УДК 101.1:316

СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ И ФУНКЦИИ КОМИЧЕСКОГО РАЗЛИЧНЫХ ОБЩЕСТВЕННЫХ ГРУПП

Осьмушина Анастасия Андреевна
Национальный исследовательский Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева
Ассистент кафедры гуманитарных дисциплин Рузаевского института машиностроения

Аннотация
В статье анализируются основания и функции комического в жизнедеятельности ряда социальных групп. Предложенная автором классификация включает комическое гендерных групп, комическое возрастных групп, комическое профессиональных групп (с подразделами). Выделены следующие основания комического: идентичность и идентификация, несоответствие норме, занимаемому месту, нарушение здравого смысла, естественности, справедливости, равенства, абсурд, глупость, и выявлены такие функции комического как нормирование, информирование, интеграция, дифференциация.

Ключевые слова: гендерное комическое, демографическое комическое, дифференциация, здравый смысл, Интеграция, норма, профессиональное комическое


SOCIAL PHILOSOPHIC FOUNDATIONS AND FUNCTIONS OF THE COMIC OF VARIOUS SOCIAL GROUPS

Osmushina Anastasia Andreevna
National Research Mordovian State N.P. Ogaryov University
Assistant of the Department of the Humanities of Ruzayevka Institute of Machineconstruction

Abstract
In this article we analyse the foundations and the functions of the comic in the life of the main social groups. Author’s classification includes the comic of the gender groups, the comic of the age groups, the comic of the professional groups (with further subdivision). We find out the following social philosophic fondations of the comic: identity and identification, abnormality, violation of the common sense, of naturalness, of justice and equality, absurdity, stupidity. We reveal such functions of the comic as normalization, informing, integration, and differentiation.

Keywords: common sense, demographic comoc, differentiation, gender comic, Integration, norm, professional comic


Рубрика: Философия

Библиографическая ссылка на статью:
Осьмушина А.А. Социально-философские основания и функции комического различных общественных групп // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/07/15985 (дата обращения: 29.09.2017).

Исследования оснований комического всех общественных групп в социальной философии практически не предпринимались. Анализируя комическое различных общественных групп, ученые ограничивались одной или несколькими группами: политическое комическое [1; 2], гендерное комическое [3; 4], этническое комическое [5; 6; 7; 4] и т.п. В своей статье мы проведем общий анализ оснований и функций профессионального, гендерного, демографического комического.

Мы предполагаем, что комическое имеет своим источником не агрессию, но радость избыточного понимания, точнее, радость догадки. Это положение совершенно справедливо в отношении комического различных социальных групп.

Материалом для нашего исследования послужили различные образцы комического, субъектом и/или объектом которых являются представители социальных групп: гендерных, демографических, профессиональных.

В построении собственной гипотезы мы будем опираться на работы Н. Н. Зарубиной [8], Л. В. Карасева [9] и А. С. Ахиезера [10], оценивающих комизацию какой-либо социальной группы как сигнал повышения напряжения в отношении нее и как средство нивелирования этого напряжения. Мы предположим, что социально-философским основанием комизации социальной группы является ее несоответствие общей нормативно-ценностной системе здравого смысла и одной из функций профессионального комического будет нормирование, а именно нивелирование этого несоответствия, превращение страшного в смешное и затем в несмешное и приведения ее к соответствию нормам. Применяя тезис К. Дэвис о важной роли этнического комического в социальных процессах интеграции и дифференциации [7] к комическому профессиональных групп, выделим следующее социально-философское основание комического социальных групп: идентичность и идентификация и, соответственно, функции, выполняемые им – интеграция и дифференциация.

Гендерно обусловленное комическое подразделяется на самоиронию и образцы, имеющие объектом противоположный пол. Частично согласимся с Зитой Дреснер, утверждающей, что гендерное комическое отражает общественную несправедливость и несоответствие реальности пропагандируемому идеалу [3]. Нельзя не согласиться с тем, что официально пропагандируемое положение мужчин и женщин в обществе не совпадает с ролями, выполняемыми ими в реальности. Несмотря на идеи эгалитарности, женщина нередко оказывается ущемлена в правах и свободе, а также бывает вынуждена выполнять непосильный, тяжелый труд; как мужчина, так и женщина могут занимать неверное положение в семейной иерархии. Все это находит отражение в комическом. Мы полагаем, что социальное содержание гендерного комического – несоответствие реальности идеальной норме и несоответствие поведения индивида ролевой модели. Точнее, выявляются и санкционируются нарушения нормы по следующим оппозициям: чрезмерная и недостаточная сексуальная активность, ум и глупость, смелость и трусость, красота и уродство, а также замещение ожидаемых высоких чувств корыстью. Данный вид комического выполняет нормирующую функцию, причем  норма поведения для мужчин и женщин неодинакова. Также социально-философским основанием является идентичность и идентификация. Комизируется феминизация мужчин и маскулинизация женщин, неестественность поведения, нарушение естественной цикличности. Данное положение справедливо и в отношении демографического комического.

В большинстве случаев объектами демографического комического являются старики и дети, коррелирующая группа (субъект комического) – взрослые. В отечественной культуре дезидеративной нормой является уважительное отношение к пожилым людям, поэтому комизируются они сравнительно нечасто. Социально-философское содержание комизации пожилых людей  ‒ обличение глупости под видом возрастных изменений личности; все виды демографического комического также выполняют логическую функцию, выявляя нарушения логики и мышления, абсурд, заблуждения и нарушения здравого смысла. Посредством комизации санкционируются ничтожество, несправедливость, неравенство, обманутые ожидания, несоответствие детей и взрослых своим социальным ролям.

Исследуя профессиональное комическое, мы будем опираться на классификацию А. А. Сычева [11], дополним ее и предложим следующую классификацию профессионального комического:  комизация профессии как формы власти (включающую политическое комическое, юридическое комическое); комизация иерархически замкнутых профессиональных групп (армия); комизация учебной деятельности;  комизация столкновения обыденных и узкоспециальных понятий; комизацию философии и комизацию медицины мы включаем в подраздел комического, посвященного столкновению обыденных и узкоспециальных понятий; комизацию религий рассмотрим отдельно.

Мы полагаем, что социально-философское содержание комизации власти – глупость и абсурд. Политическое комическое, согласно нашей концепции, не содержит агрессии и выполняет нормирующую функцию, обличая глупость политиков, противоречащую здравому смыслу, а также логическую функцию, выявляя абсурдные политические решения, а также сами социальные системы и нормативно-ценностные структуры, противоречащие диалектике эволюции и провоцирующие угнетение общественной жизнедеятельности и развития. Данный вид комического также отражает социальные мифологемы и отношение коррелирующей социальной группы (субъекта) к объекту комического. К. Дэвис полагает, что анекдоты основаны на конвенциональных скриптах. Этот термин был введен В. Раскиным и означает устойчивые общественные представления, социальные сценарии, которые приобретаются индивидом вместе с жизненным опытом [12]. Мы полагаем, что именно на конвенциональных скриптах базируется и при помощи них формируется здравый смысл.

Юридическое комическое также служит выявлению глупости наделенных властью персон, а также обличению абсурда, возникающего при коллизии официальной процессуальной схемы и обыденной, повседневной нормативно-ценностной системы здравого смысла. Согласимся с нашими предшественниками в определении функций юридического анекдота (разрешение социального конфликта, социальный контроль [13]) и политического анекдота (самоидентификации, демаркации, нивелирования, суггестивного воздействия [14]) и уточним, что эти функции выполняются не только анекдотом, но всеми видами комического власти.

Наше исследование комических текстов показало, что комическое иерархически замкнутых групп, отличаясь от комического власти по сюжетному наполнению, имеет общие с ним социально-философские основания. В данном виде комического обличается глупость начальника, в то время как в роли хитреца выступает подчиненный. Также комизируются абсурдные решения власть имущих, превращающие саму службу в абсурд, и нарушения ими здравого смысла. Согласимся также с нашими предшественниками в том, что одной из функций комического замкнутых иерархических групп является установление границ групп [13].

Анализируя комическое в контексте учебной деятельности, мы отметим, что комизируется драматическое и трагическое в образовании: занятие педагогом не своего места, работа не по способностям, лишенная творчества имеет следствием нарушение причинно-следственной связи, неправильное целеполагание, неправильно выбранные методы и скудность применяемых методов обучения и воспитания, недостаточность практического применения индивидуального и дифференцированного подходов, искажение образовательной системы не на благо ученика, а для удобства и упрощения работы педагога. В итоге возникает нарушение меры наказания и вознаграждения, нездоровая конкурентность, формализация образования и замена воспитания социализацией. Таковы социально-философские основания комического в контексте образовательной деятельности.

Рассмотрим комизацию столкновения обыденных и узкоспециальных понятий. В эту же группу мы включаем философский юмор. В большинстве случаев комизируется применение специальной лексики и типичные в той или иной специальности особенности мышления и поведения. Мы полагаем, что функциями данного вида комического являются интеграция и дифференциация, нормирование (выявляется отличие группы от общепринятой системы норм). Социально-философские основания – идентичность и идентификация, обличение глупости, недостаточного социального интеллекта, автоматизма поведения при смене социальной роли, абсурда и нарушения повседневно-обыденного здравого смысла при столкновении с узкоспециальной системой норм в случае неверного целеполагания и нарушения меры. Комическое, циркулирующее в рамках группы, также выполняет функции интеграции и дифференциации, а также отличается самоиронией, несущей завуалированную положительную оценку данной группы.

Таким образом, мы видим, что во всех видах профессионального комического обличается несоответствие поведения индивида профессиональному здравому смыслу, несоответствие занимаемому положению. Под профессиональным здравым смыслом мы понимаем совокупность норм и ценностей, присущих данной профессиональной группе, основанных на обыденном опыте и служащих разрешению профессиональных задач, а также проблем, возникающих при столкновении обыденных и профессиональных сфер, с наименьшими усилиями и наибольшей эффективности. Профессиональный здравый смысл является частью системы здравого смысла и противостоит излишнему формализму, бюрократизму и превалированию профессиональных ценностей над общечеловеческими.

Выделим также сопутствующую функцию социального комического – информативную (передача социокультурного опыта, реалий, нормативно-ценностной системы эпохи). Всеми видами комического также осуществляются гедонистическая, развлекательная, коммуникативная и гармонизирующая функции.

Рассматривая социально-философские основания комизации религий, мы выделим следующие аспекты: коррелирующей группой будут обыватели; члены любой церковной организации выполняют двойственную роль, выполняя одновременно и общественную нормативно-ценностную систему здравого смысла и идеальную/дезидеративную догматическую норму, нарушения которой неизбежны; активное участие Церкви в политике, имеющее результатом общественное отношение к Церкви как к любой власти, представители которой могут быть глупы или порочны. Комизируется нездравая норма и нездравая вера, нездравость отношений религии с государственностью, нарушения истины, прав человека, что способствует более глубокому анализу религиозных истин и преодолению нетерпимости. Комизируется несовпадение общественной нормы и идеальной религиозной нормы; отрицание естественности смеха как благодати и радости, эволюции человека в Господе.

Обобщая вышеизложенное, мы видим, что социально-групповое комическое основывается на радости избыточного понимания и информирования социальных групп; социально-философскими основаниями комического социальных групп являются оппозиция ума-глупости,  норма, здравый смысл, идентичность и идентификация в солидарности творчества и профессиональных/гендерных ценностей. Комическое выявляет и санкционирует обратные отношения свободы и необходимости, случайности, нарушения логики, равенства, справедливости. Комизация социальных групп и отношений способствует их нормированию и совмещению в социальной коммуникации, нивелируя отличия норматики групп от общепринятой нормативно-ценностной системы здравого смысла,  санкционируя и исправляя нарушения социальных норм, ограничивая межгрупповую агрессию, облегчая взаимопонимание групп, превращая страшное через смешное в несмешное и серьезное и реализуя функцию справедливости и равенства в коммуникации как идеал.

 


Библиографический список
  1. Дмитриев, А.В. Социология политического юмора: Очерки. М.: «Российская политическая академия» (РОССПЭН), 1998. 332 с.
  2. Желтухина, М.Р. Комическое в политическом дискурсе: На материале немецкого и русского языков: дис. канд. филолог. наук: 10.02.20. Волгоград, 2000. 250 с.
  3. Dresner, Z. Woman’s humor in America // What’s so funny?: Humor in american culture. Edited by Nancy N. Walker. Scholary Resourses Inc. 1998. 284 p.
  4. Rappoport, L. Punchlines: The Case for Racial, Ethnic, and Gender Humor. Westport, Connecticut: Greenwood Publishing Group, 2005. 181 p.
  5. Berger, A.A. Anathomy of humor. New Brunswick, New Jersey: Transaction Publishers, 1993. 99 p.
  6. Boskin, J., Dorinson, J.: Ethnic Humor: Subversion and Survival // American Quarterly, Published by: The Johns Hopkins University Press. 1985. Vol. 37, No. 1 (Special Issue: American Humor).Р. 81-97.
  7. Davies, C. Ethnic humor around the world: a comparative analysis. Bloomington, Ind.: Indiana University Press, 1990.404 p.
  8. Зарубина, Н.Н. Смеховая культура как фактор толерантности к новым социальным группам в российском обществе // Общественные науки и современность. 2006. № 5. С. 155-166.
  9. Карасев, Л.В. Смех и зло // Человек. № 3. 1992. С. 14-27.
  10. Ахиезер, А.С. Смех ‒ серьезность // Россия: критика исторического опыта. Т. 3. М., 1991. С. 341-344.
  11. Сычев, А.А. Природа смеха или Философия комического. Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2003. 176 с.
  12. Raskin, V. Semantic mechanisms of humor. Dordrecht, Holland D. Reidel Publishing Company, 1984. 308 p.
  13. Дмитриев, А.В. Социология юмора: Очерки. М., 1996. 214 с.
  14. Желтухина, М.Р. Тропологическая суггестивность масс-медиального дискурса: о проблеме речевого воздействия тропов в языке СМИ: Монография. М.: Ин-т языкознания РАН; Волгоград: Изд-во ВФ МУПК, 2003. 656 с.


Все статьи автора «Осьмушина Анастасия Андреевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: