УДК 81-139

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ АНТОНИМОВ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В ТВОРЧЕСТВЕ С. ГАДИЕВА

Дзусова Бэлла Таймуразовна1, Гогаева Зарина Аркадиевна2
1Северо-Осетинский государственный педагогический институт, кандидат педагогических наук, доцент кафедры русской и осетинской филологии
2Северо-Осетинский государственный педагогический институт, студентка Б-АН 1 курса факультета лингвистики

Аннотация
В статье дается анализ антонимов (разнокоренным и однокоренным), их структурной классификация и типологизации в осетинском языке, а также их использование в художественном творчестве Сека Гадиева. При изучении антонимов учащиеся усваивают определение понятия, в процессе выполнения упражнений знакомятся с общим семантическим значением антонимичной пары слов, со строением антонимов, их связью с многозначностью, с назначением в речи.

Ключевые слова: антонимы, культура речи, однокоренные антонимы, осетинский язык, разнокоренные антонимы, творчество С. Гадиева, художественная литература


USE OF ANTONYMS IN WORKS OF FICTION IN THE WORKS OF S. GADIEVA

Dzusova Bella Teymurazovna1, Gogaeva Zarina Arkadievna2
1North-Ossetian state pedagogical Institute, candidate of philological science, docent of the department of Ossetia philology
2North-Ossetian state pedagogical Institute, student B-AN2 faculty of linguistics

Abstract
The article provides an analysis of antonyms (raznokorennym and the same root), their structural classification and typology in the Ossetian language, as well as their use in art Gadieva Seca. When studying antonyms students learn the definition, in the course of the exercises are introduced to the general semantic meaning antonymous pairs of words with the structure of antonyms, their connection with polysemy, with the appointment in question.

Keywords: antonyms, creativity S. Gadieva, culture of speech, fiction, Ossetian language, same root antonyms


Рубрика: Филология

Библиографическая ссылка на статью:
Дзусова Б.Т., Гогаева З.А. Использование антонимов в произведениях художественной литературы в творчестве С. Гадиева // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/04/14830 (дата обращения: 28.09.2017).

Богатство и разнообразие осетинской антонимии, ее типология раскрываются в полной мере при рассмотрении классификации антонимов. Наиболее существенными являются структурная, семантическая и функционально – деривационная классификации слов с противоположными значениями.

Большинство антонимов – слова разных корней. При структурной классификации выделяются разнокоренные и однокоренные антонимы.

Разнокоренная антонимия буквально пронизывает важнейшие лексико-грамматические классы слов (части речи), особенно прилагательные, наречия, существительные и глаголы: бӕрзонд – нылаг, зонджын – ӕдылы, зымӕгон – сӕрдыгон, раджы – ныр, размӕ – фӕстӕмӕ, бон – ӕхсӕв, сисын – ӕрӕвӕрын, ӕцӕгдзинад – мӕнгдзинад, уарзт – фыдӕх, чъизи – сыгъдӕг, фӕтӕн – нарӕг, худинӕг – кад [1].

Наиболее разветвленную систему однокоренной антонимии образуют приставочные глаголы:    бакӕнын – ракӕнын, ӕрласын – аласын, бахӕссын, рахӕссын, ӕрцӕуын – ацӕуын, атӕхын – ӕрбатӕхын.

Однокоренная антонимия существительных является в значительной степени отражением антонимии глаголов и прилагательных: ӕууӕнк – ӕнӕууӕнк, раст – ӕнӕраст, сӕрфат – ӕнӕсӕрфат.

Можно говорить и еще об одной разновидности антонимий – внутри словной, т.е. противоположности значений одного и того же многозначного слова. Это явление называется энантиосемией (анг. enantisemy, нем. Enantisemie поляризация значений слова. Внешним, формальным выражением здесь являются не корневые или аффиксальные мер фермы, а сами контексты употребления слова в его полярных значениях (Е.Б. Бесолова, Л.Б. Гацалова, Б.Т. Дзусова, Л.К. Парсиева): одолжить кому – нибудь денег ‘дать в долг’ – одолжить у кого-нибудь денег ‘взять в долг’ (синтаксическое различие контекстов), специально оговориться (в предисловии к книге) ‘сделать оговорку’ – нечаянно оговориться, ошибиться.

Слово погода (боныхъӕд) известно в языке художественной литературы в двух противоположных значениях (хорошая погода и плохая погода – хорз боныхъӕд ӕмӕ ӕвзӕр боныхъӕд). Боныхъӕд ӕвзӕрӕй – ӕвзӕрдӕр кодта.

Семантическая классификация антонимов основывается на выражаемом ими типе противоположности (А. Борукаева, Б.Т. Дзусова, А.М. Мартазанов, Л.А. Туаева). В зависимости от характера обозначаемой противоположности антонимы объединяются в соответствующие классы. Вот основные из них.

Антонимы, выражающие качественную противоположность. Такие широко представленные в языке слова реализуют противоположность и обнаруживают ступенчатые оппозиции, дающие представление о поставленном измерении качества (свойства, признаки)

рогӕй (ӕнцонӕй, хуымӕтӕг) – зынӕй; ӕрыгон (лӕппулӕг) – ацӕргӕ – зӕронд, курдиатджын – генион – арӕхстджын – ӕнӕкурдиат; зондджын – арӕхстджын – сӕрӕн – ӕнӕсæрфат – ӕдылы.

Ӕлдары марыны ӕмгьуыд дӕр куадзӕны бонмӕ уый тыххӕй сӕрӕзтой, ӕмӕ сыл цӕмӕй ӕлдары зӕрдӕ ма фӕгуырысхо уа, адӕм зӕрондӕй, ногӕй ӕрӕмбырд сты ӕмӕ ӕлдармӕ арфӕты ‘фсон бацыдысты. (Арагуийы ӕлдар Нугзар).

Антонимичные слова, выражающие крайние проявления качества, обнаруживают симметричные отношения и отстоят друг от друга в парадигме на одинаковом семантическом расстоянии от точки отсчета:

уазал сатӕг нормӕ хъарм тӕвд
-2 -1 0 + 1 +2

Особого замечания требуют в этой связи прилагательные с приставкой не, не выражающие действительной антонимии. Логически они основываются на отрицании исходного понятия «тӕвд – ӕнӕтӕвд», «уазал – ӕнӕуазал». Благодаря тому, что понятие «ӕнӕтӕвд» занимает в этом поле все семантическое пространство за исключением зоны «тӕвд», соответствующее ему прилагательное «ӕнӕтӕвд» смещается в сторону и приближается к другому крайнему члену парадигмы слову уазалгомау. Наоборот прилагательное уазал тяготеет к лексической единице уазалгомау:

Тӕвд цӕссыгтӕ калдысты йӕ уазал рустыл.

Градуальная оппозиция может быть представлена всего тремя словами:

ног – адаргӕ – зӕронд (хӕлаф),

ахуыргонд – ӕрдӕгахуыронд – ӕнахуыргонд,

хъӕрӕй – ӕнӕхъӕрӕй – сабырӕй (сусӕгӕй)

Ахуыры бон бирӕ у.

Ӕнахуыры цӕст куырм у.

Хъӕргӕнгӕйӕ бацу ‘мӕ

Сусӕгӕй рацу. [2]

Из приведенных выше примеров видно, что приставка ӕнӕ – выражает не только простое отрицание (ахуыр – ӕнахуыр), но и противоположность: адджын – ӕнад, пайда – ӕнӕпайда, кадджын – ӕнӕка – ӕгад.

К этому классу слов с известной условностью можно отнести обозначения основных пространственных и временных координат, обнаруживающие ступенчатые оппозиции, хотя и не являющиеся качественными словами: уӕллаг – астӕуккаг – бинаг галиу – астӕуккаг – рахиз, ӕндӕрӕбон-знон – абон – райсом – иннӕбон;  абарӕм: цӕгат – хуссар, сӕрд – зымӕг уалдзӕг – фӕззӕг в замкнутых циклах: хуссар, цӕгат, уалдзӕг, сӕрд, фӕззӕг, зымӕг.

Фӕлӕ сӕрд афтӕ хорз куыд у,

уыйас та зымӕг талынг зындон цӕрӕн у.

(Гӕдиаты С. Саударæг ус)

Завершая рассмотрение градуальной антонимии качественных слов, необходимо подчеркнуть, что такие антонимы образуют в лексической системе целые семантические микрополя, в которых реализуется та или иная оценка, например, эстетическая: рӕсугъд – ӕмбисонды – хорз – рӕстӕмбис – ӕвзӕр – цауд.

Такие семантические поля можно уподобить магнитному полю в том смысле, что способность поляризоваться обладают не только полюса, но и любой участок этого поля, несущий элементы противоположных начал. Это континуум (непрерывная последовательность), в пределах которого то или иное качество (свойство) изменяется постепенно, без резких границ.

Постепенность, непрерывность качества, его не дискретность находиться в противоречии с характером знаков, обозначающих различные градации качества. Стремясь «покрыть» семантическое поле, они притягиваются друг к другу; сохраняя свою самостоятельность, напротив, отталкиваются друг от друга. Причиной «напряжения» поля и пределом их отталкивания служат симметричные полюса – обозначения этого качества.

Антонимы, выражающие дополнительность (комплиментарность). В этот класс антонимов объединяются сравнительно небольшое количество слов, обнаруживающих комплиментарную противоположность. Шкала противопоставлений представлена здесь всего двумя противоположными членами (если не считать, конечно, их синонимов), дополняющих друг друга до целого. Отрицание одного из таких антонимов дает значение другого, т.к. между ними нет ничего среднего: ӕнӕ +низ значит рынчын.

Этот тип семантического отношения обнаруживается в таких противопоставлениях, как раст – ӕнӕраст, хуылыдз – хус, мидӕгӕй – ӕддейы, хӕст – сабырдзинад, усджын – ӕнӕус, ӕгас – мард, цард – мӕлӕт, ӕнӕниз – рынчын, ӕмбӕлы – не ‘мбӕлы, куырм – цӕстджын, иухуызон – алыхуызон, ӕцӕгдзинад – мӕнгдзинад.

Выражение комплиментарности предлагает классифицирующий, ограничительный характер семантики антонимов: рынчын – ӕнӕниз, ӕцӕгдзинад (ӕцӕг) – мӕнгдзинад мӕнг, раст – ӕнӕраст.

Афтӕ ма нхъӕл, маст исынмӕ мхиц дӕн, -

Уӕд мӕ риуы атонӕд мӕ маст.

Чи скӕндзӕнис барӕй знаг йӕхицӕн,

Чи схондзӕн ӕнӕраст лӕджы раст?

Антонимы, выражающие противоположную направленность действий, свойств и признаков. Это – векторная противоположность антонимов, основанная на логически противоположных понятиях. Антонимы, обозначающие противоположную направленность лексических единиц, остались долгое время за пределами лингвистического исследования. Все внимание лексикологов было сосредоточено на изучении противоположности качественных слов. Об этом свидетельствовали и сами определения антонимии: «Антонимы бывают только у слов, содержащих в своем значении указание на качество, и являются словами обязательно разных корней. Такое понимание антонимии приводило к необоснованному сужению объекта.

Кроме глаголов, векторная противоположность представлена существительными, прилагательными, наречиями, предлагали: рухс кӕнын – талынг кӕнын, уазал кӕнын – тӕвд кӕнын, ӕрбатӕхын – атӕхын, бабӕттын – райхалын, мӕллӕг кӕнын – нард кӕнын, ферох кӕнын – ӕрхъуыды кӕнын, мӕгуыр кӕнын – хъӕздыг кӕнын, ӕппӕлын – загъд кӕнын, фылдӕр – къаддӕр, уӕлӕмӕ – дӕлӕмӕ, размӕ – фӕстӕмӕ, уырдӕм – уырдыгӕй.

Хуыцау зоны кӕдмӕ фӕбадтаиккой, къӕвда сын сӕ рӕстӕг куы нӕ фехӕлдтаид, уӕд. Арв ныннӕрыд, ӕмӕ фӕйнӕрдӕм ацыдысты. Азау ӕмӕ Таймураз ӕхсӕв фыны иумӕ уыдысты, бон – хицӕнтӕ.

Возможна и другая семантическая систематизация антонимов – их распределение по основным темам (полям). С этой точки зрения можно выделить точки зрения можно выделить большие классы противоположных слов, которые обозначают ’явления природы (ныссӕлын – ӕртайын), физические качества и свойства предметов (рог – уӕззау), количество порядок, последовательность их расположения (бирӕ – гыццыл, фыццаг – фӕстаг) движение, перемещение, изменение положения в пространстве (бацӕуын – рацӕуын), различного рода конкретные действия (скӕнын – раласын), внешний вид и физические качества человека (фӕтӕнуӕхск – нарӕгуӕхск), изменение его физического состояния (суазал – стӕвд уӕвын), эмоции, чувства, волю, интелект (цин кӕнын – хъыг кӕнын), поведение и характер человека (ӕргомзӕрдӕ – ӕхгӕдзӕрдӕ), этическую и эстетическую оценку (хорздзинад – фыдзӕрдӕдзинад).

Большой интерес представляет собой функционально – деривационная классификация антонимов. В отличие от словообразовательной это систематизация основана на «глубинных» функциональных связях противоположных слов и не опирается на их формальное подобие. Такая классификация, разработка которой только начинается, дает возможность полнее представить систему антонимии, обратив внимание на такие связи противоположных слов, которые обычно остаются незамеченными.

Есть достаточное основание полагать, что большое разнообразие антонимических отношений можно свести к ограниченному числу исходных отношений, противопоставлений, таких как (большой – маленький – стыр – гыццыл, хорз – ӕвзӕр, райдайӕн – кӕрон), взаимная противоположность и взаимное дополнение противоположностей и некоторые другие. Так, нижеследующие пары антонимов объединяются тем, что являются различным языковым выражением одной и той же функции (большой – маленький – большой – маленький, применений к различным словам-аргументам.

(тел) даргъ – цыбыр; (ацæуæн)     нарӕг – уарӕх; (цъар) бӕзджын – тӕнӕг; (æнигуз)      ставд – лыстӕг; (хъызт)     тыхджын – лӕмӕгъ; (мачтæ)      бӕрзонд – ныллӕг; (хърихъупп)     бӕзджын – тӕнӕг; (лыгъд)  тагъд – сындӕг, цадæг; (хъæлæс)  хъӕр – сабыр; (базайраг)     зынаргъ – аслам;          (адæймаг) хъӕздыг – мӕгуыр.

В каждом сочетании функция большой – маленький (стыр – гыццыл) конкретизируется в зависимости от того или иного слова – аргумента:

{по протяженности вдоль} (тел) = даргъ – цыбыр,

{по протяженности вдоль снизу вверх} (мачтӕ) = бӕрзонд – ныллӕг,

{по протяженности поперек} (ацӕуӕн) = нарӕг – уарӕх,

{по протяженности в поперечнике в вертикальном направлении или снаружи – внутрь (изнутри – наружу)} (цъар) = бӕзджын – тӕнӕг,

{по объему} (ӕнигуз) = ставд – лыстӕг,

{по отдаленности = дард – хӕстӕг},

{по температуре} (хъызт) = тыхджын – лӕмӕгъ, такая конкретизация становится особенно необходимой в последующих примерах

{по насыщенности чем – либо} (хърихъупп) = бӕзджын – тӕнӕг

{по скорости} (бег) = тагъд – сындӕг

{по силе звучания} (хъӕлӕс) = хъӕр – сабыр

{по цене} (базайраг ) = зынаргъ – аслам

{по имуществу, достатку} (человек) = хъӕздыг – мӕгуыр.

С семантической точки зрения антонимы характеризуются сходными однотипными значениями, предельно противопоставленными друг другу условно «положительным» и «отрицательным» компонентами по одному существенному дифференциальному признаку. Возьмем сущ. любовь и ненависть.

В лексико-семантическом аспекте они вступают в связь, прежде всего, с широким кругом слов – определителей: например, стыр, ӕнусон, ӕрӕгон, мӕ, дӕ уый мах уарзт – фыдӕх. Эти существительные сочетаются, далее, со словами, по отношению к которым выступают как синтаксически зависимы: ӕнкъарӕн, ӕргом, тых, ӕмбӕхст, уарзт – фы дӕх. Рассматриваемым словам свойственна одинаковая сочетаемость с целым рядом глаголов: ссудзын, равдисын, ӕмбӕхсын…уарзт – фыдӕх, уарз – фыдӕх ацыд, райхъал, тыхджын кæны.

В семантическом аспекте антонимы уарзт и фыдæх обнаруживают противоположные компоненты своих значений, которые допускают различную интерпретацию. Можно говорить, например, что эти слова отличаются противоположными компонентами «привязанность» отталкивание, противопоставляясь сходным парам типа хӕлардзинад – хӕрамдзинад, лымӕндзинад – хӕрамдзинад – высшей степенью интенсивности обозначаемого качества, свойства.

При изучении антонимов учащиеся усваивают определение понятия, в процессе выполнения упражнений знакомятся с общим семантическим значением антонимичной пары слов, со строением антонимов, их связью с многозначностью, с назначением в речи.

В связи с изучением теоретических сведений об антонимах у учащихся формируются следующие учебно – языковые лексикологические

умения:

-                  нахождение пар антонимов в тексте;

-                  составление пар антонимов;

-                  подбор антонимов к данным словам;

-                  использование антонимов в тексте в соответствие с его

стилистическими задачами.

В процессе изучения антонимов учащиеся допускают следующие ошибки: подменяют в определении антонимов понятия реалиями (антонимы и смежные с ними явления, например, Цӕугӕдон арф нӕу, фӕлӕ у уӕрӕх. Слова арф и уӕрӕх считают антонимами; считают антонимами слова урс – ӕнӕурс; не умеют определять общий смысловой элемент в лексических определениях антонимы в собственной речи. Эти ошибки необходимо учитывать при объяснении сущности антонимии слов, так и в дальнейшей работе в процессе чтения нелексических тем и в процессе языковой подготовки учащихся к сочинениям и изложениям.

В настоящее время в практике школьного обучения большое внимание уделяется изучению антонимов, как одному из выразительных средств художественной речи. Для изучения данной темы учителя-словесники используют целый ряд специальных лингвистических исследований по антонимии и словари антонимов.

Целью данной работы являлось: дать краткую классификацию антонимов в (современном) осетинском языке на примере произведений основоположника осетинской прозы – Сека Гадиева.

При изучении темы «Антонимы», наиболее яркие примеры можно привести из его произведений, таких как «Азау», «Айссӕ», «Садулӕ ӕмӕ Манидзӕ», «Мад ӕмӕ фырт» и т.д.


Библиографический список
  1. Бесолова Е.Б. Словарь антонимов осетинского языка. Владикавказ, 1991.
  2. Бежаева Ф. Урок осетинской литературы: методическое пособие для студентов филологического факультета. Научный редактор В. Бекоев. Изд-во СОГУ 2004.
  3. Бичегкуева О.Д. Осетинские фамильные образования в творчестве К.Л. Хетагурова //Лингвистические этюды Владикавказ, 2000. С. 293-303.
  4. Бичегкуева О.Д. Семантический статус ономастических единиц в  художественном тексте // Вестник Северо-Осетинского государственного университета имени Коста Левановича Хетагурова. 2012. № 4. С. 283-285.
  5. Борукаева А., Туаева Л.А. Эстетика осетинского детского фольклора (материнская поэзия) // Молодежь и наука. Владикавказ, 2014. С. 69-74.
  6. Гагкаев К. Вопросы преподавание русского языка и литературы в осетинской школе. (Соб. ст.) Ин -т истории, филологии и экономики. Ред. кол.: К. Гагкаев. Ордж., 1982
  7. Гацалова Л.Б., Парсиева Л.К. Инновационные возможности осетинского языка // Фундаментальные исследования. 2012. № 11-3. С. 727-730.
  8. Дзампаева Л.Г. Работа над обогащением словаря учащихся на уроках осетинского языка. Учебное пособие. СОГУ, Владикавказ. 2010. С.144.
  9. Дзусова Б.Т. Отражение национального речевого этикета осетин в письмах К.Л. Хетагурова // Современные проблемы науки и образования. 2015. № 3. С. 368.
  10. Дзусова Б.Т. Специфика осетинского национального речевого этикета // Современные проблемы науки и образования. 2014. № 5. С. 572.
  11. Дзусова Б.Т. Методика работы по усвоению этнокультуроведческой лексики русского языка в осетинской школе. Дисс… канд. пед. наук. Владикавказ, 1998.
  12. Парсиева Л.К., Гацалова Л.Б. Активные процессы в языковой системе //Фундаментальные исследования. 2008. № 4. С. 79.
  13. Парсиева Л.К., Гацалова Л.Б., Мартазанов А.М. Особенности звукового строя русского, осетинского и нахских языков //Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2014. № 9-2. С. 153-154.
  14. Туаева Л.А. Методика изучения произведений малого жанра в начальной школе в условиях полилингвальности //Вектор науки Тольяттинского государственного университета. Серия: Педагогика, психология. 2014. № 4 (19). С. 171-174.
  15. Цаликова М.А. Развитие речи билингвов с опорой на языковой изоморфизм // Актуальные проблемы науки на современном этапе развития. Сборник статей Международной научно-практической конференции. Ответственный редактор: Сукиасян Асатур Альбертович. 2015. С. 296-300.


Все статьи автора «Бекоева Марина Ивановна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: