УДК 27-4

ПОНЯТИЕ ДОСТОИНСТВА ЧЕЛОВЕКА В СОЦИАЛЬНОМ УЧЕНИИ УКРАИНСКОЙ ГРЕКО-КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ

Мороз Владимир Романович
Тернопольский национальный педагогический университет
Магистр истории, соискатель

Аннотация
Статья посвящена анализу концепции достоинства человека в социальном учении Украинской греко-католической церкви. Рассмотрены основные черты понятия достоинства в социальной доктрине Католической церкви, прослежено развитие этой теоретической конструкции в греко-католическом богословии. Учение о человеческом достоинстве изучено в качестве основоположного элемента в подходе УГКЦ к трактовке социальных реалий и критике явления консюмеризма как неконтролируемого накопления материальных ресурсов и зависимости человека от вещей. Акцент учения церкви на достоинстве человека как “образа Божьего” рассматривается в качестве важного экуменического фактора.

Ключевые слова: греко-католики, Достоинство, социальное учение церкви, УГКЦ, церковь


THE CONCEPT OF HUMAN’S DIGNITY IN THE SOCIAL TEACHING OF THE UKRAINIAN GREEK-CATHOLIC CHURCH

Moroz Vlamimir Romanovich
Ternopil national pedagogical university
Master of History, candidate of science degree in Philosophy (pending)

Abstract
Article is devoted to analysis of the conception of human’s dignity in the social teaching of the Ukrainian Greek-Catholic Church. Main features of the notion “human’s dignity” in the social doctrine of the Catholic Church are revealed. The content of the same notion in teaching of the UGCC is examined. The notion of dignity is seen as a basic element in church’s approach to social reality and to the critique of consumerism as it grounds on uncontrolled accumulation of material goods and humans dependence on such goods. The church’s accent on human’s dignity is seen as powerful ecumenical factor.

Keywords: Dignity, greek-catholic, hurch, social teaching of the church, UGCC


Рубрика: Религия, Философия, Этика

Библиографическая ссылка на статью:
Мороз В.Р. Понятие достоинства человека в социальном учении Украинской греко-католической церкви // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/01/5474 (дата обращения: 08.02.2019).

Проблема бытия человека является коренной для философии и богословия. Представители обеих наук пытаются решить ее своими методами. Однако общей тенденцией для светских гуманистических концепций общества и для христианского богословия есть принятие принципа достоинства человека как основы антропологии.

Достоинство — понятие морального сознания, в котором выражается представление о ценности индивида, его моральном равенстве с другими. Также это категория этики, которая отражает моральное отношение человека к себе и общества к человеку [1, с. 102; 2, с. 21]. Современная трактовка достоинства уходит своими корнями в творчество одного из мыслителей эпохи Возрождения Дж. Пико дела Мирандола “Речь о достоинстве человека”. Однако, для изучения богословской традиции равно важно и то, что активно разрабатывали это понятие уже Отцы церкви, в частности Григорий Нисский (IV в. н. э.) [3, с. 52].

Основательно осмыслил проблематику человеческого достоинства И. Кант. Согласно его определению, нерелятивными являются вещи, которые существуют в качестве цели сами по себе. В отличие от относительных ценностей, вещь стает целью сама по себе только тогда, когда имеет моральное измерение. Моральность является, таким образом, основой достоинства человека и каждого разумного существа [4, p. 52-53].

Обращение к теме достоинства человека находим в многочисленных документах международного уровня, в том числе “Уставе ООН” (1945 г.) и “Общей декларации прав человека” (1948 г.). В названных и других международных актах качество достоинства признается за всеми людьми. В то же время показательно, что во всех этих документах отсутствует определение самого термина “достоинство” [5; 6]. Однако, к примеру, “Устав ООН” провозглашает намерения “утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности” [5].

В Украине собственную концепцию достоинства человека плодотворно развивает Украинская греко-католическая церковь (УГКЦ). Она адаптирует к украинским реалиям принципы современной социальной доктрины Католической церкви. В этой доктрине понимание достоинства как качества, чувствительного к социальным реалиям, присутствует уже в документах папы Льва ХІІІ. В частности, в § 20 энциклики “Rerum novarum” (1891 г.) понтифик призвал работодателей не воспринимать работников как рабов, но уважать в каждом человеке его достоинство как достоинство личности, возвышенной ее христианским характером [7].

Мощным стимулом для осмысления проблемы достоинства в католицизме стали решения Второго ватиканского собора, в частности, декларация “Dignitatis humanae” и душпастырская конституция о церкви в современном мире “Gaudium et spes”. В этих документах церковь связывает достоинство с правами человека на достойную жизнь согласно собственному рассудку, свободе воли и осознанию обязанностей [8, с. 375, 524, 528].

Среди характерных черт католической концепции достоинства человека, как отмечают исследователи, нужно указать то, что она, как и концепция И. Канта, основывается на автономии личности и свободе воли [9, p. 85]. В катехизисе УГКЦ “человек, потому, что он есть образ Божий, имеет достоинство личности: он не является лишь чем-то, но кем-то” [3, с. 52, 55, 230; 10, с. 81]. Но во избежание односторонности трактовки необходимо заметить, что в социальной доктрине Католической церкви определяющими критериями человека есть не ум, сознание или свобода. Напротив, человек уже в силу своего бытия есть основой для ума, сознания и свободы. Церковь постулирует, что даже при отсутствии этих качеств человек не перестает быть собой и все люди равны в своем достоинстве [10, с. 92, 98-99]. Человек согласно социальной доктрине современного католицизма — “единое творение на земле, которое Бог создал только ради него самого” [8, с. 525; 11, с.93, 411, 518]. Такая позиция оправдана с мировоззренческой точки зрения, поскольку в противном случае право на признание имели бы расистские теории. Более того, сакрализация достоинства индивида способствует развитию культуры человеческих отношений, так как любой человек становится окончательной целью, а не средством для достижения каких-то других целей [3, с. 278].

Впрочем, полагать, что понятие достоинства человека в УГКЦ было актуализировано только благодаря модерной социальной доктрине католицизма, было бы неправильным. Еще в 1874 г. митрополит Галицкий И. Сембратович издал “Архиерейское послание о высоком достоинстве человека” в котором на 84 страницах рассмотрел данную проблематику. Прежде всего, иерарх отметил необходимость умеренного стиля жизни, самоконтроля и выполнения норм морали [12]. Уже после провозглашения папской энциклики “Rerum novarum” к теме человеческого достоинства постоянно возвращался митрополит Галицкий Андрей (Шептицкий). Именно он возглавлял церковь в период Первой и Второй мировых войн. Именно поэтому иерарх, говоря о достоинстве, особенно много внимания уделял проблеме соблюдения права человека на жизнь, побуждал верующих бороться с упадком нравственности [13; 14, с. 18; 15, с. 529].

Таким образом, становится понятно, что концепция достоинства человека, которую развивает УГКЦ, имеет в своей основе помимо католической традиции и собственную. Заметим также, что в социальном учение УГКЦ, несмотря на большое количество источников, отсутствует определение термина “достоинство”. Его понимание церковь прививает верующим через обращение к конкретным проблемам социального бытия.

УГКЦ подчеркивает и утверждает сакральность достоинства человека [16, с. 320; 17, с. 264]. Ее учение указывает на конвенциональный характер секулярной морали и этики в отличие от сакрализованной морально-этической системы христианства. Поэтому, как отмечают исследователи греко-католического социального учения, отрицание Бога с позиций католического богословия является унижением достоинства человека [18, с. 301, 309].

Согласно учению УГКЦ, человек по своей сущности — это неизменно умное, свободное и социальное существо, призванное к связи с Богом через голос совести [3, c. 234-235, 254; 17, с. 71]. С другой стороны, вера в присутствие образа и подобия Бога в каждом человеке объединяет между собой христианские церкви и религиозные организации Украины. Неотъемлемый характер человеческого достоинства подчеркивают православные, католики и протестанты Украины. Следовательно, это важный фактор, который стимулирует пока еще разделенных христиан к общей деятельности. Свое отношение к проблеме развития достоинства человека в современных условиях выразили 13 декабря 2008 г. в общем обращении УПЦ, УПЦ КП, УГКЦ, РКЦ в Украине, Всеукраинский союз объединений евангельских христиан-баптистов, Церкви христиан веры евангельской Украины, Украинской христианской евангельской церкви, Братства независимых церквей и миссий евангельских христиан-баптистов Украины. “Подобие Божие” в человеке они рассмотрели как признак необходимости индивидуального совершенствования, уподобления Богу, поскольку человек поступками может утверждать или отрицать свое достоинство [3, с. 52, 53; 11, с. 64, 410; 17, с. 522].

Присущими человеку чертами, согласно общекатолическому учению, есть способность к самосознанию, самоконтролю, самоопределению и одновременная открытость к трансцендентному. Если первые из трех черт для церкви означают то, что человек есть свободным, чем возвышается над другими существами, то последняя предусматривает его открытость к поискам Бога, реализацию общественных идеалов и общение с подобными себе. Ведь только поняв себя в связи с “ты”, человек может отыскать свое “я”. В таком процессе сопоставления себя с другими ради общения и единства с человечеством, личность способна выйти за пределы, заданные ее эгоизмом, вплоть до пожертвования собственной жизнью [10, с. 91]. Согласно учению УГКЦ, человек ощущает счастье не потому, что его жизнь стает удобной, а потому, что в христианстве он воссоединяется с Богом как источником добра, правды и красоты [17, с. 437]. Достижение такого состояния личности церковь трактует как “жизнь во Христе” [17, с. 229].

Стремление верующего к единению с Богом в социальном учении УГКЦ выступает фактором, который должен стимулировать христианина к осознанию собственной моральной ценности и пониманию ценности людей вокруг. При таком подходе гарантом человеческого достоинства становится сам Бог. Поэтому понятие достоинства — один из элементов, который может способствовать согласию не только между сторонниками разных религий, но и между верующими и неверующими. Ведь от взаимоуважения выигрывает каждый член общества.

Основополагающим в христианской антропологии есть тезис о том, что человек имеет свободу выбора: он может даже пренебречь связью с Богом. Но также утверждается, что эту связь невозможно уничтожить. Социальная доктрина католицизма обосновывает этот тезис через сочетание двух положений. Во-первых, она соглашается с тем, что человек находит смысл жизни и самовыражение лишь через взаимоотношения с другими людьми. Во-вторых, социальные отношения рассматриваются как аутентическое выражение отношения индивида к Богу [10, с. 81; 17, с. 155-156, 259-260]. То есть, гармония в отношениях с Богом становится для христианина невозможной без нормализации его отношений с окружающими и наоборот.

В качестве следствий секуляризации, особенно через отсутствие в системе морали ее религиозной подоплеки, УГКЦ считает, что человек перестал быть для самого себя центром бытия. Он “стал товаром…” [17, с. 127, 155, 178-179, 278]. С таких позиций УГКЦ подходит к трактовке социальной практики.

Примером обращения современного учения УГКЦ к проблематике человеческого достоинства является осуждение потребительства или консюмеризма, который предполагает продуцирование и пропаганду желаний завладеть и потребить как можно большее количество товаров и услуг. Церковь осуждает потребительство наравне с предрассудками, моральным и экономическим произволом [8, с. 519-520; 17, с. 101, 186, 187, 125, 157, 485, 493, 495]. Критикуя консюмеризм, УГКЦ четко придерживается тех положений католической социальной доктрины, согласно которым экономический прогресс должен быть направлен на развитие человека и общества, а не на накопление богатств [10, с. 210, 223, 338].

Неприятие потребительства в учении УГКЦ может на первый взгляд показаться простым призывом к евангельской бедности, данью традиции. Но такое мнение опровергают результаты исследований философов, социологов, психологов. Еще в начале ХХ в. феномен потребительства исследовал и описал Т. Веблен [19]. Позже Г. Марсель и Э. Фромм пришли к выводу, что консюмеризм как мировоззренческая установка ограничивает полноту бытия, формирует состояние зависимости от внешних факторов, отношение к себе, как к вещи и т.п. Таким образом, консюмеризм деформирует психику человека, что в итоге ведет к деградации его личности [20, с. 141, 143-145, 147, 151; 21, с. 308, 314].

В свете философии Г. Марселя и Э. Фромма проблема современного человека лежит между выбором “иметь” как можно больше материальных ценностей или “быть” собой. Ученые доказывали, что только выбрав “быть”, человек имеет возможность сохранит себя [22]. Показательно, что папа Иоанн Павел ІІ также делал акцент на необходимости “быть”, а не “иметь” [23, s. 27]. В таком же духе выступили и епископы УГКЦ во время визита Иоанна Павла ІІ в Украину в 2001 г. [17, с. 213-214].

Ни в работах философов, ни в трудах богословов консюмеризм не находит оправдания, поскольку делает человека зависимым, ослабляет его волю, способствует подмене ценностей, унижает человеческое достоинство. В целом обоснование достоинства человека в социальном учении УГКЦ означает то, что личность есть активным субъектом собственного развития, права которого незыблемы. Личность в силу своего достоинства является целью общества и его институций [3, с. 282; 17, с. 76, 159, 229, 264; 10, с. 92, 93, 238, 240, 324; 11, с. 417, 442, 451, 522].

УГКЦ определилась с учением о достоинстве человека. Однако детализированного ответа на вопрос о решении противоречий между декларациями права на уважение достоинства и критериями их практической реализации она пока не сформировала. М. Маринович указывает на то, что “защищать достоинство человека, означает формулировать условия, в которых он может быть защищен; определять общественные обстоятельства, при которых образ Божий в человеке не будет подвергаться болезненным деформациям”. Греко-католический интеллектуал допускает, что УГКЦ, как церковь католическая, “может и должна легитимно усвоить активное социальное учение, которое является обязательным для Католической церкви. В то же время, как церковь восточная, она может и должна сохранять определенную меру апотаксии, то есть отказа от мира” [16, с. 322]. Параметры для последующего осмысления темы достоинства определил Катехизис УГКЦ. В документе утверждается, что общество невозможно без межличностного общения, а основное условие общения и общественного диалога — признание достоинства другого человека, уважение к нему [3, с. 282].

Таким образом, характерной для социального учения УГКЦ есть трактовка достоинства как морально-этической категории в свете богословия. Через операционализацию достоинства церковь утверждает идею особенной моральной ценности каждого человека. Человек приобретает достоинство в силу своего бытия. Принятие этого положения объединяет традиции разделенных христиан. А в силу того, что отношение человека к Богу, согласно учению УГКЦ, может аутентически выразится, прежде всего, через его отношения с другими людьми, то понятие достоинства задает еще и определенные стандарты межличностных и социальных отношений. Церковь трактует человека как центр и цель общественной деятельности. Поэтому УГКЦ выступает против отношения к человеку как к средству достижения каких-то других целей, осуждает явление потребительства — стремления к неконтролируемому накоплению материальных ресурсов, отождествления себя с ними, что в итоге грозит деградацией духовного мира.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Філософський словник / За ред. В. І. Шинкарука. — К., 1986. — 796 с.
  2. Словник соціологічних і політологічних термінів / Ред. В. І. Астахова, В. І. Даниленко, А. І. Панов. — К., 1993. — 141 с.
  3. Катехизм Української греко-католицької церкви: Христос — наша Пасха. — Львів, 2011. — 336 с. + 64 іл.
  4. Kant I. Fundamental Principles of the Metaphysic of Morals. — Rockville (Maryland), 2008. — 82 p.
  5. Устав Организации Объединённых Наций [Електронный ресурс] // Код доступа: http://zakon1.rada.gov.ua/laws/show/995_010
  6. Загальна декларація прав людини. Прийнята і проголошена резолюцією 217 (ІІІ) Генеральної Асамблеї ООН від 10 грудня 1945 року [Електронный документ] // Код доступа: // http://zakon1.rada.gov.ua/laws/show/995_015/parao95#o95
  7. Leo XIII. Rerum novarum. Encyclical of Pope Leo XIII on Capital and Labor [Електронный документ] // Код доступа: http://www.vatican.va/holy_father/leo_xiii/encyclicals/documents/hf_l-xiii_enc_15051891_rerum-novarum_en.html
  8. Документи Другого Ватиканського собору. Конституції, декрети, декларації. — Львів, 1996 р. — 757 с.
  9. Handbook Economics and Ethics / Edited by Jan Peil and Irene van Staveren. —Cheltenham, 2009. — 605 p.
  10. Компендіум Соціальної доктрини Церкви. — К., 2008. — 549 с.
  11. Катехизм Католицької Церкви (Синод Української греко-католицької церкви). — Жовква, — 2002. — 772 с.
  12. Сембратовичъ І. Архіерейское посланіє о високомъ достоинствѣ человѣка. — Львовъ, 1874. — 84 с.
  13. Шептицький А. Декрет митрополита Андрея “Не убий” і правила до декрету “Про п’яту Божу заповідь” / Шептицький Андрей. Пастирські послання 1899-1914., — Т. 3. — Львів, 2010. — С. 541 — 557.
  14. Шептицький А. Пастирське послання митрополита Андрея до вірних “Про небезпеку надуживання спиртних напоїв” // Шептицький Андрей. Пастирські послання 1939-1944., Т. 3. — Львів, 2010. — С. 18—19.
  15. Шептицький А. Пастирське послання митрополита Андрея до духовенства “О квестії соціальній” // Шептицький Андрей. Пастирські послання 1899-1914., Т. 1. — Львів, 2007. — С. 513—550.
  16. Маринович М. Українська ідея і християнство або коли гарцюють кольорові коні Апокаліпсису / М. Маринович — К., 2003. — 544 с.
  17. Соціально зорієнтовані документи Української греко-католицької церкви (1989-2008) — (Джерела християнського суспільного вчення та служіння, 1) / заг. ред. Леся Коваленко.— Львів, 2008. — XVIII+711 c.
  18. Кияк С. Р. Ідентичність українського католицизму: генезис, проблеми, перспективи: [монографія] / Кияк С. Р. — Івано-Франківськ, 2006. — 632 с.
  19. Veblen Thorstein. The Theory of the Leisure Class. An economic study of Institutions. — N.Y., 1915. — 404 p.
  20. Марсель Г. Быть и иметь / Г. Марсель.— Новочеркасск, 1994. — 160 с.
  21. Фромм Э. Здоровое общество. Догмат о Христе / Э. Фромм. — М., 2005. — 2005. — 571 с.
  22. Фромм Э. “Иметь” или “быть” / Э. Фромм. — М., 2008. — 314 с.
  23. Mokry Wl. Papieskie posłania Jana Pawła II do Ukraińców / Wł. Mokry. — Kraków, 2001. — 404 s.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «VladimirMoroz»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация