УДК 79 80

РУССКАЯ «СМОЛЕНСКАЯ ШЛЯХТА» В XV- НАЧАЛЕ XVII ВВ.

Котелова Екатерина Сергеевна
Орловский государственный университет
аспирант Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение-лицей №32 имени И.М. Воробьева города Орла

Аннотация
Одной из характерных особенностей нашей страны в прошлом и в настоящем является ее этническое и этнокультурное многообразие. В то же время особую актуальность в наше время приобрела проблема межэтнических взаимоотношений, взаимодействие и взаимосвязи различных этнокультурных групп в условиях процесса глобализации. Сегодня, в XXI веке, вопросы этнической, религиозной принадлежности, тесно связанные между собой, звучат как никогда остро и актуально, в связи со стремлением ряда народностей к самоопределению, с межнациональными вооруженными конфликтами, возникающими достаточно часто на религиозной почве, с общим подъемом религиозности населения России. Процесс глобализации и одновременное с ним столкновение религиозных и локальных цивилизаций и культур, поиск точек соприкосновения, диалога в этом противоречии- одна из главных задач современности. Поэтому исследование этой проблемы в различных ее аспектах, обращение к опыту прошлого не нуждается в пространном обосновании своей актуальности. Россия в контексте этой проблемы страна весьма показательная в плане богатейшего опыта межкультурного сосуществования своего многонационального населения на протяжении нескольких столетий. Один из частных аспектов этой проблемы в истории России и в ее нынешнем положении- это русско-польские этнокультурные взаимоотношения.
Исследование такого весьма интересного и особого социокультурного явления как « смоленская шляхта» в этом отношении весьма полезно. Именно в рамках этой социокультурной группы происходил своеобразный синтез различных этнокультурных групп, и не только русско-православной и польско-литовской католической, но также представителей православных и католических татар, немцев и др.

Ключевые слова: Смоленск, Смоленская шляхта


RUSSIAN "SMOLENSK GENTRY" IN XV- EARLY XVII CENTURIES.

Kotelova Ekaterina Sergeevna
Orel State University
postgraduate Lyceum № 32 of I.M Vorobyov, Orel

Abstract
One of the characteristics of our country in the past and in the present is its ethnic and ethno-cultural diversity. At the same time, of particular relevance in our time has acquired the problem of interethnic relations, interactions and relationships between various ethnic and cultural groups in the conditions of globalization. Today, in the XXI century, issues of ethnic, religious, and closely related, sound like never before, and actually, in the tendency of a number of nations to self-determination, with inter-ethnic armed conflicts that arise quite often on religious grounds, with a total rise of religiosity Russia. The process of globalization and at the same time with him, and local religious clash of civilizations and cultures, the search for common ground, dialogue in this protivorechii- one of the major challenges of our time. Therefore, a study of this problem in its various aspects, the appeal to past experience does not require a lengthy justification of its relevance. Russia in the context of this problem, the country is very revealing in terms of the rich experience of intercultural coexistence of its multi-ethnic population for several centuries. One of the particular aspects of this problem in the history of Russia and its current polozhenii- a Russian-Polish ethno-cultural relationships.
The study of this very interesting and special social and cultural phenomenon as the "Smolensk gentry" in this respect is very useful. It is within this socio-cultural group is a kind of synthesis of the various ethnic and cultural groups, and not only Russian Orthodox and Polish-Lithuanian Catholic, but also representatives of the Orthodox and Catholic Tatars, Germans and others.

Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Котелова Е.С. Русская «смоленская шляхта» в XV- начале XVII вв. // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/10/7980 (дата обращения: 29.09.2017).

Одной из характерных особенностей нашей страны в прошлом и в настоящем является ее этническое и этнокультурное многообразие. В то же время особую актуальность в наше время приобрела проблема межэтнических взаимоотношений, взаимодействие и взаимосвязи различных этнокультурных групп в условиях процесса глобализации. Сегодня, в XXI веке, вопросы этнической, религиозной принадлежности, тесно связанные между собой, звучат как никогда остро и актуально, в связи со стремлением ряда народностей к самоопределению, с межнациональными вооруженными конфликтами, возникающими достаточно часто на религиозной почве, с общим подъемом религиозности населения России. Процесс глобализации и одновременное с ним столкновение религиозных и локальных цивилизаций и культур, поиск точек соприкосновения, диалога в этом противоречии- одна из главных задач современности. Поэтому исследование этой проблемы в различных ее аспектах, обращение к опыту прошлого не нуждается в пространном обосновании своей актуальности. Россия в контексте этой проблемы страна весьма показательная в плане богатейшего опыта межкультурного сосуществования своего многонационального населения на протяжении нескольких столетий. Один из частных аспектов этой проблемы в истории России и в ее нынешнем положении- это русско-польские этнокультурные взаимоотношения.

Исследование такого весьма интересного и особого социокультурного явления как « смоленская шляхта» в этом отношении весьма полезно. Именно в рамках этой социокультурной группы происходил своеобразный синтез различных этнокультурных групп, и не только русско-православной и польско-литовской католической, но также представителей православных и католических татар, немцев и др.

К сожалению,  удалось отыскать сведения о происхождении далеко не всех фамилий, входивших в состав «смоленской шляхты». В частности, об Азанчеевых-Азанчевскнх известно, помимо того, что они были уже известны как «старосмоленская фамилия» со второй половины XVI в., то, что они происходили от некого Азанчея, чье имя или прозвище, а следовательно и сама указанная дворянская фамилия происходит от татарского слова «азан» – так у мусульман назывался призыв на молитву с минарета. Потому, скорее всего, Азанчеевы-Азанчевские происходили из татар, может быть из так называемых «литовских татар».

Представители    русского    дворянского    рода    Бердяевых,    предков выдающегося русского религиозного философа Н.А. Бердяева, оказались в составе «смоленской шляхты» в конце XVI в.1  Известно, что в 1598 г., при царе Борисе Годунове Иван и Федор Бердяевы были жалованы поместьями, служили стольниками. Видимо, в Смутное время, после взятия Смоленска поляками, они, как служившие русскому царю утратили эти поместья. Во всяком   случае,  известно,   что   пять   Бердяевых  упоминаются   при   осаде Смоленска в 1634 г. После возвращения Смоленска в состав России Бердяевы вернули себе эти поместья. Они владели ими и позже. Смолянин Д. Бердяев упоминается   в   1659  г.2 В  составе  «смоленской  шляхты»  в  промежутке времени между 1514 г. и 1611 г., когда Смоленск вновь оказался под властью польского короля, появились и другие дворяне-помещики.Кроме Тухачевских и Бердяевых, по Вязьме и Смоленску в XVI-XVIIвв. Служили Бунаки- Бунаковы.3 Дьяк Гаврило Бунко-Бунков встречается в Смоленске в 1575г, а в 1613г в Белеве упоминается воевода Петр Бунаков.

В XVII в. в Смоленске были помещики Босоволоковы4. Они происходили из старинного московского боярского рода. В Никоновской летописи под1347г. упоминается московский боярин Алексей Босоволоков, ездивший послом в Тверь.5. Смоленский дворянин Рахманин Былышй упоминается в1613 г.6Помещики Варакса-Вараксины жили в Смоленске в XVI – XVII вв 7.  Деревня Варакспн имел поместья в Смоленске в 1600 г8. Донские или Ланские-Вараксины. видимо родственники предшествующих, в 1578 г. также имели поместья в Смоленске9. Согласно сведениям из старинных родословцев, этот позднее известный русский графский и дворянский род в старину имел фамилию Лонские и происходил из Польши. Уже во второй половине XVI в. они владели поместьями, что подтверждается приведенными выше сведениями об их поместьях на Смоленщине во второй половине XVI в.10   В XVI – XVII вв. в Смоленске имели поместья Домашние-Домашневы. Дворянский род Домашневых или Домашневых-Лонских, как и Вараксиных, являлся ответвлением дворянского рода Лонских или Ланских. Известны пять родов, носивших эту фамилию. Один из них, самый древний, согласно родословным традициям, восходил к XVII в., и вплоть до конца XIX в. его представители проживали в Курской, Орловской и Смоленской губерниях. Однако имеются сведения, что у Домашнего Лонского уже в 1596 г. оыли поместья   в   Смоленске.Иными   словами,   род   этот  оказывается  более древним, чем принято было считать. Таким образом, в конце XVIв.в Смоленском уезде имели поместья представители целого дворянского клана из родственных фамилий: Лонские ( Ланские), вараксины-Лонские. Домашневы-Лонские, Деревнины- Лонские.

В 1610г в документах встречается смоленский дворянин Алексей Иванович Губарь- Губарев. Русский дворянский род Губаревых был известен в начале XVIв. Тимофей Дмитриевич Губарев был в 1514г. воеводой у великого князя Московского Василия Ивановича и взят в плен поляками в бою на р. Крапивня. Видимо, после перехода Смоленска под власть Москвы он и получил поместье в смоленской земле.

Андрей Дедешин или Дедевшин, смоленский сын боярский в 1604г получил жалование 25 рублей, а в 1611г мы находим его в лагере короля Сигизмунда III под Смоленском. Описывая осаду и взятие поляками Смоленска в 1610-1611гг, летописец отмечает, что падению Смоленска способствовал « смолянин Андрей Дедешин». Как сообщает летописец, Андрей Дедешин « был в те поры у короля в таборах и сказа королю, что з другую сторону град худ, делан в осень. Король же повеле по той стене витии, и тое стену выбыши и нощую приидоша приступом и смоленеск взяша».

В середине XVIв в Смоленске получил поместье Тормос Деденев или Дюденев. В 1596г в смоленске имел поместье Семен Григорьевич Дербыш- Дербышев. Сведений об этом дворянском роде не сохранилось. Однако известно, что Дербышем звался последний астраханский хан. Скорее всего Дербыши- Дербышевы также имели татарское происхождение.

В XVI-XVIIвв встречаются дети боярские Доводчиковы. В 1596г упоминается в документах Афанасий Кузьмич Доводчиков”, а сын боярским Иван (Ивашка) Доводчиков в 1615 г. получал жалование 14 рублей, из них 4 рубля придано к окладу за литовский плен.

Княжеский род Друцких-Соколипских является одной из ветвей князей Друцких, ведших свои род от смоленской ветви Рюриковичей и получивших свою фамилию от стольного города своего удельного княжества г. Друцка. Одним из самых ранних из упоминаемых князей Друцких был Иван Друцкой, служивший сначала воеводой у великого князя владимирского и московского Ивана Даниловича Калиты (в 1340 г.), а затем находившийся на службе у великого     князя     литовского Кейстута (1372 г.).  Непосредственный родоначальник   князей   Друцких,  Дмитрий  Юрьевич  Друцкой  выехал из Литвы в Москву в  1508 г. В XV в. от этого рода отделились несколько ветвей. В их числе была и ветвь князей Друцких-Соколинских.

Один из перечисленных князей Друцких-Соколинских в составе «смоленской шляхты» 1654 г., Юрий Друцкой-Соколинский принял православие (и новое, указанное имя Юрий). Его сын Яков Друцкой-Соколинский погиб в походе против отрядов Степана Разина в 1671 г. От него пошла ветвь Друцкие-Соколинские-Гурко-Ромейко.

От второго, из перечисленных выше, князя Самуила-Станислава Друцкого-Соколинского, также принявшего русское подданство после взятия Смоленска русскими войсками, но сохранившего верность униатской церкви, происходят собственно князья Друцкие-Соколинские. Они и в конце XIX -начале XX вв. продолжали жить в Смоленской губернии, оставаясь в составе смоленского дворянства и «смоленской шляхты».

В  составе  «смоленской   шляхты»  еще  в  конце  XVI  в.  оказание представители   литовских   татар   князей   Ингильдеевы   или Енгильдеевых. Впервые они упоминаются в конце XVI в.: вдова князя Савелия   Енгильдеева,княгиня Авдотья с сыновьями Федором и Афанасием владела поместьем в Вяземском  уезде.  Они  были  в это  время уже  православными.

Смутного времени Ингельдеевы присягнули королевичу Владиславу, за что Иван Савельевич Ингельдеев, бывший к этому времени воеводой в Вязьме был   назначен   королевским   наместником   в   этом   же   городе.   Афанасий Савельевич Ингельдеев был пожалован поместьем в Вяземском уезде в 1610 г., а после 1618 г., в 1620 г. получил и владения в Смоленском уезде. Сын упомянутого   выше   Ивана   Ингильдеева,   Тимофей   Иванович   Ингильдеев, вместе   с   братом   Семеном   Ивановичем   Ингильдеевым   также   получили владения    в   Смоленском    уезде    в   1621 г.    Сын    Федора   Савельевича Ингильдеева, Никита   Федорович   Ингильдеев   получил   также   земельные владения в Смоленском уезде в 1620 г. Во время Смоленской войны 1632 -1634 гг. он попал в русский плен, где и умер. Осип Афанасьевич Ингильдеев участвовал в обороне Смоленска от русских войск в 1654 г., а после взятия Смоленска русскими  войсками   царя  Алексея  Михайловича,  поступил на русскую  службу.  Его  брат Дементий  Афанасьевич  Ингильдеев  во время Смоленской войны, после взятия Дорогобужа русскими войсками поступил на русскую  службу.  Кирилл  (Кшиштоф)  Тимофеевич  Ингильдеев также, после капитуляции Смоленска в 1654 г. поступил на русскую службу и затем служил в полку смоленской шляхты.

Под 1546 г. отмечен выходец из Смоленска Федор Кадибродов. Однако, к сожалению, никаких других сведений о фамилии Кадибродовых мне найти не удалось. Судя по фамилии, точнее по первой ее части «кади», она, вероятно, татарско-мусульманского происхождения.

«Смоленские шляхтичи» Козловы, отмеченные в составе смоленской десятни 1480-1574гг, видимо принадлежали к одному из трех старинных дворянских родов , носивших эту фамилию. Скорее всего, судя по тому, что Григорий Игнатьевич Морозов, прозванный «Козел», сопровождал в 1495г в Литву великую княжну Елену Ивановну, невесту великого князя литовского Александра. Не исключено, что именно он или кто-либо из его родственников и владел землями в Смоленском уезде, входившем в состав  Великого  княжества Литовского.  Указанный  Г.И.  Морозов-Козел согласно   родословным   преданиям,   происходил   от   выходца   «из   Прус» Михаила Прушанина. родоначальника Морозовых и Салтыковых.

Выходцы    из    Рязани    Яков    Захарьевич    и    Михаил    Захарьевич Коптяжииы были в 1574 г. помещиками в Смоленске.Калечицкие (разночтения: Колечицкие, Каличицкие), которых в списке «смоленской шляхты» 1654 г. представили Ян, Андрей, Григорий, Адам, Петр и Николай Колечицкие, были одной из ветвей «смоленских шляхтичей» Халютиных, значившихся в списках смоленского дворянства еще в конце XVI в.

Халютины владели поместьями уже в начале XVII в. Родоначальник Халютиных и Колечицких, Клементий Халютин, а затем его сын Григорий и внук Клементий служили в рейтарском полку. До конца XIX в. представители этой фамилии проживали в Смоленской, Воронежской, Калужской и Московской губерниях. Дворяне Колечицкие оказались в Воронежской, Калужской и Московской губерниях,переселившись туда в разное время из Смоленской. У   Михаила   Семеновича   Лескова  в1596 г.   было   поместье   в Смоленске.

В конце XVI в. в Смоленске встречается Григорий Афанасьевич Лызлов. Старинный русский дворянский род Лызловых, по сказаниям старинных родословцев, происходил от Свеборта Лызовецкого, польского шляхтича, принадлежавшего к гербу «Стремя», выехавшего в Россию в 1391г и принявшего православие.

Лыкошины или Лыкошиновы, входившие в состав «смоленской шляхты» к 1574 г. происходили от польского шляхтича Ильи Григорьевича Лыкошина,очевидно, русского происхождения. Его сын Борис Лыкошин в 1655 г. вступил в русское подданство и перешел на службу к русскому царю. Их представители проживали в Смоленской губернии и к началу XX в.

Род «смоленских шляхтичей» Микулиных, представители которого отмечены в смоленской десятые 1480 и 1574 гг., оставался в составе «смоленской шляхты» вплоть до 1654 г. Стефан и Протофьян Микулины отмечены в списке «смоленской шляхты» 1654 г. Вероятно, представители этого рода получили поместья в районе Смоленска после присоединения города к России в 1514 г.

Во второй половине XVI – XVII вв. в Смоленске жили Панины.Они принадлежали к старинному русскому дворянскому роду, а с XVIII в. и графскому роду, из которого вышли выдающиеся русские государственные и военные деятели – генерал-аншеф граф Петр Иванович Панин (1721 – 1789) и знаменитый дипломат, государственный деятель граф Никита Иванович Панин (1718 – 1783). Происхождение рода Паниных восходит к середине XVI в. Панины были уже известны при дворе и на государевой службе при Иване Грозном. К этому времени они уже получили поместья в Смоленском уезде. Представители этого рода проживали на территории Смоленской губернии и к началу XX в.

Низовец Васильевич Уваров-Низовцев во второй половине XVI в. также встречается в Смоленске. Он принадлежал к одной из ветвей старинного русского дворянского, а позднее и графского рода Уваровых, происходившего от выехавшего из Большой Орды мурзы Минчака Косаевича в Москву на службу к великому князю Московскому Василию I Дмитриевичу в начале XV в. При крещении он принял имя Симеон, а один из его сыновей Увар Семенович и дал название фамилии. Его потомки получили поместья по Пскову, а затем в середине XVI в. получили поместья в Белеве и очевидно, в Смоленском уезде. К этой фамилии принадлежали известный министр народного просвещения во времена императора Николая I, Сергей Семенович Уваров (1786 – 1855), с которым связывают известную формулу «официальной народности» – «самодержавие, православие, народность», а также известный боевой генерал, герой Отечественной войны 1812 г. возглавлявший кавалерийский рейд в тыл наполеоновской армии в Бородинском сражении.

Дворяне Пивовы упоминаются в Смоленске в первой половине XVI в., между 1505 и 1533 гг.

Дворяне Поводовы-Кологривовы жили в Смоленске в 1517 г.Поводовы были одним из родовых ответвлений от известной русской дворянской фамилии Кологривовых, по преданию, происходивших, как и Пушкины, от Радши, жившего в XIII в. Потомок Радши в десятом колене, Иван Тимофеевич Пушкин, прозванный «Кологрив» и был родоначальником этой фамилии. Один из его внуков, Василий-Никита Семенович Кологривов был убит при взятии Казани в 1552 г. В последующие XVII – XIX вв. Кологривовы были известны на военной, государственной и дворцовой службе .

Михаил Борисович Позняков встречается в Смоленске в 1613 г.Дворянский род Позняковых, согласно общепризнанным родословцам, восходил к концу XVI в. Из этого рода, кроме указанного выше М.Б. Познакява, известны Семен Позняков, который был дьяком в 1637 г. и его сын Иван Позняков, дворянин московский и сотник московских стрельцов в 1650 г. Представители этого рода и к нечалу XX в.  продолжали жить в Смоленской, а также в Калужской, Нижегородской и Тверской губерниях .

С средины  XVI  в.  в Смоленске известны дворяне Полтевы   Они проживали там и в XVII в. Григорий Подтев, смоленский сын боярский упоминается  в   1607 г. Согласно старинным родословцам дворянский Полтевых    происходил    от    польского    шляхтича   Якуба   Александровича Полтева. выехавшего из Литвы при великом мине московском Василии II Васильевиче    Темном.    Один    из  представителей этого  рода, Григорий Михайлович Полтев был воеводою у смолян, шедших при Василии Шуйском из    Смоленска    к    Москве  для    очищения    московского    государства. Впоследствии он был думным дворянином. Сын Никита Полтев был воеводой в Касимове в 1620 г. Андрей Михайлович Подтев был воеводой в Новгороде-Северском в 1613 – 1614 гг. Федор Алексеевич Полтев. Умерший в   1679г.   был   при   царе   постельничим,   а   при   царе  Федоре – думным дворянином. Думным дворянином был и Семен Федорович Подтев.

Тимашевы-Тимишевские являлись также старинным русским дворянсиким родом, происходившим из Смоленска и восходившим к середине ХМ в. Один из них . Венедикт Иванович Тимашев был дьяком при Борисе Годунове, а его сын Нафталим – воеводой в Курске в 1635 г. Фамилия Тимашевских является полонизированной формой фамилии Тимашевых. представители которой к началу XX в. проживали в Смоленской, Калужской Московской, Уфимской губерниях “.

Иван Философов, смоленский дворянин, упоминается в 1612 г. Смоленские дворяне Холюшины происходили от Клементня Халютина. владевшего поместьями в Смоденском уезде к началу XVII в. Его сын, Григорий Клементьевич Халютин, а также внук Клементин Григорьевич Хадютин были стряпчими и служили в рейтарском полку. До начала XX в. представители этого рода проживали в Смоленской, Воронежской, Калужской Московской губерниях. Судя по родовому имени «Клементин».

Халютины      принадлежал,      к     старинному     смоленскому    полонизированному дворянству.

Род Ходневых. известны, в Смоленске уже к 1480 г., обычно считают происходящим с мерной половины XVII в., хотя эта датировка относится к тому ответвлению от этого рода, которое появилось в Тверской, Московской Новгородской. Тамбовской и Рязанской губерниях.

Смоленские дворяне Шатихины, указанные в «смоленской десятне» 1574 г. встречаются к середине XVII в. и на территории Калужской губернии, где они оставались вплоть до начала XX в.

Смоленские дворяне Шестаковы, отмеченные в «смоленской десятне» 1574 г. происходили от рейтара Матвея Шестакова. К этому роду принадлежал позднее видный русский военно-морской деятель адмирал Иван Алексеевич Шестаков (1820 – 1888).

Русский дворянский род Якушкиных вел свое происхождение от смоленского шляхтича Федора-Яна Ольговича Якушевского, выехавшего в 1412 г. к великому князю московскому Василию II Васильевичу Темному и наименованного Якушом. Его потомки служили воеводами, стряпчими, послами в XVII в., оставаясь в составе смоленского дворянства, «смоленской шляхты». Скорее всего, судя по отчеству, отмеченный выше их предок принадлежал к старинному русскому полонизированному дворянству.

Исследование вопроса о месте и роли «смоленской шляхты» в истории России позволяет сделать следующие выводы. На начальном этапе становления этой социокультурной группы доля дворян русского происхождения в ней была большая по сравнению с пред­ставителями других этнокультурных групп. Следует отметить, что часть рус­ских дворянских фамилий, входивших в состав «смоленской шляхты» в конце XV – начале XVII вв.., после захвата Смоленска поляками в l611 г. покинули город и этот регион, сохраняя верность русскому царю, и получили по­местья   в других  уездах  России.   В  составе «русской»  части  «смоленской шляхты» встречаются представители фамилий, впоследствии  сыгравшие выдающуюся роль в истории России (Пушкины, Потемкины, Бердяевы, Тютче­вы. Глинки, Панины, Тухачевские и др.).

« Смоленская шляхта»-весьма специфичная этносоциальная и социокультурная контактная группа между католическим и православным миром. Это группа  военного дворянства, что особенно характерно для XVII-XVIII вв. Это ее качество сохраняется и в XIXв. «смоленскую шляхту» можно представить своеобразным католически-православным адаптационным «шлюзом» польской миграции в Россию.

Все сказанное объяснялось, во-первых, особым этно-контактным характером Смоленска и смоленского региона, где происходил на протяжении XV- XVIIвв.

Процесс формирования особой этносоциальной и этно-культурной общности, получившей название «смоленской шляхты», органично вобравшей в себя католическое польское, православно-католическое, литовско-татарское, православно-католическое-униатское, белорусско-литовское и полонизированное православное русское дворянство.

Во-вторых, именно в силу специфики своего формирования и состава представители «смоленской шляхты», будучи более лабильными в конфессиональных вопросах, менее болезненно переживали процесс «обрусения», сопряженный с переходом в православие, при переходе на русскую службу.

В-третьих, это объяснялось военно-профессиональными, «служебными» свойствами «смоленской шляхты», востребованными в  XVII- XVIII вв. оборонительными функциями России.


Библиографический список
  1. С.Б. Веселовский. Ономастикон.Древнерусские имена,прозвища и фамилии. М. Изд-во “Наука”.1974г
  2. Дворянские роды Российской империи Т.1.СПб.,1993;Т.2. СПб.,1995
  3. Общий Гербовик дворянских родов Всероссийской империи,начатый в 1797 году М.2—7. (Репринт)
  4. Летописный сборник, именуемый патриаршей или Никоновской летописью (Продолжение)/Полное собрание русских летописей. -М.:2000-Т.XIII
  5. Новый летописец/Летописный сборник//Полное собрание русских летописей. Т. XIV.М.,2000
  6. Малов А.В. «Русско-польская война 1654—1667 гг.»
  7. Отечественная история. Энциклопедия. Т.1. М., Большая Российская энциклопедия,1994;Т 2. 1996;656; Т.3.  2000
  8. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефронта. Т. 17 СПб., 1896. С.335


Все статьи автора «Екатерина Котелова»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Один комментарий к “Русская «смоленская шляхта» в XV- начале XVII вв.”

  1. 20.01.2015 в 17:11

    Можно ли спросить у автора интересного материала об Азанчевских. Их родоначальники Василий и Ян (братья)
    Мартемьяновичи упоминались в начале 17-го века. По 16-му веку у меня данных нет. Может у Екатерины Сергеевны имеются дополнительные материалы. Я являюсь потомком Азанчевских, Ингильдеевых, Радванских, Догановских, Корсаков, Щочек.

    Всего Вам доброго, Ленинцев Николай Николаевич.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: