УДК 32

ГЕОПОЛИТИКА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ПРЕДТЕЧА, ВОЗРОЖДЕНИЕ, СОСТОЯНИЕ

Потехин Владимир Константинович
Российский Государственный Геологразведочный Университет им. Серго Орджоникидзе
профессор кафедры физики

Аннотация
Распад Советского Союза показал несостоятельность не только российской политической науки, но и всей системы советских взглядов на теорию международных отношений. Идеологические догматы советской гуманитарной науки не позволяли даже в мыслях рассматривать подобные процессы. Как следствие происходящего, современная научная мысль России, отбросив идеологию, обратилась к геополитике.

Ключевые слова: дилетанты около геополитики, мистика геополитики, окончание холодной войны, развал США и Китая, распад Советского Союза


GEOPOLITICS IN MODERN RUSSIA: FORERUNNER, REVIVAL, A CONDITION

Potekhin Vladimir Konstantinovich
Russian State Geology Research University named after Sergo Ordzhonikidze
Professor of Physics

Abstract
Disintegration of Soviet Union has shown an inconsistency not only the Russian political science, but also all system of the Soviet sights at the theory of the international relations. Ideological doctrines of the Soviet humanity didn't allow even to consider similar processes in thoughts. As consequence of an event, modern scientific thought of Russia, having rejected ideology, has addressed to geopolitics.

Keywords: disintegration of Soviet Union, laymans about geopolitics, mystic of the geopolitics, the collapse of the USA and China, the termination of cold war


Рубрика: Политология, Социология

Библиографическая ссылка на статью:
Потехин В.К. Геополитика в современной России: Предтеча, возрождение, состояние // Гуманитарные научные исследования. 2012. № 5 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2012/05/1122 (дата обращения: 09.06.2018).

1. Предтеча возрождения российской геополитики.

Окончание “Холодной войны”

Во второй половине XX столетия произошли кардинальные изменения в геополитической картине мира, которые 1 февраля 1992 года были формально закреплены Декларацией об окончании Холодной войны, что, однако, ни в какой мере не соответствовало действительности.

Любые военные противостояния заканчиваются с подписанием Договоров или Соглашений о мире или Актов о капитуляции. По существу Холодная война закончилась, без выигрыша какой-либо стороной холодного противостояния, в 1972 году с началом Хельсинских переговоров, и формально, подписанием в 1975 году Хельсинского соглашения о мировом устройстве.

Наступил период разрядки международной напряжённости.

В интеллектуальных кругах Америки хельсинские соглашения оценивались, чуть ли не как поражение: “Никогда ещё столь многие не сражались так долго за поистине ничтожные вещи. И если уж слишком поздно отозвать Хельсинскую встречу в верхах… то следует приложить все усилия как публичные, так и частным порядком, чтобы предотвратить эйфорию на Западе” [[1], p. 20]. Столь здравое понимание западными лидерами происходящих событий заставило Запад, официально поддерживая Хельсинскую встречу, искать более радикальные формы решения никуда не девшихся геополитических противоречий с советским блоком.

Новый виток конфронтации.

Как бы в развитие этих настроений, в том же 1975 году во французском городе Рамбуйе ведущая семерка капиталистических держав: Франция, Соединенные Штаты, Великобритания, (Западная) Германия, Канада, Италия и Япония создала, закрытый для других стран, клуб в верхах «Большая семёрка», известный как «G-7», взявший на себя роль «мирового правительства». Этот неформальный институт, явившийся координатором западной экономики и политики, интегрировал не только европейское, но и всё мировое экономическое пространство, не входившее в советский блок, и со временем стал иметь возможность блокировать большую часть интересов Советского Союза в мировой политике.

Деятельность клуба «G-7» особенно активизировалась во времена президентства Рейгана, с приходом Кейси в Белый дом. Именно с 1981 года начинается новая конфронтация между Западом и Советским Союзом, которая приобретает дополнительные компоненты вне пространств “мускул и идеологий”, где СССР был достаточно силён, в информационных, экономических и технологических пространствах, в которых СССР имел как нельзя слабые позиции.

Рейган и его администрация прежде всего обозначили отношения США и СССР не как соревнование двух систем, не как сосуществование двух блоков, но как военную геополитическую конкуренцию: “В 1962 г. во время Карибского кризиса СССР был слабее нас. В 1972 г. при подписания договора о ПРО мы были равны, но в 1982 г. СССР вырвался вперед”  [Цит. по [2], Предисловие]. Хотя это и не соответствовало действительности, но непосредственно увязывалось с технологическим развитием. Возникновение идеи технологического монстра – “Стратегической оборонной инициативы”  было геополитическим прорывом Рейгана. Это была неосуществимая на то время технологическая программа, но которая имела колоссальные геополитические последствия. В основу СОИ Рейган положил весь спектр компьютерных, информационным и телекоммуникационных  технологий. Объявив обозначенные технологии стратегическими, Рейган и глава проекта генерал Абрахамсон стали придавать ключевое значение их развитию, прямо заявляя, что эти технологии, в которых Советы были недостаточно развиты, важны как метод давления на СССР. Таким образом, в случае с программой СОИ технологии явились инструментом проведения геополитических интересов.

Другое направление давления на СССР было обозначено ещё раньше. На заседании рабочей группы по делам национальной безопасности США 30 января 1981 года было принято решение о разработке PSYOP – системной тайной операции психологического давления на СССР [[3], с. 30 – 36], объектом приложения которой были намечены его наиболее слабые позиции.

В рамках PSYOP вооружённому противостоянию – важнейшему элементу международной политики, стали отводиться совершенно новые игровые функции. Поддерживая существовавшее в политических кругах мнение о паранойе Рейгана, Запад развернул против Советского Союза серию психологических военных акций в форме многочисленного барражирования стратегическими бомбардировщиками российских границ без привязки к политическим событиям и крайне нерегулярно во времени и в пространстве. Так,  к примеру, в пограничных районах мест дислокации 40-ой авиадивизии ВВС на Дальнем Востоке только в 1983 году имели место буквально тысячи угроз воздушным границам СССР. Эффект психологического давления этой операции превзошёл все ожидания. В то время как для Запада нарушения воздушных границ СССР были всего-навсего тотальной психологической игрой, что детально представлено Мишелем Брюном в уникальных исследованиях гибели южно-корейского авиалайнера «KAL 007» [[4]], Советское правительство находилось в крайне неопределённом ожидании возможной атомной бомбардировки.

Одновременно с военными акциями, «Большая семёрка» во главе с США с помощью ближневосточных союзников, среди которых выделялась Саудовская Аравия, опираясь на зависимость советской экономики от торговли нефтью, начала буквально играть в экономическом пространстве Советского Союза, а затем и контролировать это пространство.

Новые формы вооружённого воздействия, технологическое и торговое давление на Россию привели к тому, что в России возникло ощущение критичности ситуации. Как следствие, подавляющая часть средств полученных Россией от продажи нефти стала направляться в ВПК. Оставшаяся часть средств направлялась на закупку добывающих, перерабатывающих и потребительских технологий на Западе. Внутри страны потребительские технологии практически перестали развиваться. В лучшем случае эти разработки сводились к копированию зарубежных аналогов. Радиоэлектроника, сельское хозяйство, лёгкая промышленность находились на грани стагнации. Ограничение средств на развитие новых отечественных информационных технологий, наметило катастрофическое отставание СССР в информационном пространстве. Госплан перестал играть системную организующую роль. При этом и без того, небогатое социальное направление полностью оголилось. В стране всё в большей степени стали накапливаться экономические и социальные противоречия. Советские руководители потеряли нить руководства страной и ориентиры её развития.

Вновь как и перед Второй мировой войной родилась “Доктрина непровоцирования противника”. Удивительно, но “Дело КАЛ-007” советские спецслужбы засекретили на 50 лет. В этом инциденте советское руководство, вместо позиции обвинителя западных государств в беспринципности, сознательном провоцировании и подсовывания своих мирных граждан в качестве “убойного мяса” для советских ракет, заняло непонятную извинительную позицию.

За время президентства Рейгана образ мышления Москвы изменился до неузнаваемости. Длительное неподтверждённое ожидание военного вторжения явилось сильнейшим дезориентирующим и дезорганизующим фактором для руководства СССР.

Это сказалось не только во внутренней, но и во внешней политике России, которая практически полностью выродилась в демагогическую политику борьбы за мир и разоружение.

Развал Советского Союза и несостоятельность политических наук

Сдача Польского направления, неудача на Афганском направление,  беспрецедентные уступки Советской стороны на советско-американской встрече в Рейкьявике, на переговорах по ядерным и космическим вооружениям (ЯКВО), на переговорах об ОВСЕ в Вене, в Договоре по РСМД 1987 года,  неоправданное одностороннее сокращение тактического ядерного оружия, свёртывание целого ряда военных программ, вывод советских войск из стран Восточной Европы, падение Берлинской стены и объединение Германии без каких-либо обязательств для Германии показывают, что было потеряно и адекватное понимание международной политики. Ликвидация ОВД и “роспуск” СССР явились следствиями этой неадекватности.

Советский Союз даже не осознал поражение в этом новом столкновении, но полностью сдал геополитические и концептуально идеологические позиции в мире и, буквально, развалился на части. Распад Советского Союза произошёл в 1990 и 1991 годах и, таким образом, Декларация об окончании холодной войны явилась не чем иным, как подписанием Россией Акта о капитуляции, во временно закончившимся на то время, совершенно ином постхолодном противостоянии. Потеря 25 % территориальных, 50% демографических, огромной части природных ресурсов и практически всех своих геополитических оболочек  – вот потери России в этом столкновении!

Крах советской империи и лавинообразный обвал коммунистической системы на огромной территории Центральной и Восточной Европы и Советского Союза явились для мира своеобразным тектоническим сдвигом, который можно сравнить с окончанием первой и второй мировых войн. В результате этих катаклизмов огромные территории Советского Союза и социалистического содружества были признаны перераспределёнными и сменили свою ориентацию в отношении союзнических обязательств. Природные ископаемые и другие ресурсы этих пространств попали под полный экономический контроль западного мира и ориентирующихся на него российских транснациональных структур. Естественно, что и сферы влияния Варшавского блока трансформировались в объекты интересов других субъектов геополитики.

Ни одна из господствующих политических теорий международных отношений того времени не сумела предсказать обозначенные процессы. Скорее всего, эти теории, не прошедшие проверку глобальными историческими событиями, являлись артефактами холодной войны, были крайне заужены и, в конечном итоге, просто ошибочными. Даже политический реализм наряду с некоторыми другими теориями международных отношений оказался “…столь же “полезным” в предсказании основных событий мировой политики после окончания Второй мировой войны, как гадание по звездам, по внутренностям животных, и прочие подобные методы” [[5], p.18].

Утрата длительно существующих внешнеполитических ориентиров, несостоятельность теоретического инструментария и надуманность прогностического потенциала политической науки вообще – вот багаж российской теории международных отношений времён последних лет Советского Союза. Сегодня этот багаж и того скуднее.

Не сумела дать обоснованный прогноз и геополитика. Ссылка на работу Коллинза [[6], ch. 8], в которой автор будь-то бы предсказал распад Советского Союза – неубедительна. Адекватно оценивая геополитическую мощь советского и атлантического блоков, автор, тем не менее, даёт совершенно неправильную оценку времени распада Советского Союза, отсылая это событие на многие десятилетия в будущее. Да и исходные причины, названные им, совсем другие. Здесь можно заметить, что о распаде Советского Союза говорилось неоднократно  и задолго до Коллинза, как социологами и политологами (например, французским политологом Эммануэлом Тоддом (Emmanuel Todd) в 1976 г.), так и, разного рода, провидцами, подобно тому, как сегодня говорят о распаде Соединённых Штатов.

Тенденции постсоветской эпохи

С разрушением СССР и социалистического блока закончилась явно выраженная эпоха борьбы и конкурентного развития двух глобальных мировых систем – евро-американской и союзной с ней иудейской системы с одной стороны и российской цивилизацией – с другой. Убедительно победив в этой новой войне, Запад начал переустраивать мир в унитарную глобальную экономику. К этому периоду относится появление термина «глобализация» как понятия, отражающего сложившийся статус-кво.

Надежда на то, что дуальная структура миропорядка сменится на полицентрическую, оказалась несостоятельной. Более того, мир стал однополярным. Ни Китай, ни Индия, ни Мусульманский мир не были готовы заменить Российскую Империю в качестве мирового Концепта развития человечества. Развал двухполюсной системы открыл мондиалистским силам путь к формированию унифицированной всемирной организации человечества. То к чему стремились Македонский, Чингисхан, Наполеон и Гитлер успешно воплощается в современных американских и европейских глобальных геополитических построениях.

Но если американские мондиалистские проекты по своей сути представляют единую пирамидальную организацию государственных  систем, как это и было свойственно всем историческим Акторам, то западноевропейские транснациональные мондиалистские проекты направлены на разрушение государств и в принципе непредсказуемы для человечества по своим последствиям.

Выход на мировую политическую арену после 11 сентября 2001 года транснационального Актора, как показали последующие события, несомненно, уступает усилению государственных позиций США в мире. Впрочем, появление ряда легальных международных центров по борьбе с терроризмом уже говорит о качественно новом состоянии этого мондиалистского Актора – легализации его силовых структур. Однако, как новый геополитический полюс, по меньшей мере, в классическом понимании, он ещё не просматривается.

В этих условиях, реально однополюсного мира, американские лидеры вполне определённо заявили свои претензии на мировое господство. Увеличив в настоящее время расходы на оборону за 500 млрд. долл. – величину большую, чем военные расходы Англии, Германии, Франции, Китая, России и всего остального мира вместе взятые [[7]], США практически полностью доминируют в мире. “Буря в пустыне”, Балканы, безнаказанные бомбардировки Афганистана и Судана, интервенция в Афганистан, оккупация Ирака, последние события в мусульманских странах Средиземноморья, расширение НАТО, интернационализация американской национальной и европейской валюты, другие события, происходящие в мире на рубеже XX и XXI столетий, показали высокую степень близости реализации их претензий на мировое господство. Присутствие Западной цивилизации в Прибалтике, в Закавказье и в бывшей российской Средней Азии стало реальностью.

Совсем иные тенденции закладывались и закладываются российскими лидерами. И Горбачёв, и Ельцин, и Путин отказались от идеи исторической преемственности Российского государства, от исторических и послевоенных основ своей внешней политики, ушли из традиционных сфер влияния России. Попытка Второй Государственной Думы РФ изменить эту тенденцию своим Заявлением от 23 октября 1998 года “…Российское государство, Российская республика, РСФСР, СССР и Российская Федерация — один и тот же участник межгосударственных отношений, один и тот же субъект международного права, не прекращавший своего существования…” [[8]] к сожалению, не достигла своей цели.

Огромные пространства Советской империи, заселённые русскими, забываются Россией. Из постсоветских территорий идёт буквально тотальное выдавливание русских. Принимаются решения о повсеместном закрытии русских школ, ограничения в образовании на русском языке и его употреблении. А российское руководство заключает с новыми постсоветскими странами договора, принимает декларативные постановления о переселении своих соотечественников с исторически русских земель. Не налаживает экономические связи с русскими регионами в ближнем зарубежье, а отзывает своих сограждан, не помогает остающимся соотечественникам, а бросает эти территории на произвол судьбы. Те же граждане, которые переезжают в Россию, оказываются здесь никому не нужными.

Аналогичное повторяется и в ряде титульных регионов внутри России. Русскоязычное население, составляющее большинство в этих регионах, заставляют изучать языки малых наций. Административные, управленческие и политические позиции практически концентрируются в руках титульных меньшинств. И здесь руководство России занимает ту же стороннюю позицию. Обозначенные процессы показывает потерю исторической преемственности и имперской мудрости России.

С 1985 года в стране отсутствует какая-либо политическая доктрина. Государственная система России сломана. Во главу государства встают крайне недалёкие, самовлюблённые президенты, с крайне отрицательными способностями экспериментировать над собственным народом и осуществляющие, по существу, его геноцид. Российское руководство до настоящего времени с шизофренической настойчивостью заявляет о многополярном мире и предлагает Россию, как один из полюсов, в этот мир иллюзий, оставляя лично для себя реальный мир практического благополучия. В условиях полного развала российской экономики, абсолютной сдачи стратегических направлений государственного развития, потери “ноу-хау” на уникальные технологии, что в реальности означает потерю их навсегда, в новом глобальном мировом порядке для России нет не только цивилизационного, но и вообще сколько-нибудь достойного места.

Цветные революции в бывших союзных республиках вытеснили Россию из постсоветского пространства и сдавили её жёстким недружественным прессом. Последняя защитная геополитическая оболочка России перестала существовать.

2. Возрождение геополитики  в России

В чём причина такого, а не иного, развития мировых событий? В чём причина реальных материальных преимуществ евро-американской и иудейской систем?

И вообще, можно ли понять, что лежит в основе исторического поведения народов, влияет на развитие обществ, государств и цивилизаций, определяет ход самой истории?

Начиная с древних мыслителей, научная мысль пытается разгадать эту загадку. Решение обозначенной проблемы представляет огромный интерес не только в научном мире. Адекватное понимание исторических процессов, протекающих в человеческом обществе, позволяет увидеть истинный смысл происходивших и происходящих мировых событий и игр и выработать осознанную линию развития государства и общества в обозримой долгосрочной перспективе. В свою очередь это ограничивает класс приемлемых решений на ближайшее будущее и, следовательно, помогает принять решение в настоящем.

Уникальные оценки Мэхена, сакральные конструкции Маккиндера, безупречные в геоэкономическом отношении рекомендации Хаусхоффера и дальновидные геостратегические прогнозы Спайкмэна показали, что наиболее адекватной материалистической трактовкой истории развития и взаимоотношений цивилизаций, государств и народов является геополитика – система взглядов о влиянии комплекса географических факторов на исторический процесс вообще и на состояние и перспективы текущей мировой политики в частности.

Именно поэтому, как реакция на обозначенные тенденции в современной мировой, и особенно в российской, политической мысли обозначился буквально тотальный интерес к геополитике. Если за всё послевоенное время в Советском Союзе вышло единичное число публикаций по геополитике, то за последние двадцать лет их вышло тысячи. А может быть десятки тысяч. Только в одном далеко не полном каталоге библиотеки Государственной Думы Российской Федерации на начало 2007 года насчитывалось более 2000 журнальных статей и 632 книги и монографии, среди ключевых слов которых присутствовал термин геополитика. Число газетных публикаций в этой области трудно оценить. Геополитика стала проникать на страницы радио и телеканалов. В 2001 г. на волнах РДВ (105,2 FM), чуть ли не каждый будний день, под эгидой популярного журнала GEO  выходила игра “Новая Геополитика”. В аналитических телевизионных программах геополитика стала постоянным атрибутом.

В постсоветские годы курсы геополитики в качестве факультативов вводятся в учебные планы вузов, лекции по геополитике читаются в Академии Генерального штаба, в Академии государственной службы, в других военных и государственных учебных заведениях, создаются кафедры и научные институты геополитики. В первой и во второй Государственной Думе формируются комитеты по геополитике.

Тем не менее, среди сотен и тысяч работ по геополитике лишь небольшое число работ выделяется своей новизной и неординарностью. Большая же часть вышедших работ – это в лучшем случае работы по интерпретации классиков геополитики, а в большей части политинформация с употребление термина геополитика, то есть беллетристический или, в лучшем случае, политологический трёп.

На этом фоне, в геополитической русскоязычной популярной литературе появились интересные попытки, в которых авторы далёкие от геополитики непроизвольно устранили всевозможные наслоения в предмете, убрали множество затеняющих геополитику факторов и описали некоторые отдельные её стороны в начальном представлении. Например, в работе [[9], с. 22] представлены наблюдения сосуществования в ограниченных пространствах человека и сообщества крыс. С одной стороны результат этой работы предсказуем – отображение сосуществования видов в природе. С другой – обозначен малоизученный процесс возникновения границ.

Но наиболее интересные процессы борьбы за сохранение или изменение сформировавшихся границ в работе не изучены. Исследования этих вопросов требуют продолжительных и затратных работ. Так, если для предварительного изучения формирования и колебания границ во внутривидовых противостояниях рыб одного из видов цихлид потребовалось всего несколько дней [[10]], а затраты определялись стоимостью рыб и аквариума, то для изучения подобных вопросов в заявленном случае требуется не один год работы небольшой группы исследователей и дорогостоящая аппаратура наблюдения и регистрации. Представленные наблюдения являлись любительскими и были ограничены во времени и средствах, в силу чего обозначенные вопросы не нашли рассмотрения.

Были и более серьёзные работы. Так в работе [[11]] обозначены и выделены геополитические пространства, в которых происходит процесс переформирования современных границ. Это метаполе, перекрестное поле, тотальное поле и геополитическая опорная точка. Однако и здесь автор ограничился лишь констатацией названных полей, процессы же взаимодействия геополитических Акторов на этих пространствах им не рассматривались.  Схема видится простой и достаточно общей и, скорее всего, она применима к вопросам внутривидового размежевания пространства, а также при соприкосновении видов в природе. Но методика изучения этого вопроса в силу очень большого элемента случайного и искусственного требует специальной и большой наработки.

В русской геополитической литературе были предприняты попытки иной, немаккиндеровской, структуризации географического и политического пространства на базе древнегреческих представлений о покрытии земной поверхности концентрическими структурами с центрами, расположенными в вершинах тел Платона [[12],[13],[14]]. Однако большая предположительность и гипотетичность, закладываемая в этих работах не позволила авторам углубить географическое начало геополитики.

В работе [[15]] был предложен сам по себе интересный геополитический проект “паттерн “Остров Россия” из XVII – века”, представляющий полную инверсию геополитических приоритетов России. Разумные мысли обращение  к Востоку не подвергаются при  этом сомнениям. Однако многофакторная безнадёжность проекта, и его историческая темпоральность вызывают неприятие подавляющей части государственных сил России. Время этого проекта осталось в далёком XVII веке, а исторические угрозы с Запада и бунт регионов – современные реалии из того времени.

Единственное неуклонно формирующееся и пополняющееся направление геополитики в России, это эзотерическое направление, которое развивает патриарх современной российской геополитики А.Г.Дугин [[16]].

3. Геополитика и власть

В послании первого Президента России Б.Н.Ельцина к Федеральному Собранию по вопросам национальной безопасности в 1996 г. термин “геополитика” появляется неоднократно в различной модификации, причём для красного словца даётся упоминание о “трех глобальных пространствах: геополитическом, геостратегическом и геоэкономическом” [[17]]. Однако в этом Послании термин использовался впустую, крайне оторвано от действительных российских практических потребностей и, кроме фальши, не нёс никакой нагрузки. За декоративными высказываниями явно просматривалось непонимание содержательности геополитического начала и, как это ни странно для ельцинского правления, отсутствие политической воли.

Но в том то и дело, что политическая воля высшего государственного руководства является наиболее субъективной и, вместе с тем, одной из самых важных современных геополитических направляющих. Только она способна интегрировать нацию и привести её в состояние творца человеческой истории. Только она способна актуализировать геополитические возможности, заложенные в территории, в ресурсах и военной мощи. Даже ядерное оружие, как показывает сегодняшнее унижение России, ничего не стоит само по себе.

В свою очередь политическая воля мало чего стоит без элементарного знания и понимания системного воздействия геополитических законов. Более того, непонимание властью этих закономерностей приводит к накоплению противоречий во внешней политике, к атрофированию её способности принимать адекватное решение не только во внешней, но и во внутренней политике и, в конечном итоге, к полной парализации своей деятельности, как это было в России в 1991 году. В настоящее время потребность руководства России в понимании геополитических закономерностей налицо, нет только самого главного – их понимания.

В современной международной многофакториальной, крайне динамической политике, в суете повседневной дипломатии, в столкновении сиюминутных интересов, в сутолоке возникающих и исчезающих мелких конфликтов и противоречий, географические факторы, представленные простыми истинами геополитики, уходят на задний план и забываются. Но с политическими провалами, неудачами и поражениями, политики с необходимостью вновь обращаются к ним как к одним из первопричин не только политики, но и всего бытия государства.

Только политическая воля на базе осознания геополитических законов, формируя определённый комплекс политических условий, способна инициировать процесс изменения геополитической конфигурации в мире и через адекватные разработки и реализацию соответствующих доктрин и программ осуществить продвижение национальных интересов, а также поддержать или блокировать продвижение интересов других субъектов геополитики в зависимости от степени их соответствия или несоответствия интересам собственного государства. В конечном итоге геополитика, – как политика, есть игра в интересы субъектов геополитики.

4. Затухание официального интереса к геополитике при Путине

Во внешнеполитических декларациях, концепциях национальной безопасности, в военных доктринах, в выступлениях российских президентов термин “геополитика” стал появляться всё чаше, но, увы, без его понимания.

К примеру, на Конференции Мемориального фонда Джавахарлала Неру, 3 декабря 2004 года Президент Российской Федерации В.В.Путин сделал абсолютно противоречивое и столь же непонятное по содержанию заявление: “По отношению к террору не может быть двойных стандартов. И тем более, терроризм не может, не должен использоваться как инструмент в каких-либо «геополитических играх» или интересах” [[18]].

Но дело-то в том, что защита национальных интересов во все времена и во всех формах и, даже в такой как индийское движение “неповиновения”, рассматривалась антагонистическими субъектами либо как партизанское сопротивление и национально – освободительная война, либо как терроризм и вредительство (или как их эквиваленты). В отношении же второй части сделанного заявления, можно напомнить, что и войны, и терроризм, и диверсии, и экспансии, и различного рода блокады всегда были инструментами международной политики. И всегда будут её инструментами. В сказанном на конференции нет, не только понимания системного функционирования геополитических законов, но и их элементарного знания. Как следствие, не удивительны ошибки и провалы политики Путина и в дальнем зарубежье, и в Прибалтике, и на пространствах СНГ.

Удивительно другое – эти провалы являются материальными показателями затухания официального интереса к геополитике в России при Путине. Первыми обозначили это журналисты ещё в 2004 году. После того как Путин на заседании в Красноярске оборвал Председателя Законодательного собрания края Александра Усса [[19]], пытавшегося в своём докладе высказать некоторые геополитические соображения, журналисты определились: “Путин от геополитики, как от чумы”. Затем тенденцию упадка официозного геополитического мышления в России констатировали и политологи: “Геополитика перестаёт быть востребованной, как только в руках появляется власть” [[20]]. Но это субъективные оценки. А есть и объективные факты.

В третьей Государственной Думе вместо комитета по геополитике формируется комиссия. Если учесть, что комиссии Государственной Думы Российской Федерации за редчайшими исключениями, создаются либо в качестве мелкой компромиссной монеты в борьбе за комитеты, либо только для того, чтобы предоставить председателю комиссии расширенный кабинет или повысить его статус, видно, что геополитика в Государственной Думе имени “Единой России” вообще не воспринимается. В четвёртой и пятой Государственной Думе того же имени нет уже ни комитета по геополитике, ни комиссии.

В качестве другого убедительного факта можно продемонстрировать динамику поступления публикаций по геополитике в каталог Государственной Думы за время президентства Путина.

Таблица. Динамика поступления числа публикаций по геополитике в каталог Государственной Думы с 2000 года без учёта экземпляров, списанных на 2006 г.

Годы 20.. 00 01 02 03 04 05 06
Количество статей по геополитике 284 183 180 147 151 70 64
Количество книг по геополитике 105 107 86 65 15 6 4

Даже предполагая, что значительное число работ по геополитике стало уходить на страницы Интернета, представленная динамика более чем убедительна. Тем более, что динамика относительного числа публикаций по геополитике, к общему числу публикаций поступивших в Государственную Думу, сохраняло ту же тенденцию.

Поскольку число работ уходящих на страницы Интернета касается других тематик не в меньшей степени, представленная тенденция носит весьма достоверный характер. И для статей и для книг со сдвигом в один год тенденция выражена явным образом.

Выброс относительного числа публикаций статей по геополитике в 2004 года обусловлен президентскими выборами в России. Активность политологических публикаций статейного формата, в выборный период резко возрастает. Но в силу того, что срок написания монографии, как правило, больше, чем срок выборной компании, подобный выброс на графике относительного числа публикаций книг по геополитике отсутствует.

К сожалению, это просматриваемое официозное затухание интереса к геополитике имеет своим прообразом серьёзнейшие провалы Путинской корпорации во внешней политике. Отказ от баз на Кубе и во Вьетнаме, сдача китайцам островов на Амуре, проигрыш американцам среднеазиатской партии, провал Кавказского направления, несостоятельность в делах СНГ и, особенно, в отношениях с Белоруссией, последним союзником России, позволили политологам заключить “Путин – могильщик геополитических интересов России” [[21]].

 

Рис. Динамика относительного числа публикаций по геополитике (к общему числу публикаций поступивших в Государственную Думу) [[22]].

5. Дилетантство и геополитика в России

Как крайнюю гиперболу несоответствия российским государственным интересам, можно привести попытку фракции ЛДПР и Комитета второй Государственной Думы по геополитике протащить совершенно пустой декларативный проект закона “О геополитическом развитии Российской Федерации”. Не Постановление Государственной Думы “Об основных геополитических направлениях развития Российской Федерации”, где требовалось бы обозначить геополитические интересы Российской Федерации, высказать приоритеты в этих интересах, обозначить их связь с развитием Российской Федерации, а Закон “О геополитическом развитии”, где полностью отсутствовал предмет законодательства. Не целевые указания в отношении обеспечения геополитических интересов России, а беспредметные законодательные статьи-декларации – форму без содержания. В этой акции видится полное непонимание, как геополитики, так и просто политики, что, в конечном итоге, представляется как дискредитация российской геополитики.

Можно привести множество подобных примеров. Так, третье лицо в государстве на 1994 год, спикер Совета Федерации В. Шумейко, заявив в одном из своих выступлений, что “демократия не заменит геополитику” [[23]], сознательно противопоставил с его точки зрения совершенно разные понятия. Но, в том то и дело, что реальная американская политика под эгидой продвижения демократии в мире [[24], раздел «Содействие развитию демократии»] представляет не что иное, как практическую геополитику, проводимую с полным пониманием её содержания. А демократии отводится роль, по меньшей мере, одного из важнейших средств геополитического завоевания мира.

Ещё один, крайне показательный пример, – работа «План» члена ЛДПР заместителя Председателя Государственной Думы первого созыва А. Венгеровского, курирующего на то время Комитет Государственной Думы по геополитике. В работе, второе название которой «Последствия русского кризиса. Некоторые аспекты былого величия», ни о каком былом величии России не говорится. В ней даётся прогноз геополитического переустройства мира во второй половине 90-ых годов XX столетия и начала XXI века. Связь этих будущих событий с процессами, произошедшими в России, сводится к упоминанию исчезновения фактора общей стабильности, но и это упоминается лишь в отношении Иранского региона.

В указанной работе, согласно сделанным “прогнозам”, мир является свидетелем кардинальных изменений геополитической карты мира:

- Италия развалится «ещё до конца XX века… В результате этого процесса образуются два государства – Неаполитанское королевство (или республика)… и Итальянская Республика… при распаде страны Ватикан получит провинцию Лация с городом Римом в качестве территории папского государства…» [[25], с. 14];

- В центре Европы «в течение короткого срока сформируется мощное стабильное германское государство в естественных границах «Священной Римской Империи». Это государство будет иметь федеративное устройство по образцу ФРГ, насчитывать 110 миллионов жителей (в том числе 84 миллиона немцев – 76%) и производить до 11% мировой промышленной продукции, осуществлять до 15% экспортных операций, держать до 15% импортных капиталов» [[26], с. 16];

- «Важнейшим геостратегическим сдвигом начала XXI века можно будет считать процесс интеграции Латинской Америки», в результате чего следует ожидать «в первом-втором десятилетии XXI века масштабной войны между Латинской Америкой и США». Молниеносное, «быстрое и сокрушительное поражение США и потеря ими более миллиона километров территории вызовут в мире такое же потрясение, как и распад СССР, тем более что его глубинные причины вряд ли будут поняты и осознаны» [[27], с . 16-18].

Здесь можно отметить, что такую сладкую геополитическую тему как распад Соединённых Штатов не обошли и более серьёзные российские политологи. Например, в работе [[28]] обозначены причины распада мирового лидера в XXI веке как следствие психологических, экономических и милитаристских проблем, имеющих место  в США. В этом рассмотрение, однако, забывается, что названные проблемы имели место во всей истории Соединённых Штатов и, как ни парадоксально, именно эти проблемы стимулировали развитие американского государства.

Но автор работы “План” не ограничивается только Европой и Соединёнными Штатами: «…В первом десятилетие XXI века Китай исчезнет как мировая держава. В тоже время на китайском субконтиненте на месте распавшейся империи возникнет целый ряд полноценных новых независимых государств, каждое из которых довольно быстро сможет занять достойное место в мировом распределении труда, подобно Тайваню, Гонконгу или Сингапуру. …По сути, китайский субконтинент возьмёт на себя в XXI веке функции «фабрики мира», станет сосредоточием мировой наукоёмкой промышленности, массового производства» [[29], с. 20].

Прогнозы Венгеровского на Кавказском направлении не менее грандиозны. Восточные границы Турции сдвинутся на 350-450 километров к западу от своего нынешнего состояния, а Курдистан станет самым сильным и агрессивным государством региона. Армения получит огромные ресурсные и территориальные приращения и превратится в Великую Армению.

Столь же “великое будущее” у Азербайджана, которое расширится в Паназербайджанское государство со столицей в Тебризе. По результатам раздела Ирана Азербайджан получит останы Западного Азербайджана и Восточный Азербайджан, а возможно и Гилян.

Новое персидское государство будет меньше Ирана на 30-35% по территории и на 40-45% по населению. На его базе сложится чисто фарисейское национальное государство, скорее всего светского типа, что будет оформлено переносом столицы в базовую зону расселения фарси – Исфагань или, скорее всего, Шираз.

На фоне этих глобальных прогнозов как-то теряются прогнозы автора работы “План” по возможному этническому распаду Бельгии до 2005 – 2007 года, Чехии и Польши, «локальных перманентных войн и геноцида в Африке» и «Армагеддона» на ближнем Востоке.

Свести в этом материале всё к человеческому фактору, – неверно в принципе, хотя большинство исследователей никогда не высказали бы подобных утверждений, даже имея для этого гораздо большие основания. Причина скорее в отсутствии твёрдых основ в предмете геополитики.

6. Мистика около геополитики

Несмотря на отдельные годы гонения, геополитика в XX веке,  предстала настолько модной и притяжательной, что стала использоваться в качестве самоидентификации даже вне пределов политических наук.

В 1943 году знаменитый художник Сальвадор Дали представил миру искусства картину “Геополитический ребенок наблюдает за рождением нового человека” [[30]].

 

Рис. “Геополитический ребенок наблюдает за рождением нового человека”. (1943 г., Сальвадор Дали. Репродукция)

С момента написания этой картины её сопровождает странные разночтения, заблуждения и ошибки. Прежде всего, идут споры, кто главный персонаж картины. Внешний вид этого персонажа не позволяет определённо отнести его к мужчине или к женщине. Одни эксперты считают – женщина, за что косвенно говорит присутствие ребёнка и процесс рождения. Но, другие возражают – процесс рождения Нового человека на картине надо интерпретировать как процесс творения и тогда главный персонаж творец, то есть мужчина. В подтверждении сказанного в российском искусствоведении эта картина представлена и под другим названием “Геополитик, наблюдающий рождение Нового человека” [[31]].

Но это далеко не всё. В книге [[32]], в разделе анаграммы “Авида Долларз”, время написания картины датируется 1934 годом, а Сальвадору Дали приписывается изображение новой мифологии будущего мира при помощи либеральной философии. Если год создания картины является, либо ошибкой, либо мистификацией, либо указывает на подделку этого представленного экземпляра, то указание на либеральность картины как раз и вызывает отторжение. Картина несёт определённую тоталитарную нагрузку и по её содержанию видится название “Ребёнок наблюдает творение Геополитиком Нового Человечества”.

Как видно вокруг этого культурного образца, порождённого геополитикой, присутствует явное недопонимание. Будь-то, в предмете геополитики, есть нечто сакральное, что даже образ этого предмета нельзя выразить чётко. А может и транцедентальное, стоящее выше языка переводчика.

В альбоме [[33]] пространство картины Сальвадора Дали вообще  представлено в зеркальном отображении. Америка в этом представлении находится на Востоке, а Европа на Западе. Возможно, это умышленная ошибка, а возможно и подделка. Такие ошибки и подделки только увеличивают ценность оригинала.

Здесь необходимо сделать существенное замечание. В своё время Сальвадор Дали подписал своим именем множество не нарисованных полотен. Возможно, имеются сотни и тысячи картин с его подписью, в которых он не является автором произведения.

Интересно и то, что размеры картины указанные разными авторами не совпадают. В цитируемых работах, это и 45,5 х 59 см. и 45 х 50,8 см., а в альбоме [[34]] называются цифры 45,5х50 см. Здесь же местом нахождения работы называется фонд Гала – Сальвадора Дали в испанском городе Фигерас, но в других работах указывается музей Сальвадора Дали в г. Санкт-Петербурге во Флориде. Но это конечно может быть связано и со сменой собственника.

Сегодня геополитическую нагрузку в мире несут многие литературные произведения, художественные фильмы и компьютерные игры. Сколь далеко геополитика проникнет в повседневную жизнь общества остаётся только гадать.

 


Литература.

[1] European “Security”…and Real Détente. “The New York Times”, 21.07.1975 (Цит. по Киссенджер Г. Дипломатия. – М.: Ладомир, 1997. –  848 с.)

[2] Андрианова Т.В. Геополитические теории XX в. (Социально-философское исследование).- М.:ИНИОН,1996.- 178 с.

[3] Швейцер П. Победа./Пер. с польского. – Мн.: СП “Авест”, 1995. – 464 с.

[4] Брюн М. «Сахалинский инцидент», www.airforce.ru/history/kal007/intro.htm

[5] Gaddis J. L. International Relations: Theory and the End of the Cold War // International Security. 1992–1993. Vol. 17. № 3, p. 5-58.

[6] Collins R. Weberian Sociological Theory. Ch. 8 The future decline of the Russian Empire. – Cambridge and N.-Y.: Cambridge Univ. Press. 1986.

[7] “Финансовые Известия”, 26 сентября 2006. (По данным рейтинга RBC за 2005 год http://rating.rbc.ru от 11 октября 2006 г. эти расходы составляли не менее 48% от мировых).

[8] Заявление Государственной Думы Российской Федерации от 23 октября 1998 года принятое Постановлением № 3158-II ГД от того же числа.

[9] Лурье (Светина) С. Крысиная геополитика. “Спецназ России”. № 1, 2002 г.

[10] Лоренц К. Для чего нужна агрессия. / Lorenz, Konrad. On agression. – London: Methuen & Co. Ltd., 1966.- 274 p.. http://www.zercalo.ru/therapy/lorenz_agressia1.shtml

[11] Геополитика в свете глобальных перемен/ К. Плешаков // Международная жизнь. – 1994, № 10. – C. 30-39.

[12] Кузьмин В.И., Галуша Н.А. Количественная геополитика. – М.: АВН, 2000. – 144 с.

[13] Кузьмин В.И., Галуша Н.А. Структурная геополитика. – М.: АВН, 2000. – 132 с.

[14] Кузьмин В.И., Галуша Н.А. Ресурсная геополитика. – М.: АВН, 2000. – 134 с.

[15] Цымбурский В. Остров Россия. “Полис”, 1993, № 5.

[16] Дугин А. Конспирология. – М.: Евразия, 2005. – 621 с.

[17] Послание по национальной безопасности Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 13 июня 1996. (О национальной безопасности. Послание Президента Российской Федерации Федеральному собранию. Независимая газета, 14 июня, 1996).

[18] Выступление В.В.Путина на конференции Мемориального фонда Джавахарлала Неру, 3 декабря 2004 года, Нью-Дели, Индия. – Сайт Президента РФ.

[19] Семенова А. Конфуз в верхних эшелонах. МК, 03 марта 2004.

http://www.legis.krsn.ru/newsinfo.asp?ID=9161

[20] Макарычев А. Возвращение геополитики. 19.06.2006 г.

http://www.eurasianhome.org/xml/t/expert.xml?lang=ru&nic=expert&pid=700

[21] Сиротин В.  Новогодние грабли. http://www.nbp-info.com/5132.html

[22] Данные представлены на начало 2007 года. В настоящее время каталог Парламентской библиотеки строится на базе центральных библиотек России. http://parlib.duma.gov.ru/ru/projects/summcat.php

[23] «Сегодня», 18 ноября 1994 г.

[24] Клинтон Б. Послание Конгрессу. Стратегия национальной безопасности США. 1996 г.

[25] Венгеровский А. План. «Атака», № 9, с. 12 – 24.

[26] Там же.

[27] Там же.

[28] Панарин И.Н. Распад США: миф или реальность? http://www.panarin.com/doc/25

[29] Венгеровский А. План. «Атака», № 9, с. 12 – 24.

[30] Геополитический ребёнок, наблюдающий за рождением нового человека. /В кн. Дешарн Р., Дешарн Н. Сальвадор Дали. – Лозанна: Эдит, 1994. – 383 с.

[31] Геополитик, наблюдающий за рождением нового человека. /В альбоме: Сальвадор Дали. – М.: Белый Город, 2006. – 48 с.

[32] Геополитик, наблюдающий рождение нового человека. /В кн.: Свинглхарст Э. Сальвадор Дали. – Минск: Белфакс, 2000. – 128 с.

[33] Геополитик, наблюдающий за рождением нового человека. /В альбоме: Сальвадор Дали. Альбом. – М.: Ромэн, 1991. – б.ук.с.

[34] Геополитический ребёнок, наблюдающий за рождением нового человека. /В альбоме: Сальвадор Дали. – М.: Магма, 2005. – 80 с.

Поделиться в соц. сетях

0


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «vladkp»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Один комментарий к “Геополитика в современной России: Предтеча, возрождение, состояние”

  1. 16.12.2017 в 18:08

    Уважаемый Владимир Потехин, повторю здесь свой пост в связи с картиной Сальвадора Дали. До этого хотел бы сказать, что согласен с вашей критикой дилетантских разработок в сфере геополитики. Но насчет отмеченной вами картины Дали не соглашусь с вашей оценкой. Кстати, на картине Дали изображена мать с ребенком. Но есть и третий персонаж – мужчина, который не виден в картине, но о его наличии свидетельствует тень рядом с тенями матери и мальчика. Я первый и единственный в мире исследователь необычных секретов этой картины. Итак, представляю свой пост: “На картине Сальвадора Дали “Геополитический ребенок, наблюдающий за рождением нового человека” мать указывает ребенку на Апшеронский полуостров, как место рождения Нового Человека. Почему Баку? Все очень просто, когда хочешь на некоем неопределенно крупном месте карты указать на конкретную точку, то для этого указательный палец разворачивается обратной стороной таким образом, чтобы ткнуть в нужное место кромкой ногтя. Поскольку ноготь имеет тонкую полоску, то это и позволяет указать точно на нужное место. Под ногтем указательного пальца матери на картине находится Баку. Я впервые увидел эту картину летом 2011 года в передаче на телеканале “Лидер” в Баку, где сообщалось, что неясно почему мать указывает на Баку. Мне удалось впервые найти ответ на этот вопрос. Более того, я выяснил необычный характер этой картины и ее главную тайну, заключающуюся в наличии у этой картины второго информационного дна. Об этом в том же 2011 году в бакинской газете “Гражданская солидарность” на азерийском языке в 9 номерах пошла моя большая статья «Великое будущее народа азер и завтрашний день мира. Или скрытные сущности картины испанского художника Сальвадора Дали «Геополитический ребенок, наблюдающий за рождением нового человека» (“Azər xalqının ulu gələcəyi və dünyanın sabahı. Və yaxud ispan rəssamı Salvador Dalinin “Yeni insanın doğuluşunu müşahidə edən geosiyasi uşaq” əsərinin gizli mətləbləri»). В картине содержится колоссальная и ценнейшая информация о главных событиях в мире в 21 веке. В частности есть информация об Апокалипсисе, который, на основе моей дешифровки по особой методике, будет иметь место в середине 21 века; о Спасителе мира или у мусульман о Сахибе аз-Замане (властелине времени), который придет из Баку и будет по национальности азерлийцем; о разработанной мной новой совершенной посткапиталистической формации, названной мной “танмаядарлыг”, которая также впервые в мире начнет внедряться в Азербайджане, начиная с 2023 года и о многих других важных мировых событиях этого века.
    Хотя картину и рисовала рука Дали, но он был лишь передатчиком, который переносил на холст те видения , которые шли ему из космоса от инопланетян. Они и использовали Дали как простого робота. Параллельно рисованию хужожника инопланетяне по своей технологии внесли в краску картины ценнейшую информацию, впервые открытую мной. Мы создадим крупную супердержаву Азеристан в составе Азербайджана, Ирана и Турции, которая и займет в мире место США, поскольку США, да и многие страны будут разрушены в ходе Апокалипсиса. Информация из этой картины полностью подтверждается моей оригинальной дешифровкой пророчеств Нострадамуса, поскольку и он, по моей версии, черпал информацию из того же инопланетного информационного поля. Так что, 90 миллионный азерский этнос имеет великую миссию. являясь по воле инопланетян коллективным Спасителем мира. Азерийский язык это будущий ведущий международный язык. Все это и подтверждается моей дешифровкой тайн и картины Дали и пророчеств Нострадамуса. Азер Гасанли. Азербайджан.”.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация