УДК 130.2

А.РЕШ ПРОБЛЕМА БЕССМЕРТИЯ

Липов Анатолий Николаевич
Институт философии Российской Академии наук
кандидат философских наук, научный сотрудник сектора эстетики

Аннотация
В статье представлен перевод статьи доктора философских наук, доктора теологии в университете г. Граца, профессора клинической психологии в Академии Альфонсиана, Папского Латеранского университета в Риме, основателя и издателя журнала «Пограничные области науки» Андреаса Реша. Публикация основана на исследованиях проблемы бессмертия, изложенном в двух томах, написанных доктором философии, исследователем религиозной философии Гердой Лиер в университете г. Франуфурта и посвящена различным научным заявлениям по этой теме, сделанным в историко-философском и естественнонаучном контексте.
Предметом исследования в статье является проблема бессмертия в аспекте анализа различных теорий за и против бессмертия человека и наиболее важные положения отдельных научных теорий. Методология работы основана на междисциплинарном подходе, в котором анализируются и сочетаются экзистенциальные и естественно-научные философские аспекты этой темы с математическими, физическими, биологическими и нейронаучными перспективами, а также предлагается всеобъемлющий взгляд на проблему бессмертия.
К основным выводам исследования, определяющим его новизну, можно отнести утверждение автора о том, что проблема, порождаемая концептом «бессмертие», относится к базисным элементам в науке, теории и истории культуры, исходит из внутренней сути человека, а также выдвинутую им и основанную на естественнонаучном материале гипотезу о существовании личности после смерти. Существующие ныне доводы науки, направленные против бессмертия, утверждает Андреас Реш, не могут отменить доводов в пользу самого бессмертия.

Ключевые слова: , , , , , , , , ,


Рубрика: Философия

Библиографическая ссылка на статью:
Липов А.Н. А.Реш Проблема бессмертия // Гуманитарные научные исследования. 2019. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2019/04/25749 (дата обращения: 10.04.2019).

А. Реш Проблема бессмертия*

Перевод с немецкого Липова  А.Н.

* Перевод выполнен по изданию: Andreas Resch: Das Unsterblichkeitsproblem // Grenzgebiete der Wissenschaft (GW). 60 (2011). № 1. S. 59-83.


В двухтомном труде «Проблема бессмертия» [1], который был принят в качестве докторской диссертации, Герда Лиер суммирует аргументы за и против бессмертия человека от физики до мистики. Автор годами собирал высказывания из научных исследований и жизненного опыта, объединенных впоследствии в более полную работу, которая в настоящее время находится на книжном рынке по этой теме.

Пораженная тяжелой болезнью, Герда Лиер  была не в состоянии защитить свою работу и не дожила до того, чтобы опубликовать ее. Поскольку она больше не может представлять свою работу лично, я хотел бы в этой статье кратко изложить  основные положения этой работы, в знак признательности за её необыкновенные взгляды на различные точки зрения за и против бессмертия человека и наиболее важные положения отдельных научных теорий.

1. Человек только материя, или также дух?

Является ли природа человека нефизической по своей природе и, следовательно, не подвержена распаду, или же человек является исключительно биологическим существом и, таким образом преходящим, как и все материальное? В качестве исторического сторонника нефизической природы человека Лиер назвала основателя греческой философии философа Платона (427-347 гг. до н.э.) и Плотина (204-270 гг. н.э.).  Для Платона реальная и истинная природа человека, его души, произрастает не в реальном физическом мире, но в трансцендентном мире идей, от которых зависит весь физический мир. Душа является составным, невидимым, бессмертным существом, которое властвует над телом и входит в его сферу как невидимая, божественная и бессмертная сущность, когда она отделяется от тела в чистом виде.

Плотин постулирует наличие истинного бытия, субстанциальной природы, не связанной со становлением и разрушением. Именно природа является началом любого движения во всех телах, она сообщает жизнь каждому неодушевленному телу, имея жизнь в себе самой. Это бытие, первое и вечное, никогда не разрушается, как дерево или камень, но обладает вечной жизнью. Наша душа родственна этой природе, ибо  душа, как и истинное бытие, бестелесна.

Душа, утверждал философ, уже существует «в самом начале движения, давая все другие движения, в то время как сама двигается из себя; она анимированное тело до жизни, так, что сама по себе она его никогда не его теряет, потому что уже имеет его в себе». Следовательно, она долна «дать объект, который первоначально живет и который должен быть нетленной необходимостью, бессмертным, так как для остальной части является источником жизни» 2.

Эта точка зрения, в свою очередь как показывают дальнейшие экспозиции в последнее время вызывает все больший интерес у видных физиков. Хорошо известно, что идея нематериального контроля  считалась устаревшей в естественных науках в последние столетия, тем более что следующие пять основных истин доминируют в науке и по сей день:

–  существует только известный нам мир пространства-времени; ссылки на другие измерения и уровни реальности или свидетельства о них отсутствуют.

–  фактичность эволюционного процесса подтверждает вывод о том, что живые существа возникли без намерения и реализуют свою сущность исключительно посредством исключительно механистически-материалистических процессов.

–  нет никаких разумных аргументов в пользу существования трансцендентного основания мира и трансцендентных сущностей.

–  сознание является продуктом мозга, и нет никаких доказательств того, что оно действует как передатчик самосознания. Также нет доказательств отделенности сознания от физического тела и посмертной непрерывности сознания.

–  наконец Просвещение показало, что предположение о бессмертной душе иррационально.

Подобное отклонение гипотезы о бессмертии может быть объяснено тем фактом, что вышеуказанные основные предположения были общепринятыми не только втечение ХХ века. Развитие этих предположений началось с конкретной мысли Рене Декарта (1596-1650) о том, что физические тела живых существ могут существовать для себя и вне себя и, таким образом, не требуют никаких принципов жизни, организации, восприятия и движения. Таким образом, вы должны быть в состоянии существовать без души, включая человеческое тело. Духовная субстанция, душа, никоим образом не может быть получена из движущих сил материи. Поэтому она полностью независима от тела и, следовательно, неразрушима [2].

Томас Гоббс (1588-1679) посчитал этот тезис внутренне противоречивым, и поэтому, ссылаясь на Декарта, разработал первую самодостаточную современную материалистическую систему, ограниченную трехмерным пространством. Вера в выживание души после смерти – не что иное, как языческий ритуал. Тем не менее, Гоббс придерживался доктрины церкви, согласно которой Бог позволил верующим восстать на Последнем Суде как сияющие духовные тела, потому что:

«Может ли Бог, который своим словом вложил неодушевленную пыль и глину как живое существо, так же легко не воскресить мертвую тушу?» [3].

Герда Лиер обнаруживает это противоречие в том факте, что до конца ХУ111 века многие философские работы могли публиковаться только анонимно или посмертно.  Запрет на книги, введенный в 1559 году в «Индексе запрещённых книг» (лат. Index Librorum Prohibitorum) составленый папой Павлом 1V, был упразднен только в 1965 и 1966 годах. Этот запрет также затронул работы Баруха де Спинозы (1632-1677), для которого государство прежде всего должно было защищать свободу, а понимание души у философа основывается только на одной субстанции, хотя не ощутимой материи физического тела, но неделимой, вечной и неограниченной субстанции. Спиноза приравнивал эту субстанцию к Богу и производящей природе, но не к произведенной природе:

«В Боге обязательно существует идея, которая выражает сущность того или иного человеческого тела в некой вечности»[4].

Спиноза пришел к этой точке зрения из своего собственного опыта, особенно после того, как «мы можем чувствовать и переживать», что мы вечны благодаря «любви Бога» [5]. Для Готфрида Вильгельма Лейбница (1646-1716) истинная сущность тела заключается не в размерах, движениях и форме, а в силе, которая составляет внутреннюю природу тела, в отдельных веществах, подобных душе, которые он называет монадами. Для Лейбница вещество – это существо, способное к действию. Поэтому, полагал Лейбниц, души не рациональны, пока они не предназначены для человеческой жизни посредством зачатия:

«Но как только они стали разумными и способными к осознанию и общению с Богом, они, по моему мнению, никогда не станут символом гражданина Государства Божьего, и поскольку этим государством правят самым прекрасным и справедливым образом, оно становится разумным, что из-за параллелизма между царствами природы и благодати через законы самой природы душа становится более подходящей для вознаграждений и наказаний благодаря своим собственным действиям. И в этом смысле, однако, можно сказать, что добродетель несет свою награду, а порок несет свое наказание, потому что определенное последствие порождает своего рода перегородку для последнего естественного состояния души в зависимости от того, была ли она искуплена или не принесена в жертву –  закон установленный Богом заранее в природе, соответствующий божественным обещаниям и угрозам, то есть благодати и праведности, согласно которому мы присоединились к одному из них  посредством добрых и злых действий, в котором деятельность Бога вполне естественна, хотя его природа более возвышенна, чем у нас» [6].

Для Фрэнсиса Бэкона (1561-1626), одного из основателей современной науки, экспериментальная наука сопровождается представлением о божественной помощи, поэтому ее задачей является изучение «пневматической», «духовной материи», в которой вопроса о «бессмертии нет», рассматриватеся не как вопрос  нашего восприятии и понимания, но откровения:

«Поверьте мне, самая сладкая песня «nunc dimittis» (от лат. Nunc dimittis – «Ныне отпущаеши…» (Песнь Симеона Богоприимца в Евангелии от Луки – Прим. перев.), когда человек достиг достойных целей и надежд» [7].

Для Исаака Ньютона (1643-1727), основателя классической механики также существуют «духовные» сущности. В своей основной работе «Philosophiae naturalis» [8]  он говорит об исключительно тонком духе, который проникает в грубые тела и скрыт от них, посредством чего конечности живых существ перемещаются в соответствии с их волей. Напротив, французский врач и философ-материалист Жюльен Оффрэ де Ла Метри (1709-1751) [9] и его материалистические  последователи утверждают, что не существует нематериальных духовных субстанций, но что все развилось из физического тела. Даже мышление –это просто свойство материи, сущность которой неизвестна. Французский философ, писатель, энциклопедист и просветитель, Поль-Анри Тири д’Хольбах (1723-1789) выражает свои суждения еще более радикально в своей «Системе природы»:

«Если мы посмотрим на нашу душу или движущую силу, которая действует в нас самих без ущерба, мы придем к убеждению, что оно принадлежит нашему телу, что его можно отличить от него только по абстракции, что это только тело сам по себе, ввиду некоторых своих функций, он обязан своей особой природой и замыслом» [10].

Может показаться удивительным, что великие французские художники Просвещения ХУ111 века, такие как Вольтер (1694-1778) и Даламбер (1717-1783), дистанцировались от подобного атеистического материализма. Одако они, как и другие великие просветители в Европе были озабочены не распространением материализма и отрицанием бессмертия, а терпимостью, либеральностью, свободой выражения мнений, справедливостью и общим освобождением от «опеки мышления».

Иммануил Кант (1724-1804) в своей «Критике чистого разума» показывает, что существование «интеллектуальной» субстанции, бессмертной души, трансцендентной реальности и божественной природы не обязательно может быть доказано, но обнаружилось в его «Критике практического разума», где он призвал принять трансцендентный духовный мир под руководством мудрого автора и правителя наряду с жизнью в таком мире, который мы должны рассматривать как будущее:

«Полное соответствие воли нравственному закону –  это святость, совершенство, на которое не способно ни одно разумное существо чувственного мира в любой момент его существования. Однако, поскольку оно, тем не менее, требует практической необходимости, его можно найти только в бесконечном прогрессе к этой полной целесообразности, и необходимо, согласно принципам чистого практического разума, принять такую ​​практическую прогрессию как реальный объект нашей воли» [11].

Эта уверенность была радикально оспорена в середине Х1Х века, когда человек был определенно представлен как простое совпадение чисто механических событий.

2. Эволюция и совпадения

В 1859 году Чарльз Дарвин (1809-1882) опубликовал свою основную работу «Происхождение видов» [12], в которой  представлял общее происхождение всех живых существ через эволюцию, видообразование как явление и естественный отбор как исключительно материалистически-механистическое объяснение всего эволюционного процесса. Хотя отказ от этого сугубо натуралистического объяснения всего эволюционного процесса в биологии вплоть до 20-30-х гг. ХХ века представляется вполне справедливым и обоснованным.

Однако после Второй мировой войны группа биологов заявила, что большинство биологов приняли естественный отбор в качестве единственного механизма, определяющего тенденции в эволюции. В этом смысле также утверждалось, что не может быть независимого «духовного элемента», бессмертной души и, следовательно, не существует посмертной непрерывности сознания. Эти мысли были подняты к концу Х1Х века Эрнстом Геккелем (1834-1919) и  лауреатом Нобелевской премии по химии немецким физиком, химиком и философом Вильгельмом Оствальдом (1853-1932) к научной догме. Итак, Геккель говорит:

«Предыдущие исследования, которые могут быть дополнены многими другими результатами современной науки, доказали, что старая догма о «бессмертии души» совершенно несостоятельна. В двадцатом веке это уже не может быть предметом серьезных научных исследований, но трансцендентной веры» [13].

Широкому принятию этого отрицания бессмертия способствовало прежде всего поразительное отрицание трансцендентного в тезисах Фридриха Ницше (1844-1900) [14]  и Бертрана Рассела (1872-1970). Для Ницше дарвинизм представляет собой последнее великое научное движение, которое является сущностью каждого изобретения, поскольку в действительности нет цели и нет конечной цели:

«Этот мир: чудовище власти, без начала, без конца, твердый, железный размер власти, который не становится ни больше, ни меньше, не изнашивается, а лишь превращает в целом неизменно большое домохозяйство без затрат, без  роста, без доходов, в окружении «ничто», где его предел … море сил штурма и наводнения, вечно изменяющихся, вечно повторяющихся, с огромными периодами повторения … это мой Дионисийский мир вечного «я». Создавая, вечно самоуничтожаясь, этот загадочный мир моего двойного сладострастия, мир за пределами «добра и зла», без цели, если не в счастье круга … Этот мир – воля к власти – и больше ничего! И ты тоже –  это воля к власти и больше ничего!» [15].

Поэтому война всех против всех  и дает более сильную прерогативу. Эти тезисы имели разрушительный эффект даже во время Первой мировой войны, когда многие солдаты вступили в войну с произведениями Ницше и способствовали дальнейшим преступлениям в ХХ веке.  Согласно Ницше, этот исключительно натуралистический взгляд на мир пропагандировался также соучредителем аналитической философии британским философом, логиком, математиком и Нобелевским лауреатом по литературе (1950) Бертраном Расселом.

Так, в часто цитируемом абзаце в эссе 1903 года он пишет, что почти наверняка человек будет жить в бессмысленном и бесцельном мире из-за случайности его происхождения, его быстротечности и падения нашей солнечной системы. Это не помешало ему подчеркнуть в своем последнем эссе в 1967 году, что земля может быстро стать раем, если она представляет либеральные взгляды и подтверждает превосходство сотрудничества над борьбой с конкурентами [16].

Точно так же главный представитель логического эмпиризма и ведущая фигура «Венского круга» Рудольф Карнап (1891-1970), ставший отцом эмпирической и аналитической философии в США, считает, что принципы традиционной метафизики не имеют когнитивного содержания и что природные события также могут быть объяснены без Бога и веры в бессмертие как выживание личной сознательной души [17].

По этой причине даже паранормальные переживания, которые Артур Шопенгауэр (1788-1860) с философской точки зрения относит к наиболее важным переживаниям [18]  и которыми американский философ и психолог Уильям Джеймс (1842-1909) занимал себя в течение 22 лет, едва заметны [19].

3. Бихевиоризм

Из-за страха перед «метафизической чепухой» в академической психологии Соединенных Штатов ведущее место занимает место бихевиоризм, который описывает только поведение, утверждая отсутствие души и трансцендентного сознания. А главный представитель английского логического позитивизма Альфред Дж. Айер (1910-1989) [20], который, подобно Карнапу и Скиннеру, находился под сильным влиянием Рассела и «Венского круга», говорит, что гипотеза бессмертия больше даже и не мыслима. Действительно, даже выдающийся философ Джон Р. Сирл (1932), который зявляет о «повторном открытии ума», утверждает, что мы знаем с той же уверенностью, что мы знаем, что в нашем черепе есть мозг,  вызывающие мозговые процессы и сознание во всех его формах [21]. Эта редукция человека как к переходному процессу его существа побудила даже богословов отстаивать богословие полной смерти. Так, богослов Оскар Куллманн написал в 1962 году:

«Если сегодня мы спросим среднестатистического христианина, протестантского или католического, интеллектуального или нет, что Новый Завет учит об индивидуальной судьбе человека после смерти, мы, за некоторыми исключениями, получим ответ о «Бессмертии души». В этой форме это мнение является одним из величайших недоразумений христианства [22] .

В физике, к которой хотят адаптироваться психологи, биологи и философы, ориентированные научное знание, началось уже совсем иное развитие этой области знания. Великий математик и астрофизик Джеймс Джинс (1877-1946) заявлял, что явления пространственно-временного континуума представляют собой четырехмерные проекции реальностей, которые занимают более четырех измерений, так что «процессы в пространстве и времени» становятся просто теневыми изображениями [23]. После этих заявлений Герда Лиер утверждает, что «вопреки распространенному мнению нет единого строгого аргумента против гипотезы бессмертия и, с другой стороны, аргументы, которые говорят за него, по крайней мере, намного сильнее, чем принято считать» [24].

4. Математические, физические и натурфилософские высказывания

С математической, физической и натурфилософской точки зрения проблема бессмертия является лишь возможной темой, если в дополнение к известному пространственно-временному уровню реальности возможны и более высокие измерения. Хотя этих идей в изобилии и по сей день практически каждый кто сталкивается с опытом, свидетельствующим о том что за пространственно-временными явлениями могут существовать большие измерения, все же должны ожидать насмешки. Тем не менее, дискуссия уже идет полным ходом и необходима  не только для современной физики.

а) Пространственная философия

Первая независимая космическая философия в нашей культуре, как уже упоминалось, была разработана Платоном. По словам философа, разумный пространственно-временной мир не существует независимо, а только благодаря его участию в истинном существе, мире идей (Тимей. 51б, д; 52а).

Гуманист Марсилий Фицинус (1433-1499), который перевел сочинения Платона и неоплатоников, говорит об одной сущности реального, иерархически организованной в пять этапов: материя, качество, душа, ангел и Бог. Человек находится в тройном контакте со Вселенной,объединящим его дух с высшим духовным миром, его душу с мировой душой и его тела с природой [25]. По его предложению Томмазо Кампанелла (1568-1639) позднее разработал доктрину мирового класса, состоящую из архетипического (mundus archetypus), ментального (mundus mentalis), математического (mundus mathematicus), материального (mundus materialis) и эталонного мира (mundus situalis). Эти пять миров смешиваются и взаимопроникают. Здесь пространство в Боге, а Бог не ограничен пространством [26].

Кембриджский платоник Генри Мор (1614-1687) также разработал пространственную концепцию более высокого измерения, в которой разум воздействует на материю через четвертое измерение пространства. Кроме того, в его представлении существует расширенная субстанция гораздо большей тонкости, чем тело (также называемое Божественной амплитудой, Божественной вибрацией, которая управляет, но не зависит от всей материи) [27]. Значимость Компанелла и Moра заключается, в частности, в их влиянии на Ньютона, Локка, Лейбница и других важных мыслителей. Хотя ни один из них не разработал пространственную теорию мира и, согласно Исааку Ньютону (1643-1727), тела пронизаны скрытым духом [28].

Кардано, Декарт, Паскаль и Лейбниц, с другой стороны, отвергают четвертое измерение. Иммануил Кант под влиянием английских эмпириков также утверждал, что пространство и время являются необходимыми условиями всех переживаний, и, таким образом, отходит от своей прежней идеи многомерности пространства (1747) [29]

Под этим влиянием даже выдающийся немецкий математик, механик, физик, астроном Иоганн Гаусс (1777-1855) не осмелился опубликовать свое убеждение в незавершенности евклидовой геометрии. Он также полагал, что существа, способные воспринимать пространства четырех или более измерений, могут и в другой жизни надеяться получить более глубокое понимание природы пространства [30].

Чтобы продвигать эти идеи, он поручил своему ученику Георгу Фридриху Бернхарду Риману (1826-1866) написать абилитационную лекцию о гипотезах, лежащих в основе геометрии. Затем Риман указал в 1854 году, что пространства более высокого измерения подчиняются внутренней логике и согласованы сами по себе. Это утверждение открыло новую эру геометрии многомерных пространств [31].

б) Эксперименты Фридриха Целлнера

Реакция на этой заявление была уместной и закончилась скандалом. В 1877 и 1878 годах профессор Лейпцигского университета Фридрих Целлнер (1834-1882) проводил эксперименты в своем доме в Лейпциге с американским медиумом Генри Слейдом (1836-1905), чтобы доказать четвертое измерение. Среди участников были профессора Густав Т. Фехнер (физика и физиология), Карл Людвиг (физиология), Вильгелм Шейбнер (математика) и Вильгельм Вебер (физика). После различных попыток с точки зрения Целнера и его коллег были определенно исключены возможности для мошенничества и, тем не менее, достигнуты положительные результаты. Целлнер заявил, что получил доказательства для четвертого измерения.

Скандал произошел потому, что, как утверждается, предполагаемые результаты испытаний Целлнера были вызваны дешевыми хитростями ловкости рук. Целнер был осмеян, университет унижен заявлениями о спиритуализме, а вовлеченные в опытпрофессора должны были быть лишены своих преподавательских должностей [32]. Как следствие –  физики, которые имели дело с более высокими измерениями, теперь дистанцировались от более ранних утверждений о многомерности, в том числе от Германа фон Гельмгольца (1821-1894) и Эрнста Маха (1838-1916) [33]. Фактическая дискуссия о реальном существовании многомерных пространств едва ли была возможной в течение десятилетий после этого «предполагаемого скандала» в физике.

Даже в «Специальной теории относительности» Эйнштейна пространственно-временной континуум все еще считался евклидовым или псевдоевклидовым. Важность римановой геометрии была впервые признана в физике, когда Эйнштейн открыл физический принцип общей теории относительности и привел его в согласованную форму с римановой геометрией [34].

в) Более значительные масштабы

Первая значительная пятимерная физическая теория, также основанная на римановой геометрии, была разработана немецким математиком Теодором Калузой, которая добавила в математическую физику дополнительное пространственное измерение к четырехмерному уравнению поля Эйнштейна для гравитации и таким образом сформулировав его в пяти измерениях. Тем самым, известные тогда основные силы природы, гравитация и электромагнетизм стали являться частями большего целого. Теория была едва замечена, в том числе из-за (до начала Х1Х века) фундаментального отвращения многих физиков от теорий более высокого измерения.

Однако противоречие между общей теорией относительности и квантовой теорией сохранялось. По отдельности они доказывают себя, но если их объединить, они делают, как отмечает американский физик-теоретик, являющийся одним из ведущих в мире исследователей «теории струн» Эдвард Виттен, «бессмыслицу». Глупость, согласно Виттену, состоит в том, что возникают бесконечные результаты вычислений [35]. И все же все больше и больше физиков придерживаются мнения, что силы Вселенной не могут быть адекватно описаны с помощью четырехмерной теории.

5. Математика

Теперь мы обратимся к математике, поскольку Платон уже указывал, что математика является естественным языком науки. Наконец, в Библии также говорится:  «Но вы все расставили по размеру, количеству и весу» (Weish 11:20).

Великий австрийский логик, математик и философ математики  Курт Гёдель (1906-1978) был убежден, что философия Платона позволила ему получить революционные математические знания [36]. В течение многих лет он посвятил себя задаче доказательства того, что его теорема о неполноте подразумевает нематериальную реальность. Теорема показывает пределы формальных систем за пределами определенной степени и доказывает, что в достаточно мощных системах (таких как арифметические) есть и должны существовать утверждения, которые не могут быть ни формально доказаны, ни опровергнуты, как в случае волновой природы квантовой механики  [37]. Волна в смысле квантовой физики не может быть представлена ​​как волна в воде. Скорее, это означает математическое описание физических процессов.

Например, если поведение фотона не может быть точно предсказано, волна будет указывать на вероятность того, что он попадет в определенную точку на экране. В светлых местах вероятность больше, в темных местах меньше. Сам фотон не знает, куда он попадет. Только в последний момент решается так называемое совпадение (то есть неизвестная потенция). Поэтому в квантовой механике говорят о двух принципах: случайном принципе и волновом принципе.

Только по процессу измерения место столкновения определяется случайно. Это также может быть другое место. Местонахождение не имеет фиксированного значения, оно нечеткое и может быть определено только статистической вероятностью. Это связано с тем, что фотон несет с собой информацию о своем местонахождении, а также информацию о своем движении, то есть об импульсе, представленном синусоидальной волной. Различные возможные импульсы фотона описываются разными длинами волн. Поскольку различные синусоидальные волны усиливаются или подавляются, общий результат представляет собой волну, ограниченную небольшим диапазоном, так называемый волновой пакет.

Это та же волна, что и вероятность местонахождения фотона, что  показывает связь между местом и импульсом. Широкий волновой пакет сформирован несколькими синусоидальными волнами, поэтому его информация о импульсе является более точной, а его значение более резким. В то же время существует широкая волна для многих мест фотона и, следовательно, для большего локального размытия. Напротив, узкий волновой пакет формируется многими синусоидальными волнами, поэтому информация о импульсе остается размытой, но значение местоположения  является более резким.   Следовательно, место и импульс находятся в прямой корреляции.

Чем острее один размер, тем мрачнее другой. Следовательно, волновая картина не отображается, когда место измеряется, и появляется снова, когда она не измеряется. Природа волны была подтверждена не только в фотонах, но и в нормальной материи, уровне мельчайших элементов – атомов. Из этих экспериментов следует, что поведение мельчайших частиц материи зависит от того, наблюдаем ли мы их, что глубоко ставит под сомнение наше представление о реальности. Потому что, согласно нашей логике, мир должен существовать совершенно независимо от нас, и почему мы ничего не замечаем в нашей повседневной жизни?

Этот вопрос также задавал Альберт Эйнштейн, который категорически отвергал вероятностную интерпретацию квантовой теории и стремился привести абсурд, задав вопрос, не будет ли там Луны, если никто не посмотрел. Он подозревал, что квантовая механика не является полным описанием природы, но что скрытые переменные находятся за волновой функцией, подчеркнув эту точку зрения своим знаменитым предложением: «Бог не играет в кости».

Однако, согласно имеющимся в этой связи измерениям, пока не видно никаких скрытых переменных, которые предоставляют больше информации о местоположении частицы, чем волновая функция, которая была слишком размытой для точной локализации частицы и поэтому непригодной для практического использования. Выход был зафиксирован в так называемой Копенгагенской интерпретации, которая в конечном итоге стала догмой для научной работы и официальной мысли в физике.

а) Копенгагенская интерпретация

Так называемая копенгагенская интерпретация основана на формулировке Нильса Бора и Вернера Гейзенберга во время их сотрудничества около 1927 года в Копенгагене, которая фактически основана на вероятностной интерпретации волновой функции в квантовой механике, предложенной Максом Борном в Геттингене, за которую Макс Борн получил Нобелевскую премию. В Копенгагене эта интерпретация получила дальнейшее развитие и интерпретацию у В. Гейзенберга, Э. Шредингера и других в школе Н. Бора.

Согласно копенгагенской интерпретации, частица находится не в определенном месте, но в то же время во всех местах, где волновая функция не равна нулю. Только в момент измерения положения волновая функция коллапсирует, и в определенной точке возникает частица. Этот «коллапс» волны частицы является спорным, во многих случаях он приводит к исправлению результатов, без необходимости разбивать волновую функцию. Но для практического использования этот «коллапс» очень полезен, так как упрощает дальнейшие вычисления.

По этой причине копенгагенская интерпретация по чисто прагматическим причинам воздерживается от приписывания реальности в непосредственном смысле объектам квантово-теоретического формализма, то есть прежде всего волновой функции. Вместо этого объекты формализма интерпретируются просто как средство прогнозирования вероятностей результатов измерений, которые считаются единственными элементами реальности. При этом каждая метафизическая интерпретация была заблокирована [38].

Это ограничение результатов измерений привело к «достижению» в области естественных наук, что до сих пор любая другая форма мышления представляется ненаучной. Хотя Альберт Эйнштейн, Макс Планк, Макс фон Лауэ, Эрвин Шредингер и Луи де Бройль были решительными противниками этой интерпретации, большинство физиков сегодня не разделяют этих опасений [39].

Для практического физика достаточно придерживаться абсолютно бесспорных математических уравнений, хотя с квантово-механической точки зрения не существует универсально существующего объективируемого мира, как мы объяснили выше, и как подчеркивал немецкий физик, работавший в области ядерной и квантовой физики и бывший директор Общества Макса Планка Института физики в Мюнхене Ханс Петер Дюрр (1929-2014):

«С квантово-механической точки зрения не существует [...] универсально существующего объективируемого мира, но этот мир оказывается новым каждый момент. Мир представляется здесь как единство, как единое состояние, которое нельзя интерпретировать как сумму частичных состояний. Мир «сейчас» по существу не идентичен миру в последний момент. Но мир в последний момент предопределяет возможности будущих миров таким образом, что, с некоторой грубой точки зрения, кажется, что он состоит из частей и сохраненных конкретных проявлений, например элементарных частей/атомов, их идентичности во времени» [40].

б) Синтетическая теория

В соответствии с копенгагенской интерпретацией синтетическая теория, разработанная теорией отбора Дарвина в середине ХХ века, отвергает все не натуралистические объяснения. Эволюционный процесс как изменение частот генов в популяциях объясняется чисто натуралистически-механистическим. Ульрих Кучера, биолог-эволюционист и один из самых влиятельных представителей синтетической теории в Германии, говорит:

«Синтетическая теория обеспечивает, без альтернативы, единственный правдоподобный механизм причинного (естественного) объяснения эволюции организмов Земли. Поэтому теория эволюции сегодня имеет то же значение, что и атомная теория в физике или периодическая таблица элементов в химии: они составляют надежную основу современной биологии» [41].

Однако с этим натуралистическим объяснением эволюционного процесса еще ничего не сказано о его причинно-следственной связи, в отличие от Дарвина, который заканчивает свою работу «Происхождение видов» следующим образом:

«В истинном представлении о том, что Творец вдохнул зародыш всей жизни, окружающий нас в малую или даже единственную форму, действительно есть что-то возвышенное, и что, когда наша земля движется по кругу в соответствии с законами гравитации, она становится единым целым. так просто в начале возникло и развивалось бесконечное множество самых красивых и чудесных форм» [42].

Альфред Рассел Уоллес (1823-1912) – великий зоолог и соавтор естественного отбора, которого Дарвин высоко ценил, пришел к выводу, что только лишь натуралистических процессов недостаточно для объяснения эволюционного процесса. Появление жизни, чувств, сознания и более высоких художественных и экспериментальных способностей предполагает, что высшие разумные существа направили бы основные линии эволюции в соответствии с сознательными намерениями и целями [43].   Известный физик, биофизик и молекулярный биолог Альфред Герер (1929) утверждал, что можно позитивистски отказаться от всех утверждений, которые «не должны подтверждаться (научным) опытом и логикой. Но фундаментальные вопросы человеческого существования полностью отстранены от мышления и оставлены только чувствам; это заставляет задуматься, действительно ли ты этого хочешь» [44].

Здесь, по словам Герера, путь за пределы формального мышления, похоже, приближается к истине. В любом случае выгода заключается в расширении поля зрения, которое выражается как минимум в трех ключевых посланиях «Philophia Perennis» (с лат. –  «вечная философия» или непреходящая основа всякой философии.  Прим перев.) – основных истинах философского мышления:

– материальный мир явлений, каким мы их знаем, является частью более широкой реальности. Вы подчиняетесь всеобъемлющей причине, которая более реальна, чем внешний мир.

– человек может не только постичь и ощутить эту причину логически, но и стать единым с ней. Ибо человек не только состоит из своего физического тела, но он наследует вечное истинное я, которое участвует в мировом пространстве и делает возможным такой опыт [45].

Чтобы объяснить этот самоанализ философ и бывший сотрудник «Института пограничных областей науки (IGW)» Герда Вальтер (1897-1977) сравнивает восприятие с божественным духовным светом, который переживается как связанный с божественным духом человека. Гарантия божественного происхождения этой духовной идеи лежит:

«Когда божественный свет духа или божественный поток любви или его двойственность несут в себе рассматриваемое сообщение как его внутреннее значение [ее «ноэма»], так что переживающий его человек может извлечь его непосредственно из них» [46].

6. Размеры сознания

Важнейшее обсуждение проблемы бессмертия происходит при оценке сознания. Все нейробиологи и ученые, работающие в области познания, психологи и философы, присутствующие в обществе, яростно представляют тезис о том, что сознание создается мозгом, а иногда они даже требуют, чтобы общество получило соответствующие идеологические следствия из этого утверждения. Как уже указывалось, более ста лет назад такие значительные мыслители как Уильям Джеймс, Фредерик Майерс и Анри Бергсон, следуя Канту и идеалистической философии, указывали, что все наблюдаемые явления сознания, по крайней мере, так же хороши и, если не лучше, объяснены. Джеймс обратил внимание на тот факт, что между сознанием и мозговыми процессами не существует «явных научных причин», а только функциональные зависимости [47].

И хотя одиннадцать ведущих нейробиологов, которые заявляют в своем манифесте о настоящем и будущем исследований мозга, что в течение следующих 20-30 лет разум, сознание, чувства, акты воли и свобода действий могут рассматриваться как естественные процессы без противоречия в биологических процессах, признаюсь, что подобным манифестом не достигается полное объяснение человеческого мозга.

Конкретный мозг организуется посредством генетических различий и невоспроизводимых процессов импринтинга из-за влияния окружающей среды, индивидуальных потребностей и индивидуальной системы ценностей. Это делает вообще невозможным прийти к какому бы то ни было исчерпывающему заключению в отношении мозга,  фиксируя  лишь активность мозга на возникающих психических процессах человека. Вот как сохраняется автономия «внутренней перспективы»:

«Даже если в какой-то момент мы прояснили все нейронные процессы, лежащие в основе сострадания в человеке, его любви или моральной ответственности, автономия этой «внутренней перспективы» остается. Ведь даже фуга Баха не теряет своей привлекательности, если точно понять, как она устроена. Исследование мозга должно будет провести четкое различие между тем, что оно может сказать, и тем, что выходит за рамки его компетенции, так же как музыковедение,если  придерживаться этого примера, может многое сказать о фуге Баха, но должно молчать, объясняя ее уникальную красоту» [48].

В комментарии к заявлениям одиннадцати нейробиологов директор Института когнитивных и мозговых наук им. Макса Планка в Мюнхене Вольфганг Принц говорит:

«Что касается взаимосвязи между процессами мозга и сознанием, мы даже не знаем, как точно сформулировать вопрос … Поскольку функции мозга не могут быть сведены к физике и химии, социальные и культурные явления могут быть прослежены до физиологии мозга» [49].

В этом контексте представляют интерес высказывания виртуоза скрипки  Джозефа Иоганнеса Брамса (1833-1897), который сделал это в осознанном состоянии непосредственно перед кончиной, изложенных впоследствии в сочинении американского музыкального кртитика Артура Абеля (1868-1958). Заявления взяты из трехчасового разговора Абеля с Брамсом поздней осенью 1896 года в присутствии двуязычного стенографиста, которые Абель смог  опубликовать только через пятьдесят лет после его смерти:

«Когда я чувствую желание сочинять в себе, я сначала обращаюсь непосредственно к своему создателю [...] Сразу после этого я чувствую вибрации, которые полностью пронизывают меня. Он дух, который просвещает внутренние силы души, и в этом состоянии экстаза я ясно вижу, что темно в моем обычном настроении; тогда я чувствую себя способным вдохновляться сверху, как Бетховен. Прежде всего, в такие моменты я осознаю огромное значение высшего откровения Иисуса: «Я и Отец едины!» Эти вибрации принимают форму определенных ментальных образов, сформулировав мое желание и решимость относительно того, что я хочу, вдохновляющих меня на создание чего-то, что возвышает и продвигает человечество и что имеет непреходящее значение.

Эти идеи приходят в меня прямо от Бога: Я вижу не только определенные проблемы в своем разуме, но и правильную форму, в которой они оформлены, гармонии и оркестровки. Спустя часы готовая работа открывается мне, когда я нахожусь в этом редком, вдохновленном чувстве [...].  Я должен быть в состоянии полутранса, чтобы достичь таких результатов  состояния, в котором сознательное мышление временно оставлено и я чувствую и вижу подсознательно, потому что через это, как часть всемогущества, происходит вдохновение. Но я должен быть уверен, что не потеряю сознание, иначе идеи исчезнут» [50].

В этом контексте следует упомянуть и людей с так называемым «островным талантом» или «синдромом Саванта», дающим исключительные преимущества, которые встречаются у людей с врожденными когнитивными нарушениями, а также после травмы головного мозга, менингита или у людей с определенными формами деменции. 50% людей с психическими нарушениями, входящих в понятие «острова талантов», имеют диагноз аутизм, когда люди, страдающие от общения или даже любого внешнего влияния, отступают от общепринятых идей, воображения и приходят к изоляции от окружающей среды.

Один из 2000 человек из этой среды имеет повреждения головного мозга, травмы головного мозга, сумасшествие или менингит. Шесть из семи «островитян» – мужчины. Хотя нет достоверных исследований о том, насколько распространен синдром Саванта, в 1989 году исследователь аутизма бывший психиатр Дарольд Трефферт предложил провести различие между удивительными и талантливыми учеными [51].  У савантов имеют место абсолютно выдающиеся способности, а у просто талантливых личностей достижения выше среднего, которые замечательны только с точки зрения их инвалидности. Коэффициент интеллекта у людей ниже 70 пунктов также может быть средним, в некоторых случаях выше среднего. Как показывают следующие примеры их можно найти в различных областях: необычайную память подтвердил американец Ким Пик (1951-2009), который наизусть знал содержание около 12 000 книг. Он прочитал такое количество книг с необычайной способностью записывать две страницы одновременно, одну с левого и одну с правого глаза.

Он также называл почтовый индекс, код города и улицу, ведущую в каждый город США, а также смог назвать день недели для каждой даты в течение нескольких секунд. Таким образом, именнно он стал прототипом для персонажа Рэймонда Баббитта в фильме «Человек дождя». Когда дело доходит до музыкальных талантов, поразительно, что большинство слепы ууатистов являются незрячимы. Американский музыкант и аутист Тони Де Блуа родился слепым в 1974 году и начал играть на пианино в возрасте двух лет. Он уже освоил 8000 музыкальных произведений, а также 13 других музыкальных инструментов. Специальным математическим талантом считается Дэниэл Таммет, который родился в Лондоне в 1979 году и в возрасте трех лет перенес эпилептический припадок, который навсегда повлиял на него.  И Таммет начал читать математические книги и изучать образцы растений.

В марте 2004 года он смог воспроизвести значение круга математической константы π, равной отношению длины окружности к её диаметру в течение пяти часов до 22 514 цифр после запятой по памяти. Тони Де-Блуа также доказал в эксперименте, что он может изучить любой иностранный язык примерно за неделю [52]. Популярная сфера деятельности людей с «синдромом саванта» – это, прежде, всего изобразительное искусство. Например, художник-аутист Стивен Уилтшир, родившийся в 1974 году в Лондоне, после одного взгляда на исходный объект может точно и перспективно нарисовать картину.

В контексте двух экспериментов после обзорных полетов над Лондоном и Римом он нарисовал подробные панорамные виды обоих городов. Наконец, что не менее важно, существуют также многочисленные языковые гении, которые не всегда имеют инвалидность, такие как немецкий синолог Эмиль Кребс (1867-1930), который отлично владел 68 языками в речи и письме и делал переводы ещё  со 111 языков [53]. Эти экстраординарные таланты и прозрения выходят за рамки общих мозгово-физиологических объяснений сознания и поднимают вопрос об источнике информации, который стоит за всеми явлениями и является нематериальным.

7. Личность после смерти

По словам физика Буркхарда Хейма, в действительности ни пространство-время физических вещей, ни поля вероятностей не существуют сами по себе. Скорее, они происходят только вместе, что означает, что поле вероятности, которое не может быть понято материально или энергетически, действует в пространстве-времени существующих энергий и материи, где оно изменяет поле вероятности так, чтобы существующая энергия или существующая материя перегруппировывались.

Следовательно, в физическом пространстве-времени амплитуды вероятности вводятся из нематериальной области, информация о которой состоит в том, что существующая энергия и вещество группируются иначе, чем, например, энергия во взаимоотношениях. Это управление всегда происходит, когда в пространстве-времени материальный процесс изменяется как нестационарный. Тогда материальный мир открывается в нематериальный фон и происходит контроль. Сразу после этого материальный мир снова закрывается, как будто из несколько иного состояния [54].

В настоящее время человеческие структуры в логических сферах физического (область материи), биос (область живого организма), психика (область ощущений и чувств) и пневма (область ума) всегда имеют некоторые компоненты в динамике гиперпространства нематериального мира. По словам Хейма, существует возможность использования упомянутых структур мышления для преодоления телосложения, биографии, психики и пневмы, а также для того, чтобы говорить о существовании личности после смерти.

Именно человек выделяется на фоне земной биосферы проявлением самосознательной и сознательной способностью к абстракции личности. Материя включила в себя живую Сому из Психеи и Биоса и Физис (распад Сомы), в то время как личность, укорененная духом, больше не может быть воспринята. По словам Хейма, этот тип существования пневмы из-за ее рефлекторной автономии позволяет сделать вывод о сущестовании личности после смерти [55].

К статье о бессмертии

 

Аnmerkungen:

1. G. Lier  Das Unsterblichkeitsproblem (2010).

2. Plato  Phaidon (2007); Platon: Von der Unsterblichkeit der Seele (2010).

3. Plotins Schriften (1956-1971). IV. S.7, 85, 47-9, 13.

4. G. Lier  Das Unsterblichkeitsproblem. S. 8.

5. R. Descartes  Discours de la méthode (2001); ders.: Die Prinzipien der Philosophie (2007).

6. Th. Hobbes  Naturrecht und allgemeines Staatsrecht (1976); ders.: Leviathan. IV. In: The English Works of Thomas Hobbes (1839-1845). B. III. S. 614.

7. B. de Spinoza  Die Ethik (2010). 23. Lehrsatz.

8. B. de Spinoza Tractatus theologico-politicus (1991); ders.: Die Ethik.

9. G. W. Leibniz  Monadologie (2008); ders.: Brief an Christian Wagner (1920). S. 97.

10. F. Bacon. Neues Organ der Wissenschaften (1990); ders.: Über den Tod (1940). S. 9.

11. I. Newton  Mathematische Grundlagen der Naturphilosophie (2007).

12. J. O. de La Mettrie  Die Maschine Mensch (2009).

13. P.-H. Thiry d’Holbach  System der Natur (1960). S. 76.

14. I. Kant  Kritik der Reinen Vernunf. Bd. III, S. 271; ders.: Kritik der Praktischen Vernunft. Bd. V., S. 122. In: Kants gesammelte Schriften (1902-1935).

15. Ch. Darwin  Über die Entstehung der Arten (2010).

16. E. Haeckel  Die Welträtsel (1899). S. 223.

17. F. Nietzsche  Der Antichrist (2008); ders.: Die fröhliche Wissenschaft (2009).

18. F. Nietzsche  Werke: in 3 Bänden (1954 -1960). III. S. 916.

19. B. Russel: A Free Man’s Worship (10. 1951). S. 46-57.

20. R. Carnap  Mein Weg in die Philosophie (1999). S. 50.

21. A. Schopenhauer  Parerga und Paralipomena (2010).

22. W. James  Address of the President before the Society for Psychical Research (1986).

23. A. J. Ayer  Sprache, Wahrheit und Logik (1987).

24. J. R. Searle  Geist, Sprache und Gesellschaft (2004); ders.: Geist (2006).

25. O. Cullmann  Unsterblichkeit der Seele oder Auferstehung der Toten? (1962).

26. J. Jeans  The Mysterious Universe (1930). S. 55.

27. G. Lier  Das Unsterblichkeitsproblem. S. 60.

28. M. Ficinus  Theologia Platonica de immortalitate animorum (1995).

29. T. Campanella  Universalis philosophia seu metaphysicae res (1638).

30. H. More  Enchiridium Metaphysicum sive de rebus incorporeis succincta et laculento dissert (1671). S. 67.

31. I. Newton  Mathematische Grundlagen der Naturphilosophie.

32. Kants Gesammelte Schriften  Akademie-Ausgabe (1902ff.), Bd. I. S. 24.

33. C. F. Gauß  Werke, Bd. VIII (1900). S. 200.

34. B. Riemann  Über die Hypothesen, welche der Geometrie zu Grunde liegen (1919).

35. F. Zöllner: Wissenschaftliche. Abhandlungen (1878- 81); ders.: Vierte Dimension und Okkultismus (1922).

36. E. Mach  Die Prinzipien der Wärmelehre (1919).

37. Th. Kaluza  Zum Universitätsproblem der Physik (1921).

38. Interview mit Edward Witten in: Superstrings: A Theory of Everything? (1988).

39. K. Gödel  An Example of a New Type of Cosmological Solutions of Einstein’s Field Equations of Gravitation (1949).

40. K. Gödel  Über formal unentscheidbare Sätze der Principia Mathematica (1931).

41. W. Heisenberg  Die Kopenhagener Deutung der Quantentheorie (1963).

42. H. H. Sallhofer  Fallstrick Kopenhagener Deutung (2007).

43. H. P. Dürr: Geist und Natur (1991). S. 38.

44. U. Kutschera  Evolutionsbiologie (2008). S. 228.

45. Ch. Darwin  On the Origin of Species (1926).

46. A. R. Wallace  The World of Life (1910).

47. A. Gierer  Die gedachte Natur (1991). S. 47.

48. L. Köhn  Zur chinesischen Mystik (1998).

49. G. Walther  Phänomenologie der Mystik (1976). S. 174.

50. W. James  Human Immortality (21900). S. 11.

51. Das Manifest (2004). S. 37.

52. Ebd. S. 32.

53. A. M. Abell  Talks with Great Composers (1955), dt.: Gespräche mit berühmten Komponisten ( 6 2002). S. 55-56.

54. Darold A. Treffert, Gregory L. Wallace: Inselbegabung. Spektrum der Wissenschaft, 9 (2002), S. 44-51.

55. D. Tammet  Elf ist freundlich und Fünf ist laut (2007).

56. G. Theunissen  Starke Kunst von Autisten und Savants (2010).

57. B. Heim: Strukturen der physikalischen Welt und ihrer nichtmateriellen Seite (2007).

58. B. Heim  Mensch und Welt (2008).

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Abell Arthur M. Talks with Great Composers. New York: Philosophical Library, 1955 (dt.: Gespräche mit berühmten Komponisten über die Entstehung ihrer unsterblichen Meisterwerke, Inspiration und Genius. Haslach: Artha. 6. 2002. S. 55-56).
  2. Ayer Alfred J. Sprache, Wahrheit und Logik. Stuttgart: Reclam, 1987.
  3. Bacon Francis  Über den Tod. In: Essays. Leipzig: Dieterich. 1940.
  4. Neues Organ der Wissenschaften. Darmstadt: Wiss. Buchges. 1990.
  5. Campanella, Tommaso Universalis philosophia seu metaphysicae res Thomae Campanellae universales philosophiae seu metaphysicarum rerum, iuxta propria dogmata partes tres, libri. 18. Parisiis. 1638.
  6. Carnap Rudolf Mein Weg in die Philosophie. Stuttgart: Reclam. 1999.
  7. Cullmann Oskar: Unsterblichkeit der Seele oder Auferstehung der Toten? Antwort des Neuen Testaments. Stuttgart Kreuz-Verlag. 1962.
  8. Darwin Charles On the Origin of Species. Bielefeld: Velhagen & Klasing. 1926.
  9. Über die Entstehung der Arten im Thier- und-Pflanzenreich durch natürliche Züchtung oder Erhaltung der vervollkomneten Rassen im Kampfe um’s Daseyn. Darmstadt: Wiss. Buchges. 2010.
  10. Das Manifest. Gehirn & Geist (2004). № 6.
  11. Descartes René Discours de la méthode pour bien conduire sa raison et chercher la vérité dans les sciences. Stuttgart: Reclam. 2001.
  12. Die Prinzipien der Philosophie. Hamburg: Meiner. 2007.
  13. Dürr Hans Peter Geist und Natur. Bern: Scherz. 1991.
  14. Ficinus Marsilius Theologia Platonica de immortalitate animorum. Hildesheim: Olms. 1995.
  15. Gauß Carl Friedrich Werke. Hildesheim/New York: Olms, Nachdr., Bd. VIII. 1900.
  16. Gierer Alfred Die gedachte Natur: Ursprünge der modernen Wissenschaft. München: Piper. 1991.
  17. Gödel Kurt Über formal unentscheidbare Sätze der Principia Mathematica und verwandter Systeme I. Monatshefte für Mathematik und Physik. 38 (1931). S. 173-198.
  18. An Example of a New Type of Cosmological Solutions of Einstein’s Field Equations of Gravitation. Review of Modern Physics 21 (July 1949). S. 447- 450.
  19. Haeckel Ernst Die Welträtsel. Bonn. Strauß. 1899.
  20. Heim Burkhard Strukturen der physikalischen Welt und ihrer nichtmateriellen Seite. Innsbruck. Resch. 2007.
  21. Mensch und Welt. Innsbruck: Resch. 2008.
  22. Heisenberg, Werner Die Kopenhagener Deutung der Quantentheorie. Stuttgart: Battenberg, 1963.
  23. Hobbes Thomas Leviathan IV. In: The English Works of Thomas Hobbes. 1839 -1845. B. III. S. 614.
  24. Naturrecht und allgemeines Staatsrecht in den Anfangsgründen. Darmstadt: Wiss. Buchges., 1976.
  25. James William Human Immortality – Two Supposed Objections to the Doctrine. Boston: Houghton & Co. 1900.
  26. James William Address of the President before the Society for Psychical Research, 1986.
  27. Jeans James The Mysterious Universe. Cambridge: University Press. 1930.
  28. Kaluza Theodor  Zum Universitätsproblem der Physik. In: Sitzungsberichte der Preussischen Akademie der Wissenschaften. 2. Halbband (1921). S. 966-972.
  29. Kant, Immanauel  Kritik der Reinen Vernunft, Bd. III; ders.: Kritik der Praktischen Vernunft. Bd. V. In: Kants gesammelte Schriften. Berlin: de Gruyter. 1902-1935.
  30. Köhn Livia: Zur chinesischen Mystik. In: Die Botschaft der Mystik in den Religionen der Welt. München. Kösel. 1998.
  31. Kutschera  Ulrich  Evolutionsbiologie. Stuttgart (Hohenheim): Ulmer. 2008.
  32. La Mettrie Julien Offray de  Die Maschine Mensch. Hamburg: Meiner. 2009.
  33. Leibniz Gottfried Wilhelm Brief an Christian Wagner über die tätige Kraft des Körpers, die menschliche Seele und die Tierseele. Leipzig: Meiner. 1920.
  34. Monadologie. Stuttgart Reclam. 2008.
  35. Lier Gerda  Das Unsterblichkeitsproblem. Grundannahmen und Voraussetzungen. Göttingen: V & R Unipress. 2010.
  36. Mach Ernst Die Prinzipien der Wärmelehre. Leipzig. Barth. 1919.
  37. More Henri Enchiridium Metaphysicum sive de rebus incorporeis succincta et laculento dissert. Part 1. London. 1671.
  38. Newton Isaac: Mathematische Grundlagen der Naturphilosophie. Sankt Augustin: Academia-Verl. 2007.
  39. Nietzsche Friedrich Werke: in 3 Bänden. München: Hanser. 1954-1960.
  40. Der Antichrist. Köln Anaconda. 2008.
  41. Die fröhliche Wissenschaft. Köln: Anaconda. 2009.
  42. Plato Phaidon. Hamburg. Meiner. 2007.
  43. Platon Von der Unsterblichkeit der Seele. München: dtv. 2010.
  44. Plotins Schriften Plotinus. Hamburg: F. Meiner, Neubearb. mit griech. Lesetext u. Anm. Bd. I-V. Hamburg: Meiner. 1956-1971.
  45. Riemann Bernhard Über die Hypothesen, welche der Geometrie zu Grunde liegen. Berlin: Springer. 1919.
  46. Russel Bertrand A Free Man’s Worship. In: Mysticism and Logic and other Essays. London: George Allen & Unwin. 10. 1951. S. 46-57.
  47. Sallhofer Hans H: Fallstrick Kopenhagener Deutung. [München]: Universitas. 2007.
  48. Schopenhauer Arthur Parerga und Paralipomena. Frankfurt a. M.: Zweitausendeins. 2010.
  49. Searle John R. Geist, Sprache und Gesellschaft. Frankfurt a. M.: Suhrkamp. 2004.
  50. Geist. Frankfurt А/ М. Suhrkamp. 2006.
  51. Spinoza Benedictus De Tractatus theologico-politicus. Leiden/ Brill. 1991.
  52. Die Ethik. Stuttgart: Kröner. 2010.
  53. Tammet Daniel  Elf ist freundlich und Fünf ist laut. Ein genialer Autist erklärt seine Welt. Düsseldorf. Patmos. 2007.
  54. Theunissen Georg  Starke Kunst von Autisten und Savants. Freiburg i. Br.: Lambertus. 2010.
  55. Thiry d’Holbach  Paul-Henri  System der Natur oder von den Gesetzen der physischen und der moralischen Welt. Berlin Aufbau-Verl. 1960.
  56. Wallace Alfred Russel The World of Life: A Manifestation of Creative Power, Directive Mind and Ultimate Purpose. London: Chapman & Hall. 1910.
  57. Walther  Gerda  Phänomenologie der Mystik. Olten: Freiburg i. Br.: Walter-Verlag, 1976.
  58. Witten Edward in  Superstrings: A Theory of Everything? Cambridge: Cambridge University Press. 1988. S. 90-91.
  59. Zöllner Johann Karl Friedrich Wissenschaftliche. Abhandlungen. Leipzig. 1878- 81.
  60. Vierte Dimension und Okkultismus, aus den «Wissenschaftl. Abhandlungen». Leipzig: O. Mutze. 1922.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Липов Анатолий Николаевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация