УДК 347.7

К ВОПРОСУ О ПОНЯТИИ, СУЩНОСТИ И ПРИЗНАКАХ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Филимонова Ирина Владимировна1, Цутиева Хеди Муслимовна2
1Филиал Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова в г. Пятигорске, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса
2Филиал Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова в г. Пятигорске, магистрант группы III М-Ю (з)

Аннотация
Актуальность избранной темы исследования определяется тем, что до настоящего времени ни законодатель, ни правоприменитель, ни ученые-цивилисты не выработали единого подхода к пониманию сущности предпринимательской деятельности. Это сложное многоаспектное понятие, и по-прежнему в юридической литературе называется различное количество признаков, по которым предпринимательскую деятельность можно отличить от иной экономической деятельности, да и сами эти признаки трактуются далеко не однозначно. Также ведутся споры относительно значения отдельных признаков предпринимательской деятельности. Между тем предпринимательская деятельность – основополагающий институт рыночной экономики, а четкое и ясное определение понятия «предпринимательская деятельность» как на законодательном, так и на теоретическом уровне имеет большое практическое значение. Методология исследования представлена как общенаучными, так и частнонаучными методами: всеобщим диалектическим, логическим, формально-юридическим, историко-правовым и сравнительно-правовым. В результате исследования авторами предложено оригинальное определение понятия «предпринимательская деятельность».

Ключевые слова: , , , ,


Рубрика: Право

Библиографическая ссылка на статью:
Филимонова И.В., Цутиева Х.М. К вопросу о понятии, сущности и признаках предпринимательской деятельности // Гуманитарные научные исследования. 2017. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2017/11/24482 (дата обращения: 08.11.2017).

В ч. 1 ст. 8 Конституции Российской Федерации говорится о том, что в Российской Федерации гарантируется свобода экономической деятельности, а в ч. 1 ст. 34 – о том, что каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности[1]. Как видим, в Основном Законе нашего государства, во-первых, говорится о предпринимательской деятельности как разновидности экономической, и, во-вторых, это делается в таких важнейших главах, как глава 1 «Основы конституционного строя» и глава 2 «Права и свободы человека и гражданина». Между тем в ч. 1 ст. 135 Конституции говорится о том, что положения данных глав не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием. Это знаменует наличие серьезных гарантий реализации права на занятие экономической (в том числе предпринимательской) деятельностью в России.

В абз. 3 п. 1 ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации дается легальное определение понятия «предпринимательская деятельность» – это самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке[2]. Анализируя данное определение, Н. В. Козлова еще в 1997 г. отмечала, что оно не отличается четкостью и ясностью[3, с. 24]. С этим следует согласиться. Хотя законодатель и перечисляет ряд признаков предпринимательской деятельности, не все они относятся к обязательным.

Прежде всего, ГК РФ не упоминает о том, что предпринимательская деятельность – разновидность экономической. Между тем это ближайшее родовое понятие по отношению к исследуемому видовому понятию «предпринимательская деятельность». В юридической литературе, как правило, на этом не концентрируется особого внимания[4, с. 6], в отличие от литературы экономического характера.

Традиционно экономическая деятельность рассматривается как форма участия индивида в общественном производстве и способ получения финансовых средств для обеспечения жизнедеятельности и самого индивида, и членов его семьи. Если коротко, то экономическая деятельность понимается как создание и распределение материальных благ, источник удовлетворения разнообразных потребностей человека[5, с. 72].

С течением времени в нашем государстве менялось отношение к данному виду деятельности. Сначала внимание исследователей акцентировалось на том, что экономическая деятельность – это способ обогащения лиц, которые ее ведут. В связи с этим в дореволюционное время государство в отношении лиц, которые ее осуществляли, преследовало в основном фискальные задачи, а к самим торговцам относилось как к неблагонадежному сословию. Поэтому торгово-правовые нормы традиционно обнаруживались в так называемом полицейском праве и по своему характеру были публично-правовыми. Однако, к примеру, в Германии, правовая система которой, как и российская, относится к континентальной правовой семье, торгово-правовые нормы содержались в Германском Торговом Уложении, носящем преимущественно частноправовой характер. Объяснить это можно было тем, что экономическая деятельность, помимо обогащения осуществляющих ее лиц, подразумевает еще и создание какого-либо общественно-полезного продукта, появление рабочих мест и т. п. – и тогда на передний план выходят такие государственные задачи, как создание условий для занятия предпринимательской деятельностью, контроль качества товаров, работ и услуг и многие др. Постепенно это стало осознаваться российским законодателем, и доля частноправовых норм в регулировании соответствующих отношений существенно возросла.

Из всего вышесказанного можно сделать два вывода. Во-первых, не любая экономическая деятельность является предпринимательской, и, во-вторых, не любое создание и распределение материальных благ происходит в форме предпринимательства. Доход можно получать, не занимаясь предпринимательской деятельностью. К примеру, деятельность лиц, получающих проценты по банковским вкладам, к предпринимательской не относится[6], точно так же, как и деятельность акционеров, получающих доход в результате владения акциями акционерного общества и некоторые др.

Обратимся к рассмотрению отдельных признаков предпринимательской деятельности, обозначенных российским законодателем.

1) Предпринимательская деятельность – это самостоятельная деятельность, но самостоятельность характеризует деятельность любых полностью дееспособных субъектов гражданского права, а не только предпринимателей. Предпринимательская деятельность, как и иная гражданско-правовая деятельность, осуществляется субъектами предпринимательского права своей властью и в своем интересе. Самостоятельность предпринимателя, если говорить в общем, предполагает возможность формирования им собственной воли и ее выражение в отношениях с контрагентом. Для этого предприниматель должен располагать организационными, финансовыми и другими возможностями. Если речь идет о физическом лице, то оно должно обладать не только правоспособностью, но и достаточным объемом дееспособности; а если мы говорим о юридическом лице – соответствующей праводееспособностью. Однако все не так просто. С одной стороны, не совсем ясно, почему законодатель позволяет заниматься предпринимательской деятельностью несовершеннолетним (абз. 1 п. 1 ст. 27 ГК РФ говорит о том, что несовершеннолетний, достигший 16 лет, может быть объявлен полностью дееспособным, если он с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью). Другой пример относительной самостоятельности субъектов предпринимательской деятельности касается соответствующей деятельности публично-правовых образований, от имени которых, как известно, в соответствующих отношениях выступают органы государственной власти или органы местного самоуправления. С одной стороны, подразумевается, что эти публичные органы формируют и выражают вовне не свою собственную волю как соответствующего юридического лица, а волю Российской Федерации, субъекта Федерации или муниципального образования. С другой стороны, фактически эта воля формируется и выражается вовне «в недрах» соответствующего органа публичной власти. Еще один пример приводил В. С. Белых, рассуждая о предпринимательской деятельности осужденных: «… сама идея самостоятельности противоположна режиму лишения свободы» [7, с. 11].

Самостоятельность предпринимателя аккумулирует в себе ряд правомочий: право определять направления своей предпринимательской деятельности, относительно которой Конституционным Судом РФ было отмечено, что под этим понимается право на заключение различных гражданско-правовых договоров с различными контрагентами, выбор в установленных законом пределах системы налогообложения, применяемой с учетом определенного вида деятельности и проч. [8], право выбирать виды договоров, определять их содержание, принимать решение о прекращении ведения предпринимательской деятельности. Самостоятельность предпринимательской деятельности предполагает также существование запрета на произвольное вмешательство в деятельность хозяйствующих субъектов (за исключением случаев, установленных законом).

Основанием для такого вмешательства выступает публичный экономический интерес[9, с. 103].

С. Г. Воронцов полагает, что признак самостоятельности в определении понятия «предпринимательская деятельность» – наследие времен перестройки. «Незанятость» гражданина в плановой системе хозяйствования надо было как-то оправдать. Как известно, в советское время тех, кто не осуществлял трудовую деятельность, именовали тунеядцами. Тунеядство влекло за собой юридическую ответственность. Тут-то ученые и вывели признак самостоятельности предпринимательской деятельности, подразумевающий автономность предпринимателя по отношению к государству. В принципе, предприниматель самостоятелен по отношению к рядовому гражданину нисколько не больше, а порой – и меньше. Так, гражданин, не являющийся предпринимателем, может поступить на государственную службу при наличии такового желания, а предприниматель нет. Другое дело, что если говорить о самостоятельности коммерческих организаций с универсальной правоспособностью и некоммерческих со специальной, то очевидно, что у первых самостоятельности больше[10, с. 180-181].

Таким образом, признак самостоятельности далеко не всегда характеризует предпринимательскую деятельность, да и свойственен не только ей.

2) Предпринимательская деятельность с точки зрения российского законодателя – это рисковая деятельность. «Риск» – слово иностранное, галлицизм, и дословно означает «утес», «скала» [11]. Термин этот многозначный, но российский законодатель его значение не уточнил. Традиционно под риском понимается возможная опасность; действие наудачу, требующее смелости, бесстрашия, в надежде на счастливый исход; опасность, от которой производится страхование; возможность наступления обстоятельства, причиняющего материальный ущерб; возможный убыток или неудача в каком-либо деле[11]. ГК РФ неоднократно использует термин «риск» в своих нормах. Так, в ст. 211 ГК РФ говорится о риске случайной гибели имущества, а в ст. 929, помимо прочего – о риске гражданской ответственности и предпринимательском риске.

Следует отметить, что вообще-то риск как незапланированный отрицательный результат характерен для любой целенаправленной деятельности[10, с. 179], однако в силу традиции ученые по-прежнему называют его в качестве отличительного признака предпринимательской деятельности. Так, Е. П. Губин считает риск обязательным признаком предпринимательской деятельности и характеризует его «как правомерное поведение, ведущее к наступлению опасности как потенциальной, так и реальной, в целях получения прибыли, достижения любого предпринимательского результата, недостижимого при обычном, не рискованном поведение, использовании обычных, не рискованных средств» [12, с. 31].

Однако, во-первых, неверно понимать под риском только возможный отрицательный результат. Рискуют не только тем, что имеют, но и тем, что могут не получить (к примеру, прибыль можно получить не в том размере, в каком ожидалось). Финансовый аспект может быть и вторичным – когда речь идет о моральном риске (в частности, риске утраты деловой репутации). Во-вторых, данный признак – рисковый характер деятельности – как правило, характерен для любой деятельности, в том числе предпринимательской, однако степень риска обусловлена конкретными направлениями его деятельности. Она может быть очень низкой или даже отсутствовать вовсе.

3) Предполагается, что предпринимательская деятельность направлена на систематическое получение прибыли. Налоговый кодекс Российской Федерации в гл. 25 (ст. 247) дает нам представление о сущности прибыли – это полученный доход, уменьшенный на величину произведенных расходов. Однако не надо забывать, что в НК РФ определения понятий даются в налоговых целях. Собственно, в гражданском законодательстве внимание концентрируется не на том, что предприниматель должен получить прибыль, а на том, что его деятельность должна быть направлена на получение прибыли. Это, в свою очередь, означает, что предприниматель нацелен на получение такого результата, но итог его деятельности может оказаться совершенно другим. Этим, помимо прочего, объясняется то, что физическому лицу для занятия предпринимательской деятельностью сначала нужно зарегистрироваться. Что касается коммерческих юридических лиц, то сам факт их создания уже свидетельствует о направленности их деятельности. С некоммерческими организациями, а также публично-правовыми образованиями дело обстоит сложнее.

Так, некоммерческие организации, как известно, могут осуществлять деятельность, приносящую доход, хотя и в рамках, определенных не только законом, но их учредительными документами. Извлечение прибыли для них не является основной целью деятельности (п. 1 ст. 50 ГК РФ). Определения понятия «приносящая доход деятельность» в ГК РФ не имеется. Однако из формулировки п. 2 ст. 24 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» можно сделать вывод о том, что объем понятия «приносящая доход деятельность» шире объема понятия «предпринимательская деятельность» [13, с. 72-75]. К примеру, среди приносящей доход деятельности упомянуты «приносящее прибыль производство товаров и услуг, отвечающих целям создания некоммерческой организации, а также приобретение и реализация ценных бумаг, имущественных и неимущественных прав, участие в хозяйственных обществах и участие в товариществах на вере в качестве вкладчика» [14].

О. М. Олейник утверждает, что у предпринимательской деятельности две цели: создание продукта (товара), удовлетворяющего потребности общества, и, собственно, получение прибыли[15, с. 43]. Мы полагаем, что цель предпринимательской деятельности не ограничивается этим. Некоторые исследователи обращают на это внимание.

Так, С. Г. Воронцов справедливо отмечает, что законодателю не надо было концентрировать внимание на том, что получение прибыли является единственной целью предпринимательской деятельности, так как фактически это означает то, что предприниматель априори стремится к неравноценному обмену и любое взаимодействие с ним ведет контрагента к экономическим потерям. Последствия такого подхода чудовищны – мы постоянно сражаемся с ростом цен и снижением качества производимой предпринимателями продукции[10, с. 81]. А. И. Голубничий в связи с этим отмечает, что только общество может корректировать характер предпринимательской деятельности, направляя ее в нужное русло с помощью публично-правовых норм и таким путем «социализируя» ее, заставляя учитывать публичные интересы[16, с. 7-8]. По мнению ученого, данный признак – осуществление предпринимательской деятельности в частных и публичных интересах – необходимо ввести в определение понятия «предпринимательская деятельность» [16, с. 8]. Об этом же рассуждают А. А. Иващенко и А. О. Солдатова[17, с. 17], Ю. П. Каширина[18, с. 89].

Мы полагаем, что предложения ученых совершенно справедливы. Цель осуществления предпринимательской деятельности должна носить смешанный публично-частный характер, причем публичное начало должно определять рамки частного интереса. Таким образом, нужно пересмотреть понимание сущности предпринимательской деятельности.

Следует отметить, что признак систематичности по отношению к предпринимательской деятельности в юридической литературе зачастую трактуется двояко. С одной стороны, имеется в виду систематичность получения прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ, оказания услуг[5, с. 72]; с другой стороны – систематическое совершение действий, направленных на получение прибыли[19, с. 11-12].

Надо обратить внимание на то, что речь здесь идет о разных вещах. Предприниматель в силу рискового характера деятельности может получать прибыль далеко не «систематически» или даже не получать ее вообще. Что касается систематического совершения действий, направленных на получение прибыли, то неясно, сколько раз и в течение какого периода времени необходимо совершать таковые для того, чтобы деятельность была квалифицирована как предпринимательская. Примеры из российского и зарубежного законодательства не дают нам основание для какого-либо четкого вывода.

Так, в п. 5 ч. 1 ст. 3 Федерального закона «О потребительском кредите (займе)» говорится, что профессиональная деятельность по предоставлению потребительских займов считается систематической, если осуществлена не менее чем 4 раза в течение одного года[20]. В США существует понятие «гаражной (дворовой) распродажи» – когда лицо может продать свои личные вещи у своего гаража или во дворе дома (не более трех раз в течение года) [21]. Другими словами, совершение действий, направленных на извлечение прибыли, более трех раз в течение года уже считается предпринимательской деятельностью.

Полагаем, критерий систематичности может иметь не только количественное (осуществление предпринимательских действий три и более раз в течение года, доля доходов от такой деятельности в структуре доходов лица и т.п.), но и качественное выражение. В этом смысле важно будет установить направленность воли предпринимателя к достижению цели предпринимательской деятельности[22, с. 46-47]. Справедливо замечание О. М. Олейник о том, что в ГК РФ речь идет именно о предпринимательской деятельности, а не действии. Стало быть, признаками деятельности следует считать системность осуществления, постоянство, длительность осуществления операций и целенаправленность всех действий, вместе взятых[15, с. 42-49].

Полагаем, с учетом зарубежного опыта правового регулирования необходимо разработать количественные и качественные критерии систематичности предпринимательской деятельности и применять их в органичном единстве.

ГК РФ заостряет внимание на тех источниках, от которых предприниматель может получить прибыль (пользование имуществом, продажа товаров, выполнение работ, оказание услуг). Этот перечень неоднократно критиковался, так как он «неполно и неадекватно отражает реальные способы получения прибыли» [23, с. 85; 24, с. 164].

Однако в данном случае положения ГК РФ увязаны с положениями НК РФ, согласно которым продажа товаров, работ, услуг и имущественных прав – реализационные операции (ст. 249). Тем не менее, на практике российские суды без раздумий привлекают к уголовной ответственности за незаконное предпринимательство по ст. 171 Уголовного кодекса РФ физических лиц, получающих доходы от внереализационных операций[10, с. 183].

Мы полагаем, что указание на источники, от которых предприниматель может получить прибыль, не имеет смысла.

Также в отечественной юридической литературе неоднократно высказывалось предложение определить круг предпринимательских сделок, совершение которых безусловно свидетельствовало бы о том, что вы имеете дело с предпринимателем[25, с. 45-48]. В частности, именно так поступил немецкий законодатель. Среди торговых сделок им названы банковские, сделки с ценными бумагами, комиссионерские и некоторые др. [26].

Полагаем, что оптимальным является несколько иной вариант решения вопроса – определение видов деятельности, которые однозначно к предпринимательской не относятся.

С. Г. Воронцов считает, что к сущности предпринимательской деятельности признак систематичности никакого отношения не имеет. Он интересен только для целей налогового администрирования, установления видов юридической ответственности и т.п. [10, с. 179]. В определенной степени автор прав, однако, на наш взгляд, нельзя говорить о том, что признак систематичности не отличает предпринимательскую деятельность от других. Это признается и зарубежными законодателями, которые указывают отдельные аспекты систематичности в своих нормативно-правовых актах. Так, Торговый кодекс Испании 1885 г. к коммерсантам относит лиц, которые осуществляют торговую деятельность «постоянным образом» [27].

Итак, полагаем, что признак систематичности является специфическим признаком предпринимательской деятельности.

4) Государственная регистрация субъекта предпринимательской деятельности не всеми рассматривается как ее признак[28, с. 8] – иногда ее называют условием для занятия предпринимательской деятельностью или требованием законодателя, которое ни в коей мере не характеризует предпринимательскую деятельность как таковую[29, с. 19-24]. В. С. Белых справедливо пишет о том, что регистрируется не предпринимательская деятельность как таковая, а лица, ее осуществляющие[7, с. 11], о чем нередко забывают.

В п. 4 ст. 23 ГК РФ говорится о том, что гражданин, который занимается предпринимательской деятельностью без регистрации, не вправе ссылаться при этом при заключении сделок на то, что он не является предпринимателем. Суд может применить к таким сделкам правила об обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Конституционный Суд РФ в постановлении от 27.12.2012 № 34-П отметил, что отсутствие государственной регистрации у гражданина, осуществляющего предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, не означает, что такая деятельность не может быть квалифицирована как предпринимательская, если его деятельность по своей сути фактически является таковой[30]. Конечно, это не означает, что решение суда заменит собой государственную регистрацию. О. Н. Ермолова полагает, что раз признак государственной регистрации включен в легальную дефиницию предпринимательской деятельности, то данный признак является не формальным, а конститутивным[31, с. 80]. Мы же полагаем, что в данном случае речь идет о несовершенстве законодателя. Суть предпринимательской деятельности не меняется от того, регистрируется ли лицо, которое ее осуществляет, или нет.

5) Профессионализм предпринимательской деятельности как ее признак не упоминается законодателем, однако порой встречается в юридической литературе[28, с. 4; 4, с. 6; 32, с. 208]. Дело в том, что предпринимательскую деятельность ведут лица, которые обладают определенной квалификацией или хотя бы особой информацией в той сфере, на которую они ориентированы. Это знания, умения и навыки, которые позволяют минимизировать риски и существенно повысить вероятность получения предпринимателем прибыли. Для ведения некоторых разновидностей предпринимательской деятельности (к примеру, аудиторская) закон требует наличия определенной профессиональной подготовки – получить квалификационный аттестат и стать членом одной из саморегулируемых организаций аудиторов (ч. 1 ст. 4) [33]. Кроме того, предпринимательская деятельность может осуществляться по определенным правилам (методикам) – в частности, речь идет о торговой деятельности (Правила продажи отдельных видов товаров) [34]. Законодатель может выдвигать требование о соответствии продукции, процессов и т.п. определенным требованиям нормативного характера (к примеру, стандарту) [35]. На осуществление некоторых видов предпринимательской деятельности необходимо получить лицензию, что прямо оговаривается в Федеральном законе от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» [36].

Кстати, в дореволюционном законодательстве активно использовался термин «торговый промысел», что подразумевало наличие профессионализма у лица, ведущего торговую деятельность[37, с. 13, 18]. С тем же самым мы сталкиваемся при анализе зарубежного законодательства.

Так, согласно параграфу 1 Германского Торгового уложения коммерсант – это тот, кто занимается торговым промыслом. Такое же положение содержится во Французском Коммерческом кодексе 2000 г. [38]. В Единообразном торговом кодексе США 1952 г. говорится о том, что коммерсант – это то, кто совершает операции с товаром определенного рода или каким-либо другим образом по роду своих занятий ведет себя так, как будто обладает знаниями или опытом в отношении предмета сделки или использует услуги агента, брокера, торгового посредника[39].

Также следует отметить, что иногда российский законодатель прямо указывает на то, что данный вид деятельности, несмотря на ее формальное соответствие признакам предпринимательской, таковой не является (к примеру, адвокатская или нотариальная деятельность), однако системного перечня таких видов деятельности нет.

Интересно, что в ГК Беларуси указано, какие виды деятельности с точки зрения закона не относятся к предпринимательской: ремесленная деятельность; деятельность по оказанию услуг в сфере агроэкотуризма; деятельность граждан Республики Беларусь, осуществляющих ведение личных подсобных хозяйств, по производству, переработке и реализации произведенной ими сельскохозяйственной продукции; адвокатская деятельность; нотариальная деятельность нотариусов; деятельность третейских судей; деятельность медиаторов; деятельность, осуществляемая в рамках временных научных коллективов; деятельность физических лиц по использованию собственных ценных бумаг и банковских счетов в качестве средства платежа или в целях сохранения денежных средств и получения дохода; осуществляемые физическими лицами самостоятельно без привлечения иных физических лиц по трудовым и (или) гражданско-правовым договорам следующие виды деятельности: реализация иностранными гражданами и лицами без гражданства, временно пребывающими и временно проживающими в Республике Беларусь, на торговых местах на рынках и (или) в иных установленных местными исполнительными и распорядительными органами местах не более пяти дней в календарном месяце произведений живописи, графики, скульптуры, изделий народных художественных ремесел, продукции растениеводства и пчеловодства (далее – разовая реализация); реализация физическими лицами, за исключением лиц, указанных в абзаце двенадцатом настоящей части, на торговых местах на рынках и (или) в иных установленных местными исполнительными и распорядительными органами местах созданных этими физическими лицами произведений живописи, графики, скульптуры, изделий народных художественных ремесел; продукции цветоводства, декоративных растений, их семян и рассады, животных; лекарственных растений, ягод, грибов, орехов, другой дикорастущей продукции; оказание услуг по выращиванию сельскохозяйственной продукции; оказание услуг по дроблению зерна; выпас скота; репетиторство (консультативные услуги по отдельным учебным предметам (предметам), учебным дисциплинам (дисциплинам), образовательным областям, темам, в том числе помощь в подготовке к централизованному тестированию); чистка и уборка жилых помещений; уход за взрослыми и детьми; услуги, выполняемые домашними работниками: стирка и глаженье постельного белья и других вещей, выгул домашних животных и уход за ними, закупка продуктов, приготовление пищи, мытье посуды, внесение платы из средств обслуживаемого лица за пользование жилым помещением и жилищно-коммунальные услуги; музыкально-развлекательное обслуживание свадеб, юбилеев и прочих торжественных мероприятий; деятельность актеров, танцоров, музыкантов, исполнителей разговорного жанра, выступающих индивидуально; предоставление услуг тамадой; фотосъемка, изготовление фотографий; деятельность, связанная с поздравлением с днем рождения, Новым годом и иными праздниками независимо от места их проведения; реализация котят и щенков при условии содержания домашнего животного (кошки, собаки); услуги по содержанию, уходу и дрессировке домашних животных, кроме сельскохозяйственных животных; деятельность по копированию, подготовке документов и прочая специализированная офисная деятельность; деятельность по письменному и устному переводу; предоставление услуг, оказываемых при помощи автоматов для измерения веса, роста; ремонт швейных, трикотажных изделий и головных уборов, кроме ремонта ковров и ковровых изделий; сдача внаем (поднаем) жилых помещений, кроме предоставления мест для краткосрочного проживания[40].

Как видим, данный перечень имеет закрытый характер. Полагаем, российский законодатель в данном отношении мог бы последовать примеру белорусского.

Таким образом, понятие «предпринимательская деятельность» является многоаспектным. В нем сложным образом переплетаются как частноправовые, так и публично-правовые начала. Это обусловливает специфику правового регулирования предпринимательских отношений. То определение понятия «предпринимательская деятельность», которое содержится в ГК РФ, безусловно, нуждается в совершенствовании. Большинство признаков предпринимательской деятельности, которые можно выделить в результате анализа данного определения, не являются необходимыми и достаточными для квалификации деятельности как предпринимательской: самостоятельность предпринимательской деятельности, ее рисковый характер, государственная регистрация лиц, ее осуществляющих. Другие признаки – систематичность осуществления предпринимательской деятельности, ее профессиональный характер – нуждаются в конкретизации, которая позволит трактовать их ясно, четко, и, главное – однозначно.

Полагаем, с учетом проанализированных материалов теоретического и практического характера предпринимательскую деятельность можно определить как постоянную профессиональную деятельность, осуществляемую в общественно значимых и частных интересах, направленную на систематическое получение прибыли в установленном законом порядке.


Библиографический список
  1. Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30 декабря 2008 г. № 6-ФКЗ и от 30 декабря 2008 г. № 7-ФКЗ, от 5 февраля 2014 г. № 2-ФКЗ, от 21 июля 2014 г. № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2014. № 31. Ст. 4398.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 29 июля 2017 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 32. Ст. 3301.
  3. Козлова Н. В. Организационные формы предпринимательства: достоинства и недостатки // Законодательство. 1997. № 2. С. 24-33.
  4. Блошенко М. В. Пределы и ограничения права на осуществление предпринимательской деятельности: автореф. дис. …канд. юрид. наук. Краснодар, 2011. 24 с.
  5. Болгова В. В., Новопавловская Е. Е. Понятие и признаки предпринимательской деятельности в интерпретационной практике Конституционного Суда Российской Федерации // Вестник Волжского университета им. В. Н. Татищева. 2017. № 3. Т. 1. С. 71-76.
  6. По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 4 статьи 104 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой компании «Timber Holdings International Limited»: постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16.05.2000 № 8-П // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 21. Ст. 2258.
  7. Предпринимательское право России: учеб. / под ред. В. С. Белых. М.: Проспект, 2009. 656 с.
  8. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Рашитовой Гузели Дамировны на нарушение ее конституционных прав положениями главы 26.3 Налогового кодекса Российской Федерации: определение Конституционного Суда РФ от 17.07.2012 № 1282-О // URL:http://www.garant.ru
  9. Мухин А. В. Эволюция понятия социального предпринимательства // Основные технологии. 2011. № 2. С. 103-106.
  10. Воронцов С. Г. Вопросы терминологической определенности предпринимательской деятельности // Наука и современность. 2016. № 44. С. 176-184.
  11. Епишкин Н. И. Исторический словарь галлицизмов русского языка. М.: ЭТС, 2010. URL:https://gallicismes.academic.ru/5140 с.
  12. Предпринимательское право Российской Федерации: учеб. / отв. ред. Е. П. Губин, П. Г. Лахно. М.: Норма, 2012. 992 с.
  13. Звездина Т. М. К вопросу о соотношении понятий предпринимательской и приносящей доход деятельности некоммерческих организаций // Бизнес, менеджмент и право. 2014. № 2. С. 72-75.
  14. О некоммерческих организациях: Федеральный закон от 12.01.1996 № 7-ФЗ (ред. от 19.12.2016) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 3. Ст. 145.
  15. Олейник О. М. Понятие предпринимательской деятельности и ее целей в российском праве // Вестник юридического факультета Коломенского института (филиала) ФГБОУ ВО «Московский государственный машиностроительный университет (МАМИ)». 2009. № 4. С. 42-29.
  16. Голубничий А. И. Предпринимательская деятельность как объект правового регулирования: автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2006. 19 с.
  17. Иващенко А. А., Солдатова А. О. О понятии предпринимательской деятельности и перспективах его совершенствования // Юридический вестник Кубанского государственного университета. 2015. № 3. С. 14-17.
  18. Каширина Ю. П. Понятие предпринимательской деятельности в гражданском праве России // Современное право. 2012. № 5. С. 87-89.
  19. Величко Д. А. Гражданско-правовые основы предпринимательской деятельности в Российской Федерации: автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2003. 18 с.
  20. О потребительском кредите (займе) // Федеральный закон от 21.12.2013 № 353-ФЗ (ред. от 03.07.2016 ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2013. № 51. Ст. 6673.
  21. Гараж сейлы или распродажи в США // URL:https://usa-24.ru
  22. Зевайкина А.Н. Понятие и признаки предпринимательства // Юридический аналитический журнал. 2001. № 1. С. 46-47.
  23. Жилинский С. Э. Предпринимательское право (правовая основа предпринимательской деятельности): учебник. М.: Норма, 2008. 672 с.
  24. Ершова И. В. Понятие предпринимательской деятельности в теории и судебной практике // Lex russica. 2014. № 2. С. 160-167.
  25. Пьянкова А. Ф. Цивилистическое понятие предпринимательской деятельности и смежные категории российского законодательства // Общество и право. 2013. № 2.  С. 45-48.
  26. Торговое уложение Германии: Пер. с нем. М.: Волтерс Клувер, 2005. 624 с.
  27. Codigo de comercio. URL://http://www.lexur-editorial.com
  28. Страхова С. Г. Ограничение права на осуществление предпринимательской деятельности: автореф. дис. …канд. юрид. наук. Волгоград, 2006. 22 с.
  29. Российское предпринимательское право: учебник / Л. В. Андреева, Т. А. Андронова, Н. Г. Апресова и др. /отв. ред. И. В. Ершова, Г. Д. Отнюкова. М.: Проспект, 2012. 808 с.
  30. По делу о проверке конституционности положений пункта «в» части первой и части пятой статьи 4 Федерального закона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы: постановление Конституционного Суда РФ от 27.12.2012 № 34-П // Собрание законодательства Российской Федерации. 2013. № 1. Ст. 78.
  31. Ермолова О. Н. О понятии предпринимательской деятельности и ее правовом регулировании  // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2014. № 3. С. 77-82.
  32. Щенникова Л. В. О некоторых проблемах гражданского права. Теория. Законодательство. Правоприменение. Краснодар: Западно-Уральский институт государства и права, Кубанский государственный университет, 2010. 244 с.
  33. Об аудиторской деятельности: Федеральный закон от 30.12.2008 № 307-ФЗ (ред. от 01.05.2017) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. № 1. Ст. 15.
  34. Правила продажи отдельных видов товаров: постановление Правительства Российской Федерации от 19.01.1998 № 55 (ред. от 23.12.2016) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 4. Ст. 482.
  35. О стандартизации в Российской Федерации: Федеральный закон от 29.06.2015 № 162-ФЗ (ред. 03.07.2016) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2015. № 27. Ст. 3953.
  36. О лицензировании отдельных видов деятельности: Федеральный закон от 04.05.2011 № 99-ФЗ (ред. от 29.07.2017) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 19. Ст. 2716.
  37. Ганусенко И. В. К вопросу о соотношении понятий «предпринимательская» и «промысловая» деятельность в отечественном праве // Сибирский юридический вестник. 2008. № 3. С. 12-18.
  38. Коммерческий кодекс Франции 2000 г.// URL:http://www.WikiVisually.com
  39. Единообразный торговый кодекс США 1952 г. // URL:http://www.pravo.hse.ru
  40. Гражданский кодекс республики Беларусь от 07.12.1998 №218-З (ред. от 12.01.2017) // Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь // URL:http://www.pravo.by


Все статьи автора «Филимонова Ирина Владимировна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: