ГОЛОВИН М.С. ИССЛЕДОВАНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ФОРМИРОВАНИЯ СЕМЕЙНО-РОЛЕВОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ У ДЕТЕЙ ИЗ НЕПОЛНЫХ РАЗВЕДЕННЫХ МАТЕРИНСКИХ СЕМЕЙ


ГОЛОВИН М.С. ИССЛЕДОВАНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ФОРМИРОВАНИЯ СЕМЕЙНО-РОЛЕВОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ У ДЕТЕЙ ИЗ НЕПОЛНЫХ РАЗВЕДЕННЫХ МАТЕРИНСКИХ СЕМЕЙ


Рубрика: Педагогика, Психология

Библиографическая ссылка на статью:
// Гуманитарные научные исследования. 2012. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2012/06/1501 (дата обращения: 15.09.2020).

При воспитании ребенка одним родителем формируется множество психологических проблем. Роль каждого из родителей в воспитании ребенка многогранна, важность наличия и отца, и матери с самых ранних лет жизни неоспорима. Данный фактор влияет на формирование личности ребенка. Отсутствие одного из родителей является причиной различных нарушений психического развития ребенка, снижения  социальной активности, деформаций личности, отклонений в поведении и состоянии психического здоровья.

Воспитываясь в неполной семье, ребенок испытывает нарушение семейно-ролевой идентификации, зачастую имеет серьезные психологические проблемы. Для того чтобы успешно пройти процесс идентификации, ребенок должен испытывать и материнское, и отцовское влияние. В противном случае ребенок не усваивает свою действительную семейную роль, искажает ее или даже выполняет другие, не свойственные ему роли. Это создает дополнительные трудности в дальнейшем: складывается установка на воспитание будущих детей либо только матерью, либо только отцом, ведь так произошло с ним в свое время, значит, так и должно быть. Проблемы в семейно-ролевой идентификации влекут за собой повторение проблем в семье в общении с другими людьми.  Не видя, как ведут себя отец или мать в различных ситуациях, в своей жизни он не сможет воспроизвести адекватную ситуации модель поведения. Неверные представления порождают некорректное ролевое поведение, тем самым нарушая внутрисемейную ролевую структуру.

Однако, в доступных литературных источниках не удалось обнаружить эмпирических исследований особенностей формирования семейно-ролевой идентификации у детей из неполных разведенных материнских семей, что и определило цель исследования: изучение особенностей семейно-ролевой идентификации у старших дошкольников, воспитывающихся в неполных материнских семьях.

Теоретический анализ психолого-педагогической литературы позволил сформулировать гипотезу исследования о том, что: имеются различия в семейно-ролевой идентификации у старших дошкольников из полных и неполных семей; различия проявляются в компонентах семейно-ролевой идентификации.

Задачами следования стали: выявление особенности семейно-ролевой идентификации у старших дошкольников, воспитывающихся в полных и неполных семьях, а также проведение сравнительного анализа особенностей семейно-ролевой идентификации у старших дошкольников, воспитывающихся в полных и неполных семьях.

С целью реализации поставленных задач использовались следующие методики: серия наблюдений за сюжетно-ролевой игрой детей «Семья» на основе сценария  Краснощековой Н.В., авторская модификация опросника Захарова А.И. «Семейное интервью», авторская анкета-опросник для родителей.

В исследовании приняло участие 50 детей старшего дошкольного возраста из полных семей и 50 детей из неполных материнских разведенных семей, а также 60 родителей испытуемых из обеих групп.

С целью определения уровня развития семейно-ролевой идентификации дошкольников и исследования ее особенностей в сюжетно-ролевой игре «Семья» была проведена серия наблюдений в соответствии с разработанной схемой наблюдения. Результаты изучения уровня развития семейно-ролевой идентификации представлены в таблице 1.

Таблица 1

Распределение испытуемых по уровням сформированности семейно-ролевой идентификации

Группы

Уровни сформированности семейно-ролевой идентификации (в %)

Высокий

Средний

Низкий

Полные семьи

50,0

34,0

16,0

Неполные семьи

16,0

16,0

68,0

Как мы видим из таблицы 1, наибольший процент детей из полных семей – 50,0% – имеют высокий уровень развития семейно-ролевой идентификации. Это означает, что у таких детей идентификация с ролью в семье, как игровой, так и реальной достаточно развита. Для них характерно верное отображение принимаемых ролей, они имеют полное представление о своей реальной семейной роли.

У детей из неполных семей такой высокий уровень характерен всего для 16,0% испытуемых, что говорит о недостаточной сформированности в целом у детей из неполных семей семейно-ролевой идентификации, отмечаемой по большинству показателей.

К среднему уровню, означающему идентификацию у ребенка с ролью в семье недостаточно развитой, относятся 34,0% детей из полных семей. Такие дети верно отображают принимаемые роли, однако, их представление о семейных ролях неполное. Проявления в роли, такие как речь, мимика и игровые действия отличаются скудностью и могут не соответствовать реальным. Среди детей из неполных семей лишь 16,0% испытуемых относятся к данному уровню развития.

Самый низкий процент детей из полных семей – 16,0% – относится к низкому уровню развития семейно-ролевой идентификации, тогда как в группе детей из неполных семей таких испытуемых – самый высокий – 68,0%. Семейно-ролевая идентификация у них развита недостаточно. Характерно искаженное отображение принимаемых ролей, скрытый отказ от принятия роли в виде полного несоответствия ей. Знаний о семейных ролях мало, такие дети имеют неверные ролевые представления.

На основании этого, мы можем сделать выводы о более низком развитии уровня семейно-ролевой идентификации у детей из неполных семей. Только 16,0 % детей отнесены к самому высокому уровню развития семейно-ролевой идентификации. Тогда как к самому низкому уровню были отнесены 68,0% детей.

Более детальное описание особенностей сформированности компонентов семейно-ролевой идентификации представлено в таблице 2.

Таблица 2

Распределение испытуемых по уровням сформированности компонентов семейно-ролевой идентификации

Компоненты

Уровни развития компонентов семейно-ролевой идентификации (в %)

Высокий

Средний

Низкий

ПС

НС

ПС

НС

ПС

НС

Поведенческий

52,0

14,0

36,0

28,0

12,0

58,0

Когнитивный

44,0

20,0

42,0

10,0

14,0

70,0

Эмоциональный

50,0

12,0

36,0

24,0

14,0

64,0

Примечание: ПС-полные семьи, НС-неполные семьи.

Из таблицы 2 мы видим, что дети из неполных семей в основном находятся на более низком уровне развития семейно-ролевой идентификации по всем компонентам по сравнению с детьми из полных семей.

По результатам исследования, на низком уровне развития поведенческого компонента семейно-ролевой идентификации находятся 58,0% испытуемых из группы неполных семей. Такие дети в ходе игрового взаимодействия зачастую доброжелательны по отношению только к одному из партнеров – членов воображаемой семьи, нередко проявляют агрессию. У них отсутствует умение принимать на себя различные роли, соответствовать им с точки зрения поло-ролевой идентичности, они постоянно выбирают одну и ту же роль,  возможно даже не своего пола. Они редко руководят процессом игры, нечетко соблюдают логику построения семейного сюжета, почти не участвуют в распределении ролей. Такие дети не умеют разрешать конфликты в процессе игре в соответствии с выполняемой семейной ролью. Они не инициируют проведение игры в семью, увлекаются процессом игры лишь на короткое время и часто могут перестать выполнять заданную или выбранную роль до окончания игры. Высокий уровень развития всех вышеперечисленных параметров характерен только для 14,0% детей из неполных семей, тогда как у детей из полных семей таких результатов – 52,0%. На среднем уровне развития поведенческого компонента семейно-ролевой идентификации находятся 36,0% детей из полных семей и 28,0% детей из неполных семей. В целом, дети из группы полных семей проявляли большую активность по всем критериям оценки поведенческого компонента семейно-ролевой идентификации, были настойчивыми в выборе ролей, стремились развивать игровой сюжет, чаще проявляли инициативу в его развитии.

На низком уровне развития когнитивного компонента семейно-ролевой идентификации находятся 70,0% испытуемых из группы неполных семей, тогда как для детей из полных семей это показатель всего 14,0%. Это означает, что дети из неполных семей не могут строить игру логично, а их представления о жизни семьи искажены и весьма ограничены. Они практически не используют личный опыт для развития сюжетной линии, не умеют подстраивать и изменять свою роль под конкретный семейный сюжет, затрудняются в подборе атрибутов и игровой обстановки. Они не знают способов распределения ролей, редко обращаются за помощью взрослого. Ролевые характеристики членов семьи в ходе игры искажаются, детям свойственна идеализация реализуемых образов, возможно полное отсутствие каких-либо индивидуальных черт в характере игрового персонажа. Многие дети склонны были наделять свои роли качествами, взятыми на основе литературы и художественных произведений. Наличие обширных знаний о семейных ролях, умение точно передавать их и применять на практике показали 44,0% детей из полных и 20,0% детей из неполных семей – они относятся к высокому уровню развития когнитивного компонента семейно-ролевой идентификации. Среди детей, у которых количество знаний недостаточно для высокого уровня и они находятся на среднем уровне развития когнитивного компонента семейно-ролевой идентификации, наблюдается большая разница в показателях: к нему относятся 42,0% детей из полных семей и лишь 10,0% детей из неполных семей. Дети из группы полных семей показывали знание особенностей поведения членов семьи, характерные как для их собственной семьи, так и для семей-примеров из литературных и художественных произведений. Они проявляли в ходе игры качества, стереотипные для ролей отца, матери, сына, брата и дочери, с упорством доказывали на личном примере, как должны были бы вести себя папа, мама или другой член семьи в происходящей игровой ситуации.

По результатам исследования эмоциональный компонент семейно-ролевой идентификации развит на высоком уровне у 50,0% детей из полных семей и лишь у 12,0% детей из неполных семей. Это означает, что у большинства (64,0%) детей из неполных семей отсутствуют положительные эмоции от игры «Семья» и исполнения семейных ролей, увлеченное игровое взаимодействие носит кратковременный характер. Такие дети редко бывают заинтересованы процессом игры, склонны переносить внутриигровые обиды во внеигровое пространство, могут проявлять агрессию по отношению к партнерам по игре. У них недостаточно развита эмпатия, их не интересует эмоциональное состояние других «членов семьи». Среди детей из полных семей процент детей с низким уровнем развития эмоционального компонента семейно-ролевой идентификации значительно ниже: всего 14,0%. Средние показатели имеют примерно равное количество детей из обеих групп 36,0% и 24,0%. В целом, дети из группы полных семей участвовали в игровом взаимодействии с большим удовольствием, чем дети из группы неполных семей, отличались меньшей конфликтностью и чаще шли на компромиссы.

Достоверность полученных различий по методике была проверена при помощи критерия Манна-Уитни. Различия достоверны по уровню р≤0,01.

Данные, полученные в ходе серии наблюдений, были подтверждены результатами по авторской модификации методики Захарова «Семейное интервью» и ответами родителей на вопросы анкеты.

По результатам исследования были выявлены следующие различия в формировании игровых навыков детей из группы полных и из группы неполных семей в сюжетно-ролевой игре «Семья»:

-                    В таких играх дети из неполных семей в большинстве своем (60,0%) выбирали роли, не имеющие прямого отношения к семье (милиционер, пожарный и др.). Для мальчиков из неполных семей была характерна инверсия ролей, когда доминирующая  в  семье и ориентированная на работу мать заменяет ряд мужских, еще в достаточной степени традиционных, функций. Следствием этого является усвоение ребенком образа отца как мягкого и фемининного члена семьи.

-                    Дети из полных семей гораздо чаще использовали (80,0%) реальный образ семьи в играх с семейным сюжетом, чем дети из неполных семей (35,0%). У детей из неполных семей структура игровой семьи реже соответствовала реальной (60,0%), чем у детей из полных семей (25,0%).

-                    Дети из неполных семей были склонны переносить конфликты из игры в реальную жизнь немного чаще, чем дети из полных семей.

Проведенный констатирующий эксперимент позволил нам глубже понять особенности семейно-ролевой идентификации у детей, и выявить следующие  различия в развитии ее основных компонентов у детей из полных и неполных семей:

1. Дети из неполных семей в большинстве своем – 68,0% – находились на низком уровне развития семейно-ролевой идентификации. Для них было характерно искаженное отображение принимаемых семейный ролей, скрытый отказ от принятия роли в виде полного несоответствия ей. Знания о семейных ролях характеризовались неточностью и размытостью, такие дети имели искаженные ролевые представления.

2. На низком уровне развития поведенческого компонента семейно-ролевой идентификации находились 58,0% испытуемых из группы неполных семей. Такие дети в ходе игрового взаимодействия зачастую были доброжелательны по отношению только к одному из партнеров – членов воображаемой семьи, нередко проявляли агрессию. Достоверность полученных различий по методике была проверена при помощи критерия Манна-Уитни. Различия достоверны по уровню р≤0,01. (Uкрит.=912 > Uэмп.=390).

3. Когнитивный компонент семейно-ролевой идентификации у детей из неполных семей был развит хуже – здесь на низком уровне развития компонента находились 70,0% испытуемых, тогда как для детей из полных семей этот показатель – всего 14,0%. Это означает, что дети из неполных семей не могут строить игру логично, а их представления о жизни современной семьи искажены и весьма ограничены. Наличие обширных знаний о семейных ролях, умение точно передавать их и применять на практике показали 44,0% детей из полных и 20,0% детей из неполных семей – они отнесены к высокому уровню развития когнитивного компонента семейно-ролевой идентификации. Различия между группами детей достоверны по уровню р≤0,01 (Uкрит.=912 > Uэмп.=568).

4. По результатам исследования эмоциональный компонент семейно-ролевой идентификации был развит на высоком уровне у 50,0% детей из полных семей и лишь у 12,0% детей из неполных семей. Среди детей из полных семей процент детей с низким уровнем развития эмоционального компонента семейно-ролевой идентификации был значительно ниже: всего 14,0%. Средние показатели имели примерно равное количество детей из обеих групп 36,0% и 24,0%. Различия достоверны по уровню р≤0,01 (Uкрит.=912 > Uэмп.=500,5).

5. Роли, предпочитаемые детьми из группы неполных семей, зачастую не соответствовали семейной роли ребенка. Данный факт может объясняться тем, что матери склонны приписывать детям ролевые качества мужей. Также, в неполных материнских разведенных семьях ребенок чаще идентифицирует себя с ролью партнера матери и не идентифицирует себя с ролью ребенка.

6. Идентификация себя с ролью сиблинга у детей из группы неполных семей нарушена: ребенок зачастую не осознает себя в роли сиблинга (4,0% против 18,0% у детей из группы полных семей). В таких семьях чаще происходят конфликты между сиблингами в процессе игрового взаимодействия, которые переносятся в реальную жизнь.

7. Дети из неполных семей больше боятся наказания со стороны матери – 54,0%, чем дети из полных семей – 42,0%. При этом, девочки из полных семей бояться его меньше, чем мальчики. Дети из неполных семей меньше бояться наказания со стороны отца (50,0%), чем дети из полных семей (66,0%). Это говорит об отклонениях у детей из неполных семей в процессе семейно-ролевой идентификации, в частности в принятии авторитета отца.

8. Родители в полных семьях чаще играют со своим ребенком в игры с семейным сюжетом, при этом для них характерен более широкий спектр исполняемых ролей (60,0% и 30,0%) .

С учетом полученных результатов нами была разработана программа формирования семейно-ролевой идентификации у детей старшего дошкольного возраста из неполных семей в процессе сюжетно-ролевой игры «Семья».



Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Татьяна Горлова»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация