ДВОЙСТВЕННАЯ ПОЗИЦИЯ ОБИДЧИК – ЖЕРТВА В ШКОЛЬНОМ ПОДРОСТКОВОМ БУЛЛИНГЕ

Разумова Виктория Владимировна1, Горшенкова Арина Олеговна1, Широкова Любовь Константиновна1, Сущева Светлана Михайловна1, Рыбина Екатерина Александровна1
1ФГБОУ ВО Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина (Мининский университет)

Аннотация
В статье рассматривается позиция «обидчик-жертва», которую может занимать ребёнок в результате школьной травли. Авторы дают определение «буллинга», описывают основные характеристики участников процесса. В конце статьи предлагаются формы профилактической работы.

Ключевые слова: , , , ,


Рубрика: Психология

Библиографическая ссылка на статью:
Разумова В.В., Горшенкова А.О., Широкова Л.К., Сущева С.М., Рыбина Е.А. Двойственная позиция обидчик - жертва в школьном подростковом буллинге // Гуманитарные научные исследования. 2022. № 8 [Электронный ресурс]. URL: https://human.snauka.ru/2022/08/50805 (дата обращения: 14.05.2024).

Подростковый возраст является своеобразным и сложным по своему протеканию. Физиологические и психические изменения вызывают ряд особенностей: агрессивное поведение, импульсивность, безапелляционность суждений, снижение самооценки. В связи с этим возрастает вероятность вступления подростка в различные конфликтные ситуации. Также, наблюдается тенденция стремления вступления в молодёжные группы по интересам и как следствие обозначение в ней своего положения.

Занимаемые подростками роли можно проследить в школьной среде. Она оказывает огромное влияние на развитие ребёнка и способна определить каким будет дальнейшее становление личности. Даже самый дружный класс, к сожалению, не застрахован от такого явления, как буллинг.

Буллингом называют травлю, издевательства, насилие физического и психологического характера, которые длительны по времени и не спровоцированы жертвой. В статье Зуевой В. С. и Шамаева А. Н. указано: «Первые публикации на тему школьной травли появились довольно давно, еще в 1905 г. К. Дьюкс опубликовал свою работу, но первые систематические исследования проблемы буллинга принадлежат скандинавским ученым, среди них: Д. Олвеус, П. П. Хайнеманн, А. Пикас, Е. Роланд. Олвеус и сегодня остается самым авторитетным исследователем проблемы буллинга [1]». Есть разные точки зрения на проявление буллинга в образовательной среде.

Так, Кон И. С.  и Бердышева И. С. связывают его наличие с выплеском агрессии, накопленной детьми дома; Слободчиков В. И. к факторам возникновения насилия относит гендерные стереотипы, неравенство социального положения и влияние окружающей информации; Румянцева Т. В. к факторам возникновения буллинга относит взаимоотношения одноклассников между собой, а также с учителем, психологический климат класса [2]. Есть мнение, что проявление буллинга зависит от характера всех его участников, одарённости конкретного ребёнка, а также его умения и желания взаимодействовать с другими людьми.

Выделяют следующие особенности проявления буллинга в школьной среде:

1)Три уровня проявления – психологический, эмоциональный и физический.

2) Обидчиками может быть, как группа, так и конкретный человек.

3) Травля направлена на человека, который чем-то выделяется (например, силён в учебе или наоборот слаб);

4) Издевательства являются длительным по продолжительности.

В учебной и научной литературе выделяют трёх участников буллинга: буллер (агрессор), жертва и наблюдатель.

  • Агрессор – объект, оказывающий насилие.
  • Жертва – объект, на кого направлено насилие. (Жертвы бывают пассивные, которые не реагируют активно на травлю и агрессивные).
  • Наблюдатель – все люди, которые тем или иным образом знают о происходящем конфликте.

Каждая категория имеет свои характеристики. В статье «Последствия школьной травли для её участников» выделяется еще одна немногочисленная группа детей, которая занимает двойственную позицию по отношению к буллингу, её можно обозначить, как категорию «обидчик-жертва». Это «…3% детей, которые совмещают обе роли, агрессивно провоцируя других детей на причинение себе вреда, либо в одних отношениях в классе демонстрируют паттерны поведения агрессора, а в других оказываются жертвой, они же провоцирующие жертвы и агрессивные жертвы [3]».

Не все подростки могут спокойно относится к издевательствам, направленных на них. Данная категория детей ведёт себя эмоционально и раздражено, пытаясь защититься от буллера. Подросток может открыто выражать своё недовольство, поддаётся на провокации. Иногда может возникнуть ощущение, что он сам спровоцировал конфликт. Как правило, подросток, который оказывается в позиции обидчик-жертва еще более отвергаем группой, чем жертва, занимающая пассивную роль. Также, допустимы ситуации, когда ребенок является обидчиком в классе, а дома или в социальных сетях жертвой. Исследование, проведённое с учениками 11-18 лет показало, что большинство учеников в роли обидчик – жертва становятся жертвами кибербуллинга (травли в интернете) [4].

Стоит отметить, что в процесс буллинга жертва вступает не сразу. Как правило, всегда есть попытки уладить конфликт на его начальных стадиях. Но если класс или определённая его часть уже настроена негативно, конфликт начинает нарастать, способы его решения становятся сложнее. Вербальная агрессия перерастает в физическую и психологическую. Провокации жертвы на данном этапе приводят к амбивалентной позиции и неадекватной реакции. Родители и администрация школы подключаются, как правило в разгаре конфликта. Их помощь не всегда оказывается эффективной, так как угрозы и издевательства могут усилиться, а вместе с этим усугубить проявление негативных поведенческих реакций со стороны жертвы.

Подростки, которые занимают амбивалентную позицию, часто мстят за нанесённые им обиды и обращаются жестоко с другими более слабыми людьми. «По мнению Олвеуса они обладают теми же чертами, что «обидчики», совершают агрессивные действия против других и вместе с этим являются «жертвами» буллинга [5]». Тем не менее, агрессия жертвы в данном случае не связана с травлей, чаще она символизирует месть и несогласие с обвинениями в собственный адрес.

Коновалов Антон Юрьевич, председатель ассоциации кураторов служб примирения и медиаторов г. Москвы, в своей работе «Подходы к работе с травлей в школе и школьные службы примирения» приводит следующий пример подростка в позиции обидчик-жертва: «В одной школе мальчик, ранее воспитывающийся в детском доме, придя в общеобразовательную школу, стал мешать классу и учебе. Его отвергает часть одноклассников и часть учителей. В ответ он совершает разрушительные действия (отвлекается на уроке, дерется), и против него объединяется значительная часть класса. Ему администрация дает «испытательный срок», в ходе которого некоторые одноклассники (видимо, при поддержке своих родителей) стараются его «вывести из себя», чтобы продемонстрировать педагогам отсутствие его исправления и таким образом избавиться от него. То есть, фактически они его провоцируют на агрессию. То есть жертва «оказывается» обидчиком, который в одиночку мешает всему классу, потом вновь оказывается «жертвой», потом он снова проявляет агрессию и так далее [6]».

В качестве профилактических мер школьной травли используют формы первичной и вторичной профилактики. Первичная профилактика проводится со всеми детьми, а также с их семьями. Она может иметь разные формы: классные часы, информирование детей и родителей о негативных последствиях издевательства, круглые столы, игры на сплочение коллектива. К вторичной профилактике относятся меры, которые представляют собой изменение поведения обидчика, поэтому она проводится индивидуально с конкретным ребёнком

Таким образом, позиция обидчик – жертва включает в себя проявление сразу двух ролей и вызывает наибольший стресс у подростка. Несмотря на то, что ребёнок старается сопротивляться той роли, которую ему хотят присвоить, избавиться от последствий буллинга сложно и не всегда реально. Главной и основной мерой предосторожности от возникновения буллинга в школьной среде является преждевременная профилактическая работа, а также благоприятный внутренний климат в каждой отдельной семье.


Библиографический список
  1. Зуева В. С. Психологические особенности участников школьного буллинга / В. С. Зуева, А. Н. Шамаев // Вопросы науки и образования. – 2018. – № 16(28). – С. 64-65. URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=35424590 (Дата обращения: 08.07.2022)
  2. Петросянц В. Р. Проблема буллинга в современной образовательной среде / В. Р. Петросянц // Вестник Томского государственного педагогического университета. – 2011. – № 6(108). – С. 151-154. – URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=16458155 (Дата обращения: 08.07.2022)
  3. Бочавер, А.А. Последствия школьной травли для её участников. / А. А. Бочавер // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2021. Т. 18. № 2. С. 390–401. – URL: file:///C:/Users/PC/Downloads/т.%2018.%20№%202.%202021-153-169.pdf  (Дата обращения: 08.07.2022)
  4. Волкова, Е. Н. Кибербуллинг как способ социального реагирования подростков на ситуацию буллинга / Е. Н. Волкова, И. В. Волкова // Вестник Мининского университета. – 2017. – №3(20). – с.17. – URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=30476252 (Дата обращения: 08.07.2022)
  5. Харисова, М. М. Профилактика буллинга в подростковой среде: специальность 44.03.02 «Психология образования» : выпускная квалификационная работа : Харисова Мария Марсовна; ФГБОУ ВО «Уральский государственный педагогический университет. – Екатеринбург, 2018. – 118 с. – Библиогр.: 6 -12. – Текст: непосредственный. – URL: http://elar.uspu.ru/bitstream/uspu/11947/2/2018Kharisova.pdf (Дата обращения: 08.07.2022)
  6. Коновалов А. Ю. Подходы к работе с травлей в школе и службы примирения. URL: http://gc-pmss.ru/files/pdf2017/travlya_v_shkole_konovalov.pdf (Дата обращения: 08.07.2022)


Все статьи автора «Разумова Виктория Владимировна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: