УДК 008

ТАНЕЦ БУТО КАК ФОРМА ТЕЛЕСНОЙ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ ЭПОХИ ПОСТМОДЕРНА

Бережная Елена Алексеевна
Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов
старший преподаватель кафедры социальной психологии

Аннотация
В статье рассматривается авангардный танец буто как форма телесной репрезентации. Исследуется сущность презентации тела в эпоху постмодерна. Показывается, какие художественные особенности буто отражают новое понимание телесной сущности человека, сложившееся в ХХ веке. Обозначаются принципы, философия и эстетика буто.

Ключевые слова: Буто, постмодерн, современные художественные практики, телесность, телесные репрезентации, тело


BUTOH DANCE AS A FORM OF BODILY REPRESENTATION POSTMODERN

Berezhnaya Elena Alekseevna
St. Petersburg Classical University of Trade Unions
senior lecturer of Social Psychology department

Abstract
The article deals with vanguard Butoh dance as a form of bodily representation. We investigate the nature of the presentation of the body in the postmodern era. It shows, what artistic features of Butoh reflect a new understanding of the bodily nature of man, which has developed in the twentieth century. Denoted principles, philosophy and aesthetics of butoh.

Keywords: bodily representation, Butoh, contemporary art practices, corporeality, post-modern, the body


Рубрика: Культурология

Библиографическая ссылка на статью:
Бережная Е.А. Танец буто как форма телесной репрезентации эпохи постмодерна // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/12/18471 (дата обращения: 26.05.2017).

События ХХ века коренным образом изменили картину мира и сознание человека. Потрясения, пережитые во время двух мировых войн, и их последствия привели к пересмотру взглядов на сущность человеческой природы, в частности, на ее телесный аспект.

Осознание беспомощности, хрупкости, уязвимости тела, его объективация нагляднее всего отразились в искусстве, на примере которого будет рассмотрена одна из форм телесной репрезентации, свойственная эпохе постмодерна [1].

Окончание Второй Мировой войны ознаменовало усиление глобализационных процессов. Культурная интеграция повлекла за собой появление новых художественных практик в разных странах, в том числе бывших ранее культурно «изолированными».

Так, в конце 50-х годов ХХ века в Японии появился новый вид танца – «буто». Он возник под влиянием идей авангардизма, дадаизма, сюрреализма, развивающейся на Западе новой хореографии: танца модерн и экспрессивного танца (Р. Лабан, М. Вигман). Несмотря на то, что современные танцевальные направления пришли в Японию одновременно с классическим балетом, они были восприняты танцовщиками и общественностью более благосклонно из-за антропологических особенностей нации и эстетического канона [2]. Новую технику японского танца разработали Кадзу Оно, Акира Касай и Тацуми Хидзиката, в последствие основавшие группу под названием «Анкоку буто». О.П. Святуха в своей статье отмечает, что созданный танец не вписывался в хореографические формы, существовавшие на тот момент в Японии, а также порывал с эстетическими установками общества в целом [3].

Принципы дадаизма, к которым можно отнести иррациональность, цинизм, разочарованность, бессистемность и отрицание признанных стандартов в искусстве [4], определили глубинную суть буто. Танец центрировал внимание ни на движениях, а на онтологической ценности тела самого по себе, что было подчеркнуто Тацуми Хидзиката. Танцор в своих выступлениях отмечал, что в основе буто лежит обращение к таким «неприглядным», «неэстетичным» сторонам существования, как болезнь, слабость, беспомощность, физическая деформация человека, смерть, разрушение тела [5]. В хореографии Тацуми Хидзиката уподобляет танцовщика беспомощному ребенку, который не способен преодолеть свое унизительное положение, свою слабость и беспомощность перед взрослым. Подобная трактовка может расцениваться как метафора ощущения себя человечеством перед лицом прогресса, сил куда более могущественных, нежели оно само. Неосознанные, интуитивные движения детей, их трудности на пути постижения собственного тела, восприятие его как постороннего объекта, во многом определили манеру танца. Тело в буто есть объект и субъект исследования, проникающий в сущность вещи и сливающийся с ней.

Основными особенностями японского авангардного танца можно назвать следующие обязательные аспекты: поддержание низкого положения центра тяжести тела, за счет кривых, согнутых ног; извлечение жестов и поз, «похороненных в потемках истории, и выпуск их через обнаженные белые тела»; танец в извращенном, аномальном стиле» [6]. Также отличительной чертой буто является отсутствие высоких прыжков и быстрых вращений, характерных для классического балета. Движения направлены не вверх, а вниз и к центру тела. Часто танцовщики своими действиями обращаются к образу зародыша в утробе матери: ноги и руки подгибаются, выворачиваются стопы. Главная задача танцора – сконцентрироваться на своих внутренних ощущениях и переживаниях тела, а не на внешней стороне танца, поэтому часто процесс создания танца или репетиции обходятся без зеркал. Сакральный смысл преобладает над визуальным. Все сконцентрировано в большей степени на взаимодействии тела и сознания танцующего. Практик буто апеллирует к эмоциям зрителя, не прибегая при этом к общепризнанным на западе понятиям красоты тела или грации движений, порой намеренно «уродуя» их.

В буто тело человека перестает быть средоточием грациозности, физической красоты и венцом творения. Новый танец демонстрирует другую суть индивида, обращенную к недостаткам, слабостям, несовершенству. Такое «патологическое» тело сформировано историей и культурой ХХ века [7]. Оно утверждается в искусстве через художественную практику буто.

Примечательно, что зародившись в Японии, буто стало наиболее популярным в конце ХХ – начале ХХI века в западной культуре. С 80-х. годов большое количество танцовщиков и театральных коллективов Америки, стран Европы, России проходят обучение у японских мастеров, начинают практиковать авангардный танец.

Психоаналитик Д. Ольшанский пишет, что буто в таком контексте является своеобразным «поиском культурных кодов и пролаганием возвратных путей к первоосновам театра» [8]. Танцовщик буто «вытаскивает» из подсознания национальные, в некоторых моментах даже стереотипные, особенности менталитета и двигается согласно этим особенностям. Позы и жесты в танце наделяются новыми смыслами.

Сегодня буто – это инструмент активно развивающегося пластического театра – новой формы невербального театрального искусства. Процесс интеграции в различные художественные практики и культуры делает танец особенным, наполняет его национальным колоритом. Однако общие тенденции обращения к телу как к специфическому инструменту, обладающему особой хрупкостью, уязвимостью укрепляются. Оно презентуется как познающий субъект, и одновременно как объект, воплощающий в себе сущность других предметов, как деформированное культурой, опустошенное и заново наполненное посторонним смыслом. В условиях постмодернистской культурной парадигмы, виртуализации культуры [9], превращение реальности в симуляцию, буто становится специфической формой телесной репрезентации, при которой с одной стороны, тело перестает быть гармоничным, целостным в классическом понимании, с другой стороны, остро обращает внимание на самое себя, привлекая интерес к его онтологической ценности в целом, со всеми несовершенствами, слабостями и уязвимостью.


Библиографический список
  1. Борисова А.Г., Юхнина О.Ю. Проблемы искусства в эпоху постмодернизма / А.Г. Борисова, О.Ю. Юхнина // Современный взгляд на будущее науки: Сборник статей Международной научно-практической конференции. Научный центр «АЭТЕРНА». – Уфа: Изд-во ООО «Аэтерна», 2014. С. 213-215.
  2. Гриценко В.П., Рыжанкова О.В. Японский танец буто: антропологические основания // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2015. № 3 (44). С. 285-293.
  3. Святуха О.П. Танец буто как синтез западных и восточных культурных традиций // Россия и АТР. – Владивосток: Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного отделения РАН, 2016. № 1 (91). С. 170-185.
  4. Шипицин А.М. Танец буто: история, эстетика, философия // Математические методы и модели в управлении, экономике и социологии. Сборник научных трудов. – Тюмень: Тюменский индустриальный университет, 2014. С. 475-480.
  5. Тацуми Хидзиката. Мой танец родился из грязи [Электронный ресурс] // Сайт Александра Гиршона [Офиц. сайт]. URL: http://old.girshon.ru/txt/butoh_tazumi.htm (дата обращения: 15.07.2014).
  6. Касаи Тошихару. Танец Буто как метод психосоматического исследования. Перевод Е. Кулаковой. [Электронный ресурс] // Сайт Александра Гиршона [Офиц. сайт]. URL: http://old.girshon.ru/txt/butoh.htm (дата обращения: 15.07.2014)
  7. Мельникова А.А. Норма и патология в культурологическом контексте / А.А. Мельникова // «Никоновские чтения»: Электронный сборник научных стаетй в 2-х томах. Под редакцией М. С. Уколовой, А. В. Никитиной, А. Ю. Николаевой. – Чебоксары: Издательство: Чувашский государственный педагогический университет им. И.Я. Яковлева., 2016. С. 115-118.
  8. Ольшанский Д.А. Как бутто театр. // Сайт Дмитрия Ольшанского [Офиц. сайт]. URL: http://olshansky.sitecity.ru/ltext_1509015048.phtml?p_ident=ltext_1509015048.p_0510022655 (дата обращения 10.02.2012).
  9. Степанцева О.А. Современное состояние виртуального образования и перспективы развития/ О.А. Степанцева // Современные проблемы науки и образования. 2013. № 3. С. 202.


Все статьи автора «Бережная Елена Алексеевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: