Лягушки, то с другим — мотив героя, плывущего морем в сундуке (бочке), а сын одного из них — с мотивом добывания царевны, сидящей в башне.

Нартский миф об Ахсаре и Ахсартаге некоторыми элементами идентичен германскому преданию о Сигурде / Зигфриде и Гуннаре / Гунтере: Сигурд кладет на ложе между собой и Брюнхильдой обнаженный меч, ссора-подозрение между героями приводят к их гибели, героиня либо погибает на погребальном костре Сигурда либо исчезает из преданий германцев, но к её сопернице Гудрун/Кримхильды, жены Сигурда, сватается король гуннов Этцель.

Чудесных близнецов-героев можно отождествить с присутствующими в эддической «Речи Хамдира» и «Саге о Вольсунгах» детьми Гудрун Хамдиром (=Хамыц) и Сеерли (=Урызмаг), которые убили своего сводного брата Эрпа (сына от наложницы последующего мужа своей матери, короля росомонов Йонакра) и отомстили готскому императору Германариху за убийство своей сестры по матери Сванхильды («Лебеди битв»). Также этих братьев знает историк Иордан как Аммия (~ герм. hammer «молот, дубина, кий» = готы-амадоки) и Сара (авест. saormat «опоясанный мечем» = сарматы), отомстивших Германариху за убийство некой женщины Сунильды.

Представителей этих готской и нартской легенд можно отождествить с генеалогическими полянскими героями Кием, Щеком (др.-англ. secg «человек-воин») и Хоривом (= Эрп) и их сестрой Лыбедь.

Возможно, что остготские (росомонские) герои Хамдир, Сеерли и Сванхильд основали на Днепре город Аргеймар (ныне Камянское городище), откуда предание о них пришло в Киевские горы, где жили «поляне» – славянизированные скифо-сарматы, представляющих северный вариант черняховской археологической культуры. Известный русский историк и исследователь древнерусских летописей В.Н.Татищев считал, что название Киева происходит от сарматского слова kivi «камень» (правда, не указывая источника, откуда он узнал об этом слове, но оно известно в карельском языке): «… Киев, главный город в Малой Руси, на правом берегу Днепра, ниже устья реки Десны, на горе довольно высокой, весьма древней, от славян называн Горы, а от сармат Киви, то же значит, от чего имя Киев осталось. Нестор или кто по нем, не зная произвождения имяни сарматского, басню сложил о Кие князе с братиею, но древние римские географы имя Горы довольно знали, яко же и сам Нестор Горы имянует» [15].  Миграции сармато-аланских и славяно-полянских племен объясняют тот факт, почему название «Киев» встречается более 60-ти раз на обширной восточноевропейской территории. Например, село Киево имеется в земле Хелмской, в Средском уезде их два. В Иновроцлавском уезде, кроме Киево, имеется также населенный пункт Киевица и село Киевская Воля. На территории Пенчковского уезда имеются сёла Кияны и Кии. Сёла с названием Киев есть в Ново-Радомском уезде и в Силезии. В Мазовше есть село Киевицы. Сёла Кияны имеются в Западной Волыни и в южных районах Литвы. Сёла с названием Киевец – в уездах Слуцком и Бяльском. Город Киев есть в Моравии, село Киев – в Венгрии. Село Кий есть в сербской Лужице, посёлок Киево – в крае Косово.

Таким образом, обнаруживаются мифо-эпические параллели соответственно нартско-кавказским и готско-славянским персонажам:

Ахсартагката (Ахсар и Ахсартаг) = готы+сарматы (акациры) / Сигурд и Гуннар

Дзерасса = Брюнхильда / Кримхильда / Гудрун

Уастырджи = Этцель / Атилла / скифы-георгои (авест. gauvarga – “разводящие скот”)

Хамыц = Хамдир / Аммий / Амадок (Кий), муж Царевны-Лягушки

Урызмаг (пленный в сундуке) = Сеерли / Сар (Щек) / Кощей (пленник в сказках)

Уарп-Тау (название горы Эльбрус) = Эрп (Хорив)

Эльда = Ильдико (жена Аттилы) / Хильда

Сатана (в доспехах сражается как воин) = Сванхильда-”Лебедь битв” /Либедь

Гунда/Акуанда = Хундинги


Библиографический список
  1. Геродот. История. IV, 20, 117.
  2. Иордан. Происхождение и деяния гетов. Getica. XXIV, 121-122.
  3. Адам Бременский. Деяния архиепископов гамбургских. IV.19 (90).
  4. Клауде Д. История вестготов / Пер. с нем.  СПб. 2002. С.15.
  5. Геродот. История. IV, 9-10.
  6. Тихомирова О.Ю. Былина о Дунае : Образ невесты-богатырши // Русская речь. М. 2002.  №5.  С. 90-95.
  7. Бонгард-Левин Г.М., Кошеленко Г.А. От Индии до Скифии // Вестник древней истории.  М., 2004.  № 2.  С. 58-69.
  8. Кюмон Ф. Мистерии Митры / Пер. с фр.  СПб. 2000.  С. 33.
  9. Античные государства Северного Причерноморья / Отв.ред. Г.А. Кошеленко, И.Т. Кругликова, В.С. Долгоруков.  М. 1984.  С. 95.
  10. Аммиан Марцеллин. Римская история. XXXI, 3, 1-3.
  11. Хроники длинноволосых королей / Пер. латин., статьи и сост. Н.Горелова.  СПб.  2004.  С. 29, 30.
  12.  Снорри Стурлусон. Круг Земной. Сага об Инглингах. XVII, XXV.
  13.  Книга истории франков, 1-4. URL: http://www.vostlit.info/Texts/rus/Gesta_Fr/frametext.htm (дата обращения: 1.11.2014)
  14.  Этик Истерийский. Космография. VI / VII.
  15. Татищев В.Н. Лексикон российской исторической, географической, политической и гражданской // БГ Наука. URL: http://nauka.bg/forum/index.php?showtopic=10351 (дата обращения: 1.11.2014).


Все статьи автора «Олег Гуцуляк»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: