УДК 343.852

ВЛИЯНИЕ РЕШЕНИЙ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА НА ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНУЮ ПРАКТИКУ В ВОПРОСАХ ПРИМЕНЕНИЯ МЕР БЕЗОПАСНОСТИ В УЧРЕЖДЕНИЯХ УИС РОССИИ

Сорокин Михаил Владимирович1, Сорокина Ольга Евгеньевна2
1Владимирский юридический институт ФСИН России, кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры организации режима и надзора
2Владимирский государственный университет им. А.Г. и Н.Г. Столетовых, старший преподаватель кафедры теории и истории государства и права, Юридический институт

Аннотация
В статье на основе анализа решений Европейского Суда по правам человека рассматриваются изменения в действующие нормативные правовые акты и правоприменительную практику Федеральной службы исполнения наказаний в аспектах обеспечения безопасности и правопорядка в исправительных учреждениях уголовно-исполнительной системы России.

Ключевые слова: безопасность, правопорядок, применение мер безопасности, решение Европейского суда по правам человека, специальные средства, физическая сила


THE IMPACT OF THE DECISIONS OF THE EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS ON LAW-ENFORCEMENT PRACTICE IN THE APPLICATION OF SECURITY MEASURES IN PRISONS OF RUSSIA

Sorokin Mikhail Vladimirovich1, Sorokina Olga Evgenevna2
1Vladimir Law Institute of the FPS of Russia, candidate of jurisprudence, senior lecturer of the chair of regime and supervision
2Vladimir State University, senior lecturer of the chair theory and history of state and law

Abstract
In article on the basis of the analysis of the decisions of the European Court of human rights discusses the changes in current regulatory legal acts and law enforcement practice of the Federal service of execution of punishments in the aspects of safety and order in correctional facilities of criminal Executive system of Russia.

Рубрика: Право

Библиографическая ссылка на статью:
Сорокин М.В., Сорокина О.Е. Влияние решений Европейского Суда по правам человека на правоприменительную практику в вопросах применения мер безопасности в учреждениях УИС России // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/12/17860 (дата обращения: 27.05.2017).

Федеральной службой исполнения наказаний в настоящее время проводится работа по дальнейшему реформированию уголовно-исполнительной системы. Осуществлены меры, направленные на совершенствование организации деятельности по обеспечению исполнения уголовных наказаний, изоляции, соблюдению условий содержания осужденных, законности и обеспечению безопасности и правопорядка.

В последние годы произошли значительные изменения в практике применения к осужденным сотрудниками учреждений уголовно-исполнительной системы (далее – УИС) физической силы, специальных средств и газового оружия.

Однако, необходимо отметить, что количество случаев активного противодействия осужденных законным требованиям персонала исправительных учреждений (далее – ИУ), совершения нападений на сотрудников и работников УИС в связи с осуществлением ими служебных деятельности, в том числе с причинением последним вреда здоровью, на протяжении последних трех лет увеличивается, в среднем, на 10%, при одновременном снижении числа зарегистрированных фактов применения к осужденным физической силы, специальных средств и газового оружия, за этот же период, на 14%[1].

В соответствии с действующим законодательством в 2015 году в целях пресечения противоправных действий сотрудниками учреждений УИС применялись: специальные средства 1791 раз (2014 год – 2643, снижение на 32,2%); физическая сила применялась в 1837 случаях (2014 год – 2230, снижение на 17,6%)[2].

В первом полугодии 2016 года при совершении правонарушений к осужденным применялись специальные средства в 749 случаях (первое полугодие 2015 года – 1024, снижение в первом полугодии 2016 года на 30%) и в 896 случаях применялась физическая сила (первое полугодие 2015 года – 1036, снижение в первом полугодии 2016 года на 13,5%)[3].

Конечно, факты неправомерного применения сотрудниками УИС в отношении осужденных физической силы, специальных средств и газового оружия действительно продолжает иметь место.

В 2015 году в исправительных учреждениях было возбуждено 6 уголовных дел (2014 – 7) в отношении персонала, в том числе: по фактам применения физической силы – 3 (2014 – 2); по фактам применения специальных средств и газового оружия – 3 (2014 – 5). В первом полугодии 2016 года возбуждено 9 уголовных дел в отношении персонала учреждения по фактам применения физической силы и специальных средств (первое полугодие 2015 года – 3). 7 уголовных дел было возбуждено по случаям, совершенным ранее: в 2012 году – 1, в 2013 году – 1, в 2015 году – 5.

В связи с вышесказанным необходимо отметить, что принятые поправки в Концепцию развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года предусматривают: «В целях обеспечения прав и законных интересов осужденных и лиц, содержащихся под стражей, с учетом международных стандартов, в том числе стандартов Европейского комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, решений Европейского Суда по правам человека (далее – ЕСПЧ), а также требований Европейских пенитенциарных правил, предусматривается совершенствование нормативного правового регулирования применения к осужденным и лицам, содержащимся под стражей, физической силы, специальных средств и оружия, введение эффективных форм контроля за их использованием, обеспечение привлечения к ответственности за превышение должностных полномочий при нарушении прав лиц, содержащихся в учреждениях УИС»[4].

Необходимо отметить, что по каждому вынесенному постановлению ЕСПЧ во ФСИН России издаются указания об их выполнении. Так, в аспектах применения сотрудниками УИС физической силы, специальных средств и газового оружия, руководством ФСИН России были разработаны дополнительные требования, которые дополняют федеральное законодательство и ведомственные нормативные правовые акты.

Так, 15.05.2008 Европейским Судом по правам человека принято решение по делу № 7178/03 «Дедовский и другие против Российской Федерации»[5], которое вступило в силу 15.08.2008.

В своем решении ЕСПЧ подчеркнул, что любое применение физической силы к лицу, лишенному свободы, не вызванное поведением последнего, унижает его человеческое достоинство и является нарушением права, гарантированного ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция). ЕСПЧ отметил, что использование резиновых дубинок в отношении заявителей было карательным по своей природе. Оно не могло способствовать облегчению выполнения задач, которые сотрудники собирались выполнить. Необоснованное насилие, к которому преднамеренно обратились сотрудники отдела специального назначения в исправительной колонии № 11 Пермской области, было нацелено на то, чтобы вызвать у заявителей страх и подавить их физическое и моральное сопротивление. При этом ЕСПЧ не уверен, что использование резиновых дубинок было законно или необходимо. Отмечается, что Закон РФ от 21.07.1993 № 5473-1 «Об учреждении и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» (далее – Закон РФ) содержит исчерпывающий список ситуаций, разрешающих использование ПР-73. Однако в материалах дела, представленных представителем Российской Федерации, отсутствовали признаки, что кто-то из заявителей напал на сотрудников или других лиц. Кроме того, из материалов дела следует, что нарушения, в связи с которыми были применены ПР-73, носили индивидуальный, а не коллективный характер, что опять таки противоречит основаниям к применению специальных средств, закрепленных в федеральном законодательстве. И учитывая то, что некоторые заявители из числа осужденных, не повиновались и сопротивлялись приказам сотрудников, однако из материалов дела не следует, что сотрудники предпринимали попытку их задержать, как закреплено в п. 2 ст. 30 Закона РФ, из чего следует, что использование резиновых дубинок не имело законных оснований[6].

Указанные выше обстоятельства свидетельствуют о наличии пробелов в федеральном законодательстве регулирующих порядок и условия применения физической силы и специальных средств сотрудниками УИС в исправительных учреждениях. В связи с этим нами предлагаются следующие изменения в ст. 30 Закона РФ следующего содержания:

«п. 2) для пресечения массовых беспорядков или групповых нарушений установленного режима отбывания наказания, а также для пресечения неправомерных действий осужденного, оказывающего неповиновение законным требованиям сотрудников исправительного учреждения или иных сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, а также сотрудников органов внутренних дел, привлекающихся для обеспечения правопорядка на режимной территории охраняемых объектов».

Другим проблемным вопросом, обозначенном в рассматриваемом нами решении ЕСПЧ, является нарушение ст. 3 Конвенции, заключающейся в необходимости проведения своевременной медицинской экспертизы лиц, находящихся в местах лишения свободы, которым был нанесен вред здоровью.

В связи с указанным обстоятельством нами предлагается включить в алгоритм действий дежурного помощника начальника учреждения следующее положение:

«Регистрировать каждый факт применения в отношении подозреваемых, обвиняемых и осужденных физической силы и специальных средств (за исключением наручников) в Журнале регистрации информации о происшествиях по месту применения в соответствии с требованиями Инструкции и приеме, регистрации и проверке в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы сообщений о преступлениях и происшествиях, утвержденных приказом Минюста России от 11.06.2005
№ 205».

Необходимо отметить, что заявление лица, лишенного свободы, о жестоком обращении по смыслу ст. 1 и 3 Конвенции требует проведения официального расследования. При этом расследование обвинений в жестоком обращении должно быть полным и быстрым. Любые недостатки в расследовании, которые препятствуют установлению имевших место нарушений или виновных лиц, позволяют оценивать расследование как неэффективное (см. подробнее решение ЕСПЧ по делу № 7761/01 «Михеев против Российской Федерации»). В связи с этим нами предлагаются следующие процедуры в алгоритм действий администрации исправительного учреждения и территориального органа ФСИН России в рамках служебного расследования по фактам применения в подчиненных подразделениях мер безопасности в отношении осужденных:

«1.    Ввести в дежурных частях учреждений УИС ускоренный порядок систематического направления в органы прокуратуры и следственные органы сообщений о регистрации травм, которые связаны с жалобами на плохое обращение с осужденными и лицами, содержащимися под стражей (при поступлении или после инцидента связанного с применением физической силы, специальных средств, газового оружия (аэрозольных устройств).

  1. Руководителям территориальных органов ФСИН России необходимо взять под личный контроль рассмотрения вопросов связанных с законностью применения к подозреваемым, обвиняемым и осужденным физической силы, специальных средств, газового оружия (аэрозольных устройств).
  2. По каждому случаю применения физической силы, специальных средств, газового оружия проводить тщательные служебные проверки комиссией, состоящей из сотрудников территориального органа ФСИН России.
  3. Запретить участие в проведении служебных проверок по фактам применения физической силы, специальных средств, газового оружия к осужденным и лицам, содержащимся под стражей, сотрудников УИС, возможно причастных к жестокому обращению.
  4. По каждому факту применения сотрудниками физической силы, специальных средств, газового оружия проводить служебные проверки, копии материалов в течении трех суток после проведения проверки начальниками учреждений направлять в прокуратуру, осуществляющую надзор за исполнением законов в местах лишения свободы и администрацией мест содержания задержанных и заключенных под стражу для оценки правомерности действий сотрудников, применивших меры безопасности, либо лиц, в отношении которых они были применены, признаков состава преступлений, направлять данные материалы в следственные органы в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации для принятия процессуального решения».

Учитывая прецедентный характер решений ЕСПЧ и обязательность их выполнения для государств – членов Совета Европы, разработанные предложения в федеральное законодательство, а также в алгоритм действий администрации исправительных учреждений ФСИН России позволят соблюдать требования законности при применении мер безопасности.

В заключении, необходимо отметить, что решения Европейского Суда по правам человека выступают в качестве составной части международно-правовых норм в сфере уголовного правосудия и призваны обеспечить оптимальный баланс между правами правонарушителей (подозреваемых, обвиняемых, осужденных), персонала исправительных учреждений, жертв преступлений и интересами безопасности общества и государства.


[1] Применение физической силы, специальных средств и газового оружия сотрудниками учреждений и органов уголовно-исполнительной системы: методические рекомендации ФСИН России от 22.05.2015 № исх-02-30356 (документ опубликован не был).

[2] О недостатках в организации режима и обеспечении надзора за осужденными в 2015 году: обзор ФСИН России от 20.02.2016 № исх-03-9008 (документ опубликован не был).

[3] О недостатках в организации режима и обеспечении надзора за осужденными в 1 полугодии 2016 году: обзор ФСИН России от 25.08.2016 № исх-03-48713 (документ опубликован не был).

[4] О внесении изменений в Концепцию развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года: Распоряжение Правительства Российской Федерации от 23.09.2015 № 1877-р // СПС КосультантПлюс (дата обращения к электронному ресурсу 01.12.2016).

[5] Постановление ЕСПЧ от 15.05.2008 дело «Дедовский и другие (Dedovskiy and Others) против Российской Федерации» (жалоба №N 7178/03) // Российская хроника Европейского Суда 2009, № 1.

[6] О выполнении решения Европейского Суда по правам человека: указание ФСИН России от 27.11.2008 № 10/1-3954 (документ опубликован не был).


Библиографический список
  1. Применение физической силы, специальных средств и газового оружия сотрудниками учреждений и органов уголовно-исполнительной системы: методические рекомендации ФСИН России от 22.05.2015 № исх-02-30356 (документ опубликован не был).
  2. О недостатках в организации режима и обеспечении надзора за осужденными в 2015 году: обзор ФСИН России от 20.02.2016 № исх-03-9008 (документ опубликован не был).
  3. О недостатках в организации режима и обеспечении надзора за осужденными в 1 полугодии 2016 году: обзор ФСИН России от 25.08.2016 № исх-03-48713 (документ опубликован не был).
  4. О внесении изменений в Концепцию развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года: Распоряжение Правительства Российской Федерации от 23.09.2015 № 1877-р // СПС КосультантПлюс (дата обращения к электронному ресурсу 01.12.2016).
  5. Постановление ЕСПЧ от 15.05.2008 дело «Дедовский и другие (Dedovskiy and Others) против Российской Федерации» (жалоба №N 7178/03) // Российская хроника Европейского Суда 2009, № 1.
  6. О выполнении решения Европейского Суда по правам человека: указание ФСИН России от 27.11.2008 № 10/1-3954 (документ опубликован не был).


Все статьи автора «Сорокин Михаил Владимирович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: