УДК 316.77

ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАТИВНОЕ ОБЩЕСТВО И ГЛОБАЛИЗАЦИЯ

Симонова Маргарита Михайловна
Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации
кандидат социологических наук, доцент кафедры управление персоналом и психология

Аннотация
В статье рассматриваются вопросы коммуникационных изменений в период глобализации мирового сообщества. Влияния глобализации на развитие информационного общества.

Ключевые слова: глобализация, информационное общество, коммуникация


INFORMATION AND COMMUNICATION SOCIETY AND GLOBALIZATION

Simonova Margaritay Mikhailovna
Financial University under the Government of the Russian Federation
PhD in Social Science, Associate Professor of Human Resource Management and Psychology

Abstract
The article deals with the communication of changes in the period of globalization of the world community. The question of the impact of globalization on the development of the information society.

Рубрика: Социология

Библиографическая ссылка на статью:
Симонова М.М. Информационно-коммуникативное общество и глобализация // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/12/17985 (дата обращения: 26.05.2017).

Лавинообразное провозглашение глобализации и рождения информационного общества, разумеется, является важнейшей характеристикой новейшего времени. И, разумеется, образование и коммуникация как относительно самостоятельные системы,  и как связность испытывают на себе влияние этой важнейшей характеристики.

Невозможно игнорировать тот факт, что представления о глобализации и информационном обществе в науке еще  не устоялись. Глобализации в качестве процесса планетарного единения развивается с давних пор: изобретение и совершенствование письменности, средств передвижения, все новых технических видов связи обеспечивали развитие этого процесса. Но, в настоящее время достигнут такой порог развития, когда о глобализации заговорили как о кардинально новом состоянии  человеческой цивилизации.

Процесс глобализации, выражающийся теперь в слиянии национальных экономик, развивающийся или только прогнозируемый, был бы невозможен  без интенсивного, мощного – особенно в последние десятилетия,  развития всех видов коммуникации и телекоммуникационных технологий.  «Радикально меняется, – пишет Я. Н. Засурский, – структура международных экономических отношений – появляется так называемое двадцатичетырехчасовое общество: мировая экономика не спит, она движется вслед за солнцем от сиднейской биржи к токийской, а затем Сингапур, Пекин, Москва, Франкфурт, Париж, Лондон, Нью-Йорк, Чикаго, Лос-Анджелес, Сан-Франциско, снова Токио. Глобальная коммуникация заставляет экономику работать без перерыва» [1, с. 5].

Сверхинтенсивное «коммуникационное движение, взаимодействие, взаимовлияние» − и основа, и механизм современного глобализирующегося мира. Размышляя о наступающей новой эре, одни чаще всего говорят об информационной революции, уже сформировавшей в мировом масштабе новое информационное общество, другие объявляют лишь его наступление, третьи предпочитают называть формирующееся общество обществом знаний, но все подчеркивают, что речь идет о новой ступени общественного развития, где информационные технологии изменят  даже характер организации трудовых деятельности и организации трудовых процессов –  телеработа, например, придаст иное измерение мобильности трудовых ресурсов, телемедицина откроет доступ к вершинам врачебных знаний для лечения пациентов в самых удаленных регионах.

В научном и событийном анализе явлений глобализации четко обозначились три линии, три подхода. В первый отряд входят не просто приверженцы, а можно сказать, певцы глобализации, представляющие ее в качестве благотворной, скоростной и глубинной мировой революции. Вторую линию обеспечивают  так называемые эволюционисты. Третью – пессимистично настроенные к глобализации аналитики и самые разные отряды деятельных антиглобалистов.

Гиперглобалисты воспринимает глобализацию как состоявшийся и необратимый процесс, еще не завершенный, но главное – неостановимый и революционно-скоростной, исходят из идеи благотворного воздействия  ее на склонную к конфликтам мировую среду. ( По большей части это американские исследователи Р. Кобден, Дж. Брайт, Н. Эйнджел,  Р. Робертсон, М. Олброу, У. Конноли. Н. Глейзер идр.).  Блоки, барьеры, границы, которые были существенны еще в прошлом поколении, на их взгляд, уходят под воздействием новых революционных коммуникационных технологий. Необъятное количество людей используют, чуть ли ни каждый день, ноутбуки, планшеты, смартфоны для того, чтобы посылать идеи, товары и деньги в самые дальние углы планеты за считанные секунды.

Каким бы сложным ни было межкультурное взаимодействие между социальными группами и индивидами в течение последних столетий, считает большинство из названных авторов, все же в скоростном режиме усиливающаяся мобильность образов и символов, методов мышления и способов коммуникации – это беспримерные особенности конца ХХ в. и начала ХХI в.

Эволюционисты соглашаются с тем, что историческая тенденция  повернута в сторону глобализации, но ими признается постепенность разворачивающейся глобализации. (Дж. Розенау, А. Гидденс). В их трактовке это долговременный процесс, исполненный противоречий, подверженный всевозможным конъюнктурным изменениям. Эволюционисты проявляют осторожность и осмотрительность в описании характеристик возникающего под ее воздействием мира; считают, что разворачивающийся процесс глобализации требует от стран и народов выверенной и неспешной адаптации. Глобализация, на их взгляд, мощная сила, но она  все-таки постепенно разрушает различия между государствами, между иностранным и отечественным – просто параллельно национальному суверенитету будут расширяться рамки и пространства влияния международных организаций.

Критики глобализации, как это ни странно, находятся в той же Америке (Б. Барбер, Д. Кортен, Г. Дейли, П. Бьюкенен, Дж. Грей, Д. Каллео, П. Хирст,  У. Томпсон, К. Уолст, Дж. Стиглиц и др.), в Европе наиболее выдающимся теоретиком контр-глобализма является Дж. Голдсмит. Есть они и по всему миру, в том числе, разумеется,  в России (российские ученые чаще всего совмещают в своем анализе объективный подход к глобализации как к явлению, которое невозможно отрицать или игнорировать его положительные стороны, и очень серьезную критику апологетов глобализации и самих по себе ее отрицательных черт и последствий).

Основные моменты критического анализа:

В первую очередь обращается внимание на такую очевидность: при любой интенсивности процесса глобализации,  современные мощные государства не растворятся  в ней, они сохранят собственный силовой и экономический потенциал.

Ясно также, что народы еще долго не смогут отказаться от своей идентификации, от своих суверенитетов. Довольно убедительная иллюстрация: высокий потенциал неприятия единой Конституции в Европе.

Почти все критики идеи глобализации считают, что при всей силе глобализирующегося мира только национальная политика будет определять экономическое развитие мирового сообщества в XX веке. Без соответствующей воли правительств не были бы созданы такие международные объединения как ОПЕК, НАФТА, Европейский союз, наконец, ООН. И одновременно вопреки интеграционным процессам в Европе произошла дезинтеграция Советского Союза. Так что гиперглобалисты, утверждающие нераздельную общность мира, по их мнению, опережают события.

В итоге можно сказать, что уверенность, как и сомнения ученых, политиков, общественных деятелей в наличии или отсутствии глобализации, в ее революционном или эволюционном наступлении, в ее благотворности или  пороках будут и дальше сопровождать комментариями и анализом этот интенсивно разворачивающийся   процесс. Сегодня трудно предсказать и точные параметры, и точный характер  глобализации, но глубина анализа при разных подходах, безусловно, будет служить для стран и народов фактором их подготовленности к изменениям, которые она несет.

Об информационном обществе тоже нужно иметь четкие представления. Однако сплошь и рядом встречаются выводы и заключения об эффектах, социальных последствиях, новых великих возможностях информационного общества, как будто оно давно состоялось и всем понятно, что это такое. На наш взгляд, нужно отнестись более критично и к полноте нашего понимания, и к тому, что развитие любого процесса не совсем предсказуемо, не совсем представимо, его нужно изучать и особенно осторожно  выстраивать взаимосвязи.

Понятие «информационное общество» чаще всего связывают с особой ролью информации в нашу эпоху,  с тем, что большинство работающих занято производством, хранением, переработкой и реализацией информации. Содержание этого понятия все-таки, на наш взгляд, более объемно.

Известный английский ученый Фрэнк Уэбстер выступил с резкой критикой  поспешности   провозглашения информационного общества. «Слишком многие «практики» – пишет он, – вдохновленные информационной технологической революцией, пришедшие в восторг от Интернета, не представляющие своей жизни без электронной почты, проживающие в виртуальной реальности, превосходящей реальность земную, решили, что могут быстренько осознать социальные и экономические последствия, которые, судя по всему, неизбежно наступят: труд будет трансформирован,  в сфере образования произойдет переворот, корпоративные структуры  переживут новое рождение, демократия подвергнется переоценке – и все благодаря информационной революции» [4, с. 9].

Однако автор, считающий, что слишком велико число лиц, излишне оптимистично оперирующих неразработанными понятиями «информационного общества», весьма продуктивно – для понимания того, что общество нового типа практически уже  создано, сгруппировал имеющиеся концепции в пять направлений,  дав тем самым  наилучшее представление о том, что же стало с миром, перетекающим в «третью волну». О трех волнах возвещает ведущий современный футуролог Элвин Тофлер: мир, по нему,  постепенно формируется тремя волнами технологических инноваций, которые, как высокий прилив, нельзя остановить. Первой была сельскохозяйственная революция, второй – промышленная. Третья волна – информационная революция, которая предвещает новый образ жизни [3]  Иронизируя, Ф. Уэбстер  соглашается с Тоффлером:  это будет замечательно, правда в том случае, если мы удержимся на гребне этой волны [4, с.15].

Хорошо известный в мире американский социолог Мануэль Кастельс убедительно сформулировал существенное отличие становящегося «информационного общества» от предыдущих эпох. Он считает, что информация и обмен информацией сопровождали развитие цивилизации на протяжении всей истории человечества и всегда имели критическую важность во всех обществах. Теперь же дело в том, что:

- информационные технологии поднимают на неведомую ранее  высоту значение знания и информационных потоков;

− технологиями обработки информации и коммуникацией обусловлено ( и даже вызвано ) ядро трансформаций, которые переживает современный мир;

- генерирование, обработка и передача информации становятся фундаментальными источниками производительности и власти. [91, с.42-43].

«В новом, информационном способе развития, – пишет М. Кастельс, – источник производительности заключается в технологии генерирования знаний, обработки информации и символической коммуникации.

Знания и информация являются критически важными элементами во всех способах развития, так как процесс производства всегда основан на некотором уровне знаний и на обработке информации. Однако специфическим для информационного способа развития является воздействие знания на само знание как главный источник производительности» [2, с. 39].

Казалось бы, яснее и убедительнее некуда. Панорама же концепций-критериев «информационного общества» в предложенном нами лапидарном изложении взглядов Ф. Уэбстера  лишь подтверждает возникновение важных для понимания кардинального изменения в новейшее время ситуации с коммуникацией обстоятельств:

- процессы коммуникации получили мощное техническое оснащение, какого просто не было еще полвека назад;

− коммуникативные (информационные) технологии за несколько последних десятилетий обогатились разветвленным научно-практическим содержанием, сделавшим их невероятно эффективными, с точки зрения, влияния на социальную жизнь и управления сознанием людей;

- знания, образование не просто сами по себе выросли в цене, этому во многом способствовали новые возможности подачи в кратчайший срок и на любое расстояние  любой информации  через плотную сеть новых технических средств коммуникации;

− современное  общество вышло на более сложный этап, требующий для успешного функционирования более совершенных процессов координации, в более серьезной степени опирающейся на информационные процессы.

Тема образования как коммуникации становится актуальной именно в период становления информационного общества.

Самое главное возражение скепсису Ф. Уобстера: сегодня мы имеем дело скорее с недооценкой новых возможностей коммуникации  в развивающемся информационном обществе, чем с их переоценкой.

Стремительно наступают все новые и новые технологии информационной эры. Если на заре ее предполагалось, что компьютер – явление корпоративного использования, персональное его использование виделось утопией, то современные ноутбуки, смартфоны – это как раз те устройства, которые как будто специально созданы для усиления персонификации коммуникационных технологий. Мобильный ПК в состоянии воспроизводить потоковое аудио или предварительно загружать музыку, на экране своего мобильного компьютера можно смотреть ТВ высокого качества, поддерживать функции для обработки трехмерной графики. Популяризации мобильной компьютеризации способствует и быстрое расширение областей, охваченных технологиями беспроводной связи, позволяющими подключаться к Интернету везде, где угодно. Уже стало возможным подключение к сетям мобильной связи четвёртого поколения, по технологии LTE.  Но и все это только начало. Производители оборудования, операторы, научно-исследовательские институты и международные организации разрабатывают стандарты и запускают тестовые сети 5G, которым предстоит перевернуть наше представление о том, что такое мобильная связь. Все они сходятся в одном – мобильные технологии нового поколения должны быть настолько «гибкими», чтобы обеспечить самые разные потребности, от ставшей привычной передачи данных до хирургических операций через Интернет или управления процессами промышленного производства.

Значимый фактор коммуникации: все новые и новые информационные и теле-коммуникационные технологии постоянно характеризуются средствами массовой коммуникации: газетами, радио, телевидением. В ведущих общефедеральных газетах созданы специальные приложения, в региональных – специальные рубрики.

Цифровые технологии, как говорят журналисты, берут на себя функции элексира бессмертия.

Информационное общество снабжает новейшие средства коммуникации и отрицательными инвективами. Вирусы, шпионские программы, сетевые атаки хакеров и прочее электронное зловредство в дополнилось так называемым «спамом». Спам в настоящее время стал хорошим двигателем для распространения не только рекламы, но и специфических вирусов, которых интересуют личные данные пользователей .

Существующие антивирус- и  антиспам- технологии могут уменьшить в 20-30 раз поток «грязной электронной почты», но на 100% эта проблема не будет решена никогда, точно также, как не могут быть полностью решены общие проблемы пыли, мусора, преступности.

Развитие индустрии коммуникационно-информационных технологий – путь, абсолютно нужный, если постоянно помнить значение феномена «технологии» и желания страны быть равноправным членом техногенной цивилизации.

Совокупный объем мирового рынка информационных технологий составляет сегодня  примерно два трлн. долларов. Этот рынок очень быстро растет: темпы роста достигают 10%. в год. Россия находится на 13 месте в мире по уровню расходов на ИТ, значительно опережая такие развитые страны, как Нидерланды, Швеция и Швейцария.

При том, что все еще идет уточнение представлений об информационном обществе, еще продолжается спор о признании современного общества информационным, ведущие ученые уже называют его «информационно-коммуникативным». Стремительно  набегает новая волна трансформаций, и хотя теоретического концепта «коммуникативного общества» не существует, но уже стало плодотворной линией анализа, говоря словами Умберто Эко, коммуникативное почтение и видение социального мира. Самые известные в мире аналитики вкладывают в это смысл интенсивно формирующейся (или уже сформированной) интеграции процессов глобализации, информатизации, коммуникации. Интернет предоставляет материал и технологическую основу для сетевого общества, что сделает возможным развитие новых типов социальных состояний и что фактически рождает новую эру коммуникации. Сети-versus государства – это проблема торжества постмодерна на Западе и отчасти в России, т.е. постановка людской ТВ-массы под стратегический контроль безымянной сетевой власти.

Эти процессы  вызывают беспокойство, не сравнимое со скепсисом Фрэнка Уэбстора по поводу наступления  «информационного общества». Обзор зарубежных теорий, обосновывающих «информационно-коммуникативную целостность» как возможную перспективу человечества и одновременно выдвигающих целую серию предостережений, предпринятый И.А. Мальковской, особенно интересен суммированием этих предостережений [5, с.77]. После появления коммуникативной парадигмы, отмечает она, понятие «информационное общество» стало противоречивее, поскольку обозначился еще  более сложный профиль, высвечивающий синтез «информационного», «интерактивного» и «коммуникативного». И именно эта сложная конфигурация рождает, по мнению прореферированных  ею ученых, не только новые возможности для самых разных аспектов прогресса, но и парадоксы:

Коммуникация, по согласованию всех точек зрения авторитетных в мире мыслителей, казалось бы, нацелена на усиление консенсуса, солидарности, взаимодействия, становление «договорных рациональных действий». Но аналитики тем не  менее видят, что широкое внедрение  информационно-коммуникационных технологий породило два разнонаправленных скачка: к интеграции человеческого сообщества как социальной общности, связанной «всемирной паутиной», и к дезинтеграции социального – к кастовому обществу. Сетевые технологии нацелены на формирование «индивидуализированной массы», фрагментированной именно в системе коммуникаций. Хуже того: общество утрачивает лидирующую роль – лидирующими становятся информационно-коммуникационные технологии [Р. Инглхардт]. Под их воздействием рождаются публики, способные к коллективному восприятию, но не способные к взаимодействию (Ж. Бодрийяр). Это «общество спектакля», в котором любая жизненная драма, вплоть до геноцида и войны, подается как красочное динамичное зрелище (Ги Дебор).

Информационно-коммуникационные технологии, обслуживающие сильных мира сего, порождают также кризис управленческого сознания – это управление системой, активированной «на вершине» и лишенной сигналов снизу (Г. Гидденс). Элитам, отдаляющимся от общества, информационно-коммуникационный ресурс власти представляется более значимым, чем социальный. «Иллюзия неуязвимости» как результат уверенности в обладании информационно-коммуникационными технологиями, лишает управленческое сознание здравого понимания действительности  (Дж. Стиглиц).

Называются и такие парадоксы: «общество знания» стремительно воспроизводит «общество ничегонезнаек» (И. Валлерстайн); научная информация и массовая информация предназначается как бы для разных «страт», причем «страта», востребующая «первую» информацию, исчезает (Ж. Бодрийяр) [5, с. 84].

Уже из приведенных элементов дискурса ясно, что в создающемся глобализацией, информационной революцией и коммуникационным взрывом «информационно-коммуникативном обществе» есть с чем сражаться, что преодолевать – идиллии социального мира и благоденствия оно не несет. Тем не менее,  становление его неизбежно. Приветствующие это говорят, что глобализация информационных и телекоммуникационных секторов приведет к созданию и развитию Глобальной информационной структуры, единого информационного пространства без границ. Благодаря телекоммуникации и тоже интенсивно развивающимся другим видам связи «станет возможным объединить информационные и интеллектуальные ресурсы человечества, создать Глобальную базу знаний, всеобщий и мировой ассоциированный интеллект Планеты как производительную силу общества» [6, с. 9].

Экономическая интеграция и развитие информатизированных технологий приведут к еще большей гармонизации систем образования разных стран, развитию транснациональных форм обучения, расширению академической мобильности, вовлечению в процесс освоения мировых достижений в области науки, техники, экономики все большего количества немобильных учащихся, упрощению процедуры признания иностранных квалификаций [7, с. 52].

Языковые, экономические, социальные и психологические барьеры, разделявшие мир еще полстолетия назад, сегодня уже преодолимы. Профессорско-преподавательский состав многих ведущих университетов, реформируя учебные программы, методы обучения, ускоряет формирование единого образовательного пространства и готовит студентов, способных работать практически в любой стране мира [9]. Новые глобальные университеты, которые смогут полностью действовать во Всемирной паутине, не будут также являться особыми национальными корпорациями. [8, с.664].

Тем не менее, нельзя отрицать, что  в этот глобализирующийся век мы все-таки имеем дело с коммуникацией между принципиально разными структурами. Дело не только в несовпадении кодов. Еще более серьезно несовпадение «национальных картин мира», что позволяет даже говорить о «национальных логиках». Международные коммуникации проходят под более жестким контролем, чем внутренние, искусственность их очень сильно возрастает. Представление о коммуникации как о линейном   процессе передачи и приема информации весьма сильно коррелирует с представлением о глобализации как специальном проекте, который повсеместно, настойчиво, ежедневно и даже ежечасно популяризируется и разносится  средствами массовой коммуникации по всему миру. Хотя факт такого действия самоочевиден, все же нельзя забывать об объективно диалоговом характере процессов коммуникации.

Новый этап коммуникации в связи с наступлением эры тесного глобального взаимодействия необычайно актуализирует идеи планетарного мышления и универсального миропонимания и фактически выдвигает задачу формирования внесистемного человека. Не того, кто пренебрегает своей ближней системой, хотя бы и государством, а того, кто, овладевая новыми информационно-коммуникационными технологиями,  в состоянии мыслить планетарно, взаимодействовать с широким кругом лиц и организаций в стране и за ее пределами, объясняться на разных языках, воспринимать как доступные любые точки земли [10].

Интернет и другие мировые средства массовой информации действительно способны преодолевать любые национальные границы, но, во-первых, имеет значение «самостоятельный интеллект» индивида, во-вторых, позиция национальных средств массовой коммуникации, в-третьих, продуцирование национальной научной продукции. Все это органично вмонтировано в общий процесс коммуникации, все-таки специфично происходящий в каждом отдельном государстве.


Библиографический список
  1. Засурский Я.Н. Предисловие кн. Мелюхина И.С. «Информационное общество: истоки, проблемы, тенденции развития».- М.: Изд-во МГУ, 1999.
  2. Кастельс М. Информационная эпоха: Экономика, общество, культура. – М., 2000.2
  3. Тоффлер Э. Третья волна. – М., АСТ, 2002.
  4. Уэбстер Ф. Теории информационного общества. – М.: Аспект-пресс, 2004.
  5. Мальковская И.А. Профиль информационно-коммуникативного общества. – М.: Социс. 2007. № 2.
  6. Рейман Л.Д. Информационное общество и роль телекоммуникаций в его становлении. – М.: Вопросы философии. 2001, № 3.
  7. Социология образования. / Тезисы докладов и выступлений Всероссийского социологического конгресса (3-5 октября 2006 г.), т.9 – М.: Альфа-М, 2006.
  8. Добреньков В.И., Кравченко А.И. Фундаментальная социология. Том 8 – Социализация и образование. -  М.: Инфра-М, 2005.
  9. Симонова М.М., Бутырина С.А. Современные технологии вузовской учебно-педагогической коммуникации. Учебный эксперимент в образовании. 2016. № 2 (78). С. 11-22.
  10. Филиппова С.И., Симонова М.М. Развитие навыков речевой коммуникации при подготовке специалистов в сфере сервиса //Научный вестник МГИИТ. – 2013. № 3 (23). С. 128-131.


Все статьи автора «Флеров Олег Владиславович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: