УДК 316.6

К ВОПРОСУ О ПРОДУКТИВНОСТИ ГРУППОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Стратилат Карина Николаевна
ООО «Экология ДВ», г. Владивосток
магистр психологии, бизнес-тренер, психолог

Аннотация
В статье рассматривается проблема продуктивности групповой работы. Приводятся точки зрения ученых относительно этого вопроса и описываются феномены, оказывающие отрицательное/положительное влияние на производительность группы. Особое внимание уделяется следующим групповым эффектам: социальная фасилитация, социальная ингибиция, социальная леность, социальная компенсация, синергия, сверхнормативная активность группы.

Ключевые слова: групповая деятельность, продуктивность групповой деятельности, сверхнормативная активность группы, синергия, социальная ингибиция, социальная компенсация, социальная леность, социальная фасилитация


THE GROUP PRODUCTIVITY PROBLEM REVISITED

Stratilat Karina Nikolaevna
OOO "Ecology DV", Vladivostok
master of psychology, business-trainer, psychologist

Abstract
Considering the problem of group productivity the author presents scientists' points of view on the issue and describes phenomena that have negative and positive impacts on group productivity. Special attention is paid to the following group effects: social facilitation, social inhibition, social loafing, social compensation, synergy, extra-normative group activity.

Keywords: extra-normative group activity, group activity, group productivity, social compensation, social facilitation, social inhibition, social loafing, synergy


Рубрика: Психология

Библиографическая ссылка на статью:
Стратилат К.Н. К вопросу о продуктивности групповой деятельности // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/11/13013 (дата обращения: 26.05.2017).

Решение многих важных задач возможно только в группах – спортивных комитетах, командах, правительствах, рабочих, учебных и т.д. В связи с этим психологам, руководителям и учителям/преподавателям необходимо знать особенности проявления социально-психологических феноменов, оказывающих отрицательное/положительное влияние на производительность групповой работы. Знание феноменов, оказывающих отрицательное/положительное влияние на групповую производительность, поможет руководителям/лидерам групп управлять ими.

Интерес к вопросу продуктивности групповой деятельности всегда существовал в психологии [1] (прежде всего в социальной психологии [2;3;4;5;6], психологии управления [7] и педагогической психологии [8]), социологии [9;10], менеджменте [11;12], педагогике [13] и экономике [14;15]. В пользу этого вывода свидетельствует то, что в периодике можно встретить большое количество работ, посвящённых рассматриваемой проблеме. Однако, несмотря на такое положение дел, остаются отдельные вопросы, требующие дальнейшего рассмотрения. К одним из таких относится вопросы, связанные с анализом различных точек зрения ученых относительно проблемы производительности группы и соотнесением между собой различных групповых феноменов, оказывающих негативное/позитивное влияние на групповую производительность. В данной работе будут рассмотрены названные проблемы.

Прежде всего, необходимо дать определения таким терминам, как групповая деятельность и продуктивность групповой деятельности. Групповая деятельность – объединение действий членов определенной группы, которые характеризуются некой степенью общности интересов, цели и единством действия[16]. Стоит отметить, что групповая деятельность – это не только непосредственно деятельность человека в группе или же группы лиц, а еще и деятельность в присутствии других людей.

Продуктивность групповой деятельности – количественный и качественный результат решения группой задач за определённое время [17]. Здесь стоит подчеркнуть, что в статье рассматривается именно продуктивность группы, а не эффективность, под которой в социальной психологии понимают не только результативность, а еще и удовлетворенность членов группы процессом и результатами групповой работы и теми психологическими последствиями, которые наступают во внутригрупповом и личностном плане после подведения итогов групповой деятельности [18].

Влияние присутствия других людей на деятельность изучали многие ученые, имеющие различные точки зрения. Так, Карл Маркс полагал, что простой социальный контакт вызывает стимуляцию инстинкта, повышающего производительность каждого отдельного работника[9]. Густав Лебон же считал, что нахождение в толпе оказывает негативное влияние на индивида. По мнению Г. Лебона, в толпе может происходить только накопление глупости. Он считал, что толпа никогда не сможет выполнить действия, требующие возвышенного ума. Г. Лебон писал, что решения, касающиеся общих интересов, принятые собранием даже знаменитых людей в области разных специальностей, мало отличаются от решений принятых собранием глупцов, так как и в том, и в другом случае соединяются не какие-нибудь выдающиеся качества, а только заурядные, встречающиеся у всех[19].

Подобной точке зрения придерживался и В. Мёде. Так, в результате проведения эмпирических исследований, он пришел к выводу, что в интеллектуальной сфере влияние группы на личность выражается в проявляющейся в группе тенденции к выравниванию, уподоблении членов группы друг другу в результате понижения уровня сильных членов группы до уровня слабых[20].

Г. Тард, а вслед за ним и В.М. Бехтерев, был не совсем согласен с мнениями Г. Лебона и В. Мёде. Так, они признавали, тот факт, что в процессе совместной мыслительной деятельности происходит унификация участников деятельности, однако, это уравнивание идет не вниз, а вверх. В частности В.М. Бехтерев писал: «…в ходе коллективной деятельности, обсуждения, обмена мнениями выигрывают все испытуемые, и сильные, и слабые. Чем сильнее и богаче личность, тем меньше она черпает из коллективной работы, чем беднее личность, тем она приобретает больше» [20, с. 14].

Американский исследователь Норман Трипплетт заметил, что спортсмены-велосипедисты, участвуя в коллективных соревнованиях, показывали лучшие результаты по сравнению с заездами «на время». Исходя из своих наблюдений, он выдвинул гипотезу о том, что присутствие других людей положительно влияет на эффективность деятельности индивида.

Для проверки этой гипотезы Н. Трипплетт решил провести лабораторный эксперимент. В своем исследовании (1898) ученый просил детей, работая в присутствии с соисполнителями, либо в одиночку, сматывать на скорость рыболовные катушки. Результаты исследования свидетельствуют о том, что испытуемые справлялись с предложенным заданием быстрее, когда присутствовали другие дети, иными словами, гипотеза Н. Трипплетта подтвердилась [21].

Август Майер обнаружил, что школьники в ситуации со-деятельности быстрее выполняют различные умственные задачи (прежде всего, тест Эббингауза и арифметические задания), чем в одиночку. Причем разница во времени достаточна большая. Так, например, испытуемый, находясь один в классной комнате, справился с выполнением пяти экспериментальных заданий за 13 минут 11 секунд, а когда работал в присутствии других учеников – за 6 минут 45 секунд[22].

Флойд Оллпорт проводил ряд исследований (1920), в которых испытуемым, работающим с соисполнителями, либо в одиночку, было необходимо писать свои ассоциации на заданные экспериментатором слова и придумывать аргументы для опровержения мнений известных философов (Эпиктета и Марка Аврелия). Обобщив результаты экспериментов, Ф. Оллпорт пришел к выводу, что присутствие других людей может оказывать либо стимулирующее, либо тормозящие влияние. Однако учёный заметил, что испытуемые, работающие с соисполнителями, предлагали большее количество контраргументов, но их качество было ниже, чем при индивидуальной работе [23].

Иными слова, результаты исследования Ф. Оллпорта свидетельствуют о том, что присутствие соисполнителей может оказывать либо стимулирующее, либо тормозящие влияние на индивида, выполняющего разного рода действия, не связанных со сложной творческой и мыслительной работой. Сложную же мыслительную работу можно качественно выполнить только в одиночестве.

В дальнейших эмпирических исследованиях также было установлено, что присутствие соисполнителей или зрителей может затруднять или же облегчать выполнения различных заданий. Так, в некоторых экспериментах было показано, что присутствие других положительно влияет на точность выполнения заданий на моторику (например, удерживании в определенном положении с помощью металлического стержня десятицентовой монеты, помещенной на вращающийся диск проигрывателя). В других же исследованиях было установлено, что присутствие других людей негативно сказывается на заучивании бессмысленных слогов, при прохождении лабиринта и решении сложных примеров на умножение [5;18].

Ф. Оллпорт, анализируя указанные явления, назвал их «эффектами аудитории» [24]. «Эффект аудитории» включает в себя два противоположных явления, которые были названными Ф. Оллпортом как: социальная фасилитация (от англ. facility — облегчение) — улучшения индивидуальных результатов деятельности в присутствии других людей в качестве зрителей или соисполнителей и социальная ингибиция (торможение) (от лат. Inhibere — сдерживать, останавливать) — ухудшения этих результатов[3].

Необходимо отметить, что «эффекты аудитории» характерны не только для людей. Д. Майерс в своей книги «Социальная психология», писал о том, что социальная фасилитация наблюдается и у животных. Он приводит следующие примеры: в присутствии других особей своего вида муравьи быстрее разрывают песок, а цыплята поедают больше зерен; спаривающиеся крысы более сексуально активны в присутствии других сексуально активных пар. Также Д. Майерс описал случаи торможение животных в присутствии других особей своего вида, так тараканы, длиннохвостые попугаи и зеленые зяблики медленнее осваивают прохождение лабиринтов [5]. Также необходимо отметить, что не все люди испытывают на себе влияние «эффектов аудитории». Так, существует так называемый социально индифферентный тип людей, на которых присутствие зрителей или соисполнителей не оказывает никакого влияния[25].

Кроме эффектов аудитории в литературе можно встретить и другие феномены, оказывающие влияние на продуктивность групповой деятельности: социальная леность, социальная компенсация, синергия, сверхнормативная активность группы, огруппление мышления, конформизм, деструктивный конфликт, квазиактивность, неоптимальная самодостаточность и эффект Келера. Все перечисленные феномены можно условно разделить на эффекты, оказывающие отрицательное и положительное воздействие на производительность групповой работы.

К эффектам, оказывающим отрицательное воздействие, можно условно отнести: социальную леность, социальную ингибицию, огруппение мышления, конформизм, деструктивный конфликт, квазиактивность и неоптимальную самодостаточность. К положительным феноменам – социальная фасилитация, синергия, социальная компенсация, сверхнормативная активность группы, эффект Келера. Здесь используется слово «условно» поскольку некоторые феномены (например, социальная леность и социальная компенсация могут привести как к отрицательным, так и к положительным последствия [26]).

Влияние на продуктивность групповой деятельности таких феноменов, как огруппение мышления, конформизм и деструктивный конфликт довольно хорошо изучено и представлено в российской и зарубежной литературе [3;5;27]. В связи со сказанным в данной работе эти эффекты не будут подробно рассматриваться. Сосредоточим внимание на менее изученных и описанных групповых феноменах.

Социальная леность - вид процессуальных потерь (мотивационных и координационных), проявляющийся в тенденции людей прилагать меньше усилий при совместном выполнении задания, чем при индивидуальной работе. Необходимо отметить, что в психологической литературе можно встретить точку зрения, согласно которой социальная леность является аналогом социального торможения – эффектом, противоположным социальной фасилитации [28;29].

В частности один из сторонников этой позиции – С. Харкинс, доказывая свою точку зрения, ссылался на то, что в основе каждого из этих эффектов (социальной лености и социального торможения) лежит оценивание [29]. Конечно, он прав, что в основе данных феноменов лежит оценивание, но он не учел особенности этого оценивания.

Необходимо отметить, что влияние оценки на эффективность деятельности рассматривал Николас Коттрелл. Он разработал теорию ожидания оценки, которая заключается в том, что люди, выполняющие какую – то деятельность в присутствие других, ждут оценки[30]. Индивиды, выполняющие какую – то деятельность, испытывают боязнь оценки – тревогу по поводу предстоящего оценивания себя другими людьми (что приводит к возбуждению) и страх переживаний о самопрезентации – желание не «упасть в грязь лицом» или, другими словами, стремление произвести хорошее впечатление на других людей[31]. Если индивид будет чересчур сконцентрирован на том, что о нем могут подумать окружающие, то это может привести к социальному торможению[5]. Также социальное торможение может возникнуть, по мнению Н. Коттрелла, при выполнении сложных заданий.

Таким образом, социальное торможение проявляется в ситуации боязни оценки, ожидания неблагоприятных результатов деятельности и отрицательной оценки публики, а социальная леность – в случае отсутствие оценки индивидуального вклада в групповую деятельность [32], перспективы оценки групповой работы [33] и в ситуации невозможности произвести оценку своей деятельности [34].

Поскольку существует проблема разведения эффектов социальной ингибиции и социальной лености, приведем критерии их отличия.

Отличие социальной лености от социального торможения обусловлено различием причин возникновения данных феноменов. Свои объяснения причин возникновения эффекта социального торможения давали следующие теории: теория общего возбуждения Р. Зайонца; теория конфликта внимания Р. Бэрона; сама по себе ситуация со-деятельности (соперничества) [3]. Что же касается социальной лености, то на современном этапе исследования этого феномена перечисленные выше теории не применяются для объяснения возникновения этого эффекта. В качестве причин возникновения социальной лености можно назвать координационные потери (потери по причине несовершенства организации процесса[30]) и мотивационные потери (деиндивидуализация (анонимность, обезличенность и отсутствие оценки), распыление ответственности и социальное сравнение)

Р. Бэрон с коллегами указывает на другое отличие социальной лености от социальной ингибиции. Он писал, что первый эффект наблюдается, когда человек работает вместе с другими, а второй – когда только на себя [29]. На наш взгляд это объяснение отражает реальное положение дел, поскольку в описанных ранее классических исследованиях «эффектов аудитории» испытуемые выполняли индивидуальное задание в присутствии зрителей или же соисполнителей. В случае с социальной леностью испытуемые работают вместе над выполнением группового задания.

Также социальная леность отличается от «эффектов аудитории» тем, что последние характерны не только для людей, но и для животных. Социальная леность свойственна только людям. Данный факт был подтвержден М. Рингельманом в ходе его экспериментов по сравнению производительности людей (студентов мужского пола) и животных (быков и лошадей) при индивидуальном и групповом выполнении заданий на перемещения грузов (1913)[35].

Социальная компенсация – противоположный социальной лености феномен, подразумевающий активизацию усилий при групповом выполнении задания[36]. Этот эффект был обнаружен в нескольких зарубежных исследованиях социальной лености. Экспериментальным путем было установлено, что этот эффект может проявиться в ситуациях, если человеку предстоит выполнять значимую для него групповую задачу, а ему присуща низкая межличностная доверительность, если другие члены группы намереваются работать не в полную силу или же, если согруппники не обладают способностями, необходимыми для выполнения этой задачи[37;38]. Также данный феномен был зафиксирован в некоторых исследованиях, проведенных с испытуемыми из высокосплоченных групп [36] и из коллективистических культур [31;39].

Следует сказать, что в российской психологии редко используется термин социальная компенсация. Вместо него ученые используют такие термины, как неоптимальная самодостаточность и квазиавтиность. Под первым понимается - повышение активности некоторых участников групповой работы, вызванное желанием повысить или поддержать свой статус в группе [13]. Второе подразумевает – высокую активность одного или нескольких участников группы, порождаемую непознавательными мотивами (стремление «закончить» проект, потребностью власти, выражающаяся в стремлении завоевать доминирующее влияние в групповой деятельности и т.д.) [13].

На наш взгляд, словосочетания неоптимальная самодостаточность и квазиактивность можно использовать в качестве синонима феномена социальной компенсации (однако при этом следует учесть, что эти названия не полностью отражает суть социальной компенсации, раскрывая рассматриваемый феномен только с отрицательной стороны). Данный вывод напрашивается, поскольку А.Б. Гу в своем диссертационном исследовании (2011) отмечает, что индивиды, соответствующие личностным профилям по Л. Лернер «Делающая все сама Дотти» и «Всегда правый Арти», проявляют социальную компенсацию. Профиль «Всегда правый Арти» характеризует лиц, которые всегда высказывают и отстаивают свою точку зрения, при этом не прислушиваются к мнению других членов группы. Из-за своей настойчивости и непоколебимости таким людям нередко удается вести за собой группу (остальные члены группы соглашаются с их идеями). «Сделай все сама, Дотти» (“Do-it-all-Dottie,”)  характеризует лиц, которые стремятся реализовать самостоятельно придуманную ими идею. Они так же, как «Всегда правый Арти» стремятся убедить группу в правильности своих мыслей, но при этом не нуждаются в помощи других членов группы, поскольку считают, что если кто-то им поможет, то задача не будет выполнена надлежащим образом. Эти люди отличаются обязательностью в работе, направленностью на цель, отсутствием лояльного отношения к другим членам группы [40;41]. Из описания профилей видно, что поведение такие люди склонны к неоптимальной самодостаточности и квазиавтиности.

Эффект Келера – повышение мотивации при групповой работе, по сравнению с индивидуальной [42]. Данный феномен был зафиксирован в 1926 году в Германии О. Келером. Ученый обнаружил, что гребцы лучше выполняли задание на движение, работая в диадах, чем индивидуально. В дальнейшем похожие результаты были полученные в ряде эмпирических исследований, в которых испытуемых просили выполнять различные физические задания в диадах и индивидуально[42].

Из определения эффекта Келера видно, что данный феномен схож с социальной компенсацией. Однако некоторые ученые хоть и относят социальную компенсацию и эффект Келера к феноменам приобретения мотивации, считают, что это разные эффекты. Свое мнение они аргументируют тем, что в случае эффекта Келера более слабые участники лучше выполняют задание в группах, а в ситуации социальной компенсации – сильные испытуемые компенсируют недостаточный вклад в групповую работу более слабых [42]. Думается, что нет оснований различать рассматриваемые феномены. Дело в том, что сторонники точки зрения, что эффект Келера и социальная компенсация – это разные феномены, слишком узко смотрят на последний эффект. Ряд зарубежные ученые не сводят социальную компенсацию исключительно к ситуации компенсации сильного участника вклада в групповую работу более слабого, а понимают под этим феноменом – повышение производительности в групповой работе, по сравнению с индивидуальной [10; 36; 37; 38; 39]. Другим аргументом в пользу вывода, что нет оснований различать социальную компенсацию и эффект Келера, может выступать то, что ученые в эмпирических исследованиях для того, чтобы спровоцировать проявление и управлять выраженностью последнего феномена, применяют те же приемы, что и в исследованиях социальной компенсации/лености – отсутствие анонимности, вознаграждение [42]. Исходя из сказанного, следует, что эффект Келера и социальная компенсация – синонимы.

Некоторые российские[7;43;44] и зарубежные авторы [45] отмечают, что при групповой работе возникает эффект синергии – прибавочная интеллектуальная энергия, выражающаяся в групповом результате, превышающем сумму индивидуальных результатов, то есть соответствует следующему арифметическому соотношению: 1+1>2. При этом авторы кратко упоминают исследования Р. Кеттелла[45], В.М. Бехтерева и М.В. Ланге, результаты которых свидетельствуют о том, что превосходство в групповой работе, по сравнению с индивидуальной, может возникнуть при решении сравнительно простых интеллектуальных и когнитивных задач, не требующих сложного и согласованного взаимодействия. Однако описание процедур экспериментов не проводится. При этом признается, что «при решении сложных задач, для которых необходима логика и последовательность, «особо одаренные люди» (по терминологии В.М. Бехтерева) могут превосходить среднегрупповые достижения[7;43;44]».

Также некоторые авторы отмечают, что наиболее ярко эффект синергии проявляется при «брейнсторминге» («мозговом штурме») [7;43;44]. Однако проблема здесь в том, что в ряде исследований было установлено, что традиционный «брейнсторминг» не является эффективным групповым методом, способствующим усилению продуктивности интеллектуальной деятельности[3]. К тому же Кэрол Ойстер, упомянувшая в своей работе эффект синергии, производя классификацию групповых феноменов по критерию оказываемого ими влияния на продуктивность деятельности, отнесла «мозговой штурм» к категории – «две стороны одной медали», подразумевающей то, что феномены, входящие в нее, могут, как способствовать, так и препятствовать продуктивности группы[45].

В связи со сказанным и с тем, что в зарубежной психологической литературе (пожалуй, кроме книги К. Ойстер «Социальная психология групп») не упоминается эффект синергии, можно сделать вывод, что этот феномен является номинальным (а, возможно, и спорным).

И последний групповой эффект, который будет рассмотрен в этой статье, – феномен сверхнормативной активности группы. Данный феномен проявляется в стремление членов группы добиваться высоких показателей сверх необходимого задания [46; 4]. Феномен сверхнормативной активности группы проявляется только в высокоразвитых группах – коллективах. Г. М. Андреева считает, что проявление этого эффекта можно рассматривать, как один из критериев эффективности группы (наряду с продуктивностью группы, удовлетворенностью работой ее членов) [4]. В качестве примеров проявления рассматриваемого феномена Р.С. Немов приводит: коммунистические субботники, шефство в первые годы Советской власти рабочих над отстающими, создание и распространение производственных коммун, ударных бригад, движение «тысячников», «фронтовые бригады», движение за коммунистический труд, получившие в 60-е гг. широкое распространение и т. п. [47]. Следует отметить, что, по нашим данным, феномен сверхнормативной активности группы изучается только отечественными учеными. Зарубежные же исследователи, хоть и рассматривают феномен сверхнормативного поведения личности [48], не переносят его проявление на группы людей.

Необходимо также сказать, что феномен сверхнормативной активности группы не может быть приравнен к социальной компенсации. Дело в том, что первый феномен подразумевает наличие нормы производительности, второй же эффект не предполагает существования такой нормы. Кроме того в ситуации с социальной компенсации речь идет о сравнении групповой и индивидуальной работы, а феномен сверхнормативной активности группы такого сравнения не предполагает.

Подводя итог всему сказанному, отметим, что данная статья не претендует на исчерпывающий анализ различных точек зрения ученых относительно проблемы производительности группы и рассмотрения проблемы соотнесением различных групповых феноменов, оказывающих негативное/позитивное влияние на групповую производительность. Кроме того в этой работе рассматривалась только проблема продуктивности групповой деятельности и совсем не анализировался вопрос эффективности такой деятельности. Также в статье не приводится критический анализ различных вариантов названия феномена социальной лености (эффект Рингельмана, социальное расслабление, социальное бездельничанье, социальное паразитирование), предложенных российскими и зарубежными учеными [49]. В связи с таким положением дел в дальнейшем необходимо сделать это. Думается, что представленный здесь материал позволит дополнить фундаментальные сведения, имеющиеся в психологии и в смежных с ней науках относительно групповых эффектов, оказывающих отрицательное/положительное влияние на эффективность групповой деятельности, а также будет полезен психологам-практикам и менеджерам по персоналу при составлении программы тренинга, направленного на развитие навыка эффективной работы в группе.


Библиографический список
  1. Сидоренков А. В., Сидоренкова И. И. Эффективность малых групп в организации. Социально-психологические и организационно-деятельностные аспекты: монография. Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2011.
  2. Karau S.J. Social Loafing: A meta – analytic review and theoretical integration // Journal of Personality and Social Psychology. 1993. Vol. 65. №4. P. 681–706.
  3. Семечкин Н.И. Психология социальных групп. М: ВЛАДОС-ПРЕСС, 2011.
  4. Андреева Г.М. Социальная психология. 5-е изд. М.: Аспект Пресс, 2007.
  5. Майерс Д. Социальная психология. 7-е изд. СПб: Питер, 2013.
  6. Классическая социальная психология / Под общей редакцией Е.И. Рогова- Москва, Ростов н/Д: ИКЦ «МарТ», 2008.
  7. Eвтиxoв O.B. Психология управления персоналом: теория и практика. СПб: Речь, 2010.
  8. Волков К.Н. Организация учебной деятельности в малых группах // Педагогическая психология: хрестоматия. СПб: Питер, 2006. С. 87 -100.
  9. Аймаутова Н.Е., Ушнев С.В. Специфика группового принятия решения // Вестник РУДН. Серия Социология. 2003. №1(4). С. 195-200.
  10. Белоус Е.С. Феномены социальной лености и компенсации в студенческих группах // Социологические чтения 2009: материалы студенческой научно-практической конференции. Гродно, 2009. С.104-106.
  11. Simms A., Nichols Т. Social Loafing: A Review of the Literature // Journal of Management Policy and Practice. 2014. Vol. 15(1). Р. 58-67.
  12. Davoudi S.M., Oraji S., Kayr R. Social Loafing as a Latent Factor in Organizations: Productivity Loss in Group Work // A Journal of Economics and Management. 2012. Vol.1. Issue 2. P. 1-12.
  13. Гребенникова О.А. Условия нейтрализации негативных побочных эффектов групповой проектной деятельности школьников // Вестник Новгородского государственного университета. 2014. № 79. С. 16 -19.
  14. Олсон М. Логика коллективных действий. Общественные блага и теория групп. – М.: Фонд Экономической Инициативы, 1995.
  15. Vermeulen P., Vissers G., Benders J. Do Loafers Shirk? The relation between team performance and individual effort: Fourth International Workshop on Teamworking. Nijmegen, September 4‐5, 2000. P. 1-23.
  16. Предвечный Г.П., Шерковин Ю.А. Социальная психология. Краткий очерк. М., 1975.
  17. Латыпова А.Д., Омерова Б.Е., Соковикова С.А., Терентьева Т.А., Чугай К.О. Продуктивность групповой деятельности в ситуации давления // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки. Электронный сборник статей по материалам XXI студенческой международной заочной научно-практической конференции. Москва: Изд. «МЦНО». 2015. № 2 (20). Секция 3. Психология. С. 46-56. URL: http://www.nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/2(20).pdf (дата обращения 27.10.2015).
  18. Кондратьев М.Ю., Ильин В.А. Азбука социального психолога-практика. М.: ПЕР СЭ, 2007.
  19. Лебон Г. Душа толпы // Хрестоматия по социальной психологии / Белинская Е.П., Тихомандрицкая О.А. М.: Аспект Пресс, 2003.
  20. Бехтерев В.М. Избранные работы по социальной психологии. М.: Наука, 1994.
  21. Triplett N. The dynamogenic factors in pacemaking and competition. // American Journal of Psychology. 1898. 9. Р. 507 -533.
  22. Burnham W.H. The Group as a Stimulus to Mental Activity. // Science. NS. 1910. 31. Р. 571-567.
  23. Allport F.H. The Influence of the Group Upon Association and Thought // Journal of Experimental Psychology. 1920. № 3. Р. 159-182.
  24. Социальная психология / Отв. Ред. А. Л. Журавлев. М.: ПЕР СЭ, 2002.
  25. Ильин Е.П. Мотив и мотивация. СПб: Питер, 2000.
  26. Стратилат К.Н. Социальная леность и социальная компенсация: первый феномен однозначно отрицательный, а второй – положительный? // Психология, социология и педагогика. 2015. № 9. URL: http://psychology.snauka.ru/?p=5778. (дата обращения 27.10.2015).
  27. Лазукин А.Д. Конфликтология. М.: Омега-Л, 2010.
  28. Василенко А.Н. Исследование конфессиональных различий в проявлении социальной лености у православных и протестантов Владивостока: диссертация на соискание степени магистра психологии. Дальневосточный федеральный университет. Владивосток, 2015.
  29. Бэрон Р., Керр Н., Миллер Н. Социальная психология группы: процессы, решения действия. СПб: Питер, 2003. URL: http://tid.com.ua/tid1/addonres.php?id=3817. (дата обращения 27.10.2015).
  30. Уилк X., Книппенберг Э. Групповое действие // Перспективы социальной психологии. М., 2001. С. 454–503.
  31. Бэрон Р., Бирн Д., Джонсон Б. Социальная психология: ключевые идеи. СПб: Питер, 2003.
  32. Harkins S.G., Jackson J. The role of evaluation in eliminating social loafing // Journal of Personality and Social Psychology. 1985. Bulletin 11. P. 457-465.
  33. Harkins S.G., Szymanski K. Social Loafing and Group Evaluation// Journal of Personality and Social Psychology. 1989. Vol. 56. No. 6. P. 934-941.
  34. Szymanski K., Harkins S.G. Social Loafing and Self-Evaluation With a Social Standard // Journal of Personality and Social Psychology. 1987. Vol. 53. No. 5. P. 891-897.
  35. Kravitz D.A., Martin B. Ringelmann Rediscovered: The Original Article // Journal of Personality and Social Psychology. 1986. Vol. 50. No.5. P. 936-941.
  36. Karau S.J., Williams K.D. The Effects of Group Cohesiveness on Social Loafing and Social Compensation // Group Dynamics: Theory, Research, and Practice. 1997. Vol. I. №2. P. 156-168.
  37. Karau S.J., Williams K.D. Social Loafing and Social Compensation: The Effects of Expectations of Co-Worker Performance // Journal of Personality and Social Psychology. 1991. Vol. 61. No. 4. P. 570-581.
  38. Todd A., Seok D., Kerr N., Messé L. Social Compensation: Fact or Social-Comparison Artifact? // Group Processes & Intergroup Relations. 2006. Vol. 9(3). P. 431–442.
  39. Gabrenya W.K., Latane’ B., Wang Y. Social Loafing in the United States and China: Annual Convention of the American Psychological Association. 1982.
  40. Goo A.B. Team-based Learning and Social Loafing in Higher Education: University of Tennessee Honors Thesis Projects. 2011.
  41. Семечкин Н.И., Стратилат К.Н. Социальная леность и ее связь с диспозиционными характеристиками личности: обзор зарубежных исследований // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. 2013. № 6 (26). С.84 -89.
  42. Hertel G., Kerr N.L., Mess L.A. Motivation Gains in Performance Groups: Paradigmatic and Theoretical Developments on the Köhler Effect // Journal of Personality and Social Psychology. 2000. Vol. 79. No. 4. Р. 580-601.
  43. Платонов Ю.П. Групповые эффекты и методы повышения эффективности совместной работы. 2008. URL: http://elitarium.ru/2008/05/23/gruppovye_jeffekty.html (дата обращения 27.10.2015).
  44. Почебут, Л. Г. Чикер, В. А. Организационная социальная психология: учеб. пособие. – СПб: Речь, 2002.
  45. Ойстер К. Социальная психология групп. СПб: прайм – ЕВРОЗНАК, 2004.
  46. Немов Р.С. Психология. Кн. 1: Общие основы психологии. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003.
  47. Немов Р.С. Сверхнормативная деятельность как выражение активной социальной позиции коллектива и личности // Вопросы психологии. 1985. №4.
  48. Ширяева А.С. Феномен сверхнормативного поведения личности в отечественной и зарубежной психологии // Вестник КРАУНЦ. Серия «Гуманитарные науки». 2011. № 2 (18). С. 34-44.
  49. Стратилат К.Н., Семечкин Н.И. Перспективные исследования социальной лености // Научные перспективы XXI века. Достижения и перспективы нового столетия: Материалы Третьей Международной научно-практической конференции. Новосибирск: Международный Научный Институт “Educatio”, 2014. С. 126 -129.


Все статьи автора «Стратилат Карина Николаевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: