УДК 94(479.22)

ДВИЖЕНИЕ МЕСХОВ ЗА ВОЗВРАЩЕНИЕ НА РОДИНУ В СССР

Королева Лариса Александровна1, Королев Алексей Александрович1, Молькин Алексей Николаевич1
1Пензенский государственный университет архитектуры и строительства

Аннотация
В статье анализируются специфика, формы, методы, эволюция движения депортированных народов в СССР - месхов в 1950-1980 гг.

Ключевые слова: депортированные народы, месхи, СССР


MESKHS MOVEMENT FOR HOMECOMING IN THE USSR

Koroleva Larisa Aleksandrovna1, Korolev Alexey Aleksandrovich1, Molkin Alexey Nikolaevich1
1Penza state university of architecture and construction

Abstract
In article specifics, forms, methods, evolution of movement of the deported people in the USSR - Meskhs in 1950-1980 are analyzed.

Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Королева Л.А., Королев А.А., Молькин А.Н. Движение месхов за возвращение на родину в СССР // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/09/7478 (дата обращения: 30.05.2017).

Особенностью движений депортированных народов СССР являются два обстоятельства: во-первых, все народы требовали и претендовали на воссоздание своей государственности в рамках Союза Советских Социалистических Республик, вопрос о выходе из СССР не поднимался; во-вторых, оппозиционная деятельность велась только мирными легальными средствами.

«Великое переселение народов», инициированное И.В. Сталиным, затронуло 12 этносов. Народы, депортированные в предельно сжатые сроки, обреченные жить на режиме спецпоселений, за побег с которого  карались наказанием в 20 лет каторги, становились людьми второго сорта. Насильственные меры со стороны властей, естественно, вызывали ответную негативную реакцию депортированного населения.

С середины 1950-х гг. в национальных движениях депортированных народов наступает мирный, легальный период. Это было связано с серией указов Президиума Верховного Совета СССР о снятии с учета спецпоселения и освобождения от административного надзора балкарцев, греков, ингушей, калмыков, карачаевцев, крымских татар [1],  месхов и  чеченцев. Однако, вопрос о снятии обвинения в «измене» народов и возможности вернуться на родину не рассматривался.

ХХ съезд партии также послужил стимулом к  активизации национальной оппозиции. Широкий размах получают петиционные кампании. В многочисленных  письмах и обращениях с цитатами из работ классиков марксизма-ленинизма содержались требования разрешения возвращения на родину, занятия руководящих должностей работниками из числа депортированных народов,  развитие национальной культуры и языка и т.п.

Серьезной проблемой для властей стал вопрос об оставленном в процессе насильственной депортации имуществе. Греки, крымские татары, месхи требовали или возвращения конфискованного имущества, или реальной компенсации за него. 

Поскольку немедленное возвращение спецпоселенцев на родные земли было весьма проблематично, а, в свою очередь, руководство Казахстана и Киргизии пыталось сохранить хорошие рабочие кадры из числа депортированных на местах, то ситуация продолжала накаляться. В места проживания депортированных народов в срочном порядке выехали представители МВД, Президиума Верховного Совета СССР, ЦК КПСС с целью выяснения возможностей образования там для них национальных районов или автономных областей. Однако данная мера не принесла сколь либо ощутимых результатов. К концу 1956 г. самовольный выезд депортированных на Родину приобретает массовый характер.

К 1956 г. месхов в СССР насчитывалось около 300 тыс. чел. Они требовали от правительства разрешения вернуться на юг Грузии – в Месхетию, откуда их выселили в 1944 г. под предлогом эвакуации в связи с приближением фашистов. Борьба месхов приняла длительный и затяжной характер.  

Советское руководство в ответ объявило месхов азербайджанцами и предоставило возможность поселиться в Азербайджане и Кабардино-Балкарии, которые испытывали дефицит рабочей силы. Многие приняли такое решение и переехали в указанные районы, чтобы быть ближе к дому. Кроме того, определенное значение имела и реакция лидеров движения Байрахтарова, который приветствовал такой вариант, утверждая, что возвращение в Грузию пока  невозможно [2, л. 51-52].

Те же семьи месхов, которые на свой риск и страх все же возвращались на родину, подвергались выселению. В 1961 г. около 100 семей месхов, проживавших в Азии, перешли в Грузию.  Всех в принудительном порядке вернули на места прежнего обитания.

Во второй половине 1950-х гг. месхи создали Временный организационный комитет возвращения народа на родину (ВОКО) [3, л. 94]. ВОКО ставил перед собой задачу привлечь внимание к месхетинскому вопросу со стороны партийных и государственных органов СССР и Грузии. Результаты деятельности Комитета были незначительны.

В 1963 г. делегация месхов прибыла в столицу для рассмотрения вопроса о причислении месхов к азербайджанцам [3, л. 95]. Однако делегацию не приняли ни в одной из инстанций. В 1964 г. месхи обратились за помощью к первому секретарю ЦК КПГ В. Мжаванадзе. Ответная реакция отсутствовала. Следует подчеркнуть, что в защиту месхов постоянно выступали представители грузинской творческой интеллигенции.

С середины 1960-х гг. в движении месхов за возвращение на родину начинается новый этап. Широкое распространение получает новый метод борьбы – общенародные собрания.  Первое такое собрание состоялось 15 февраля 1964 г. в колхозе «Ленин Юли» Буканского района Ташкентской области. Председателем ВОКО на собрании был избран Э. Одабашев (Хозрованадзе). Всенародное собрание приняло обращение к партии и правительству и сформировало делегацию месхов – 125 чел.  в столицу [3, л. 95].

Параллельно часть месхов–турок стала организационно оформляться, чтобы добиваться разрешения на выезд из страны.

Особенностью движений депортированных народов СССР являются два обстоятельства: во-первых, все народы требовали и претендовали на воссоздание своей государственности в рамках Союза Советских Социалистических Республик, вопрос о выходе из СССР не поднимался; во-вторых, оппозиционная деятельность велась только мирными легальными средствами.

«Великое переселение народов», инициированное Сталиным И.В., затронуло 12 этносов. Народы, депортированные в предельно сжатые сроки, обреченные жить на режиме спецпоселений, за побег с которого  карались наказанием в 20 лет каторги, становились людьми второго сорта.  Насильственные меры со стороны властей, естественно, вызывали ответную негативную реакцию депортированного населения.

С середины 1950-х гг. в национальных движениях депортированных народов наступает мирный, легальный период. Это было связано с серией указов Президиума Верховного Совета СССР о снятии с учета спецпоселения и освобождения от административного надзора балкарцев, греков, ингушей, калмыков, карачаевцев, крымских татар,  месхов и  чеченцев. Однако, вопрос о снятии обвинения в «измене» народов и возможности вернуться на родину не рассматривался.

ХХ съезд партии также послужил стимулом к  активизации национальной оппозиции. Широкий размах получают петиционные кампании. В многочисленных  письмах и обращениях с цитатами из работ классиков марксизма-ленинизма содержались требования разрешения возвращения на родину, занятия руководящих должностей работниками из числа депортированных народов,  развитие национальной культуры и языка и т.п.

Серьезной проблемой для властей стал вопрос об оставленном в процессе насильственной депортации имуществе. Греки, крымские татары, месхи требовали или возвращения конфискованного имущества, или реальной компенсации за него. 

Поскольку немедленное возвращение спецпоселенцев на родные земли было весьма проблематично, а, в свою очередь, руководство Казахстана и Киргизии пыталось сохранить хорошие рабочие кадры из числа депортированных на местах, то ситуация продолжала накаляться. В места проживания депортированных народов в срочном порядке выехали представители МВД, Президиума Верховного Совета СССР, ЦК КПСС с целью выяснения возможностей образования там для них национальных районов или автономных областей. Однако данная мера не принесла сколь либо ощутимых результатов. К концу 1956 г. самовольный выезд депортированных на Родину приобретает массовый характер.

В 1967 г. одной из делегаций месхов было обещано, что их проблема будет решаться предметно после годовщины 50-летия Великой  Октябрьской  социалистической революции.

И действительно, в 1968 г. Президиум Верховного Совета СССР принял постановление, согласно которому, граждане азербайджанской, курдской и турецкой национальностей, выселенные из Аджарской АССР, Адингенского, Аспиндского, Ахалхалакского, Ахвалцихского районов, пользуются теми же правами, что и другие граждане Советского Союза. Но вследствие того, что они укоренились на местах своего нынешнего проживания, поэтому следует для них именно там создавать условия с учетом национальных особенностей. Реакция месхов была достаточно бурной. 24 июля 1968 г. около 7 тыс. чел. собрались на импровизированный митинг у дома правительства в Тбилиси.

Месхи-турки начали обращаться в турецкое посольство с просьбой о предоставлении им гражданства.

В 1971 г. состоялось VII всенародное собрание «Турецкого общества защиты прав находящегося в высылке турецкого народа». Общество приняло обращение к генеральному секретарю ЦК КПСС Л.И. Брежневу, председателю Совета Министров СССР А.И. Косыгину, генеральному секретарю ООН У. Тану, парламенту и правительству Турции с просьбой предоставить им возможность вернуться на родину и воссоединиться со своим народом. Обращение было подписано  председателем Главного организационного комитета освобождения (ГОКО) Э. Одабашевым и его заместителем А. Изатовым, которых вскоре арестовали [4, с. 25]. В это время в правительственные инстанции  поступает огромное количество писем от месхов с требованием создать условия для развития национальной  культуры [5, л. 93].

В свою очередь месхи-грузины добивались  встреч с  первым  секретарем ЦК КП Грузии Э.А. Шеварнадзе, направляли различного рода обращения в партийные и государственные органы.

Со второй половины 1970-х гг. начинаются контакты месхов с правозащитниками. МХГ посвятила проблеме месхов документ № 18. С 1976 г. вопросом защиты прав месхов начал заниматься член Инициативной группы защиты прав человека в Грузии В. Рцхеладзе.

Всего с 1944 г. по 1977 г. в правительственные и государственные органы было направлено около 160 тыс. коллективных и индивидуальных документов от месхов, Москву посетило более 30 делегаций.

Отсутствие серьезных контактов с западной общественностью, поскольку данная проблема была слишком узкой для нее, с одной стороны, широкого общественного резонанса  внутри страны, с другой стороны, вынудили месхов как бы «вариться в собственном соку», что не имело никаких перспектив.


Библиографический список
  1. Мебадури С.З., Королев А.А., Королева Л.А. Крымские татары в СССР: из истории депортированных народов // История и археология. 2014. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/07/1070 (дата обращения: 25.07.2014).
  2. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 73. Д. 194.
  3. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 33. Д. 230.
  4. ХТС. 1971. Вып. 21.
  5. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 67. Д. 112.


Все статьи автора «Королева Лариса Александровна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: