УДК 94 (4) “1939/45”

ГИБРАЛТАРСКИЙ ВОПРОС В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ ПЕРИОДА ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Морозов Евгений Вячеславович
Санкт-Петербургский государственный университет
Кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры теории и истории международных отношений

Аннотация
Данная статья посвящена истории Гибралтарской проблемы в период Второй мировой войны. В исследовании подробно изучены германо-испанские переговоры по вопросу о предполагаемом захвате Гибралтара, роль этой территории как главной британской военно-морской базы в Средиземном море. Особо исследованы позиция испанского лидера Ф. Франко и причины, по которым он не вступил во Вторую мировую войну.

Ключевые слова: Великобритания, Вторая мировая война, Германия, Гибралтар, Международные отношения


THE PROBLEM OF GIBRALTAR AT THE INTERNATIONAL RELATIONS DURING THE WORLD WAR II

Morozov Evgeniy Viacheslavovich
Saint Petersburg State University
PhD in History, Senior Lecturer of the Department of Theory and History of the International Relations

Abstract
The paper is about the history of the problem of Gibraltar during the World War II. The German-Spanish negotiations on the question of the eventual occupation of Gibraltar and the role of this territory as the most important British Mediterranean naval base are studied. Special attention was made on the position of the Spanish leader F. Franco and the reasons of his neutrality during the World War II.

Keywords: Germany, Great Britain, international relations, World War II


Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Морозов Е.В. Гибралтарский вопрос в международных отношениях периода Второй мировой войны // Гуманитарные научные исследования. 2013. № 5 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2013/05/3117 (дата обращения: 26.05.2017).

Проблема Гибралтара в течение многих лет была и является важнейшей в англо-испанских отношениях. О том, чтобы использовать в европейской политике гибралтарскую карту, Германия задумалась еще в 1938 г. 8 июня «Ангрифф» Й. Геббельса писала, что «вопрос о Гибралтаре растет одновременно с возрождением Испании» и «уже угрожающе маячит на горизонте» [1, р. 257]. Когда Гитлер и Муссолини подписали в конце мая1939 г. Стальной пакт, Ф. Франко послал в район Гибралтара войска [2, с. 252]. В июне того же года испанский министр внутренних дел Рамон Серрано Суньер, находясь с визитом в Риме, заявил Муссолини, что, когда начнется война, «Испания выступит на стороне Оси… Нейтральная Испания обречена в будущем на бедность и унижение». Она не обретет суверенитета, пока не вернет Гибралтар и не захватит Французское Марокко [2, с. 254].

Во время Второй мировой войны главная задача британского флота на Средиземном море сводилась к защите морского транспортного сообщения на линии Суэцкий канал – Мальта – Гибралтар. Гибралтарский пролив был блокирован с целью исключить прорыв итальянского флота в Атлантику [3, с. 13]. Гибралтар стал важнейшим портом, обслуживающим военные конвои Великобритании. Гибралтарская скала была изрыта многочисленными тоннелями, которые были превращены в бараки, склады, электростанции, штабы и госпитали [4, р. 136–137]. В 1940 г. большая часть населения Гибралтара была эвакуирована в метрополию, на Ямайку, Мадейру и в Танжер. Было оставлено лишь 4 тыс. мужчин, вовлеченных в оборонную деятельность.

В начале марта 1940 г. в Берлин с целью прозондировать взгляды германских лидеров прибыл заместитель государственного секретаря США Самнер Уэллес. Среди прочего Гитлер прямо заявил ему, что условием любого мира должно быть прекращение британского господства на море, включая не только разоружение ее военно-морского флота, но и ликвидацию ее военно-морских баз в Гибралтаре, на Мальте и в Сингапуре [5, с. 248–249].

В мае геополитическая ситуация на Средиземном море вновь изменилось. Во Вторую мировую войну вступила Италия. Это привело к тому, что 5 итальянских судов, находившихся в этот момент в Гибралтаре, были немедленно конфискованы [6, с. 69]. Поражение Франции открыло у Франко виды на расширение Испанской империи. Именно тогда у него созрело решение захватить Гибралтар и Французское Марокко. 12 июня1940 г., когда до падения Парижа остались считанные часы, Франко и его министр иностранных дел Х. Бейгбедер скрепили своими подписями декрет, в котором Испания объявлялась «невоюющей стороной». Поскольку «Италия вступила в вой­ну против Франции и Англии, над Средиземноморьем нависла угроза», – разъясняло испанское правительство. Отсюда и замена статуса «нейтралитета» статусом «невоюющей стороны» [7, с. 86].

«Реакция Испании на известие о крушении Франции была непосредственной и ликующей», – сообщил 17 июня1940 г. государственному секретарю К. Хэллу посол США в Испании А. Веддел, высказав в который раз предположение, что «в этих условиях Испания вступит в войну». Испания действительно воспользовалась поражением Франции для достижения определенных целей, но в войну все же официально не вступила, считая, что рамки созданного ею статуса «невоюющей стороны» позволяют многое: 14 июня испанские войска оккупировали Танжер. Законодательное собрание Танжера и контрольный комитет, состоявший из консулов восьми стран (Англии, Франции, Испании, Италии, Бельгии, Португалии, Голландии и США), были распущены генералом Юсте. Тем самым статут зоны Танжера отменялся. В ноябре Танжер был присоединен к зоне Испанского Марокко [7, с. 86].

В июне1940 г. британское и французское посольства в Мадриде и консульства в Барселоне и Малаге подверглись нападениям фалангистов, а испанская пресса радостно возвестила, что Германия и Италия выступают за возвращение Гибралтара Испании. Хотя испанский министр иностранных дел Хуан Бейгбедер был против вступления в войну, но даже он заявил итальянскому временному поверенному в делах, что Гибралтар «падет, как спелый фрукт, когда пробьет час» [2, с. 274–275].

После поражения Франции Гибралтар стал единственной частью континентальной Европы, находившейся под контролем союзников. Захват Гибралтара привел бы к установлению контроля над всем Пиренейским полуостровом, что позволило бы приблизить базирование германского флота к атлантическим коммуникациям Великобритании и США. В июне1940 г. в Гибралтаре был создан мощный военно-морской эскадрон под командованием вице-адмирала Дж. Сомервилла (сила Н). Он включал в себя 3 линейных корабля «Худ», «Резолюшн», «Вэлиант», авианосец «Арк Ройал», 7 крейсеров, 25 эсминцев и 11 траулеров. Эскадрон принимал участие в боях на Средиземном море, бомбардировке Генуи 9 феврале1941 г., а также в печально знаменитой операции против французского флота в Мерс-эль-Кебире и Дакаре (июль1940 г.) [4, с. 134–136]. В задачи силы Н входило также сопровождение авианосцев с истребителями до такого пункта, от которого самолеты могли бы долетать до Мальты [6, с. 220].

17 июня1940 г. новый британский посол в Мадриде С. Хор выехал в Лондон для консультаций о том, как ему реагировать, если испанцы поднимут вопрос о Гибралтаре. Британское правительство сообщило ему, что в подобном случае посол должен настаивать на дополнительных консультациях с Лондоном. Если же Испания будет настаивать, то Хору следует сказать, что по очевидным причинам вопрос о Гибралтаре не может решаться во время войны, но Лондон будет готов обсудить его после окончания военных действий. У. Черчилль поначалу был против такого ответа, поскольку был уверен, что «мы ничего не выгадаем, предлагая “обсудить” вопрос о Гибралтаре в конце войны. Испанцы поймут, что если мы выиграем войну, то обсуждения будут бесплодными, а если проиграем, в них отпадет необходимость». Однако министр иностранных дел лорд Галифакс и Хор убедили его, что категорический отказ обсуждать проблему Гибралтара приведет к еще худшим последствиям. В сентябре Хор сообщил Бейгбедеру, что Англия начнет переговоры о Гибралтаре в конце войны [2, с. 281].

18 июня состоялся парад в честь победы в гражданской войне. Когда было начато шествие под лозунгом «Испанский Гибралтар», Хор и его супруга демонстративно покинули дипломатическую трибуну. На следующий день испанское правительство направило меморандум в Берлин. В меморандуме шла речь о новом статусе Испании – статусе «невоюющей стороны» – но и о готовности Испании в будущем вступить в войну, «если в этом будет необходимость». В качестве предварительной платы за будущее участие в войне правительство Франко требовало гарантировать передачу Испании Гибралтара, Французского Марокко, части Алжира, включая департамент Оран, и расширения испанских колоний [7, с. 86 –87].

В конце июня в Мадрид прибыл шеф германской военной разведки адмирал В. Канарис. Он дал понять, что в данный момент Германия не заинтересована во вступлении Испании в войну, но 6 июля заявил Франко, что Берлин желал бы получить разрешение германским войскам пересечь испанскую территорию в случае британского вторжения в Португалию или в случае вступления Португалии в войну на стороне Англии. Канарис предложил Франко использовать впоследствии эти войска для захвата Гибралтара. Каудильо ответил, что для этой цели вполне подошли бы испанские войска, если укрепить их артиллерией и авиацией [2, с. 282].

Британское правительство немедленно отреагировало на это. 4 июля1940 г. испанский посол в Лондоне герцог Альба писал в Мадрид, что ему было передано желание британского правительства достигнуть взаимопонимания с Испанией, в том числе и в гибралтарском вопросе [8, р. 25].

В середине июля1940 г. адмирал Канарис снова приехал в Испанию, чтобы обследовать район вокруг Гибралтара и составить план нападения на него. Адмирала сопровождал генерал ВВС Вольфрам фон Рихтхофен, бывший командир легиона «Кондор». Их приняли новый испанский министр ВВС генерал Вигон и начальник Генерального штаба вооруженных сил генерал Мартинес Кампос. 23 июля Канарис прибыл в Мадрид под видом аргентинского туриста. Уже на следующий день адмирал и его спутники совершили рекогносцировку в район Гибралтара. Они осмотрели северную сторону крепости из окна кабинета коменданта города Ла-Линеа, а затем, поднявшись на маяк Пунта-Камеро, изучили и западную ее часть. После этого подполковник Миклош на пассажирском самолете пролетел по маршруту Севилья – Сеута, осмотрев окрестности Гибралтара с воздуха. Другой офицер, Лангкау, проехал вдоль запретной зоны, отделявшей крепость от испанской территории, пытаясь понять, заминирована ли граница. Адмирал Канарис объехал окрестности на автомобиле [9, с. 398–400].

Начальник германской политической разведки В. Шелленберг вспоминал, что Канарис, будучи противником Гитлера, никогда серьезно не пытался вовлечь Испанию в войну. Например, однажды вечером адмирал должен был встретиться с сотрудниками испанского генерального штаба, чтобы переговорить с ними в свете полученных от Гитлера указаний. За несколько часов до встречи он продиктовал машинистке протокол совещания, в котором все аргументы испанцев были тщательно собраны и – как будто обсуждение уже состоялось – соответствующим образом сформулированы. Через час после начала совещания отчет о нем уже был у Гитлера [9, с. 318–319]. Канарис посоветовал главе испанского Генерального штаба генералу Мартинесу Кампосу запросить для осады Гибралтара особый тип тяжелой артиллерии (380-миллиметровые орудия, предназначенные для перевооружения линкоров «Шарнхорст» и «Гнейзенау»). Орудий такого калибра больше в Германии не было, поэтому предоставить их было невозможно. Кроме того, Канарис предложил, чтобы Франко как можно больше ссылался на бедность Испании после опустошений в ходе гражданской войны. Испанский лидер полностью следовал этим советам в Андае [11, с. 223].

30 июля 1940 г. в беседе с начальником Генерального штаба сухопутных войск Германии Ф. Гальдером А. Гитлер сказал, что если осенью текущего года не удастся достигнуть решающего успеха против Англии с помощью десантной операции, то следует начать борьбу с ней на других фронтах, в частности предпринять нападение на Гибралтар [12, с. 74].

2 августа Канарис представил план нападения В. Кейтелю и заместителю А. Йодля генерал-майору В. Варлимонту. В меморандуме от 8 августа германский посол в Мадриде Шторер сообщил, во что обойдется участие Испании в войне. Без германской помощи дефицит горючего не позволит Испании воевать более полутора месяцев. Среди прочего, посол отмечал, что Англия может захватить Канарские и Балеарские острова и расширить зону Гибралтара. Германское верховное командование отмечало, что сооружения, «возведенные вокруг Гибралтара, бесполезны. По существу, на них лишь угробили строительные материалы».

15 августа генерал Йодль предложил усилить подводную войну против Англии и захватить Гибралтар и Суэц. 20 августа в германском Генеральном штабе был составлен первый набросок плана операции против Гибралтара, однако ее проведение зависело от согласия Франко пропустить германские войска через испанскую территорию. 24 августа Гитлер одобрил этот проект.

В сентябре в письме Гитлеру Франко писал, что Испания уже давно подготовила операцию против Гибралтара, однако ее осуществление зависит от предоставления Германией помощи, причем начало боевых действий в любом случае невозможно ранее 10 января1941 г. [13, с. 530]. Гросс-адмирал Э. Редер заявил Гитлеру, что англичане всегда рассматривали Средиземноморье как центр своей мировой империи, поэтому Гибралтар и Суэцкий канал необходимо захватить [14, с. 300–301].

4 сентября на заседании британского военного кабинета и комитета начальников штабов было высказано мнение, что если Германия сможет заставить Мадрид сотрудничать с ней, то продвижение к Гибралтару будет сравнительно простым делом. Немецкие моторизованные части уже находятся вблизи испанской границы. Если Испания откажется сотрудничать, Берлин сможет лишить Англию возможности использовать Западное Средиземноморье путем размещения своих баз во Французском Марокко. Потеря Гибралтара приведет к полному господству Германии в Северной Африке и укрепит безопасность на коммуникациях Италии с Ливией [15, с. 229–230]. В тот же день германское министерство иностранных дел приняло решение о передаче Гибралтара Испании в случае его захвата [16, р. 20–21].

14 сентября на оперативном совещании Гитлер заявил, что следует пообещать Испании все, что она хочет, даже если не все можно будет выполнить [12, с. 157]. 16 сентября в Берлин прибыл Р. Серрано Суньер. Обсуждался вопрос о вступлении Испании в войну с Великобританией. Испанский министр не возражал против этого, но настаивал на передаче Испании Гибралтара и Французского Марокко. Германская сторона, в свою очередь, настаивала на передаче Испанией Германии одного из Канарских островов (для создания там авиационной базы), Испанской Гвинеи и принадлежавших Испании островов близ Центральной Африки (в обмен на Французское Марокко) и участии Германии в горнорудной промышленности Марокко. Серрано заявил, что полная или частичная передача испанских территорий Германии абсолютно невозможна, и предложил немцам использовать португальскую Мадейру (позже Франко отметил, что уступить Германии один из Канарских островов значило бы создать второй Гибралтар). Серрано заявил, что Испания вступит в войну как только начнут бесперебойно поступать продовольствие, военная техника и снаряжение, а также вновь просил разместить германскую береговую артиллерию около Гибралтара. Гитлер возразил, что на установку тяжелой артиллерии уйдут месяцы, и было бы эффективнее разместить в этом районе эскадрилью пикирующих бомбардировщиков [16, р. 106]. Визит Суньера не оправдал надежд. Но это не смутило Франко. В письме к Гитлеру от 22 сентября1940 г. Франко выразил согласие с тем, что «оккупация Гибралтара должна стать первым актом совместного наступления». Однако вопрос о конкретных сроках вступления Испании в войну он обошел [16, р. 153–155].

17 сентября было заключено франко-британское соглашение о продлении разрешения вишистским судам следовать через Гибралтар [15, с. 57]. Оно было достигнуто на условиях, что правительство Виши будет вести себя сдержанно по отношению к Гибралтару, то есть не предпримет его бомбардировки и не станет передавать территории своих североафриканских колоний Германии и Италии [17, с. 62].

      Вскоре англо-французские отношения круто изменились. 23–25 сентября 1940 г. была проведена Дакарская операция – стратегическая военная операция вооруженных сил Великобритании, Австралии и «Свободной Франции» против войск вишистской Франции с целью высадки в Дакаре Шарля де Голля. Предполагалось, что жители французской колонии перейдут на сторону де Голля, восстав против правительства Петена. Однако ничего подобного не произошло. Когда 23 сентября английские корабли появились у Дакара, их ожидало сопротивление. Высадившиеся в городе парламентеры были арестованы, а по кораблям с берега был открыт огонь. На следующий день разгорелось сражение, в ходе которого один английский линкор был поврежден снарядами от береговых батарей, а еще один торпедирован французской подводной лодкой. Английская эскадра вынуждена была покинуть Дакар, не достигнув намеченных целей. В качестве возмездия за нападение на Дакар вишистская Франция осуществила 24 и 25 сентября два воздушных налета на порт и доки Гибралтара. В первый раз было сброшено 50 бомб, во второй, в котором участвовало 100 самолетов, – 200 бомб. Большинство бомб упало в море, и никто даже не был ранен, поскольку французские летчики явно не проявили военного энтузиазма. Британские силы противовоздушной обороны сбили 3 самолета противника [6, с. 239].

Тогда же, осенью 1940 г., в Германии впервые обратили внимание на странную тактику Франко. 2 октября начальник Генерального штаба сухопутных войск генерал-полковник Ф. Гальдер раздраженно записал в своем дневнике, что «испанцы ничего не предлагают, а требуют до наглости многого» [12, с. 191]. В Лондоне также не сидели сложа руки, пытаясь перетянуть каудильо на свою сторону. На заседании британского правительства 2 октября1940 г. министр иностранных дел лорд Галифакс снова предложил публично заявить, что после войны Англия будет готова обсудить гибралтарский вопрос. Черчилль опять подчеркнул, что, если Британия проиграет войну, общественное мнение не допустит возвращения Гибралтара, а если проиграет, то у нее не будет другого выбора. В конечном итоге было решено сделать общее заявление, что «все важные проблемы могут быть урегулированы двумя странами в духе дружбы» [2, с. 297].

4 октября1940 г. Гитлер и Муссолини встретились в Бреннере. Гитлер заявил, что стратегическая необходимость вступления Испании в войну отсутствует, если не считать необходимость взятия Гибралтара. Германский лидер полагал, что и эта акция является второстепенной задачей по сравнению с Суэцким каналом. Если Гибралтар будет взят раньше Суэца, то это наверняка спровоцирует англичан к нападению на Канарские острова [16, р. 245–259].

15 октября на оперативном совещании Гитлер сказал, что взаимодействие с Испанией представляет интерес для Германии лишь ввиду необходимости захвата Гибралтара, других стремлений с немецкой стороны в отношении Мадрида нет [12, с. 214–215]. На следующий день подполковник Миклош доложил Гальдеру о результатах рекогносцировки в районе Гибралтара. Он полагал, что боевую задачу пехоты, по крайней мере, первую ее часть, удастся выполнить с помощью полутора саперных батальонов и одного пехотного полка. Это утверждение начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии воспринял скептически. Гальдер предполагал, что англичане эвакуируют Гибралтар еще до начала германского наступления, поскольку, во-первых, им некуда отступать, во-вторых, крепость представляет собой объект престижа Англии. Добровольная эвакуация, таким образом, будет означать меньший удар по престижу, нежели потеря крепости [12, с. 221].

В октябре германский государственный секретарь Вайцзекер писал: «По-моему, Испанию следует оставить вне игры. Гибралтар того не стоит. Что бы Англия не потеряла, она быстро поправит положение, захватив Канарские острова. Сегодня в Испании нет ни хлеба, ни нефти» [2, с. 301].

Поскольку визит Суньера не дал ожидаемых Берлином результатов, Гитлер решил лично встретиться с Франко. Согласно достигнутой договоренности, встреча должна была состояться 23 октября в 14 часов на станции Андай. К моменту встречи Серрано Суньер был уже назначен министром иностранных дел (16 октября 1940 г.). Франко произнес речь, в которой выразил свое глубокое удовлетворение в связи с личным знакомством с Гитлером, которого он превозносил до небес. «В настоящей войне», – заявил он, – Испания рада будет бороться на стороне Германии. Для войны необходимы приготовления в экономической, военной и политической сферах. В пределах ее скромных возможностей Испания начала эти приготовления». Франко долго говорил о «временных» трудностях, переживаемых Испанией. «Но, несмотря на них, – заверил он, – Испания ввиду ее тесной духовной связи с державами “оси” занимает ту же самую позицию в отношении войны, что и Италия прошлой осенью».

Гитлер ответил, что он  тоже рад видеть каудильо лично после того, как он так часто был рядом с ним мысленно во время гражданской войны. Затем Гитлер изложил военную ситуацию. Анг­лия, по его словам, терпит поражение, но она еще не готова смириться. Следующая стадия – взятие Гибралтара. Далее последовало изложение плана гибралтарской операции: двадцать дивизий, в том числе танковые, пересекут Испанию в направлении Гибралтара, чем помешают Англии завладеть Средиземным морем и Северной Африкой. В связи с этим Гитлер предложил Франко заключить соглашение, которое предусматривало бы объявление Испанией войны Англии в январе 1941 г. Гибралтар, против которого будут задействованы те же самые части, которые овладели фортом Эбен Эмаэль, должен пасть 10 января.

Франко ответил, что готов к союзу, но Испания нуждается в продовольствии и современном вооружении. Каудильо отверг предложение Гитлера о штурме Гибралтара немецкими частями, крепость должна быть взята силами самих испанцев. Гитлер ответил, что германские танковые части могли бы выгнать англичан из Африки. «До края великих пустынь, – вполне возможно, – ответил Франко, – но Центральная Африка будет защищена от основных атак с суши поясом пустынь так же, как защищен остров в открытом море. Как ветеран африканских кампаний, я в этом не сомневаюсь» [16, р. 371–376].

В итоге тактика Франко увенчалась успехом: он сумел сохранить нейтралитет. У. Черчилль в своих мемуарах отметил, что «в руках Испании находился ключ ко всем действиям Англии на Средиземном море, и никогда, в самые тяжелые моменты, она не заперла замок нам во вред» [6, с. 249]. Современный историк С. П. Пожарская также полагает, что, если Испания не вступила в войну, то это – несомненная заслуга Франко [18, с. 6–7]. В ноябре1940 г. Германия была вынуждена думать о том, чтобы провести операцию против Гибралтара самостоятельно. Теперь она разрабатывалась совместно с планом «Барбаросса» и имела целью помешать Англии проводить какие-либо акции по отношению к Германии в период войны с СССР. Руководство действиями сухопутных войск возлагалось на фельдмаршала В. фон Рейхенау, командующим военно-воздушными силами был назначен генерал авиации В. фон Рихтгофен.

6 ноября было принято решение об ограничении отпусков в частях, предназначенных для захвата Гибралтара, а также начата подготовка диверсионной акции «Баста». Операция разрабатывалась сотрудником отделения Абвера в Мадриде майором Рудлофом. Ее осуществление поручалось группе диверсантов из полка «Бранденбург», которые должны были действовать из Биаррица и Бордо и внезапным налетом овладеть скалой Гибралтара [12, с. 264–266].

В директиве ОКВ № 18 от 12 ноября1940 г. говорилось, что целью германского вмешательства на Пиренейском полуострове является изгнание англичан из западной части Средиземного моря, для чего следует захватить Гибралтар и закрыть пролив. На начальном этапе операции предполагались действия разведки, а также занятие боевыми соединениями исходных позиций на большом удалении от франко-испанской границы и без преждевременного уведомления войск. На втором этапе соединения авиации по вызову с наблюдательных постов, расположенных в районе Альхесираса, в благоприятный момент должны были совершить с французской территории воздушный налет на находящиеся в гибралтарском порту корабли английского военно-морского флота и после атаки направиться для посадки на испанские аэродромы. Третий этап операции состоял в наступлении германских войск с целью захвата Гибралтара, а также занятии исходных позиций для вступления в Португалию, если бы англичане закрепились там. Наконец, на четвертом, заключительном, этапе надлежало оказать испанцам поддержку в закрытии Гибралтарского пролива. В директиве говорилось, что выделенные для захвата Гибралтара войска должны быть достаточно сильны для того, чтобы овладеть им и без испанской помощи. В операции против британской гибралтарской эскадры также предусматривалось участие германских подводных лодок [13, с. 545–547].

Генерал Гальдер в середине ноября разработал детальный оперативный план взятия скалы силами самой Германии (операция «Феликс»). Согласно плану германские войска должны были вступить в Испанию 10 января1941 г. и штурмовать Гибралтар 4 февраля.

В ноябре стало ясно, что одновременное проведение операции «Феликс» и «Марита» (против Греции) сложно, потому что в Гибралтаре нужны 8 авиационных групп (в каждой группе по 3 эскадрильи) тяжелых бомбардировщиков, но без них не обойтись и в греческой кампании. Если вторжение в Грецию начнется в марте1941 г., то операцию «Феликс» нужно проводить раньше, в начале февраля. Тогда германские войска нужно ввести в Испанию не позднее 10 января [9, с. 406–407].

В проекте директивы ОКВ № 19 (операция «Феликс») подтверждались и уточнялись задачи, поставленные предыдущей директивой. Было сказано, что военной задачей испанцев будет в первую очередь обеспечение до вступления германских войск предполья Гибралтара, а в остальном оборона островных владений от захвата англичанами и отражение возможных попыток их высадки на континенте, однако «если помощь в захвате Гибралтара будет предложена, ее следует принять». В любом случае следует «иметь в виду, что мы действуем в союзной стране, которая пережила кровавую гражданскую войну и которая все еще вынуждена бороться со всякого рода внутренними и экономическими трудностями». Сроки осуществления всех военных мероприятий предполагалось определить плановой таблицей взаимодействия, которую должен был составить штаб верховного главнокомандования вермахта. Подготовительные меры должны были осуществляться с таким расчетом, чтобы операцию можно было провести 10 января1941 г. (день «Ф») [9, с. 553–556]. Под Безансоном германские войска в течение ноября репетировали штурм Гибралтара.

Гитлер принял Суньера в Берхтесгадене 18 ноября и объявил о своем решении атаковать Гибралтар. По его словам, в настоящее время уточняются последние детали операции. В конце четырехчасовой беседы Суньер, по указанию Франко, повторил, что испанцы могут ответить восстанием на иностранное вторжение, как во времена Наполеона, но что Испания продолжает готовиться к вступлению в войну. «Переговоры с Испанией (Суньер) ничего не дали», – записал в дневнике 18 ноября Гальдер [7, с. 98].

4 декабря Гитлер направил в Мадрид адмирала Канариса для обсуждения практических деталей акции про­тив Гибралтара [16, р. 782]. Генерал Йодль должен был поехать в Испанию и провести необходимые приготовления для нападения на Гибралтар, как только адмирал Канарис согласует с Франко дату операции. Адмирал прибыл в Мадрид 7 декабря. В тот же день он попросил Франко вступить в войну, пропустив через испанскую территорию германский армейский корпус с артиллерией. Каудильо ответил, что из-за тяжелой ситуации с продовольствием, неполадками на автомобильных и железных дорогах,он не в состоянии исполнить германскую просьбу. Кроме того, он боится возможного захвата Англией испанских заморских территорий. Канарис, который и сам понимал тяжелое положение Испании, не настаивал [2, с. 314].

Когда Канарис сообщил Гитлеру о реакции Франко, тот готов был отменить операцию «Феликс», но высшее командование флота сообщило ему, что действия Англии в Греции, Албании, Ливии и Восточной Африке повысили авторитет Англии. Ввиду этого командование флота придерживалось точки зрения, что Гибралтар должен быть взят как можно быстрее: это облегчит Италии действия в Греции и Киренаике, даст возможность Германии проникнуть в Африку через Испанское Марокко. Гитлер ответил, что он согласен, но все дело в позиции Франко, который отказывается от сотрудничества [16, с. 852–853].

5 декабря было принято решение разрушить артиллерийским огнем каждый квадратный метр территории Гибралтара при неограниченном расходе снарядов [12, с. 330]. В тот же день на совещании Гитлера с главнокомандующим сухопутными войсками В. фон Браухичем и Ф. Гальдером было принято решение осуществить план «Феликс» как можно раньше, до 10 января1941 г. Гитлер подчеркнул, что психологические последствия поражений итальянцев делают захват Гибралтара необходимым. Падение этой крепости – символа величия Британии – явится решающим фактором в войне. Более того, если Гибралтарский пролив окажется в руках Германии, то можно будет более твердо разговаривать с правительством Виши [12, с. 332–333].

Наземная операция против Гибралтара потребовала бы от германских войск броска на1200 кмпо плохим дорогам и узким извилистым тропам и перевалам, необходимость тащить с собой все продовольствие и снаряжение. Атака с моря также исключалась, поскольку германский ВМФ не был достаточно силен для того, чтобы успешно осуществить ее [2, с. 315].

Руководство операцией «Феликс» было поручено командованию 49-го армейского корпуса во главе с генералом пехоты Кюблером и авиационному корпусу Рихтгофена. Главное командование должен был осуществлять фельдмаршал фон Рейхенау. Основная подготовка проводилась ОКВ и штабом оперативного руководства вермахта. 7 января 1941 г. генерал горнострелковых войск Л. Кюблер и В. Рихтгофен в присутствии Браухича и Рейхенау доложили Гитлеру о состоянии подготовки операции [19, с. 284].

Вскоре стало совершенно ясно, что немцы не в состоянии захватить Гибралтар против воли испанцев, тем более что предстояло скорое нападение на Советский Союз. 11 декабря1940 г. было принято решение, что операция «Феликс» проведена не будет, так как «для нее более не имеется политических предпосылок» [13, с. 558]. В письме к Муссолини от 31 декабря1940 г. Гитлер писал, что Германией все приготовления были закончены так, чтобы пересечь испанскую границу 10 января и атаковать Гибралтар в начале февраля. Однако Франко отказался пропустить через территорию немецкие войска. Гитлер выразил надежду, что Франко поймет в конце концов «катастрофические последствия своего поведения» [7, с. 99].

Поражение Италии в Греции еще более укрепило нежелание Испании ввязываться в войну. В послании к генералу Г. Исмею от 6 января1941 г. Черчилль, ссылаясь на слова капитана Хиллгарда, английского морского атташе в Мадриде, писал: «Становится все менее вероятным, чтобы испанское правительство разрешило войскам Гитлера пройти через территорию Испании или вступило в войну против нас» [7, с. 99–100].

26 февраля Франко заверил Гитлера в своей преданности и одобрил план нападения на Гибралтар, но в то же время настаивал на том, чтобы в этой операции принимали участие только испанские войска, оснащенные германским оружием. Гитлер заявил, что хочет применить против Гибралтара массированные налеты бомбардировщиков «Штукас», при этом бомбы должны так разрушить скалу, чтобы британские батареи были засыпаны обломками [10, с. 154]. В марте1941 г., после начала операции на Балканах, было принято окончательное решение не проводить операцию против Гибралтара до тех пор, пока не будет завершена война с СССР [12, с. 491].

В1941 г. британцы начали работу над новой взлетно-посадочной полосой Гибралтарского аэродрома в качестве перевалочной базы для самолетов, курсирующих между Англией и Египтом. Аэродром, за неимением другого места, был построен на территории бывшего ипподрома. Это позволило британской авиации избегать промежуточных посадок на территории осаждаемой Мальты.

В то же время, несмотря на многочисленные англо-французские инциденты, Гибралтар продолжал играть значимую роль и для правительства Виши. По данным британского министерства экономической войны, в апреле – июне1941 г. через Гибралтар прошли французские суда с грузом в 650 тыс. тонн (около 20 % всех поступлений грузов в средиземноморские порты Франции). Проходили суда с каучуком из Индокитая, в августе1941 г. три судна прибыли в Дакар и два – в Марсель. Из Северной Африки поступило 300 тонн кобальта [15, с. 113].

24 июня1941 г., в тот самый день, когда толпы молодых фалангистов осаждали пункты вербовки в «Голубую дивизию» против СССР, тысячи их единомышленников, скандируя «Гибралтар! Гибралтар!», запрудили улицу перед британским посольством. Посол Великобритании С. Хор обратился к испанскому правительству с очередным протестом. Суньер ответил ему в своей обычной оскорбительной манере. 26 и 27 нюня в газете «Арриба» появились статьи антибританского характера,   публикация которых была невозможна без санкции Суньера, курировавшего испанскую прессу. Это был сигнал к антибританской и прогерманской кампании в газетах и на радио, которая продолжалась несколько месяцев. В публичных речах Франко славил «подвиги Германии» и «новый порядок» в Европе [7, с. 143].

В июле1941 г. министр иностранных дел А. Иден напомнил правительству, что Гибралтар – важнейшая военно-морская база Британии, и ее положение зависит от того, будет ли Испания соблюдать нейтралитет или нет, поэтому Франко надлежит сделать уступки [21, с. 28]. 2 октября Черчилль, Иден и Хор встретились с герцогом Альба в испанском посольстве в Лондоне. Британский премьер еще раз просил Мадрид не оказывать никакой помощи Германии. В будущем, сказал он, Франция и Италия будут ослаблены, и Испания станет доминировать на Средиземном море. Пока же Англия готова во всем содействовать Франко [8, с. 25].

В течение войны Италия и Германия организовывали диверсии против Гибралтара. Например, итальянские водолазы в резиновых скафандрах передвигались по морскому дну и, сидя верхом на торпедах, могли приближаться к крепости на близкое расстояние. Иногда удавалось нанести удары даже по внутренней части порта Гибралтар, в результате чего англичане несли ощутимые потери в судах. В качестве базы итальянцы использовали североафриканское побережье, а немцы – юго-западную часть Испании. Некоторым водолазам удавалось подбираться вплотную к английским кораблям и устанавливать на их днищах взрывчатку. Так были подорваны два эсминца, один корвет и три торговых судна. Прямо напротив Гибралтара немцы установили новейшую аппаратуру слежения. С помощью инфракрасного излучения можно было наблюдать все материальные объекты в темноте и на большом расстоянии. Это позволило контролировать пролив и сообщать в Берлин информацию о запланированных морских операциях союзников и о перевозках их войск и грузов [20, с. 319–320].

19 сентября 1941 г. на танкере «Денбайвейл», стоявшем на гибралтарском рейде, вспыхнул сильный пожар. Не успели портовые власти опомниться, как огонь перекинулся на два соседних танкера – на всех трех произошел взрыв, и они пошли ко дну. Водолазы обнаружили, что в сети, заграждавшей вход в порт, зияли огромные дыры. В своем отчете водолазы высказали предположение, что эти бреши были проделаны с помощью аппарата сжатого воздуха. Выяснилось, что итальянских ныряльщиков с дыхательными аппаратами доставила в нужное место торпеда – двухместный снаряд почти семиметровой длины и больше полуметра в диаметре. Торпеда приводилась в движение с помощью электродвигателя. В носовой части у нее – съемном конусе – содержалось 300 кг взрывчатки. Диверсанты подвели торпеду поближе к кораблю-мишени и затем покинули ее [15, с. 192–194].

В итоге единственной враждебной акцией, предпринятой Франко против Гибралтара в1942 г., была оккупация 650 м нейтральной зоны, еще остававшихся ничейными. Английские и испанские владения пришли к соприкосновению [8, р. 57].

В1942 г. во время операции «Факел» (высадка союзников в Северной Африке) Гибралтар играл роль главной базы снабжения. Здесь флот вторжения мог заправляться топливом из резервуаров нескольких танкеров. Кроме того, крепость располагала обширными ремонтными мастерскими, складами и аэродромом, с которого могли взлетать самолеты, осуществлявшие прикрытие [4, с. 273–274].

3 ноября немецкие агенты с испанской стороны Гибралтара сообщили, что наблюдают огромное сосредоточение англо-американского флота, однако Гитлер, который был обеспокоен тяжелым положением Э. Роммеля у Эль-Аламейна, посчитал его просто очередным конвоем для Мальты. 5 ноября для переговоров с Эйзенхауэром в Гибралтар на английской подводной лодке прибыл французский генерал Жиро [14, с. 450]. В тот же день поступила информация о том, что военно-морская оперативная группа вышла из Гибралтара в восточном направлении. Утром 7 ноября Гитлер, наконец, обратил свое внимание на происходящее в Гибралтаре. В последних донесениях говорилось, что британские военно-морские силы соединились с огромным флотом из транспортов и боевых кораблей, подошедшим со стороны Атлантики. Гитлер полагал, что союзники, вероятно, попытаются высадить крупный десант в составе четырех или пяти дивизий в Триполи или Бенгази и использовать их против Роммеля. Фюрер приказал немедленно усилить части люфтваффе на Средиземном море, но ему ответили, что это невозможно. Тогда Гитлер известил германского главнокомандующего на Западе Г. фон Рундштедта, чтобы тот готовился к осуществлению операции «Антон», то есть к оккупации остальной части Франции. После этого он уехал в Мюнхен, где должен был произносить речь по случаю очередной годовщины «пивного путча». В 1 час 30 минут 8 ноября союзники высадились на побережье Марокко и Алжира [14, с. 448–450].

Западная операционная группа высадилась перед рассветом 8 ноября 1942 г. в трех местах Марокко: в Сафи (операция «Блэкстоун»), Федале (операция «Брашвуд») и в Мехдие (операция «Гоулпоуст»). Артподготовка не проводилась, поскольку предполагалось, что французы не окажут сопротивление. Наиболее успешно прошло вторжение в Сафи. Здесь также не проводилась артподготовка, однако, как только вторгающиеся подверглись обстрелу со стороны береговой артиллерии вишистов, с кораблей был открыт ответный огонь. Сафи был взят к полудню 8 ноября. К 10 ноября в городе были погашены последние очаги сопротивления, после чего основная часть сил под командованием генерала Хармона направилась к Касабланке. Касабланка была окружена к 10 ноября и сдалась союзникам за час до планировавшегося финального штурма. Войска генерала Паттона вошли в город, не встретив сопротивления. В целом, сопротивление войск Виши в Марокко было нерегулярным. Попытка эскадры вишистских ВМС, включавшей незаконченный линкор «Жан Барт», препятствовать высадке, не увенчалась успехом. В итоге многие корабли были потеряны, оставшиеся же присоединились к Союзникам. Реакции Испании, которой союзники весьма опасались, не последовало [23, с. 56]. Франко давно уже сориентировался в быстро меняющейся военной обстановке.

Конец войны для Гибралтара оказался беден событиями. 4 июля 1943 г. рухнул в Гибралтар самолет «Либерейтор». Погибли 15 человек, в том числе глава польского правительства в изгнании Владислав Сикорский. В тот день самолет Сикорского поднялся в воздух с аэродрома в Гибралтаре и взял курс на Лондон. За штурвалом находился один из опытнейших пилотов британских Королевских военно-воздушных сил чех Эдвард Прхал. Он налетал более 4 тыс. часов по этому маршруту и 400 часов на «Либерейторах», бомбардировщиках американского производства; один из них и переоборудовали в пассажирский самолет для миссии Сикорского. Как обычно при пилотировании большегрузных самолетов, Прхал сразу после взлета пошел на снижение, чтобы набрать скорость перед фактическим набором высоты. В тот день, рассказал Прхал следователям, посетившим его в госпитале Гибралтара через несколько дней после катастрофы, он снизился только до примерно 40 м над землей. Когда попытался снова набрать высоту, штурвал заклинило. Через минуту после взлета самолет упал в море. Погибли все пассажиры и члены экипажа, кроме Эдварда Прхала, госпитализированного с переломами ног [24].

Таким образом, в период Второй мировой войны англичане не только сумели отстоять Гибралтар, но и использовали его в качестве важнейшей средиземноморской военно-морской базы союзников. Ф. Франко не смог завладеть скалой, но переориентация испанской политики в сторону антигитлеровской коалиции помогла его правительству пережить крах большинства европейских фашистских режимов. Тем не менее, было ясно, что очередная постановка гибралтарской проблемы – лишь вопрос времени.


Библиографический список
  1. The Unknown diplomat. Britain in Spain. A Study of the National Government’s Spanish policy. London, 1939.
  2. Престон П. Франко. М., 1999.
  3. Вторая мировая война на море. Минск, 2003. С. 13.
  4. Jackson A. The British Empire and the Second World War. London, 2006.
  5. Ширер У. Берлинский дневник. М., 2002
  6. Черчилль У. Вторая мировая война. Т. 2. Их самый славный час. М., 1998.
  7. Пожарская С. П. Тайная дипломатия Мадрида (внешняя политика Испании в годы второй мировой войны). М., 1971.
  8. The Spanish Red Book on Gibraltar. Madrid, 1965.
  9. Волков А., Славин С. Адмирал Канарис – «Железный» адмирал. М.; Смоленск, 1998.
  10. Шелленберг В. Мемуары. Минск, 1998.
  11. Бассетт Р. Главный шпион Гитлера. М., 2006. С. 223.
  12. Гальдер Ф. Военный дневник. 1940–1941. М., 2003.
  13. Дашичев В. И. Стратегия Гитлера. Путь к катастрофе. 1933–1945. Исторические очерки, документы и материалы. М., 2005. Т. 2.
  14. Ширер У. Крах нацистской империи. Смоленск, 2003.
  15. Чевтаев А. Г. Политика Великобритании в Средиземноморье в годы второй мировой войны (1939–1943). Свердловск, 1988.
  16. Documents of German foreign policy, 1918–1945. Ser. D (DGFP). Vol. XI. Washington, 1960.
  17. Чевтаев А. Г. Переговоры между правительствами Англии и Виши в конце 1940 – начале 1941 года // Французский ежегодник. Статьи и материалы по истории Франции.1984. М., 1986.
  18. Пожарская С. П. Думал ли Франко о будущем Испании? // Проблемы испанской истории.1992. М., 1992.
  19. Кейтель В. Размышления перед казнью. Смоленск, 2000.
  20. Шелленберг В. Мемуары. Минск, 1998.
  21. Dunthorn D. J. British and the Spanish Anti-Franco Opposition, 1940–1950. Basingstoke; New York, 2000.
  22. Andrews A. Proud Fortress. The Fighting Story of Gibraltar. New York, 1959.
  23. Wigg R. Churchill and Spain. The Survival of the Franco Regime, 1940–1945. London; New York, 2005.
  24. Рухнул в Гибралтар самолет «Либерейтор» // http://www.tonnel.ru/?l=kniga&619


Все статьи автора «evmorozov»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: