УДК 34

ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ СУБЪЕКТИВНЫХ ПРАВ ГРАЖДАН НА ПОЛУЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ В СИСТЕМЕ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ РОССИИ

Назаров Игорь Геннадьевич
ООО «Юридическая финансовая компания «Респект»
г. Тюмень

Аннотация
В статье рассматриваются проблемы реализации субъективных прав граждан на получение информации в системе органов государственной власти России.

Ключевые слова: получение информации в системе органов государственной власти России, реализация субъективных прав граждан


PROBLEMS OF REALIZATION OF SUBJECTIVE RIGHTS OF CITIZENS TO RECEIVE INFORMATION IN THE SYSTEM OF STATE AUTHORITIES OF RUSSIA

Nazarov Igor Gennadevich
Legal Finance Company "Respect"
Tyumen

Abstract
This article is about problems of realization of subjective rights of citizens to receive information in the system of state authorities of Russia.

Рубрика: Право

Библиографическая ссылка на статью:
Назаров И.Г. Проблемы реализации субъективных прав граждан на получение информации в системе органов государственной власти России // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/08/16150 (дата обращения: 30.09.2017).

В современном демократическом государстве реализация права гражданина на доступ к информации становится фундаментальной и часто нарушаемой в современных условиях. Информирование органами государственной власти граждан об их правах и обязанностях становится важной составляющей в деле профилактики правонарушений и противоправного поведения.

На сегодняшний день, очевидной становится проблема реализации прав гражданина в информационной сфере. Данная проблема существует уже долгое время. Данная проблематика имеет место не только в системе государственной и муниципальной службы, но также и в обычной жизни. Причиной данных проблем является не только непрофессионализм государственных и муниципальных служащих, но и несовершенство законодательства, а также несовершенство организационным механизмов которые позволяют осуществить реализацию субъективных прав гражданина.

Нередки случаи, когда гражданин, обращаясь в орган государственной власти, не может получить разъяснение по тому или иному вопросу, связанному с осуществлением субъективных прав. При этом, гражданин вынужден сталкиваться не только с несовершенством законодательства, но также наличием плохой организации рабочего процесса (когда в государственном органе невозможно получить информацию о том, кто является исполнителем; наличием огромного множества кабинетов; отсутствием необходимой информации, или наоборот наличием огромного количества информации из которой невозможно узнать необходимые сведения; отсутствием средств связи с непосредственным исполнителем и пр.).

В результате этого, получается, что гражданин находится в затруднительном положении, ведь он является гражданином страны, а значит, имеет право получать гарантированные государственные и муниципальные услуги без каких-либо ограничений со стороны органов государственной власти. Притом, что сегодня существуют электронные средства реализации права гражданина на получение необходимой информации через Интернет, порой и этого остается недостаточным, ввиду того что где-то необходимо получить сведения касательно разъяснения возможности реализации своих прав, реализации законодательства, а также получения справочной достоверной информации и пр.

Хочется отметить, что данная проблематика оказывается актуальной в сфере существующих экономических проблем, с которыми сталкивается то, или иное государство. Экономические показатели оказывают непосредственное влияние на законодательную политику государства, количественный состав государственных и муниципальных служащих, также оказывают влияние на оплату труда аппаратов государственных органов. Поскольку органы государственной власти не могут функционировать без надлежащего финансирования, то сокращение состава служащих аппаратов государственных органов неблагоприятным образом сказывается на качестве оказываемых населению государственных и муниципальных услуг.

Еще в период перестройки, одна из центральных проблем с которой столкнулось общество, – развитие демократии в сочетании с соблюдением законности и дисциплины. Это значит, что, насколько бы ни были радикальны перемены в экономической, политической, социальной и других сферах, они должны осуществляться, лишь получив одобрение верховной государственной власти. Вместе с тем в правовой практике были присущи правовой нигилизм, декларативность многих законодательных установлений. Без преодоления указанных недостатков построение правового государства невозможно.

Формирование правового государства предполагает уважение к закону, праву, строгое соблюдение юридических норм. В данной связи теоретические проблемы реализации права приобретали особую практическую значимость. Необходим анализ правореализующей деятельности государственных органов в самых разных аспектах, ибо путь от создания закона до воплощения его предписаний в фактическое поведение людей весьма сложен, зависит от множества факторов.

Одной из основных проблем в реализации субъективных прав человека и гражданина является чрезмерное «властное усмотрение», т.е. когда верховная власть вносит многочисленные изменения в действующие законодательные акты под предлогом того, что подобные меры способны лишний раз усилить конституционные гарантии реализации прав человека.

Как отмечается в Докладе Уполномоченного по правам человека в РФ 2015 [1]: «Опасным для правозащитной сферы жизнедеятельности общества является появление законопроектов, отражающих узковедомственные интересы, далеко не всегда в интересах тех, кого ведомства обязаны защищать. Например, в проекте федерального закона, предусматривающего создание развернутой системы «профилактики правонарушений», разработанном представителями МВД России, ряд положений предполагает применение профилактических мер практически без каких-либо ограничений, а именно к любым лицам, «поведение которых носит противоправный или антиобщественный характер либо намеревающимся совершить правонарушение», которые на основе одних только оценочных характеристик, а значит произвольно, могут быть отнесены к объектам профилактики».

Основной профилактической мерой в укреплении законности при реализации субъективных прав граждан является основывание действующего законодательства на принципах: законности, конституционности, демократизма, гуманизма, равенства прав и свобод человека и гражданина, доступности информации о действующих нормативных актах.

При неукоснительном соблюдении указанных рекомендаций, возможно, говорить о нормализации действующего законодательства применительно к существующей системе общественных отношений.

Особую значимость играет сама возможность реализации гражданином в условиях постоянно изменяющегося законодательства, когда юридические факты установленные ранее оказывают решающее воздействие на саму возможность реализации субъективных прав гражданина в дальнейшем. При указанных обстоятельствах, гражданин находится в состоянии правовой безграмотности, т.е. когда вследствие изменения законодательства, невозможно понять смысл юридических формулировок и тем самым, осуществить реализацию своих прав в соответствии с действующим законодательством. При этом, в результате данных действий возможна реализация субъективных прав и обязанностей не в соответствии с измененными требованиями законодательства. Тем самым, гражданин реализует свои субъективные права и обязанности не в соответствии с теми целями и задачами которые были заложены в соответствующем законопроекте. Для недопущения такой ситуации, возможно, прибегнуть к возможности аутентичного толкования (толкования даваемого законодательным органом власти). В России, аутентичного толкования не существует, поскольку законодательные органы не наделены полномочиями по разъяснению действующего законодательства. Поэтому возможно использовать возможности органов исполнительной власти, которые обладают данными полномочиями. В случае, если органы исполнительной власти не наделены полномочиями по разъяснению действующего законодательства их смысл должен быть установлен исходя из принципов законности и справедливости. Однако, данное толкование возможно в том случае, если оно станет предметом конкретного судебного разбирательства. При этом, при указанных обстоятельствах не исключена возможность, неправильного толкования того или иного положения законодательства, что подразумевает возможность обжалования указанных разъяснений или правоприменительных актов в вышестоящий орган государственной власти либо в суд. В судебной системе судебная ошибка может быть исправлена только вышестоящим судом, при этом прокуратура обладает полномочиями по надзору за законностью судебных актов, обладает полномочиями вносить кассационные и апелляционные представления.

Как отмечают А.А. Безуглов и С.А. Солдатов: «равенство всех перед законом и судом является одним из самых важных положений для характеристики состояния законности в стране, для определения, можно ли наше государство считать правовым»[2].

В числе возможных направлений защиты субъективных прав человека и гражданина выделяется судебная, административная, законотворческая и информационная форма защиты прав человека и гражданина.

В данном случае важной становится именно законотворческая форма защиты прав и свобод человека и гражданина. Как отмечает профессор А.М. Цалиев: «говоря о законотворческой форме защиты прав и свобод человека и гражданина, следует иметь ввиду, что, во-первых, в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина (ст. 55 Конституции РФ). В случае их издания они могут быть отменены как соответствующими законодательными актами, так и органами конституционного контроля. Во-вторых, законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ не должны нарушать установленные Федерацией стандарты и гарантии прав и свобод человека и гражданина. В-третьих, возможность вторжения регионального законодателя в сферу правового регулирования прав и свобод человека и гражданина не может рассматриваться как основание для выделения в качестве относительно самостоятельной некой группы «региональных» прав и свобод: конституционная система прав и свобод едина для всех граждан»[3].

Информационная форма защиты субъективных прав человека и гражданина проявляется в соблюдении требования федерального закона «Об информации, информационных технологиях и защите информации» от 27.07.2006 № 149-ФЗ, а именно, в определении статуса информации как объекта правоотношений, в соответствии со статьей 5 указанного Закона: «информация может являться объектом публичных, гражданских и иных правовых отношений. Информация может свободно использоваться любым лицом и передаваться одним лицом другому лицу, если федеральными законами не установлены ограничения доступа к информации либо иные требования к порядку ее предоставления или распространения».

В соответствии с ч. 1 ст. 8 указанного федерального закона № 149-ФЗ: «граждане (физические лица) и организации (юридические лица) (далее – организации) вправе осуществлять поиск и получение любой информации в любых формах и из любых источников при условии соблюдения требований, установленных настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами». Из данной нормы следует, что реализация субъективных граждан в информационной сфере занимает особое место в действующей системе правового регулирования, соблюдение принципа на право свободы информации оказывается важнейшим в связи с развитием информационных процессов.

При этом, само обоснование информационной формы защиты субъективных прав гражданина актуально с учетом, ввода информационных программ которые позволяют подавать документы в органы государственной власти в электронном виде, принимать участие в судебных заседаниях посредством систем видеоконференцсвязи, предоставлений отчетов в форме электронных документов и пр.

Как отмечает К.К. Михельсон: «динамика развития информационной и телекоммуникационной инфраструктуры и высоких технологий в России не позволяет рассчитывать на существенные изменения в ближайшем будущем без совместных целенаправленных действий органов государственной власти, бизнеса и гражданского общества»[4].

Одним из положений правового обеспечения государственной информационной политики является совершенствование действующего законодательства и разработка новых законодательных и иных нормативных правовых актов.[5]

При этом, свободное толкование норм действующего законодательства имеет свои определенные пределы и гарантии. Гарантии ограничиваются необходимостью запрета произвольного толкования, а также толкования законодательства во взаимосвязи с общеправовыми принципами демократизма, гуманизма, справедливости, уважительного отношения к правам и свободам человека.

Процесс реализации требований законодательства в практической действительности основывается на концепции формирования правового поведения личности в духе уважения к действующему законодательству. Успешная реализация требований законодательства формирует правовое поведение каждого отдельного гражданина. Данное формирование осуществляется с помощью правового воспитания.

Как отмечают Н.Я. Соколов и Е.К. Матевосова: «правокультурному обществу неизвестен правовой нигилизм – один из тревожных показателей  не только потери правом своей ключевой роли в жизни общества, но и деформацией экономического, социального, экономического и политического содержания, которые, следует отметить, могут быть устранены с помощью права, эффективного инструмента решения различных правовых вопросов, споров, конфликтов»[6].

Найти информацию намного труднее, нежели решить с помощью нее тот или иной правовой казус. На сегодняшнем этапе информация является составной частью управленческого процесса, который умело, используется правящей элитой для возможного ограничительного толкования субъективных прав граждан. Представляется, что информационная сфера реализации субъективных прав гражданина является зависящей от профессионализма законодателя. На основе научных и практических рекомендаций законодатель имеет возможность принять необходимый комплекс изменений в отраслевое законодательство.

Как отмечает И.В. Котелевская: «информационное право гражданина включает не только возмож­ность получать информацию от государственных органов, администра­ции, общественных организаций, но еще и «право быть услышанным».[7]

Поиск правовой информации как научно обоснованный правовой процесс представляет строгое соблюдение норм Конституции РФ 1993 г. Поиск информации должен основываться на общефилософском методе материалистической диалектики, ввиду того, чтобы подобный поиск информации не мог приводить к заблуждению или неверному толкованию получаемой правовой информации. Эффективность поиска правовой информации определяется степенью развития общественного сознания.

Подобной точке зрения придерживается румынский ученый Анита Нашиц которая пишет: «существенным условием законотворчества, способного отвечать не только требованиям правовой определенности, но и требованиям социальной эффективности, является учет законодателем реального состояния и степени развития общественного сознания на уровне различных социальных групп и даже на индивидуальном уровне».[8]

При этом важно, чтобы реализация права на поиск информации осуществлялась с общими началами права. Поскольку если сам поиск не соответствует общеправовым началам, то соответственно он противоречит в дальнейшем и требованиям законодательства. Исходя из этого, необходимо утвердить в основах законодательства господство права, которое проявляется в правоохранительной сфере, законодательных, исполнительных и судебных органах власти, а также в СМИ. Исходя из этого, гражданин который так или иначе оказывается вовлеченным в сферу защиты своих субъективных прав и юридических обязанностей оказывается перед выбором осуществления его в соответствии с общеправовыми началами, либо исходя из принципа свободы и справедливости при осуществлении поиска правовой информации.

Как отмечает В.С. Нерсесянц: «утверждение принципа господства права предполагает законодательное признание, закрепление и защиту всех юридически значимых аспектов свободы человека как духовной личности, как свободного, независимого и автономного субъекта во всех сферах общественной жизни (правовой, моральной, нравственной, эстетической, религиозной и т.д.).[9]

Система органов государственной власти подчиняется действующему законодательству. Однако, в процессе осуществления своей деятельности, о ни вынуждены искаженно понимать правовые нормы ввиду того, что бесконечное изменение на законодательном уровне ставит своеобразный барьер в реализации прав граждан.

Как верно отмечает профессор И.А. Исаев: «закон ассоциируется с зеркалом хотя бы уже потому, что в нем отражается реальность жизни, манипулирование таким зеркалом позволяет овладеть и самими образами».[10]

Обоснование правовой проблематики существующей в сфере реализации субъективных прав граждан на получение информации обосновывается наличием ряда неблагоприятных факторов для существующей правовой системы конкретной страны (состояния войны, повышенного уровня коррупции, состоянием правопорядка, развитием бюрократических институтов, зависимостью СМИ и пр.).

Профессор И.А. Исаев по этому поводу отмечает следующее: «эффективным способом преодоления указанных проблем может стать внимательное познание и использование того правового опыта, который сложился в стране за долгие годы развития ее правовой культуры и ее государственности».[11]

С учетом низкого уровня правового сознания населения страны, оказывается необходимым принять не только ряд организационных мер направленных на правовое просвещение населения но и по мнению автора настоящей статьи не заводить ситуацию в тупик путем делегированного законотворчества. Подобное регламентирование общественных отношений способно привести к многочисленным коллизиям и противоречивым толкованиям законодательства органами государственной власти. При этом, в нашей стране система правового просвещения не сложилась, сложился лишь карательный механизм юридической ответственности с подробным описанием этого деяния в официальных СМИ. Данные обзоры прессы являются показателем, той ситуации, которая складывается в сфере ликвидации правовой безграмотности населения. Когда складываются ситуации, что закон принят а реализация общественных отношений на основе данного закона не происходит. С учетом данных обстоятельств в 2011 году были приняты  «Основы государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан» (утв. Указом Президента РФ от 28.04.2011 № Пр-1168) в пункте 7 которого указывается следующее: «государство создает условия, обеспечивающие развитие правовой грамотности и правосознания граждан, их осведомленность о характере, способах и пределах осуществления и защиты их прав, охраняемых законом интересов в административном и судебном порядке, а также доступ граждан к квалифицированной юридической помощи»[12].

Государство следит за неуклонным соблюдением требований законодательных актов. Выполнение данных функций возложено непосредственно на правоохранительную систему. Граждане имеют право на реализацию своего права о защите своих субъективных прав и юридических обязанностей. Если государство способно осуществить данные контрольные мероприятия, то оно в полной мере может быть признано демократическим. Развитие демократических институтов является важной составляющей любого государства, выполнение данной задачи осуществляется за счет проводимой государством внутренней и внешней политики.

Как отмечает Р.Л. Иванов: «на практике «государственными контролерами» соблюдения запретов нередко выступают сами граждане, не только требующие от потенциальных нарушителей юридических запретов вести себя правомерно, но порою и активно пресекающие их незаконные поползновения, а также доводящие соответствующую информацию до правоохранительных органов и тем самым приводящие их в действие. И делается это ими в своих собственных интересах, совпадающих с интересами государства как общности».[13]

Современная система государственного управления состоит из взаимосвязанного коммуникативного процесса, который позволяет верховной власти воздействовать на общество путем издания законов и подзаконных актов. При этом, общество способно направлять как устные и письменные обращения в адрес органов государственной власти. Граждане вправе направлять коллективные обращения в органы государственной власти. Данная форма является не только общественной оценкой деятельности органов государственной власти, но и реализацией своих субъективных прав и юридических обязанностей которые касаются самих заявителей.

Как отмечает профессор Н.М. Добрынин: «существует множество причин, препятствующих становлению эффективной коммуникационной системы: недостаточное внимание руководителя к организации информационного обмена, отсутствие в организации обратных связей, неблагоприятный психологический климат, предвзятость, стереотипы, незаинтересованность, семантические барьеры (отсутствие единой терминологической базы), чрезмерное число сотрудников».[14]

Процесс управления с точки зрения теории информации выглядит как взаимодействие субъекта и объекта управления посредством потоков информации, которые циркулируют между ними. Информация оказывается тем субстратом управленческих процессов, ради распространения которого и должна функционировать информационно-коммуникативная подсистема системы государственного управления. При этом, любое заинтересованное лицо являющееся субъектом информационных правоотношений вправе обратиться за получением необходимой информации в орган государственной власти или коммерческой организации которое обладает соответствующей необходимой информацией. Доступ к информации осуществляется на основании соответствующего устного, письменного или электронного запроса.

Доступ к информации по запросу заинтересованного лица может осуществляться в форме: ознакомления с официальными документами, содержащими запрашиваемую информацию, получения копии соответствующего документа или выдержек из него, получения письменной справки, содержащей запрашиваемую информацию, получения устного изложения содержания запрашиваемой информации, получения сведений об источнике опубликования запрашиваемой информации в официальном издании.

В том случае, если запрашиваемая информация содержится в общедоступном официальном печатном издании, исполнитель запроса может ограничиться указанием реквизитов этого издания и даты опубликования информации. Ответ на запрос должен содержать реквизиты органа или организации и исполнителя запроса.

Как отмечает А.А. Рудаков: « возможности определенного поведения предоставляются субъектам различными социальными институтами: моралью, обычаями, религией и т.д. Однако управомочивающие юридические нормативно-регулятивные средства, в отличие от иных средств регулирования, не только обеспечиваются обществом и государством, но и осуществляют регулирование в особой форме».[15]

Задача процесса правореализации – эффективно, без всяких отклонений (в режиме законности) переводить предписания правовых норм в правомерное поведение, максимально полно реализовывать возможности, предоставленные правом, и всецело выполнять его требования. Поэтому реализация права на информацию должна происходить в ходе информатизации общества, опубликованием нормативно – правовых актов (обнародованием) посредством СМИ и других уже рассмотренных ранее способов распространения информации. Таким образом, можно сказать, что правовая норма реализуется тогда, когда она воплощается в фактическом правомерном поведении субъектов.

Однако если в обществе происходят социальные волнения по поводу неверно принятых решений органами государственной власти, либо относительно качества действующего законодательства приходится констатировать наличие противоречивых социальных сил которые способны не в полной мере обеспечить реализацию права гражданина на доступ к информации.

Как отмечает профессор А.В. Поляков: «социальная манифестация какого либо закона как несправедливого является серьезнейшим основанием для его законодательной или правоприменительной трансформации в соответствии с вектором общественного мнения, в противном случае необходимо ждать неизбежной потери им своих правовых свойств».[16]

Однако общественное мнение, по мнению автора настоящей статьи, имеет определенное значение, но далеко не определяющее. При этом, гражданин который считает, что по его делу применен закон который противоречит основополагающим принципам права вправе обратиться в органы конституционной юстиции, для признания данного нормативного акта не соответствующим Конституции. Искаженное выражение норм права позволяет говорить не только об уровне правовой культуры законодателя, но и правоприменителя а также их профессионализма в решении тех или иных отраслевых вопросов развития правовой реальности.

Как отмечает И.Л. Бачило: «косвенно право на информацию конституционно фиксировалось в связи с гарантиями  прав  на  образование,  пользование  достижениями  культуры;  права  на  участие в государственном управлении, на внесение предложений в государственные и  общественные органы об улучшении их деятельности. Кроме того, конституционно охранялись права на тайну переписки, телефонные переговоры и телеграфные сообщения. Легитимное признание упомянутых гарантий права на информацию игнорировать нельзя».[17]

Само предложение об улучшении деятельности органов государственной власти является редким воплощением в нынешней правовой действительности субъективных прав граждан. Многие граждане убеждены, что вносить подобные предложения равносильно тому, что их вообще никто не изучит, поскольку данные предложения поступают не от органов государственной власти, которые, занимают более высокое иерархическое положение в системе органов государственной власти. Между тем, представляется, что это не так, поскольку право на получении информации является правом не только каждого гражданина и коммерческой организации, но и соответствующего органа государственной власти. Разъяснение действующего законодательства не может быть осуществлено в полной мере без реализации гражданами своего фундаментального права на получение информации. Если данными правами не пользоваться, то не исключены соответствующие коррективы которые будут всячески сокращать действующий правовой статус гражданина, что не может быть оправданным в условиях существующих экономических и политических кризисов ряда государств.

Как отмечает Ю.Г. Арзамасов: «довольно часто в нормативных актах отсутствует механизм выполнения содержащихся в них норм права. Указанные факты говорят о низком уровне правовой культуры разработчиков нормативных актов и об отсутствии должного контроля за всеми видами нормотворческого процесса и его результатами, а также о необходимости определения способов и форм его совершенствования и путей повышения качества нормативных документов».[18]

Ввиду отсутствия необходимых механизмов реализации содержащихся в нормативных актах предписаний, представляется, что устранение подобного рода негативных явлений возможно с помощью реализации субъективного права гражданина с указанием на отсутствие данных механизма. Представляется, что данная мера будет иметь скорее более профилактический характер и позволит выявить несовершенство принимаемых нормативных актов, при этом дальнейшее восполнение пробелов в действующем законодательном акте при условии общего регулятивного воздействия на указанную сферу общественных отношений возможно с помощью аналогии права.

Аналогия права должна толковаться более расширительно применительно к ситуациям реализации гражданами своих субъективных пав и опираться на обычаи делового оборота, деловые практики применяемые при разрешении того или иного правового спора, консультаций по правовым вопросам, рекомендаций специалистов в той или иной области, справочной информацией содержащейся на официальных порталах правовой информации.

При этом, реализация требований рекомендательного характера по соблюдению методических рекомендаций в сфере законотворческого процесса способная в значительной мере повысить качество принимаемых управленческих решений, а следовательно, уменьшению барьеров в реализации права гражданина на получение информации.

Поскольку получение информации представляет собой процесс взаимодействия гражданина и органа государственной власти, то соблюдение законодательных требований на доступ к информации является выполнением конституционных положений и международных договоров.

Под получением к информации следует также понимать выдвижение законодательной инициативы, направление рекомендаций и предложений в органы государственной власти направленных на улучшение качества принимаемых нормативных актов, также возможно направить конкретные замечания на тот или иной нормативный акт, для их рассмотрения на заседании профильного комитета ответственного за проведение методической работы по подготовке нормативных актов.

Как отмечает профессор В.Б. Исаков: «тактика работы с законодательными инициативами в каждом конкретном случае разрабатывается отдельно. Это могут быть блокирование законодательной инициативы или, наоборот, ускоренное ее продвижение; защита законодательной инициативы от постороннего вмешательства или, наоборот, «обезвреживание» с помощью поправок ее наиболее опасных положений; замалчивание данной инициативы или, наоборот, мобилизация против нее общественного мнения; разработка альтернативного законопроекта или поправок в «чужие» законопроекты; активная подготовка к реализации законопроекта или ее торможение и т.д».[19]

По мнению автора настоящей статьи, гражданин, который направляет в законодательный орган, законодательную инициативу посредством телекоммуникационной сети Интернет является субъектом телекоммуникационных отношений. Следовательно, какое-либо прямое или косвенное игнорирование данного обращения (которое не подано на бумажном носителе и не направлено посредством почтовой связи) не может считаться допустимым. В данном случае гражданин реализует свое право, на информацию вступая с законодательным органом власти посредством такой формы телекоммуникационных отношений. Как отмечает Ю.В. Волков: «основное содержание телекоммуникационных отношений – оборот ресурсов, доступ для размещения телекоммуникационной инфраструктуры (оборудования, сетей), поддержание сетей в готовности. Этот комплекс отношений непосредственно предшествуют оказанию услуг»[20].

Для полноценной реализации субъективных прав граждан в сфере информационных правоотношений, необходимо принятие в ближайшей перспективе Информационного кодекса. Данный кодифицированный свод правил поведения оказывается актуальным в связи с развитием новейших информационных технологий, развитием системы информационных правоотношений, укреплением законности и правопорядка. Принятие данного кодифицированного законодательного акта позволит обеспечить дополнительные гарантии защиты субъективных прав граждан на получение информации в системе органов государственной власти России.

Таким образом, право на доступ к информации является объектом, прежде всего телекоммуникационных отношений, которые не являются специализированным видом гражданских правоотношений. При этом, данное обращение должно осуществляться не только в форме электронного обращения, но также в устной и письменной форме. Доступ к информации осуществляется субъектом в любое время, данная информация предоставляется в установленном действующим законодательством порядке. В случае наличия организационных барьеров, а также отсутствия возможности получить данную информацию данные факты должны толковаться как нарушение конституционного принципа (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ). Государство с каждым годом пытается устранить указанное право путем установления огромного массива законодательства в сфере получения гражданином необходимой информации. Данные обстоятельства являются побудительным мотивом для установления в рамках издания органами государственной власти директив, приказов и инструкций которые бы ограничивали указанное конституционное право гражданина. Данный вопрос актуален и должен разрешаться в рамках повышения уровня правосознания населения, повышения правовой квалификации работников органов государственной власти, а также развиваться практикой аутентичного толкования законодательства о праве гражданина на получение информации в системе органов государственной власти России.


Библиографический список
  1. Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации 2015//URL: http://ombudsmanrf.org/content/doclad2015. С. 117.
  2. Безуглов А.А., Солдатов С.А. Конституционное право России/ Изд-во «Профобразование». М. 2003.   С. 200.
  3. Цалиев А.М. Органы государственной власти субъектов Российской Федерации и их деятельность по защите прав и свобод./ Изд-во «Wolters Kluwer». М. 2011. С. 6-7.
  4. Михельсон К.К. Информационное право: конспект лекций/ Изд-во «Проспект». М. 2016. С. 5.
  5. Копылов В.А. Информационное право. М. 2002. С. 19.
  6. Соколов Н.Я., Матевосова Е.К. Правовое воспитание в современном российском обществе. Учебное пособие/ Изд-во «Проспект». М. 2015. С. 42.
  7. Котелевская И.В. Правовое регулирование информации в условиях перестройки// Правоведение 1990, № 5. С. 27.
  8. Нашиц А. Правотворчество: теория и законодательная техника. Изд-во «Прогресс». М. 1974. С. 95.
  9. Нерсесянц В.С. Юриспруденция: введение в курс общей теории права и государства. Изд-во «Норма». М. 2012. С. 55-56.
  10. Исаев И.А. Теневая сторона закона. Иррациональное в праве: монография. Изд-во «Проспект». М. 2014. С. 259.
  11. Исаев И.А. Правовая культура России. Учебное пособие. Изд-во «Проспект». М. 2015. С. 95.
  12. «Основы государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан» (утв. Указом Президента РФ от 28.04.2011 № Пр-1168)// РГ от 14.07.2011 № 151.
  13. Иванов Р.Л. Правоотношение как форма реализации права. Вестник Омского университета. Серия «Право» 2009, № 4 (21). С. 38.
  14. Добрынин Н.М. Государственное управление: теория и практика. Учебник. Т.1./ Изд-во «Наука». Новосибирск. 2010. С. 135.
  15. Рудаков А.А. Парные юридические категории: теория прав и обязанностей: монография/ Изд-во «Проспект». М. 2015. С. 128.
  16. Поляков А.В. Общая теория права: проблемы интерпретации в контексте коммуникативного подхода. Учебник – 2 изд./ М. Изд-во «Проспект». 2016. С. 333.
  17. Бачило И.Л. О легитимной основе права на информацию// «Журналист. Социальные коммуникации». 2011. № 3. С. 12.
  18. Арзамасов Ю.Г. Нормогрфия: теория и методология нормотворчества. Учебное пособие для вузов/ Изд-во «Академический проспект». М. 2007. С. 6.
  19. Исаков В.Б. Правовая аналитика: учебное пособие/ Изд-во «Норма». М. 2015. С. 207.
  20. Волков Ю.В. Основы телекоммуникационного права: учебное пособие. Екатеринбург. 2011. С. 17.


Все статьи автора «Назаров Игорь Геннадьевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: