УДК 323.22/.28

ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД ИНТЕГРАЦИИ РЕСПУБЛИКИ КРЫМ В РОССИЙСКУЮ ФЕДЕРАЦИЮ

Левин Алексей Вадимович
Московский государственный педагогические университет
магистр политологии

Аннотация
Данная статья посвящена анализу переходного периода в Крыму после интеграции в политическое, экономическое и социальное пространство Российской Федерации.

Ключевые слова: , ,


Рубрика: Политология

Библиографическая ссылка на статью:
Левин А.В. Переходный период интеграции Республики Крым в Российскую Федерацию // Гуманитарные научные исследования. 2017. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2017/09/24409 (дата обращения: 29.09.2017).

Переходный период интеграции Республики Крым в правовое, политическое и социально-экономическое пространство Российской Федерации завершён, за исключением лишь некоторых отраслей, где пока будет сохранён ряд законодательных особенностей. [1, c. 4]

Зампредседателя правительства Крыма Дмитрий Полонский сказал: «За рядом исключений, считаю, что крымчане полностью интегрированы в Российскую Федерацию». Эти исключения касаются перерегистрации транспортных средств, предприятий и фермерских хозяйств.

Также, по его словам, «сохранён ряд особенностей в градостроительстве, природопользовании, земельной сфере, розничной торговле».

При этом «Крым полностью перешел на финансовую, банковскую, пенсионную, трудовую, политическую систему, доказательством этого стали выборы сформировавшие вертикаль власти», – сказал Д. Полонский.

Оказание медицинских услуг на полуострове стало бесплатным, а пенсии, зарплаты и стипендии увеличены до среднего российского уровня. [2]

Главной особенностью интеграции Республики Крым в социально-экономическое и политико-правовое пространство Российской Федерации является то, что этот процесс осуществляется в условиях эскалации торгово-экономического и военно-политического противостояния Запада в отношении Российской Федерации. Причем именно возвращение Крыма  в состав РФ  используется Западом в качестве  главной причиной оправдания этого противостояния. [3]

Стремительное возвращение Крыма в Россию серьёзно расстроило власти Украины, которые перекрыли подачу воды по Северо-Крымскому каналу, отключили Крым от энергоснабжения, прекратили транспортное сообщение и торговлю с полуостровом. Во всех этих сферах зависимость Крыма от Украины ещё недавно была критической. Как результат, некоторые «козни» Киева становились для Крыма болезненными и заставали его врасплох, хотя имелась возможность подойти к ним более подготовленными. Например, угрозы прекратить подачу электроэнергии на полуостров стали звучать из окружения украинских властителей едва ли не сразу после вхождения полуострова в Россию, однако после подрыва опор линий электропередач террористами выяснилось, что на полуострове не было необходимых резервов горючего и достаточного количества запасных генераторов. [4, c. 266]

Вопреки надеждам захватчиков власти на Украине и их Западных кураторов, разрыв связей Украины с Крымом не привёл к наступлению на полуострове засухи, голода и беспросветной тьмы. Россия усиленно работает над тем, чтобы все блокады со стороны Украины Крым пережил максимально легко. Если говорить о самой острой проблеме – энергетике, то в Крыму ведётся строительство двух новых теплоэлектростанций, состоялся запуск энергомоста из Краснодарского края, который обеспечит регион российской электроэнергией. Вдобавок к этому, в конце 2016 года был достроен и запущен Магистральный газопровод «Краснодарский край – Крым» мощностью 2,2 миллиардов кубометров в год. Также топливо этого газопровода будет применяться для работы новых теплоэлектростанций в Крыму. В результате уже в скором времени проблема дефицита электричества для полуострова будет закрыта раз и навсегда. [5]

Официально поддержав торговую блокаду, инициированную различными активистами-экстремистами, Украина навредила своим же фермерам. В результате, российские производители продовольствия полностью вытеснили украинскую продукцию с рынка Крыма. Решение Киева разорвать транспортное сообщение с Крымом привело к тому, что пассажиропоток был быстрее переориентирован на материковую часть России при помощи морского и воздушного транспорта. Многократно возросла пропускная способность Керченской паромной переправы, и аэропорта Симферополя. Был реконструирован порт «Крым», что позволило на рейсах использовать больше пассажирских паромов. Возвели новый терминал в симферопольском аэропорту, ещё один терминал и взлётно-посадочная полоса появятся к 2018 году.

Однако в полной мере решить задачу транспортной доступности Крыма и удовлетворить нужды пассажиропотока может только соединение полуострова с материковой Россией, при помощи строительства моста через Керченский пролив, которое является стратегической задачей РФ в Крыму. По официальным расчётам, уже в первый год эксплуатации в 2019 году, интенсивность движения по мостовому переходу составит 12,8 тысяч автомобилей и 47 пар поездов в сутки, а в 2025-2026 гг. превысит 21 тысячу автомобилей и 50 пар поездов.

Отчётливо видно, что враждебные действия со стороны Киева привели к разрыву последних нитей связи Крыма с Украиной и ускорили интеграцию полуострова с Россией. Во всяком случае, называть это усилиями по скорейшему «возвращению» полуострова под контроль Киева просто нельзя.

Сегодня можно с уверенностью утверждать, что с негативными последствиями «блокады» Украины Крым в целом справился, но на этом проблемы для Крыма не заканчиваются.

По сути дела, Крым превратился в прифронтовую зону особой ответственности в столкновении геостратегических интересов Запада и России, где Украине отведена роль буфера по недопущению их прямого военного столкновения. Во всяком случае, по состоянию на текущий момент. Уже одно это предполагает наличие для Крыма особого статуса в продвижении стратегии и темпов его интеграции в политико-правовое и социально-экономическое пространство Российской Федерации. Такой статус предполагает соблюдение специального режима управления при осуществлении комплексного подхода к реализации интеграционных мероприятий  переходного периода. [1, c.7]

Переходный статус кроме защитной функции крымских интересов несёт целый ряд сопутствующих рисков при их непосредственной реализации. Большинство таких рисков является следствием инерционного влияния на психологическое состояние крымчан политико-правовой ситуации на Юго-Востоке Украины при разрыве сложившихся связей с украинским материком и в сочетании с инфраструктурной зависимостью полуострова.

В ряду таких политических рисков необходимо отметить неопределенность развития крымско – татарского фактора, на данный момент нет четкого понимания путей интеграции крымских татар в политико-правовое пространство Российской Федерации, а недовольство положением в крымско-татарской среде росло. Подтверждением чему стал фактический бойкот выборов в Государственный Совет и местные органы власти Республики, которые прошли 14 сентября 2014 года. В них принял участие лишь каждый пятый крымскотатарский избиратель. Тогда как во время Всекрымского референдума 16 марта 2014 проголосовало около 30 процентов крымских татар. [5, c. 175]

Результатом этого стало резкое сокращение представительства крымских татар в органах власти Республики Крым. Так, если в прошлом составе местных органов власти насчитывалось до 1500 депутатов из числа крымских татар, то по итогам прошедших выборов в них представлены лишь 192 депутата представляющих интересы крымскотатарского народа. Эти цифры свидетельствуют о глубине разочарований значительной части крымских татар из-за смены своих традиционных национальных целей, выражавшихся в обретении собственной государственности в составе слабого украинского государства. Переход Крыма в состав Российской Федерации положил конец этим националистическим иллюзиям, предоставив крымско-татарскому народу более реальные и широкие возможности по удовлетворению своих национальных потребностей. [1, c. 10]

Понадобится определённое время, прежде чем в российском Крыму в противовес проукраинской политике прежнего состава Меджлиса, сформируется новая крымскотатарская элита, которая сумеет принять новые исторические реалии и выстроить правильную линию интеграции своего народа в государственное пространство РФ. Важно чтобы федеральный центр и крымское руководство создали благоприятные условия для практической реализации этой цели. Что позволит максимально минимизировать риски крымскотатарского фактора.

Успешная интеграция Республики Крым в государственное пространство Российской Федерации лежит в плоскости инерционного влияния инфраструктурной зависимости полуострова от материковой части Украины. К сожалению, нынешняя ситуация на Юго-Востоке Украины не способствует разблокировки транспортных коридоров, что негативно сказывается на объёмах поставок в Крым многих видов традиционных товаров, а также на снижении пассажиропотоков.[3]

Нужно отметить, что 80 процентов потребляемой полуостровом питьевой воды поступали через Северо-Крымский канал. Понимая его стратегическую значимость, руководство Украины заблокировали поставку днепровской воды в Крым, рассчитывая на возникновение непреодолимых и проблем. Однако в результате такой блокады все отрасли, кроме рисоводческого хозяйства на севере Крыма выстояли. [1, c. 15]

Стратегической целью пришедших к власти в Украине националистических сил по отношению к Крыму является их желание сделать трудным для России содержание полуострова за счет государственного бюджета и не допустить преодоления инфраструктурной зависимости экономики полуострова от материковой Украины. Подобная стратегия требует от России принятия адекватных сложившейся ситуации ответных мер. [5, c. 175]

Важно, чтобы процесс интеграции в социально-экономическое и политико-правовое пространство способствовал усилению военно-политической мощи России, а не ослаблял её экономические возможности. [4, c. 266]

Определённые сложности Крым испытывает вследствие политики Запада о непризнании полуострова частью России и введения специального «крымского пакета» санкций. Опасаясь этих санкций, крупные российские банки и компании отказываются открывать в Крыму свои филиалы. Вдобавок к этому, США и ЕС ввели запрет на экспорт товаров, технологий и услуг в Крым, как и их импорт из Крыма. Кроме того, на территории полуострова существуют проблемы с использованием международных платёжных систем, заход в порты торговых и круизных иностранных судов сведён к минимуму, а крымчане испытывают сложности с оформлением шенгенских виз. [1, c.20]

Между тем, многие из неудобств и ограничений удаётся обходить. Так, в крымском руководстве заявляли о наличии механизмов обхода санкций Запада при сотрудничестве с зарубежными инвесторами, желающими реализовывать в Крыму свои проекты. Например, индийцы хотят построить в Крыму лекарственный завод, израильтяне – лечебный онкоцентр, иранцы выразили намерение инвестировать в добычу и переработку нефти, французский бизнесмен Филипп де Вилье создаст в Крыму исторический парк развлечений «Царьград». [6]

Отчасти такой всплеск интереса объясняется тем, что Крым объявлен свободной экономической зоной, участникам которой предоставляются налоговые льготы и обеспечивается режим свободной таможенной зоны. Но в более широком контексте интерес инвесторов означает, что российский Крым воспринимается как стабильный регион, куда можно вкладывать.

Российские власти делают всё возможное, для упрощения процесса интеграции Крыма в политическое пространство РФ. Так, Крымским предприятиям разрешили работать по украинским разрешительным, лицензионным документам до истечения их срока действия, в сфере ЖКХ применяются более гибкие подходы установления тарифов на коммунальные услуги, а в медицинских учреждениях создали материально-техническую базу в соответствие с российскими стандартами. [3]

При этом Крым полностью перешел на банковскую, трудовую, пенсионную, финансовую, политическую систему, при помощи формирования новой вертикали власти по средствам всеобщего голосования на выборах 14 сентября 2014 года.[2]

Социальная сфера региона претерпевает изменения: пенсии, стипендии, заработная плата, были выровнены в соответствии со средним российским уровнем, а оказание медицинской помощи в поликлиниках и больницах стало бесплатным.

Таким образом, Крым на длительное время оказался в эпицентре интересов главных геостратегических игроков, что привлекает к нему особое внимание мирового сообщества. А также накладывает особый отпечаток ответственности за положение здесь дел со стороны России в целом и в первую очередь со стороны руководства Республики Крым.


Библиографический список
  1. Григорьянц В. К вопросу о государственно – конфессиональных отношениях в Украине и АРК. – Симферополь, 2013. – С. – 4 – 30
  2. Новости. Крымский федеральный округ 03.05.2015// [Электронный ресурс] URL: http://www.polpred.com/news/?fo=9&ns=1&page=13#1.
  3. Попов Е., Мордашов. В. Этнополитическая проблема в Крыму: республика Крым или исламское государство // [Электронный ресурс] URL:http://www.whiteworld.ru/rubriki/000 109/01112901.htm
  4. Закон и общество: история, проблемы, перспективы: материалы XX межвузовской научно-практической конференции студентов, магистрантов и аспирантов. Часть 2 / Красноярский государственный аграрный университет. – Красноярск, 2016. – С. 266.
  5. Муратова Э.С. Ислам и национальные интересы Украины // Национальные интересы Украины. / Под ред. д.ф.н. проф. О. А. Габриэляна – Симферополь. ООО «Энергия Дельта». 2015. – С.174 – 175
  6. Вербицкая Ю. Дипинтервенция // Крымская Правда. 2013. 26 декабря. №23 (24582)


Все статьи автора «Левин Алексей Вадимович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: