УДК 811.13

ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ ФРАНЦУЗСКОЙ АКАДЕМИИ ПОСРЕДСТВОМ СОЗДАНИЯ СИСТЕМЫ ЗНАКОВ ВЛАСТИ

Короленко Ольга Игоревна1, Бухтина Марина Алексеевна2
1Московский городской педагогический университет, аспирант кафедры романской филологии
2Московский городской педагогический университет, студент бакалавр кафедры романской филологии

Аннотация
Данная статья показывает процесс институционализации на примере нового социального института, такого, как Французская Академия. Важную роль в становлении Французской Академии сыграло создание специальной системы знаков власти.

Ключевые слова: иностранные языки, институционализация, кодификация, легитимация, французская академия, французский язык


THE FRENCH ACADEMY`S INSTITUTIONALIZATION BY ESTABLISHING THE SYSTEM OF THE POWER SIGNS

Korolenko Olga Igorevna1, Bukhtina Marina Alekseevna2
1Moscow City Teachers’ Training University, postgraduate student of Romance Philology department
2Moscow City Teachers’ Training University, student bachelor of Romance Philology department

Abstract
This article presents the process of institutionalization using the example of a new social Institution such as the French Academy. The creation of a special system of the power signs played an important role in the formation of the French Academy.

Keywords: codification, foreign languages, French language, institutionalization, legitimation, the French Academy


Рубрика: Лингвистика

Библиографическая ссылка на статью:
Короленко О.И., Бухтина М.А. Институционализация Французской Академии посредством создания системы знаков власти // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/03/14445 (дата обращения: 31.05.2017).

Процесс институционализации языка направлен на создание государственных языковых учреждений (институтов) с целью стандартизации языка. Согласно Словарю лингвистических терминов стандартизацией языка является введение свободных вариантов языковых единиц к одному, выбор варианта, считающегося образцовым, предписываемого (рекомендуемого) к употреблению, фиксируемого в словарях, грамматиках, используемого как основа нормализации языка. Кодификация языка, иначе говоря регистрация, закрепление, описание отобранного нормативного образца в грамматиках и словарях, является завершающим этапом процесса стандартизации языка [Разумова 2012: 118]. Кодификация –  создание совокупности правил, обеспечивающих регулярное воспроизведение в речи образцового варианта языка [Михайлова 2013: 187].

В исторической перспективе процессы стандартизации французского языка включают два этапа: 1) этап разработки и установления спонтанной или объективной нормы (XII-XVI), основанной на узусе Парижа, и 2) процесс ее замены и установления «bon usage», своеобразной элитарной сверхнормы, основанной на узусе королевской элиты общества и опирающейся на понятии «культура языка» (langue cultivée) (XVII-XVIII вв.) [Разумова 2012: 118].

Созданное государственное языковое учреждение в 1635 г. по приказу кардинала Ришелье, Французская Академия, предприняло стандартизацию языка посредством создания Словаря [Гуревич 2005: 130]. Словарь Французской Академии, который подготавливался около полстолетия, родился в острых полемических спорах, в страстных дебатах об истинном назначении родного языка, в глубокомысленных рассуждениях о «гении», о возможностях и перспективах развития французской речи. Французский национальный словарь, вышедший в свет на рубеже XVIII столетия, открывал собой новую эру в развитии французской культуры, новую эпоху, когда молодая буржуазия не только стала заниматься государственными делами и интересоваться экономическими проблемами, но и судить об «идеологических ценностях», пересматривая и осмысляя их с новой точки зрения [Будагов 2013:181].

Социологами процесс институционализации связан с  определением  социальных норм, статусов, ролей и приведением их в систему, направленную на удовлетворение общественной потребности. При этом деятельность в рамках конкретного института рассматривается как «предсказуемое поведение, которое ожидается, моделируется и регулируется» [Викулова 2015: 107]. Говоря о понятии «институционализации языка», содержащимся в понятии recte, отметим, что подписание в 1539 г. Указа Виллер-Коттрэ (Villers-Cotterêts) Франциска I (François I, 1515-1547) знаменует начало процесса официального признания французского языка как важнейшего средства коммуникации французов, а создание Французской Академии и впоследствии Словаря Академии окончательно подтверждают процесс его институционализации [Разумова 2012: 120].

Важным этапом становления Французской Академии как официального института языка является его легитимация путем создания специальной системы знаков власти как кода нового институционального конструкта. Особый интерес представляет процесс возникновения и функционирования знаков власти  в научном социуме обозначенного периода. Процесс институционализации связан с  определением  социальных норм, статусов, ролей и приведением их в систему, направленную на удовлетворение общественной потребности. При этом деятельность в рамках конкретного института рассматривается как «предсказуемое поведение, которое ожидается, моделируется и регулируется» [Викулова 2015: 69].

Появление процедур, связанных с нормами и правилами нового учреждения, предполагало создание специальной системы знаков власти как кода нового института, которые стали важной вехой в легитимации Французской Академии. Ретроспективное описание деятельности данного института позволяет выявить условия легитимации (узаконивания) научного знания  и влияние этого процесса на формирование французского письменно-литературного языка как национального. Процесс возникновения и функционирования знаков власти в научной сфере обретает систему знаков-символов, когда власть совершает публичные коммуникативные акты императивного характера при помощи знаков «обычного» языка и специальной системы знаков «языка» власти. Процесс принятия  французского языка в качестве языка официальных коммуникаций нашел свое выражение в письменном своде законов (1635 г.) [Викулова 2015: 106].

Первым письменным государственным документом стал патент, или жалованная грамота  (Lettres Pattentes) об учреждении Французской Академии. Устав и регламент нового института, к которым стремился кардинал Ришелье, были подписаны Людовиком XIII в жалованной грамоте на имя Парламента Парижа в июле 1637 г., что давало право Французской Академии иметь статус официального парижского института. Кардинал Ришелье был назван «le chef et le protecteur » руководителем и защитником Французской Академии (данная должность сейчас исполняется главой государства), задачи которого носили определенно национальный характер.

Одной из высших целей государства было развитие наук, искусств и литературы в стране на таком уровне, чтобы они обладали таким же почетом как и армия, и именно Академия должна была дать французскому языку средства к их появлению [L’académie française: http://www.academie-francaise.fr/linstitution/lhistoire]:  «Ainsi, les statuts et règlements visés par le cardinal, puis l’enregistrement au Parlement de Paris, en juillet 1637, des Lettres patentes signées par Louis XIII, consacrèrent le caractère officiel d’une institution parisienne, dont le Cardinal de Richelieu était nommé « le chef et le protecteur » (fonction exercée aujourd’hui par le chef de l’État), et dont la mission revêtait un caractère expressément national. Si l’ «une des plus glorieuses marques de la félicité d’un État était que les sciences et les arts y fleurissent et que les lettres y fussent en honneur aussi bien que les armes», ce serait le rôle de l’Académie de donner à la langue française les moyens d’y parvenir».

Рассматривая процесс институционализации, невозможно не выделить внешние признаки, которые как отмечает Л.Г. Викулова, «стали особым знаковым образованием как символический код культуры»: номерное кресло, титул Immortels (Бессмертные) и специальная форма официальной одежды [Викулова 2015: 10]. Место, занимаемое академиком в зале, где проходили заседания, получило определение le fauteuil  (кресло) с соответствующим номером также неслучайно.  Изначально креслами назывались красиво декорированные стулья для путешествия важных особ, затем это были кресла при королевском дворе, и именно Людовик XIV даровал Французской Академии 40 кресел для commodités de la conversation [Dictionnaire Historique 2006: 1404].  Присвоение титула  Immortels, академии обязаны девизу, придуманному кардиналом Ришелье À l’immortalité, который подчеркивает их бессмертную миссию, нормировать французский язык [http://www.academie-francaise.fr/immortels/ index.html].

Со времен Наполеона III для академиков был введен еще один знак иституциональности – зеленый фрак (habit vert). По постановлению Сонсулата, 13 мая 1801 г. определили парадную одежду для академиков: «habit, gilet ou veste, culotte ou pantalon noirs, ornés de broderies en feuilles d’olivier en soie vert foncé, chapeau à la française. Il existait deux types d’habit vert. Le grand (le seul encore porté) avec des broderies « en plein » et le petit où l’on ne trouvait des broderies que sur les parements de manches et le collet » [http://www.academie-francaise.fr/immortels/ index.html]. Отметим, что зеленый цвет является знаковым, так как он символизирует вместе с вышитой на брюках ветвью оливы разум и власть [Викулова 2015: 10].

Одной из важных деталей костюма была шпага (l’épée), как знак служения королю, а после падения монархии – трость, украшенная мифической символикой. Шпагу носили почти все академики, кроме церковнослужителей и женщин. Например, известно, что Жаклин де Ромийи (Jacqueline de Romilly) не носила шпагу, заменив ее на женский атрибут, дамскую сумочку с вышивкой.  В тоже время, Элен Каррер д’Анкосс (Hélène Carrère d’Encausse), Флоранс Деле (Florence Delay), Ассия Джебар (Assia Djebar), Симона Вейль (Simone Veil), Даниэлла Салльнав (Danièle Sallenave) и Доминик Бона (Dominique Bona) носили шпагу.

Необходимо упомянуть еще один принцип институционализации, ставший ритуалом во Французской Академии, заключающийся в произнесении торжественной речи. Вслед за Л.Г. Викуловой [2015: 74], отмечаем, что торжественная речь, которая обозначалась как harangue во французской практике, произносилась по следующим случаям: приветствие или ответ на приветствие члена Французской Академии; подведение итогов в начале декабря на ежегодном торжественном сеансе: действующим директором о литературных премиях, председателем заседания о заслугах и достоинствах академиков, речь секретаря; по случаю ухода из жизни академика; при открытии памятников культуры, носящих имя деятелей культуры; по случаю праздников, торжества и др.

Подобные торжественные вступительные речи можно охарактеризовать как «эпидейктические», т.е. речи, произносимые в торжественной обстановке по поводу какого-либо знаменательного события, речи на случай [Панов 2005: 339]. Эпидейктические жанры, как малая форма, были популярны в XVII веке, таковыми остаются и в наше время. Выделяются разнообразные жанры эпидейктической речи, например, похвала, благодарность, комплимент и др., которые практикуются на официальных мероприятиях и в быту.

При анализе торжественных речей, произнесенных академиками в период XVII-XVIII вв., можно выделить следующие жанры эпидейктической речи: торжественная речь при вступлении во Французскую Академию (discours de réception), ответное слово (réponse), поздравительная речь (compliment), панегирик (panégyrique), надгробные (траурные) речи (éloge (oraison) funèbre), благодарственное слово (remerciement).

Отметим, что во всех выделенных нами жанрах торжественной эпидейктической речи, можно выделить основные черты, которые были характерны для данного периода:

  • использование стратегии похвалы (королю, кардиналу Ришелье, академику);

«Elle a conƒideré vos talens(ваши таланты), <…> elle eƒpere que par vôtre aƒƒiduité  (ваше усердие) vous reƒpondrez à ƒon attente & que vous contribuerez beaucoup par les lumieres de vôtre eƒprit (ваш ум) à la perfection des Ouvrages qu’elle a voulu entreprendre <…>» (Речь, произнесенная Жаном Дужа (Jean Doujat, un avocat, jurisconsulte) известным адвокатом, в ответ на торжественную речь при вступлении во Французскую Академию Жана Барбье д’Окура (Jean Barbier d’Aucour, un avocat et auteur satirique français) 29 ноября 1683 г.);

«la réputation que des talents également solides & brillants (таланты серьезные и блестящие) vous ont acquise dans le Conseil, & dans une place où vous avez trouvé l’art de concilier les intérêts du Souverain avec ceux des Peuples (искусство завоевывать уважение как Государя, так и Народа)» (Комплиментная речь Жана-Франсуа дю Белле дю Ренеля, священнослужителя (Jean-François du Bellay du Resnel, homme d’ Eglise), произнесенная 16 декабря 1745 г. и адресована Главному контролеру Финансов Франции, Жану-Батисту де Машо д’ Арнувилю (Jean-Baptiste de Machault d’Arnouville, contrôleur général des Finances, 1745-1754)).

  • использование стратегии самоуничижения [Викулова 2001: 63] ;

«je rends grâces au fort qui ma choifi pour avoir   lhonneur (я благодарю судьбу, что меня выбрали, чтобы я имел честь) de préfenter en cette occafion à Votre Majesté l’ hommage reƒpectueux de l’Académie Françoiƒe» (Речь, произнесенная Луи Жюль Манчини, французским дипломатом и писателем, 28 октября 1781 г. по случаю рождения дофина, сына  короля).

 «Il seroit difficile d’avoir l’honneur (иметь честь) de se trouver au milieu de vous (находиться среди Вас), d’avoir devant les yeux l’Académie Françoise, d’avoir lu l’histoire de son établissement, sans penser d’abord à celui à qui elle en est redevable» (Речь французского моралиста Жана де Лабрюйера (Jean de La Bruyère, 1645-1696; moraliste français; fauteuil № 36), произнесенная 15 июня 1693 года на торжественном заседании. Начиная свою речь, Лабрюйер использует прием самоуничижения, этим показывая величие и высокий статус тех, к кому обращается и о ком говорит).

  • употребление вокатива compagnie;

«Je vis, sans doute, avec joie de la naissance et établissement de cette illustre compagnie»  (Вступительная торжественная речь, произнесенная Оливье Патрю (Olivier Patru, 1604-1681; avocat au Parlement; fauteuil № 19), известным адвокатом того времени, 3 сентября 1640 года, по случаю его принятия во Французскую Академию. Обращаясь к академикам,  О. Патрю употребляет вокатив compagnie, который станет традиционным на публичных сеансах)

Проведенный анализ позволяет представить следующие статистические данные: за XVII-XVIII вв. количество торжественных вступительных речей составило 135 речей; количество комплиментных речей – 14 речей; количество поздравительных речей – 8 речей; количество ответных речей – 101 речь; количество панегирических речей – 6 речей; количество благодарственных слов – 3 речи; количество траурной (надгробной речи) – 5 речей.

Количество речей, произнесенных Академиками

Статистические данные по количеству речей

Создание знаков отличия для Французской Академии, таких как Устав, форма для членов и традиции проведения собраний, символически подтверждает ее статус как органа власти и дает право официального признания. Торжественные речи академиков и по сегодняшний день сохраняют традиционные дух, тональность, тематику первых речей, и несмотря на то, что все реже можно встретить обращения Compagnie или  génies, однако академик всегда обращается к своим коллегам mes confrères, не отделяя себя ни от истории Французской Академии, ни от своих предшественников, ни от аудитории.


Библиографический список
  1. Будагов Р.А. Вожла – предшественник лексикологических идей Фрнацузской Академии [Текст] / Р.А. Будагов // Е.Н. Михайлова. Практикум по истории французского языка. – Белгород: ИД Белгород, 2013. – С. 181-185.
  2. Викулова Л.Г. Волшебная литературная сказка конца XVII – начала XVIII века: прагмалингв. аспект [Текст] : монография / Л.Г. Викулова ; М-во образования РФ. Иркут. гос. лингв. ун-т. – Иркутск : Изд-во Иркут. лингв. ун-та, 2001. – 286 с.
  3. Викулова Л.Г. Внешняя легитимация науки во Франции XVII века [Текст] /  Л.Г. Викулова  // Научный вестник Воронеж. гос. арх.-строит. ун-та. Современные лингвистические и методико-дидактические исследования. – 2015. – Вып. 2 (26). – С. 106 – 117.
  4. Викулова Л.Г. Легитимация научного знания: Французская Академия [Текст] / Л.Г. Викулова // Коммуникация в поликодовом пространстве: лингвокультурологические дидактические и ценностные аспекты : материалы междунар. науч. конф. / науч. ред.  : Н.А. Алмазова, В.Е. Чернявская. – СПб., 2015. – С. 8–11.
  5. Викулова Л.Г. Легитимация научного знания в XVII веке: Французская Академия [Текст] / Л.Г. Викулова // Человек. Язык. Время: Материалы XVII конференции Школы-семинара им. Л.М. Скрелиной с международным участием. – М.: МГПУ; Языки народов мира, 2015. – С. 68 –75.
  6. Гуревич П.С. Психология элитарного образования [Текст] / П.С. Гуревич // Знание. Понимание. Умение. – 2005. – Вып. 5. –С. 128 – 138.
  7. Михайлова Е.Н. Практикум по истории французского языка [Текст] / Е.Н. Михайлова. – Белгород: ИД Белгород, 2013. – 220 с.
  8. Панов М.И. Эпидейктическая речь [Текст]  / М.И. панов, Л.Е. Тумина  // Эффективная коммуникация: история, теория, практика :  словарь-справ. / [отв. ред. М.И. Панов, Л.Е. Тумина]. – М. : КРПА Олимп, 2005. – С. 339–352.
  9. Разумова Л.В. Репрезентация языковой нормы во французской грамматической традиции XVI века [Текст] / Л.В. Разумова // Вестник Челябинского государственного университета. Серия  «Филология. Искусствоведение». – 2012. – Вып. № 70. – С. 118–121.
  10. Словарь лингвистических терминов: Изд. 5-е, испр-е и дополн. [Текст] / Т.В. Жеребило. – Назрань: Изд-во «Пилигрим»,  2010. – 486 с.
  11. Официальный сайт Французской Академии [Электронный ресурс]. – URL: http://www.academie-française.fr., свободный (дата обращения 29.09.2015).


Все статьи автора «Короленко Ольга Игоревна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: