УДК 9

К ВОПРОСУ О ИЗУЧЕНИИ ПИОНЕРСКОЙ ПЕСНИ КАК СРЕДСТВА ФОРМИРОВАНИЯ ПАТРИОТИЗМА

Вилкова И.В.
Северо-Казахстанский государственный университет им. М. Козыбаева
старший преподаватель кафедры истории и социально-гуманитарных дисциплин

Аннотация
Статья посвящена изучению пионерской песни как средства формирования патриотизма.

Ключевые слова: патриотизм, пионерские песни


ABOUT LEARNING PIONEER'S SONGS AS A MEAN OF BUILDING PATRIOTISM

Vilkova I.V.
North Kazakhstan State University. M.Kozybaeva
senior lecturer of history, social sciences and humanities

Abstract
This article is about learning pioneer's songs as a mean of building patriotism.

Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Вилкова И.В. К вопросу о изучении пионерской песни как средства формирования патриотизма // Гуманитарные научные исследования. 2012. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2012/06/1423 (дата обращения: 27.05.2017).

Политические процессы конца двадцатого начала двадцать первого века на территории постсоветского пространства  были представлены движениями за независимость и самоопределение бывших союзных республик, зачастую сопровождавшимися ростом напряженности в отношениях как в сфере внутренней, так и внешней политики, возникновением национальных, религиозных, культурных противоречий. Следствием этих событий стало возникновение целого ряда государств, взрослое население которых значительную часть своей жизни осознавало себя гражданами советского союза, а молодое поколение формировалось  в процессе становления государственности. Однако, разом отвергнув ценности и идеалы советского периода, вновь образованные государства оказались не в силах так же быстро обеспечить разработку и реализацию мероприятий направленных на обеспечение духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина в новых условиях. Все без исключения, образовавшиеся на территории постсоветского пространства государственные объединения,  последние двадцать лет переживают процессы становления гражданской идентичности, формирования новых политических, духовных ценностей у населения. В связи с этим по нашему мнению достаточно актуальным является изучение особенностей, методов и средств формирования духовно-нравственных ценностей, идеологических преставлений  в 30-50-е гг. 20 века не только в качестве не однозначно трактуемого в последние десятилетия исторического опыта, но в качестве возможных к применению технологий, использование  которых способно  помочь формированию духовно-нравственных ценностей  граждан.    Рассматривая формы и способы идеологического воздействия в изучаемый период на разные возрастные группы мы остановили свое внимание таком, несомненно значимом в советский период явлении как пионерские песни и соответственно на детях в возрасте от 9 до 14 лет, которым они и были адресованы. Изучение пионерской песни как инструмента формирования патриотизма у советских детей 1930-1950-х гг., в первую очередь требует анализа опубликованных по этому направлению трудов как российских, так и зарубежных авторов, что мы и попытаемся сделать в этой статье.

На наш взгляд следует выделить несколько групп научных трудов имеющих особую ценность для исследования.

К первой группе мы отнесли работы обобщающего характера посвященные общественно-политическому и социально экономическому развитию СССР в исследуемый период. Хронологически эти работы можно подразделить на советскую историографию 30 – с. 80-х гг. XX века и историографию середины 80-х гг. XX в. – начала XXI века. Работы, созданные в течение первого периода, характеризуются значительной политизированностью. На протяжении 30-50-х  гг. в обстановке культа личности И.В. Сталина, издавались научные труды и биографическая литература, превозносившие, в первую очередь, личные заслуги вождя. Так же значительное внимание уделялось роли коммунистической партии, историки особо подчёркивали её руководящую и направляющую роль в годы тяжёлых испытаний, выпавших на долю советского народа [1,2,3,4]. После XX съезда КПСС начавшаяся десталинизация позволила несколько шире взглянуть на проблемы развития советского общества. Но поскольку главный акцент в докладе Н.С. Хрущёва на съезде был сделан на преступлениях Сталина против партии, а не против советского народа, опубликованные после съезда работы, продолжали линию преувеличения роли КПСС в жизни советского общества. Главной отличительной чертой вышедших в это время монографий стало отсутствие осмысления положительных и отрицательных сторон деятельности партии. Акцент делался на героических страницах советской истории, а Коммунистическая партия Советского Союза представлялась организующей и направляющей силой, вдохновителем трудящихся на пути строительства коммунистического общества [5,6,7,8,9]. Отдельным блоком можно выделить публикации по историографии социалистического строительства. Представлены они были статьями, авторы которых попытались охарактеризовать общее состояние разработки истории социалистического строительства и определить задачи советской исторической науки [10,11,12]. При явном выпячивании в трудах, опубликованных до середины 1980-х г, первоначально личностных заслуг И.В. Сталина, а затем преобладающей роли КПСС, можно отметить и положительные моменты в историографии первого периода -начавшееся изучение форм общественного сознания и социальной психологии, роли морально-психологического фактора в ходе исторического процесса.

Новый этап в развитии историографии темы советской идеологии начался во второй половине 1980-х гг. и был связан с происходившими в СССР общественно-политическими процессами. Время с середины 1980-х до середины 1990-х гг. отмечено большим количеством работ о роли КПСС в истории советского общества. Статьи и книги, появившиеся в эти годы, столь же  конъюнктурны, как и во времена культа личности Сталина, изменилась лишь полярность. Коммунистическая партия Советского Союза представлялась в самом негативном свете, полностью отрицались достижения нашей страны в период существования советской власти. Однако именно во времена «перестройки» появились фундаментальные научные работы, затрагивающие проблемы генезиса советской политической системы и её влияния на различные стороны общественной жизни. Значительная часть исследований была сосредоточена на изучении периода советской истории 30-50-х гг. XX века, в частности проблемы сталинизма как исторического явления. Например в работах В.П. Макаренко, P.A. Медведева, H.H. Маслова предлагались различные трактовки сталинизма как политического и социокультурного феномена, а также вопросы идеологической составляющей жизни советского общества в период культа личности Сталина [13,14,15]. Ряд отечественных историков обратился к изучению объективных и субъективных факторов российского исторического процесса в XX веке, обусловивших возникновение специфической формы государственной власти в СССР. Так, например, В.А. Волкогонов выделяет ступени развития и существования сталинизма, анализирует сущность советской системы, показывая, что сталинизм – это политический режим, охватывающий все сферы отношений, деятельности и сознания [16,17,18].

С начала 1990-х гг. в отечественной историографии появляются научные работы в области культурно-антропологической истории, в которых предпринята попытка проследить социально-психологические аспекты отечественной истории на протяжении целой эпохи – от 1917 г. до современности. Н.Д. Козлов, Е.А. Сенявская, A.A. Голубев, Е.Ю. Зубкова осуществили системные изыскания, рассмотрев сознание всех слоев советского общества, отразили его многомерность и противоречивость, проанализировали деятельность государственных и партийных органов по мобилизации духовных сил народа в сложные военные и послевоенные годы [19,20,21,22]. Так И.В. Павлова концентрирует своё внимание на проблеме возникновения и функционирования тоталитарного режима в СССР. Е.С. Сенявская, рассматривая феномен общественного сознания участников Великой Отечественной войны и всего фронтового поколения, делает вывод, что в военных условиях формируется особый тип личности, особая психология, а затем эти особенности проявляются в мирное время. Исследования Е.Ю. Зубковой затрагивают вопросы сознания различных слоёв советского общества. Отражение специфики социально-психологических, экономических, политических факторов в жизни страны и народа в период 1940-50-х гг. присутствует в научных трудах ряда современных социальных историков: Ю.В. Аксютина, Н.В. Романовского, В.Н. Попова, О.М. Вербицкой, Р.Г Пихоя, В.П. Попова и других [23,24,25,26,27,28,29].  На основе широкого круга источников, используя архивные материалы, авторы проводят анализ статистических данных, отчётов, справок, протоколов, а также мнений, суждений и слухов, которые были распространены среди людей.

Исследования второй половины 80х годов – начала 20 века отличавшиеся на начальном этапе чрезвычайной категоричностью суждений о недостатках советской эпохи к настоящему времени переходят от критического на аналитический уровень, рассматривая события советского периода с точки зрения комплексного подхода рассматривая, в том числе и  социально-психологические аспекты жизни советского общества.

Вторая, выделенная нами группа работ, посвящена советскому детству и объединяет труды советских, российских и зарубежных авторов опубликованные в 20 начале 21 века.  Изучение детей и детства продолжилось практически сразу с приходом большевиков к власти. В 1920-1930-е гг. велись исследования детства в рамках педологии – комплексной науки о детстве, пытавшейся объединить психологические, биологические и социологические подходы к ребенку. Проводились масштабные исследования, касавшиеся разнообразных аспектов детской жизни: общественных идеалов, отношения к Октябрьской революции, партии, комсомолу, пионерскому движению, анализировались социально-политические, классовые, правовые представления детей и подростков. В эти годы активно развивалось ещё одно направление изучения детской жизни - этнография детства, в рамках которой исследовались детская игра, детский фольклор. Однако в середине 1930-х гг. подобные исследования прекратились. Под запретом оказались социология и педология. В 1940-1960-е гг. 20 века  проблематика советского детства в научных трудах была представлена исследованиями по вопросам охраны и защиты детства, школьного образования в годы Великой Отечественной войны [30,31,32,33,34]. Интересна с точки зрения изучения советского детства монография Г. М. Свердлова [35] вышедшая в свет в 1943 году. Автор рассматривает различные аспекты защиты детей в годы Великой Отечественной войны – предупреждение детской беспризорности и безнадзорности, проблемы развития детских учреждений, государственную помощь детям военнослужащих, а также разнообразные формы устройства детей, оставшихся без родителей. Так же в числе значимых и интересных работ этого времени освещавших вопросы, связанные с советским детством можно назвать монографию У. Г. Чернявского [36], посвященную проблемам продовольственного обеспечения различных групп городского населения. У.Г. Чернявский изучая структуру питания различных слоев населения СССР в годы Великой Отечественной войны отмечая, что дети до 12 лет хоть и снабжались по более высоким нормам продуктов, чем взрослые иждивенцы однако их питание оставалось явно недостаточным.

Появление истории детства в качестве самостоятельного научного направления на Западе связано с 1960-1970-е годами. Всплеск интереса к этой области исследования был показателем кризиса прежних подходов к изучению прошлого и поворота к социальной истории. Об истории детства как об отдельной области исследования заговорили после публикации в Париже в 1960 г. книги Ф. Арьеса «Ребенок и семейная жизнь при старом порядке» [37].

В советском союзе в 70-80-е годы 20 века проблема советского детства продолжает интересовать исследователей, в это время выходят работы М. Синицына [38], С. А. Черник [39,40,41] посвященные вопросам преобразования школы в военные годы, воспитания школьников, в том числе и трудового. В работах этого периода сохраняется тенденция отношения к детям, как наиболее защищенной и привилегированной социальной группе в Советском Союзе, пересмотр которой начинается в середине 1980-х гг., когда появляются первые публицистические и художественные произведения о трагических судьбах детей советского времени. В это время публикуются труды развенчивающие мифы о советском детстве, подвергающие критике деятельность пионерской организации среди них работы Ю. И. Дружникова [42], прозаика и историка русской культуры, эмигрировавшего за рубеж.

В последующие годы выходит целая серия трудов, рассматривающая различные аспекты советского детства, например работы Нечаевой  A.M [43,44,45,46] посвященные правовой проблеме охраны детства. Автор рассматривает историю становления охраны детства в Советском государстве, начиная с 1917 г., нормативно-правовые акты, трудности, связанные со становлением охраны детства и материнства, усугубившиеся проблемами военного и послевоенного времени. Значительный вклад в изучение советского детства внесли публикации B.C. Журавлева [47], Е.А. Зубковой, В.Ф. Зимы, А.З. Ваксера, М.Р. Зезиной. Е.А. Зубкова [48] впервые отметила особую поколенческую специфику послевоенных детей и подростков. Многие из них не имели отцов, семей, но их им заменили школа, двор, детский дом. Послевоенное поколение воспитывалось в ценностях коллективизма, что не помешало, а, наоборот, способствовало появлению плеяды ярких индивидуальностей. В.Ф. Зима [49,50] большое внимание в работах уделяет детской девиации (беспризорности, преступности) в послевоенные годы, ставшей следствием определенной государственной политики, голода 1946-1947 гг. А. 3. Ваксер [51] реконструирует будни детей в послевоенном Ленинграде в контексте развития образования, детского здравоохранения, борьбы с беспризорностью, безнадзорностью, преступностью среди детей. М.Р. Зезина [52,53,54] воссоздает колоссальный масштаб беспризорности и безнадзорности в стране в послевоенные годы, анализирует не всегда успешные попытки решения этих проблем.

В конце 20 начале 21 века можно выделить несколько интересных направлений прослеживающихся в трудах ученых: реконструкции повседневности, гендерных поведенческих идеалов, мировоззрения подрастающего поколения в экстремальных условиях, социальной политики в отношении материнства и детства. Интересные работы в этом ключе в первое десятилетие 21 в. были опубликованы М.В. Ромашовой [55,56,57], Пыжиковым А.В. [58], Брусиловской Л.Б [59,60] и другими российскими авторами.     Еще одно современное направление в исследовательской литературе  о детстве связано с проблемами функционирования социальной памяти, принципов интерпретации мемуаров и устных интервью. Первым, кто отказался от подхода к памяти только как к психофизиологическому явлению стал французский социолог М. Хальбвакс [61]. Не смотря на то, что положения М. Хальбвакса были подвергнуты критике, изучение проблем функционирования социальной памяти продолжается и в настоящее время. С этим направлением связаны работы Безрогова В.Г [62,63,64], Сальниковой A.A. [65,66].   Значительный вклад в изучение истории российского детства XX века принадлежат американским и европейским исследователям. Среди них безусловным лидером является английский историк К. Келли [67]. На протяжении нескольких лет она работает над общей историей детства в России. По её мнению, история российского детства не противоречит общим процессам модернизации (глобализации) детства на Западе, проходившим по универсальным и транснациональным принципам. К. Келли, активно исследует зависимость истории детства от крутых поворотов советской идеологии и политики. Она полагает, что в середине 1930-х гг. произошли поразительные перемены в советской идеологии детства. Если в первые 15 лет советской власти семья трактовалась как источник угнетения, то с середины 1930-х гг. семья трактуется как основа социальной стабильности, «ячейка социалистического общества». Среди зарубежных авторов, занимающихся изучением «позднего» детства и юношества в послевоенные годы, следует упомянуть Ю. Фюрст, она в диссертационном исследовании «Последнее сталинское поколение: молодежь, государство, комсомол, 1945-1953» говорит о важности понятия «поколение» для советского общества.                                                Подводя итоги анализу научных трудов посвященных советскому детству следует отметить, что  публикации по своему содержанию и характеру легко разделяются на две группы. Первая это труды, написанные советскими исследователями до середины 80х годов 20 века. В это время выходит достаточно много работ посвященных вопросам охраны материнства и детства в СССР, правового положения советских детей, воспитательного и образовательного процесса в военные и послевоенные годы. Однако все эти работы рассматривают, прежде всего, успехи педагогической науки и достижения государства в области социальной защиты детей. Ко второй группе работ можно отнести публикации российских и зарубежных авторов посвященные советскому детству со второй середины 80 х годов 20 века до настоящего времени. Эти труды отличаются многообразием рассматриваемых проблем и подходов, привлечением весьма широкого круга источников начиная с мемуаров заканчивая газетами и журналами советского периода. Набольшее количество публикаций этого периода приходится на последние 10-15 лет, что обусловлено политическими и  социально-культурными процессами на территории постсоветского пространства, их изучение позволяет выделить два направления исследования советского детства – внутренний мир ребенка и его семьи, его оценки, переживания, отношения со взрослыми,  а также взаимодействие ребенка и государства (через учебники, детскую литературу, мультфильмы, детский сад, школу, законодательство).

Еще одна группа работ, выделенная нами в процессе изучения пионерской песни как  инструмента формирования патриотизма у советских детей это труды, посвященные детской литературе советской эпохи как источнику идеологического воздействия.      С образованием советского государства все виды искусства, в том числе и литература, трактуются как область творчества служащая пропаганде советской идеологии. Научные изыскания, связанные с анализом и критикой детской литературы в первой половине двадцатого века представлены работами Н.А. Савина [68], А.П. Бабушкиной [69],  В.М. Румянцева [70], О.Г. Пелымской [71], М.К.Сучковой [72], Л. Ф. Кона [73], Ю. Нагибина [74], А. Ивеча [75,76].  Труды Ю. Нагибина и  А. Ивеча,  как критиков советского периода, представляют особый интерес для исследователя. В 1939-41 гг. были написаны повести Г.А. Медынского «Девятый «А», О.В. Донченко «Школа над морем», А.И. Копыленко «Очень хорошо», Р.И. Фраермана «Дикая собака динго, или повесть о первой любви», В.А. Каверина «Два капитана», А.П. Гайдара «Тимур и его команда» именно они и стали предметом исследования выше обозначенных критиков. Ю. Нагибин раскритиковал образ самовлюбленного героя Сашко Чайка, которого О.В. Донченко выдавал за образ идеального ребенка. «Жестокую беспощадность» подростка, который порвал отношения с подругой только потому, что она дала списать товарищу сочинение, автор повести преподносил как «истинную требовательность к другу». Неприятие критика вызвала «величайшая подозрительность и недоверчивость» подростков, которую авторы выдавали за бдительность. Нагибин обобщил: «В этих книгах серьезные вопросы ставятся несерьезно, нет настоящих конфликтов, все лишено резкости, все плавно и искусственно, как в подводном царстве оперы «Садко». Раскритикованные произведения были противопоставлены произведениям Р.И. Фраермана, А.П. Гайдара, В.А. Каверина. И действительно, в последствии их произведения составили целую эпоху в детской литературе.

Позднее, в 60е-80-е годы 20 века  выходят работы М.И. Алексеевой [77,78,79,80], М.И. Холмова [81], Л.Н.Колесовой [82,83], Е.О Путиловой [84,85] и других авторовМожно говорить о выделении в это время двух направлений в аналитических трудах посвященных детской литературе. Первое представлено публикациями, рассматривающими произведения с точки зрения анализа пионерской тематики. Второе направление связано с работами посвященными детской литературе, в которых пионерская тематика, как правило, не анализируется как специфическая, ее характеризуют в контексте «советского детства», например, такой подход представлен в работе Л. Н. Колесовой, посвященной советской школьной повести, публиковавшейся в пионерских журналах 1920-х годов. Изучение идеологического компонента советской детской литературы не только в произведениях писателей – классиков детской литературы, но и на разнообразном литературном материале нашло отражение в работе Ю. В. Дюжева [87] о типе героя в приключенческой пионерской литературе 1920-х годов. Ю. В. Дюжев обращает внимание на социально-исторические причины возникновения сюжетов о пионерах (резолюции съездов партии), а затем переходит к критической характеристике героев этих сюжетов, отмечая, что углубление в «мировые» проблемы, нарочитая оторванность от будничных жизненных деталей были характерны для «пионерских» книг тех лет, когда пионерская организация переживала начало становления. Кроме того Ю. В. Дюжев делает ряд конкретных замечаний о героях произведений С. Григорьева, С. Ауслендера, Л.Остроумова, П.Бляхина, Г.Никифорова, С. Заяицкого, Т.Мещерякова констатируя что зачастую произведения носили явно агитационный характер  и были призваны привлечь внимание молодежи и расширить ряды пионерской организации.  В 90е годы работу по изучению детской литературы как средства формирования идеологии продолжили С. С. Шведов, М. Чудакова [88]. С. С. Шведов обратился к способам и видам представления идеологии в образовательной учебной книге советского периода. Объектом его изучения стал букварь и учебники русского языка и литературы для начальных классов общеобразовательной средней школы 1930-50-х годов. Наравне с учебными книгами С. Шведовым [89,90,91] в исследованиях использовалось содержание октябрятско-пионерской периодики — журналы «Мурзилка» и «Пионер». В своих работах  С.С.Шведов рассматривает «некоторые идеологические конструкции», выделенные им на основе анализа текстов и изобразительных материалов учебных книг: к таким «конструкциям» он относит следующие — «Сталин», «личное и общественное», «весь мир», «советский человек за границей», «счастье». Исследователь выделяет стереотипию сюжетов и образов и некоторые клише, которые применяются в конструировании этих идеологических доминант учебных книг.

В 2000 году выходит в свет сборника «Соцреалистический канон» в котором опубликованы статьи О. Ронена [92] и Е. А. Добренко [93]. О. Ронен В статье «Детская литература и социалистический реализм» отмечает особую роль произведений Гайдара и Кассиля в «идеологическом преодолении изнутри (то есть, не покидая общей коммунистической установки)  некоторых в особенности злобных лозунгов и общих мест тоталитарной идеологии». Автор высоко оценивает особую нравственную установку литературы, ее дидактический характер, уважение писателей к семейным ценностям.  Е. А. Добренко в статье «Соцреализм и мир детства» высказывает отрицательное мнение о влиянии всего искусства, а значит, и детской литературы, в духе постмодернизма пытается доказать, что они не способствовали социализации личности. В начале 21 века выходят работы А. М. Губергриц[94], Е. Балашова [95]. Губергриц А. М. обращается к процессу становления репертуара профессиональных и самодеятельных театров для детей в 1920–30-е годы и дает беглую характеристику драматических сюжетов «открыто агитационного характера». Исследование Е. Балашова является систематичным описанием советской школы, в котором, помимо первой интерпретации содержания отдельных текстов словесности пионерской организации (торжественное обещание, законы пионеров), заявлена тема идеологичности учебной и детской литературы.

Анализ  учебных книг советского периода, начатый С.С. Шведовым, продолжается в работе Д. Мамедовой [96] которая приходит к выводу, что «литературные произведения для детей, созданные в Советском Союзе в 30-50-е годы представляют собой один из наиболее идеологически нагруженных типов текста», тем более что «тексты, отобранные для хрестоматий и книг для чтения, создают еще в большей степени, чем литература для детей вообще, мир правильный и правильно описанный, а значит пригодный к выполнению задач обучения и воспитания». Продолжают исследование темы советской детской литературы труды Е. Балашова, И. Кукулина, М. Майофиса. Нельзя особо не упомянуть работы посвященные анализу детской литературы С.Г. Леонтьевой [97] и А.В. Фатеева, К. Келли, М. Карасика [98]. С.Г. Леонтьева углубленно изучая литературу пионерской организации, приходит к мнению о том, что она может быть определена как литература, имеющая не просто генетическую связь с организацией, но и как явление, которое вне связи с пионерской организацией теряет свою функциональность. В работе А.В. Фатеева[99] поставлена и проанализирована проблема создания и функционирования художественных образов детской «социальной» литературы в исторической среде в 1930-е – 1950-е годы в СССР.

Заканчивая обзор публикаций и диссертационных работ, посвященных детской литературе как источнику идеологического воздействия необходимо отметить, что интерес к данной проблеме прослеживается с первых десятилетий советской власти вплоть до наших дней. Значительная часть трудов вышедших на протяжении этого времени с разных, зачатую абсолютно противоположных позиций, рассматривают один и тот же вопрос, а именно воспитательную роль детской литературы, ее значение для формирования личности.

И наконец, последняя наиболее интересная и значимая для нашей работы группа научных трудов представлена исследованиями   пионерской песни. К сожалению, необходимо констатировать факт о весьма скромном списке работ посвященных этой проблеме, он представлен публикациями и исследованиями В. А. Рогачева, А. С. Башарина [100], Е. В. Душечкиной [101,102],  С.Г. Леонтьевой [103] Тяжельниковой В.С. [104].

Подводя предварительные итоги анализа научных трудов и публикаций, посвященных 30-50-м гг. 20 в. и непосредственно пионерским песням, следует отметить достаточно обширный круг работ освещающих интересующий нас период истории с различных точек зрения. Однако непосредственное изучение пионерской песни, ее роли и возможностей в формировании устойчивых духовно-нравственных ценностей до сих пор не стало объектом внимания значительного числа исследователей и предоставляет нам широкое поле деятельности. Исследование пионерской песни, ее значения в процессе формирования патриотизма у детей в советское время является целью нашей работы.


Библиографический список
  1. Горич A.A. Жизнь во имя человечества (из биографии И.В. Сталина). Киев ,1947.
  2. Ковтун М.А. С именем Сталина держим путь вперёд. Л., 1950.
  3. Яковлева М.Н. Товарищ Сталин – великий знаменосец мира. М.,1951.
  4. Коммунисты овладевают марксистско-ленинской теорией. Благовещенск, 1952.
  5. Ким М.П. Руководство Коммунистической партии Советского Союза в деле восстановления народного хозяйства (1945-1955). М., 1957.
  6. КПСС на завершающем этапе строительства социализма (1945-1956) / Сб. под ред. С.Е. Кузьменко. М., 1958.
  7. Укрепление социализма в СССР в годы V-VII пятилеток. Свердловск, 1964.
  8. Чаплина И.Я. Политическое руководство как залог успеха в процессе восстановления советской экономики (1946-1960). М.,1961.
  9. Герман Ф.Ф., Берхин И.Б. Наша великая Родина. М., 1967.
  10. Ким М.П. О некоторых задачах исторической науки в свете решений XX съезда КПСС // История СССР. 1961. № 2. С. 3-23.
  11. Голиков Г.Н. На переднем крае исторической науки // Вопросы истории. 1961. № 11. С. 18-42.
  12. Ким М.П., Поляков Ю.А. Актуальные проблемы истории советского общества // Вестник АН СССР. 1962. № 11. С. 11-35.
  13. Макаренко В.П. Бюрократия и сталинизм. – Ростов-на-Дону, 1989.
  14. Маслов H.H. Идеология сталинизма: история утверждения и сущность. – М., 1990.
  15. Медведев P.A. О Сталине и сталинизме. – М., 1990.
  16. Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия: политический портрет И.В. Сталина. В 2-х кн. М., 1989.
  17. Волкогонов Д.А. Сталин: политический портрет. М., 1987.
  18. Волкогонов Д.А. Сталинизм: сущность, генезис эволюция.// Вопросы истории. 1990. №3. C.3
  19. Павлова И.В. Механизм власти и строительство сталинского социализма. Новосибирск, 2001.
  20. Сенявская Е.С. Героические символы: реальность и мифология войны // Отечественная история. 1995. №5. С.30-44.
  21. Зубкова Е.Ю. Общественная атмосфера после войны (1945-1948 гг.) // Свободная мысль. 1992. №6,9. СС.4-25,79-88.
  22. Зубкова Е.Ю. Общество вышедшее из войны // Отечественная история. 1995. №3. С. 90-100.
  23. Аксютин Ю.В. Социология позднего сталинизма. М., 1993.
  24. Вербицкая О.М. Социология колхозной деревни. 1930-50 гг. – М., 1992.
  25. Попов В.П. Власть и общество России. XX век. – Тамбов, 1994.
  26. Романовский Н.В. Лики сталинизма. М., 1995.
  27. Пихоя Р.Г. Советский Союз. История власти, 1945-1991. Новосибирск, 2000.
  28. Зима В.Ф. Голод в СССР 1946-1947 годов: происхождение и последствия. М., 1996.
  29. Попов В.П. Экономическая политика советского государства. 1946-1953 гг. Тамбов, 2000.
  30. Куфаев В.И. Забота о детях в дни Великой отечественной войны//Советская педагогика. 1942. №8-9.
  31. Хромцов Ф. М. Оборонная работа в детских домах. М., 1942.
  32. Болдырев В.И, Военное воспитание и школа (чему учит опыт войны)//Советская педагогика.1943.№2-3.
  33. Синицкий A.M. Забота о безнадзорных и беспризорных детях в СССР в годы Великой Отечественной войны// Вопросы истории. 1969. № 6.
  34. Куманев В.А. Советская школа в годы великих испытаний// Народное образование. 1965. № 5.
  35. Свердлов Г. М. Война и правовая охрана детей в СССР. Ташкент, 1943.
  36. Чернявский У. Г. Война и продовольствие. Снабжение городского населения в годы Великой Отечественной войны (1941- 1945 гг.). M., 1964.
  37. Арьес Ф. Ребенок и семейная жизнь при старом порядке. Екатеринбург, 1999.
  38. Синицын А. М. Всенародная помощь фронту. М., 1975
  39. Черник С. А. Советская школа в годы Великой Отечественной войны. М., 1975.
  40. Черник С. А. Борьба за жизнь и здоровье детей в годы Великой Отечественной войны.// Советская педагогика. 1979. №5.
  41. Черник С. А. Советская общеобразовательная школа в годы Великой Отечественной войны. Историко-педагогическое исследование. М., 1984.
  42. Дружников Ю.И. Доносчик 001, или Вознесение Павлика Морозова.
  43. Русский путь, 2006.
  44. Нечаева A. M. Охрана материнства и детства в СССР. М.,1988.
  45. Нечаева A. M. Правовая охрана детства в СССР. М.,1987.
  46. Нечаева A. M. Правонарушения в сфере личных семейных отношений. M., 1991.
  47. Нечаева A. M. Охрана детей-сирот в России: (история и современность). М., 1994.
  48. Журавлев C.B., Соколов А.К. «Счастливое детство»// Социальная история. Ежегодник, 1997. М., 1998. С. 159-202.
  49. Зубкова Е.А. Послевоенное советское общество: Политика и повседневность. 1945-1953. М, 2000.
  50. Зима В.Ф. Голод в СССР 1946-1947 годы: происхождение и последствия. М., 1996.
  51. Зима В.Ф. Менталитет народов России в войне 1941-1945 годов. М., 2000.
  52. Ваксер А.З. Ленинград послевоенный. 1945-1982 годы. СПб, 2005.
  53. Зезина М.Р. Социальная защита детей-сирот в послевоенные годы (1945-55)// Вопросы истории. 1999. № 1. С. 127-136.
  54. Зезина М.Р. Система социальной защиты детей-сирот в СССР// Педагогика. 2000. №3. С. 58-67.
  55. Зезина М.Р. Без семьи: сироты послевоенной поры// Родина. 2001. №9. С. 82-87.
  56. Ромашова М.В. Проблема советского детства в современной отечественной историографии // Историческое знание: теоретические основания и коммуникативные практики: материалы Всероссийской научной конференции (Казань, 2006). М., 2006. С. 247-250.
  57. Ромашова М.В. Журнал «Работница» как источник по истории советского детства (1945-1953 гг.) // Источниковедческие исследования / Отв. ред. А.О. Чубарьян; Сост. Т.В. Гимон. М., 2008. Вып. 4. С. 154-171.
  58. Ромашова М.В. Вещи и слова советского детства 1940-1950-х гг.: провинциальное измерение // Какорея. Из истории детства в России и других странах: Сб. статей и материалов / Сост. Г.В. Макаревич. М.-Тверь, 2008. С. 207-216.
  59. Пыжиков А.В. Раздельное обучение в советской школе// Педагогика. 2004. № 5. С. 78-84.
  60. Брусиловская Л.Б «Московский Бродвей», «Джаз на костях», «Пожар в джунглях» // Родина. 1998. № 8. С. 79-83.
  61. Брусиловская Л.Б. Культура повседневности в эпоху «оттепели»// Общественные науки и современность, 2000 . № 1. С. 163-174.
  62. Хальбвакс М. Коллективная и историческая память // Неприкосновенный запас. 2005. № 23. С. 8-27.
  63. Безрогов В.Г. Воспоминания как источник по истории детства // Педагогическая антропология и история детства. М., 2001. С. 65-78.
  64. Безрогов В.Г. Автобиографии и социальный опыт // Социальная история: Ежегодник, 2001/2002. М., 2002. С. 529-550.
  65. Безрогов В.Г. Память о военном детстве (свидетельства детей 40-х годов) // Вестник Университета Российской академии образования. 2005. № 2 (28). С. 66-79.
  66. Сальникова A.A. «Детский» текст и детская память в «эпоху катастроф»// Век памяти, память века. С. 413-430.
  67. Сальникова A.A. Школьные сочинения детей русской эмиграции как источник по социальной истории России 1917-20-х. гг.// Социальная история. Ежегодник, 2001/2002. М., 2002. С. 324-354.
  68. Келли К. «Маленькие граждане большой страны»: интернационализм, дети и советская пропаганда// НЛО. 2003. № 60. С. 221.
  69. Н.А. Савин Основные направления детской литературы Л., 1926.
  70. А.П. Бабушкина История русской детской литературы М., 1948.
  71. Румянцев В.М. «Воспитательное значение советской детской литературы». Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук. 1 МГПИИЯ. 1952 ноябрь.
  72. Пелымская О.Г. Школьная повесть в советской детской литературе послевоенного периода. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. М., 1953.
  73. Сучкова М.К. Повесть о детстве в советской детской литературе. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. М., 1954.
  74. Кон Л. Ф. «Советская детская литература восстановительного периода (1921-1925)». М., 1955.
  75. Нагибин Ю. Школьная тема // Детская литература. 1940. № 9. Сентябрь. С. 6-9. Нагибин Ю. Аркадий Гайдар. Тимур и его команда // Детская литература. 1940. № 10. С. 42-44.
  76. Ивич А. Три повести о школе // Литературное обозрение. 1940. № 9. Май. С. 19-25.
  77. Ивич А. «Два капитана» В. Каверина // Детская литература. 1940. № 11-12. С. 96.
  78. Алексеева М.И. Из истории детской журналистики // Журналистика и литература. М., 1972. С.149-156.
  79. Алексеева М.И. Наши первые журналы для детей.// Дет. лит.1967. №1. С.13–15.
  80. Алексеева М.И. О публицистике детских журналов второй половины 1920-х. // Вестник Мос. гос. ун-та. Сер. 10 «Журналистика».1979. №2. С.11-18.
  81. Алексеева М.И. Советские детские журналы 1920-х годов как тип издания М., 1982.
  82. Холмов М.И. Становление советской журналистики для детей. Л., 1983. 209с.
  83. Колесова Л.Н. В начале пути: из истории детских журналов.// Дет.лит. 1968. № С.19-22.
  84. Колесова Л.Н. У истоков детской публицистики // О литературе для детей. Л., 1972. Вып. 16. С. 101-122.
  85. Путилова Е.О. История критики советской детской литературы 1929–1936. Л., 1975.
  86. Путилова Е.О.Очерки по истории критики детской литературы 1917–1941. М.,1982.
  87. Рогачев В. С Лениным в сердце: Страна Пионерия в советской поэзии для детей начала 20-х гг. // Ученые записки Петрозаводского государственного университета. Т. 18. Литература и общество. Петрозаводск, 1972. С. 131–147.
  88. Дюжев Ю. В. В поисках лучшего: Проблема героя в книгах о Пионерии 20-х гг. // Ученые записки Петрозаводского государственного университета. Т. 18. Литература и общество. Петрозаводск, 1972. С. 95–111.
  89. Чудакова Мариэтта. Сквозь звезды к терниям // Новый мир. 1990. № 4. С. 248.
  90. Шведов С. Уроки букваря // Знание — сила. М., 1991.№11, С. 41–47.
  91. Шведов С. Сталинский букварь и воспитание советского человека // Сюжет и время. Сб. научных трудов к семидесятилетию Г. В. Краснова. Коломна, 1991. С. 56–61.
  92. Шведов С. Счастливые люди, или Чему нас учили в школе // Горизонт. М., 1991. №10. С. 21–27.
  93. Ронен О. «Детская литература и социалистический реализм» // Соцреалистический канон. СПб., 2000.С. 975.
  94. Добренко Е. Соцреализм и мир детства. // Соцреалистический канон. СПб., 2000.С. 31-40.
  95. Губергриц А. М. Драматургия 20–30-х годов ХХ века для детей на фоне развивающейся субкультуры // Детский сборник. Статьи по детской литературе и антропологии детства / Сост. Е. В. Кулешов, И. А. Антипова. М., 2003. С. 256–263.
  96. Балашов Е. М. Школа в российском обществе 1917–1927 гг. Становление «нового человека». СПб., 2003.
  97. Мамедова Д. Наша книга детская, детская советская. //Неприкосновенный запас 2002,№1(21).
  98. С.Г. Леонтьева Литература пионерской организации: идеология и поэтика. 2006г.
  99. Карасик М., Ударная книга советской детворы: Фотоиллюстрация и фотомонтаж в книге для детей и юношества 1920-1930-х годов. – М., 2010.
  100. Фатеев А.В. Сталинизм и детская литература в политик номенклатуры СССР (1930-е – 1950-е гг.) М., 2007.
  101. Башарин А.С. Песенный репертуар пионерлагерей. “Пионерские” песни и “пионерские” варианты // Традиция в фольклоре и литературе. СПб., 2000. С.105—121.
  102. Душечкина Е. “Если песенка всюду поется…” // Elementa: Journal of Slavic Studies and Comparative Cultural Semiotics. Harwood Academic Publisher, 2000. Vol. 4. No 3. P. 223–235.
  103. Душечкина Е. “Если хочешь быть здоров”: Идея здоровья в советской детской песне // Morbus, medicamentum et sanus. Choroba, lek i zdorowie — Болезнь, лекарство и здоровье — Illness, Medicine and Health. Warszawa: Polska Akademia Nauk – Institut Slawistiki, 2001. C. 399–412.
  104. Леонтьева С.Г. Суггестивность в массовой пионерской словесности: советские ценности в прагматике текста // Пушкин и Калиостро. Внушение в искусстве и в жизни человека: Материалы конференции. СП., 2005. С. 125-135.
  105. Тяжельникова В.С. Советская песня и формирование новой идентичности // Отечественная история. 2002. № 1. С. 174-181.


Все статьи автора «irin»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: