УДК 94(47)"1812/14"

«ДОБАВОЧНОЕ» ОПОЛЧЕНИЕ ВЯТСКОЙ ГУБЕРНИИ В 1812-1813 ГГ.

Цеглеев Эдуард Александрович
Вятская государственная сельскохозяйственная академия
Кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и философии

Аннотация
В статье исследуется вопрос формирования в России в 1812 г. резервного народного ополчения. В частности рассматривается создание Вятского «добавочного» ополчения, входящего в 3-й ополченческий округ. «Добавочное» ополчение 3-го округа, созданное на случай неудачного для России развития событий на театре военных действий в конце 1812 – 1813 гг., выполнив свою задачу, было распущено. Как и русская регулярная армия ополчение всегда имело свежие резервы, которые могли быть использованы в крайнем случае. Эти резервы черпались прежде всего из провинции, в том числе из Вятской губернии, и вводились в действие в нужное время и в нужном количестве.

Ключевые слова: воины., Вятская губерния, округ, ополчение, Отечественная война 1812 г., ратники, резерв, Россия


ADDITIONAL HOME GUARD OF THE VYATKA PROVINCE IN THE YEARS 1812-1813

Zegleev Eduard Alexandrovich
Vyatka State Agricultural Academy
Candidate of historical sciences, Associate professor of History and Philosophy chair

Abstract
The article is devoted to establishing of reserve home guard in Russia in 1812. Among other questions the author investigates setting up of the Vyatka additional home guard which was a part of the third Home guard region. This home guard was established for the case of collapse of the regular army during 1812-1813. After achieving its aims it was dismissed. As well as the regular army the home guard had always had fresh reserves which could be used in the extreme case. These reserves were mainly received from the province, for example, from the Vyatka land, and were used in certain time and in certain amount.

Keywords: home guard, Patriotic war of 1812, region, reserve, Russia, soldiers, Vyatka province, warriors.


Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Цеглеев Э.А. «Добавочное» ополчение Вятской губернии в 1812-1813 гг. // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/02/5825 (дата обращения: 26.03.2019).

В августе – сентябре1812 г. военно-политическая обстановка в России стала критической. После Бородинского сражения русская армия продолжила отступление, а французские войска вошли в Москву. 3 сентября1812 г. Александр I направил Главнокомандующему 3-м ополченческим округом П.А. Толстому рескрипт следующего содержания: «Из дошедших ко Мне донесений ваших усмотрел Я, что по вверенному вам 3 округу внутренняго временнаго ополчения назначено собрать в оное со ста душ, токмо по четыре воина; между тем как в других округах с некоторых губерний взимается по 10 воинов с тех же ста душ, дабы уравнять в повинности сей третий округ с прочими Я повелеваю вам набор людей в оном произвести равный с ними, взяв до десяти человек со ста душ по последней ревизии» [1, с. 7]. Если на начальном этапе Отечественной войны при формировании резервного ополчения в 3-м округе решено было ограничиться раскладкой «4 воина со 100 душ», чтобы не привлекать людские ресурсы, которые могут не пригодиться, то в сложившейся критической военной обстановке эти дополнительные ресурсы мобилизовались.

В письме П.А. Толстому от 8 сентября император сообщал: «… к всеобщему сокрушению, Москва быв оставлена нашими войсками занята на время неприятелем. Сие происшествие никак не ослабляет во Мне решимости продолжать брань противу хитраго врага, но возлагает на противу него священную обязанность удвоить усилия для преодоления его.

Известив вас о сём предварительно, поставляю в обязанность вашу, собрав вверенное вам ополчение, иметь непрерывное сношение с Главнокомандующим Армиями генерал-фельдмаршалом князем Кутузовым, по предположениям коего призвав в помощь Защитника Правды Всемогущаго Бога действовать совокупно к истреблению наглаго врага, дерзнувшаго к явной своей погибели вторгнуться столь далеко в недры земли русской, где верные сыны Отечества препламенною к нему любовью издревле прославлялись и примерным усердием к своему Государю.

Я уверен, что вы воодушевляясь сим чувством каждому русскому свойственным не упустите из виду клонящагося ко благу любезнаго Отечества и к погибели вероломнаго неприятеля…» [1, с. 9].

В письме от 8 сентября Александр I предложил П.А. Толстому завершить создание основного ополчения 3-го округа форсированными темпами и готовить его к участию в военных действиях. В сложившейся ситуации его место должно было занять добавочное ополчение, которое теперь становилось резервным.

Однако военная обстановка менялась. В октябре1812 г. положение стало критическим уже для Великой армии Наполеона, сидящей в опустошённой Москве. Пополнившиеся резервами русские войска перекрыли Наполеону дорогу на юг, вынудив его отступать на запад по разоренной Смоленской дороге. В этой ситуации принимается решение уменьшить норму поставки ратников в добавочное ополчение в губерниях 3-го ополченческого округа. Рескриптом от 21 октября1812 г., данным на имя П.А. Толстого, Александр I повелел «к собранным прежде сего со 100 душ 4 воинов вдобавок к оным собрать с помянутого числа душ только по два». Теперь в добавочное ополчение следовало собирать не 6 воинов со 100 душ, а 2.

П.А. Толстой направил соответствующие распоряжения губернаторам и командующим губернскими ополчениями. 2 ноября Главнокомандующий 3-м ополченческим округом направил 2 распоряжения вятскому губернатору Ф.И. Фон-Брадке. В первом он излагал содержание императорского рескрипта от 21 октября и предлагал немедленно «приступить к надлежащему приведению онаго в действие на тех же правилах, которыми и при теперешнем ополчения сборе руководствовались, полагая, что сообразно с прежним исчислением, для поставки лошадей сделанным при вновь следующем сборе половинное число оных поступить должно как строевых, так и подъемных». Во втором Толстой предлагал «сбор сей во избежание злоупотреблений, по отдаленности быть могущих, производить под надзором вашего превосходительства и людей, самим дворянством избранных, в Губернском Городе, или назначив для того два сборные места в губернии» [2, л. 1-2].

10 ноября оба распоряжения были получены губернатором, а 13 ноября этот вопрос уже обсуждался в Вятском дворянском депутатском собрании. На нем была составлена новая раскладка, по которой помещикам и фабрикантам, владеющим крепостными, полагалось выставить в ополчение по 2 человека со 100 душ в добавок к прежним 4 со 100 душ. Предполагалось собрать 280 ратников – 239 пеших и 41 конного. Местом сбора ополченцев был назначен город Малмыж.

В тот же день был решен и вопрос о лошадях для обоза. Из Вятского дворянского собрания губернатору был направлен рапорт, в котором сообщалось: «… по содержанию означенных Высочайше утверждённых о обозе внутреннего ополчения правил, на отданных пеших 496 и конных 55, а всего на 551 воина причитается поставить для пеших шесть для конных одну лошадь, а на ныне к сбору назначенных пеших 239 и конных 41 итого 280 человек для пеших четыре и конных одну лошадь всего же на 735 пеших и на 96 конных, двенадцать лошадей и шесть повозок…» [2, л. 80].

Таким образом, через 3 дня после получения распоряжения П.А. Толстого о формировании добавочного ополчения вятские губернские власти и органы самоуправления решили все организационные вопросы его создания. При этом все основные правила, по которым формировалось первое ополчение, распространялись и на второе.

Если в Вятской губернии в добавочное ополчение планировалось собрать 239 пеших ратников и 41 конного, то в Казанской губернии – 1 500 пеших ратников и 140 конных. В общей сложности объединённое добавочное ополчение Казанской и Вятской губернии должно было составить 1 920 человек, в том числе 1 739 пеших ратников и 181 конный.

К концу декабря в Малмыже были собраны 144 вятских ополченца –  134 пеших и 10 конных. Недопоставлены помещиками к тому времени были 105 пеших ратников и 31 конный. Из присутствующих многие не были должным образом обмундированы. Тем не менее, 29 декабря1812 г. принятые в Малмыже ополченцы выступили в Казань, куда прибыли 8 января1813 г. [3, л. 50, 68]. Хотя «отдатчики и обязались неисправную одежду исправить в Казани» и туда же направить недопоставленных ратников, 26 февраля1813 г. командующий Резервным ополчением 3-го округа генерал-майор Д.А. Булыгин писал вятскому губернатору, что «поступило в ополчение только 142 человека и 15 лошадей, а недоимочных по первому набору и поныне числится еще воинов 39, а лошадей строевых да подъёмных 7» [4, л. 43].

Основной причиной недопоставки ратников было абсолютное преобладание среди дворян Вятской губернии мелкопоместных, значительная часть которых не могла выставить по раскладке «2 со 100 душ» ни одного воина. В итоге, не считая добровольцев, в оба ополчения с помещиков и фабрикантов Вятской губернии к тому времени было собрано 622 пеших ратника и 70 конных [5, л. 24].

20 января1813 г. начальнику Казанского и Вятского ополчения генерал-майору Д.А. Булыгину было направлено предписание Главнокомандующего 3-м ополченческим округом П.А. Толстого. В нем говорилось о выступлении П.А. Толстого с вверенным ему ополчением в поход. Начальником резервного ополчения 3-го округа, сформированного как добавочное, назначался Д.А. Булыгин. Ему давались следующие предписания:

«1-е. Поверить во всех губерниях округа счёт людей, в ополчение поступивших…

2-е. Губернские начальники дополнительного ополчения избираться будут по удостоверению дворянства из чиновников, в первое ополчение не поступивших.

3-е. Относительно пожертвованных сумм… употребите все возможные меры, дабы в издержках сих сумм сохранена была повсеместная бережливость…

4-е. Продовольствие команд, оставшихся от выступившего ополчения, будет производиться из тех сумм, кои должны остаться от трёхмесячного продовольствия 1-го ополчения…

5-е. Относительно вооружения я предлагаю, что более 14 000 пик, оставшихся за снабжением воинов ружьями, и 500 копей, пожертвованных астраханскими жителями… достаточны будут для дополнительного ополчения… А притом в Высочайшем Е. И. В. рескрипте на имя мое, воспоследовавшем от 13 ноября, по предмету сего вооружения изображено: «Сколько для резерва вашего щитаете вы нужным иметь ружей, я буду ожидать от вас донесения, но полагаю, что довольно будет иметь оные на передние две шеренги». По таковому достаточному количеству пик и Высочайшему Е. И. В. предположению помещикам нужно будет снабжать оными воинов. В рассуждении же барабанов (полагая оных по одному в сотню), можно заимствовать из тех, кои заготовлены уже в Костроме и Казане…

6-е. В рассуждении же 3 легких артиллерийских рот, формирующихся для ополчения… генерал-майором Ильиным в Нижнем Новгороде… артиллерии подполковник Зимнинский явится к вашему превосходительству, то, придав ему несколько офицеров из ополчения, предлагаю вам… прикомандировать их к формированию вышеупомянутых артиллерийских рот…» [6, с. 387-388].

Таким образом, первое ополчение 3-го округа, создаваемое изначально как резервное, отправлялось к театру военных действий, а его место должно было занять второе ополчение. В резерве в1813 г. оставалась и часть ополчений 1-го округа, принимавших участие в Отечественной войне1812 г. – Московское, Смоленское, Тверское, Владимирское.

Зимой1813 г. в Казани из добавочного ополчения Казанской и Вятской губерний были сформированы пехотный батальон и конная сотня. Их командный состав подбирался из офицеров и чиновников, пожелавших вступить в ополчение добровольно или избранных Казанским и Вятским дворянскими собраниями.

В итоге батальонным командиром стал майор Лев Аристов, батальонными адъютантами – коллежские регистраторы Пётр Чекин и Александр Максимов, батальонными квартирмейстерами – титулярный советник Григорий Цыкин и коллежские регистраторы Дмитрий Рудинский и Николай Алексеев. Сотенными начальниками стали майор Семён Боровской, надворный советник Фёдор Свиньин, коллежский асессор князь Пётр Жевахов, капитан Михаил Чертов, штабс-капитаны Николай Деправе и Евгений Кекулев, титулярные советники Семён Маковеев и Философ Мартынов. Пятидесятниками стали титулярный советник Василий Шамраев, коллежские секретари Андрей Пазухин, Филипп Васильев и Митрофан фон-Буковин, губернские секретари Иван Пенкин и Егор Комаров, подпоручик Семён Климентьев, прапорщики Василий Рыбушкин и Ефим Костенко, сенатский регистратор Кир Борисов, аудитор 13-го класса Фёдор Черкасов, шкипер 14-го класса Калистрат Яковлев, городовой секретарь Семён Наумов, коллежские регистраторы Иван Шляков, Фёдор Тимофеев, Степан Перевалов, Прохор Горшков, Иван Яшин, Пётр Хитров, Алексей Крашенинников.

Конную сотню возглавил коллежский асессор Семён Бутлеров, а пятидесятниками стали корнет Пётр Есипов, коллежский регистратор Василий Осипов и городовой секретарь Василий Трухин. Начальником Казанского и Вятского резервного ополчения стал подполковник Евсевьев, полковым адъютантом подпоручик Алексей Горчаков, а полковым квартирмейстером губернский секретарь Иван Михайловский [7, л. 4-6].

К весне1813 г. добавочное ополчение 3-го округа, сформированное в Симбирской, Пензенской, Костромской, Нижегородской, Казанской и Вятской губерниях, насчитывало 25 730 человек. Из них 42 генерала и штаб-офицера, 492 обер-офицера, 2 100 унтер-офицеров и 22 916 рядовых. Ратники добавочного ополчения проходили военное обучение.

К тому времени русская армия совместно с войсками союзников вела боевые действия против Наполеона уже на территории Германии. В этой ситуации, не видя необходимости держать ополченческий резерв ввиду отсутствия угрозы военного вторжения в Россию, 26 июня1813 г. Александр I издал указ о роспуске резервного ополчения 3-го округа, в котором говорилось: «… не находя ныне нужным содержать таковой резерв, повелеваем всех добавочных воинов, по 3 округу внутреннего ополчения в оной поступивших, распустить по домам…» [8, л. 14].

Негативной стороной содержания ополченческого резерва было дезертирство и высокий уровень смертности в частях ополченцев от различных болезней «на зимних  квартирах»  – до 30 – 40 % от личного состава. На этом фоне выгодно смотрится статистика по Вятскому ополчению. Из 195 вятских ратников, поступивших в добавочное ополчение, 5 умерли, 2 пропали, а 188 вернулись домой [9, л. 70].

Таким образом, добавочное ополчение 3-го округа, созданное на случай неудачного для России развития событий на театре военных действий в конце 1812 – 1813 гг., выполнив свою задачу, было распущено. Как и русская регулярная армия ополчение всегда имело свежие резервы, которые могли быть использованы в крайнем случае. Эти резервы черпались прежде всего из провинции, в том числе из Вятской губернии, и вводились в действие в нужное время и в нужном количестве.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Материалы для истории Отечественной и Освободительной войны 1812 – 1813 – 1814 гг. по Вятской губернии // Труды Вятской учёной архивной комиссии. 1912. Вып. 3. Отд. 2.
  2. Государственный архив Кировской области  (ГАКО). Ф. 582. Оп. 7. Д. 103.
  3. ГАКО. Ф. 582. Оп. 6. Д. 1204.
  4. ГАКО. Ф. 582. Оп. 6. Д. 1217.
  5. ГАКО. Ф. 582. Оп. 6. Д. 1223.
  6. Народное ополчение в Отечественной войне 1812 г. Сборник документов. – М., 1962.
  7. ГАКО. Ф. 582. Оп. 7. Д. 106.
  8. ГАКО. Ф. 582. Оп. 6. Д. 1226.
  9. ГАКО. Ф. 582. Оп. 81. Д. 1130.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Цеглеев Эдуард Александрович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация