УДК 7

КАЗАЧИЙ КОСТЮМ КАК ЭЛЕМЕНТ РЕГИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ ПОВОЛЖЬЯ

Карандашов Иван Вадимович
Волгоградский государственный университет
Аспирант кафедры философии

Аннотация
Статья посвящена исследованию казачьего костюма как элемента исторической повседневности, определяющей доминирующие тенденции развития современной региональной культуры Поволжья.

Ключевые слова: историческая повседневность, позитивная идентичность, региональная культура


COSSACK COSTUME AS AN ELEMENT OF REGIONAL CULTURE OF THE VOLGA REGION

Karandashov Ivan Vadimovich
Volgograd state University
Graduate student of the Department of philosophy

Abstract
The article is devoted to the study of the Cossack costume as the historical element of everyday life, defining the dominant trends in the development of modern regional culture of the Volga region.

Keywords: historical daily, positive identity, regional culture


Рубрика: Культурология

Библиографическая ссылка на статью:
Карандашов И.В. Казачий костюм как элемент региональной культуры Поволжья // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/08/12317 (дата обращения: 11.01.2018).

В современном трансформирующемся рискогенном, лишенном устойчивых социальных ориентиров обществе возрастает интерес к региональной культуре. Эта форма бытия человека и общества играет определяющую роль в первичной социализации, закладывая систему ценностей и оказывая важнейшее значение в формировании менталитета и типа личности. Возникновение региональной культуры обусловлено природно-географическими условиями, ее специфика складывается в  уникальных исторических обстоятельствах, развитие  определяется геополитической ситуацией.    Важную роль в формировании   региональной культуры играет историческое знание. Оно составляет основу социальной памяти, конституирует коммуникативные процессы, позволяя выстраивать систему идентификации и грамотно организовывать стратегию будущего. Наиболее перспективной в плане достижения истинности этого знания представляется историческая повседневность. В отличие от представленной в исторической литературе ретроспективы социально значимых событий, история быта и ментальности, как правило, лишена идеологической окраски. Вместе с тем вдумчивое и внимательное изучение исторической повседневности, составляющей неявный фон ключевых событий истории, позволяет лучше ориентироваться в важнейших социальных  процессах.

Одним из элементов повседневной культуры, репрезентирующих человека как ее носителя, является костюм. Реализуя фундаментальные потребности человека в защите и коммуникации, костюм несет информацию о географических признаках, технологических особенностях  эпохи, социальной дифференциации, укладе жизни, трудовой деятельности, эстетических предпочтениях и сакральных смыслах. Традиционный костюм становится внешним выражением образа жизни, моральных представлений и нравственных норм. Он также свидетельствует о благосостоянии государства и степени заботы государства о гражданах. Таким образом, традиционный исторический  костюм оказывается выразителем особенных черт культуры региона, а процесс его развития можно соотнести с  процессом становления и развития региональной культуры.

Культура Поволжья формировалась в прибрежной  степной и лесо-степной зоне. Ее истоки восходят к первому тысячелетию нашей эры и связаны с историей древних кочевых народов. Скифы, сарматы, аланы, гунны, печенеги устраивали свои стоянки на пригодной для охоты и рыболовства волжской земле. Суровые и воинственные  кочевники задали направление развития волжской культуры, определили ее динамизм.

На протяжении столетий территория Поволжья оставалась отдаленной окраиной русского государства и была пристанищем бежавших от социальной зависимости и  мигрировавших малочисленных народов.  Живущие «на окраине» стремились к автономии и независимости, однако считали себя  представителями Российского государства, охраняли его  границу.

До 14 века население Поволжья не имело стабильного социального статуса и постепенно оформлялось как уникальное сословие – казачество, которое формировалось из социально неустроенной разнонациональной массы пассионариев, не имевших дома, земли, определенных занятий, которые позиционировали себя как свободные войны-пограничники. Независимость от центральной власти, веротерпимость в казаческих общинах способствовали свободному притоку в них свободолюбивых представителей   самых разных национальностей и сословий. Казаки охраняли границы русского государства, несли службу по сбережению волжского торгового пути, ходили в походы против татаро-турецких захватчиков. К 1549 году военно-промысловые казачьи станицы сложились в своеобразное казачье «рассыпное войско». Суровые условия пограничной жизни, частые столкновения с внешними противниками привели к созданию  строго централизованной организации воинского типа.

Руководствуясь своими геополитическими интересами, Российское самодержавие принимало меры для того, чтобы включить казачество в общероссийскую имперскую структуру.  Постепенно  из буйной и воинственной вольницы казачество превращалось в часть государственной системы, сохраняя при этом самодостаточность и значительную степень независимости от центральной власти. В результате складывалась традиционная  культура казачества, существенно отличающаяся от этимологически родственных ей культур.

В первой половине XIX  века в процессе полиэтнического смешения и взаимодействия элементов самых разных этносов на общей территории с ее природно-климатическими условиями, экономической, политической и культурной атмосферой завершилась консолидация  населения Поволжья и формирование новой этносоциальной общности. В сложном саморазвивающемся этническом образовании, продемонстрировавшем  необыкновенную устойчивость на протяжении всей истории своего существования, удивительным образом совместилась горячая кровь горцев, неутомимость степняков калмыков и бурят, степенность прибалтов,  пунктуальность немцев и многие жизненно важные  черты выходцев из  других народов при безусловном доминировании славяно-русского влияния.

Процесс возникновения института казачества и его история представляются как своеобразный феномен народного творчества в сфере общественных отношений, важнейшими чертами которого является общинная земельная собственность, выборное начало, самоуправление, автономность. Эти формы человеческого общежития наилучшим образом способствовали проявлению инициативы и всестороннему развитию личности, что представляло большую опасность для любого тоталитарного режима. Скорее всего, данное обстоятельство явилось причиной искусственного прерывания  дальнейшего оформления казачьего субэтноса  политикой «расказачивания» в период гражданской войны.

В период распада Советского Союза, который повлек за собой дестабилизацию геополитической обстановки, социальную разобщенность и необходимость восстанавливать культурную идентичность, институт казачества начал возрождаться. Ренессанс казачества начинался с первых манифестов и указов региональной власти, но настоящий резонанс в обществе вызвало появление  людей в казачьих костюмах. Военная казачья форма стала восприниматься как визуальный символ, знак нерастраченного и  незабытого взращиваемого веками мужества, верности семье и Отечеству, показателем способности противостоять деструктивным процессам и сохранить позитивную идентичность.

Исторически казачий костюм был приспособлен к боевой жизни в степи. Он представлял собой причудливую смесь русских, малороссийских, польских, татарских, калмыцких, турецких, черкесских элементов. Доминирующее влияние на него оказала культура кавказских народов. Мужской казачий костюм включал рубаху калмыцкого покроя (с прямым разрезом на две полы), широкие шаровары, вбиравшиеся в сапоги, зипун, кафтан, шапку, пояс.  В зимнее время казаки носили шубы и тулупы. В походы они одевали грубого сукна зипуны, подпоясанные ремнем, широкие шаровары, убранные в голенища сапог, и шапки из овчины.

С точки зрения исторического искусствознания, исторический или национальный костюм – целостный художественный ансамбль гармонично согласованных предметов одежды, украшений, обуви, головного убора. Как комплекс, характерный для определенной местности, он отличается особенностями кроя, композиционно-пластического решения, фактуры и колорита ткани, характером декоративной отделки (мотивами и техникой выполнения орнамента) а также составом и способом ношения различных частей.

Остановимся более подробно на каждом виде одежды казаков. Прежде всего, это, конечно,  широкие штаны-шаровары – самая необходимая вещь кочевника-конника. За столетия покрой их не изменился — в узких штанах на коня не сядешь,  и  движения всадника они будут сковывать. Шаровары шили из холста, сукна, плиса, бархата, шёлка, кожи. В будни носили только синие, а в праздничные наряжались в красные Подвязывались такие штаны тонким ремешком, за которым, ближе к телу, пришивался кошелек. Принадлежность  хозяина к вольному воинству означали лампасы – полоски вдоль штанины с внешней стороны ноги.

Основой казачьего костюма была полотняная рубаха.  Рубахи в зависимости от их назначения шили из холста разного качества –  шелка, льна, ситца, хлопка, украшались вышивкой по подолу и по краям рукавов, на груди. Юноши и женатые мужчины носили рубахи с «воротом» — яркой вышивкой крестом на груди. Рубаха подвязывалась поясом, плетенным из шерстяных нитей, и одевалась навыпуск поверх шаровар.

Сверху на рубаху и штаны надевали бешмет. Он представлял собою кафтан с перехватом, иногда отрезной в талии, но не со сборками, а с клиньями. Его шили из разных тканей (шерсти, шёлка, репса, атласа, сатина), на подкладке, часто стеганым на вате. Бешмет был длиной чуть выше колен или до колен, с подрезной по талии спинкой, прямыми цельными полами, застёгивавшимися до талии на крючок, с боковыми клиньями. Воротник всегда был стоячим, рукава узкими и длинными. Подпоясывался так называемым сабельным опоясьем, то есть кожаным поясом, украшенным медными и серебряными бляшками, к которому прикреплялся кинжал или сабля.

Зипун — вид распашной одежды (часто из верблюжьей шерсти) полуприлегающего, расширенного к низу силуэта, с узкими рукавами, без ворота, надевавшийся поверх рубахи. Представляет собой кафтан без воротника, изготовленный из грубого самодельного сукна ярких цветов со швами, отделанными по рукавам и вороту контрастными шнурами из кожи. Как правило, это была двубортная одежда с длинными рукавами, застегивающаяся справа налево на крючки или кожаные пуговицы и кожаные петли. Часто надевался на рубаху под бешмет. Зипун подвязывался кушаком таким образом, что концы, завязанные спереди, заправлялись за кушак справа и слева. Он считался настолько важным элементом костюма, что походы за военной добычей часто назывались «походами за зипунами». Популярность зипунов можно объяснить их удобством при верховой езде.

Поверх зипуна надевался кафтан, спускавшийся ниже колен. Казачий кафтан имел сходство с польским, благодаря рукавам, очень широким и пышным у плеча и узким от локтя до кисти. Кафтан изготавливался из парчи, бархата, атласа, шелка ярких расцветок, застегивался серебряными или позолоченными площами (род пуговиц). Дополнением к кафтану служил пояс, украшенный золотом или турецкий кушак, на котором носили булатный нож или шашку. Поверх кафтана иногда одевали черкеску из сукна с разрезными рукавами.

Черкеска — распашной однобортный кафтан без ворота. Изготовлялся из сукна темных цветов: чёрного, бурого или серого, длиной ниже колен, с низким вырезом на груди, открывающим бешмет; рукава с широкими отворотами. Кроился в талию, со сборами и складками, подпоясывался узким кавказским поясом. Рукава черкески длинные, широкие.  Она удобна для верховой езды, застежка на крючках более надежна при выполнении джигитовки на полном скаку.

Шуба — длинная меховая одежда, разного покроя.  Чаще всего можно было встретить шубы в виде длинного, широкого, запахивающегося халата. Мужские шубы — того же кроя, как и женские запахивались правой полой на левую, но шились на волчьем меху и покрывались толстым сукном.

Тулупы казаки носили русского образца. Кроме того, поверх тулупа зимой и в непогоду надевался балахон — валенный из овечьей или верблюжьей шерсти плащ с капюшоном. По нему скатывалась вода, в сильные морозы он не лопался как кожаные вещи. На Кавказе балахон заменила бурка, а капюшон издавна существовал как самостоятельный головной убор — башлык.

Бурка – верхняя одежда в виде плаща – накидки без проемов для рук, валяная из грубой шерсти. Она защищала от дождя, снега, холода, жары, ветра. На привале служила подстилкой и одеялом одновременно. Наброшенная на колья, играла роль заслона или палатки. Надетая на плечи, маскировала оружие и спасала его от сырости.

Доха — верхняя зимняя мужская и женская одежда, надевавшаяся поверх основной зимней одежды при дальних поездках в санях; изготавливалась из осенних шкур оленей, маралов, диких коз, собак и волков. Собачьи дохи считались особенно теплыми. Дохи шились, так же как и тулуп, длинными, до самых пят, с широкими рукавами, большим отложным воротником, который в холода поднимался так, что закрывал всю голову. Спина дохи — широкая, прямая, иногда расширенная книзу. Две полы прямые, правая иногда расклешенная. Доха запахивалась справа налево и подпоясывалась кушаком «в два обмота». Кушак завязывался спереди, а концы подтыкались около бедер. Воротник у горла подвязывался платком или шарфом.

На голове казаки всегда носили цилиндрические меховые шапки различной высоты, в старое время с клиновидным тумаком. Папаха — барашковая шапка с суконным верхом. Для войны папахи шились только из меха барана, волка и медведя, т. к. только этот мех смягчал удар шашки, благодаря своей специфике. У офицеров и подхорунжих при парадной форме одежды колпак папахи по швам (крест-накрест и нижнему шву) обшивался узким серебряным битевым галуном, шириной 1,2 см.

У казаков папаха или фуражка играла огромную роль в обычаях и символике. Папаха с цветным верхом или казачья фуражка с околышем символизировала полноправную принадлежность к станичному обществу. На кругу казаки находились в шапках, ими голосовали. Перед избранным атаманом шапки снимали, а он свою надевал. Снимал шапку и выступающий. Если есаулец нахлобучивал ее обратно — значит говоривший лишался слова. Шапку кидали во двор девушке, предупреждая, что придут свататься. Папаху или фуражку привозили с войны и клали на божницу, если казак погибал. В такой дом никто не мог войти без приглашения старшей в доме вдовы. Сбитая с головы шапка, равно как и сорванный с женщины платок, были смертельным оскорблением, за которым следовала кровавая расплата. При возвращении с войны или службы казаки приносили шапки в дар родовым рекам, бросая их в волны. Казак, женившийся на вдове, приносил к реке фуражку погибшего казака и пускал ее по воде со словами: «Прости, товарищ, не гневайся. Не грехом смертным, но честию беру твою жену за себя, а детей твоих под свою защиту. Да будет тебе земля пухом, а душе райский покой». В шапку зашивали иконки и написанные детской рукой охранительные молитвы. За отворот папахи казаки клали особо ценные бумаги и приказы. Надежнее места не было — потерять папаху казак мог только с головой.

Башлык – квадратный островерхий капюшон с острыми лопастями, которым в непогоду укутывали шею. Как правило, располагался башлык на плечах казака, закрепляясь тонким шнурком за шею. Служил для укрытия от дождя и холода. Шили его из сложенного вдвое куска материи. Шов проходил сзади. Надевали на шапку. Концы, обмотав вокруг шеи, спускали назад. Иногда носили на плечах, скрестив лопасти на груди, в холодную ясную погоду обвязывали талию. При хорошей погоде или в торжественных случаях башлык вешали сзади на плечах.

Без хороших сапог верховая езда невозможна, да и по  степи не пройдешь босиком. Особой любовью казаков пользовались мягкие сапоги без каблуков – ичиги. Поверх сапог  надевали  туфли-галоши – чирики. Чирики делали на твердой подошве, с широким каблуком и тупым носком. Кроме сапог носились чевяки (чувяки, бахилки) — низкие сафьянные башмаки без твердого задника, башмаки — кожаная обувь с ремнями, названная так потому, что изготовлялась она из телячьей кожи (тюрк. башмак — теленок). Мужчины как и женщины носили с обувью грубые бумажные или шерстяные белые чулки.

Казак  ценил одежду не за ее стоимость и даже не за удобство,  а за тот внутренний духовный смысл, которым была наполнена каждая деталь казачьего костюма. Одежду справляли задолго до того, как казак шел служить, это было связано  с традицией вхождения в новый мир -  предметов, окружающих мужчину-воина.

По верованиям древних, одежда — вторая кожа, поэтому коренные казаки никогда не носили чужую одежду, не совершив над ней очистительных обрядов, и уж тем более одежду с убитых. Надеть «чуждые покровы» означало войти в «волю» дарителя и потерять свою. Поэтому казак ни за что не надел бы «шубу с царского плеча». Награждая казаков, атаманы дарили им материал «на справу», но никогда не дарили атаманский кафтан. Наиболее ценилась одежда, шитая матерью или женой. Первую крестильную рубашку шила и дарила крестная, она надевалась один раз, всю жизнь сохранялась нестиранной вместе с прядями первых волос, погребалась с умершим или, если казак умирал вдалеке от дома, сжигалась вместе с вещами, которых он касался.

При шитье одежды казаками использовались домотканые конопляные, льняные, а немного позднее — шерстяные суконные ткани наряду с покупными хлопчатобумажными, шелковыми и, реже, шерстяными тканями. Любимыми цветами казаков были красный и синий. Они использовались и в домашней, и в походной одежде. Считалось, что эти цвета несут в себе  функции  оберега.

Утилитарное прагматичное назначение одежды предполагало знание специфики ее влияния на человека как биологического существа. В первую очередь это касается свойств используемого для одежды материала. Интересные сведения об энергетике разных видов тканей описала Наталья Корикова. Так, она отмечает, что шерсть сохраняет энергетику домашних животных, положительно воздействует на  человека и даже придает ему сил. Чем толще и грубее шерстяная ткань, тем больший запас энергии она имеет. Шерсть обладает согревающими свойствами, полезна для печени и почек, помогает от усталости. Хлопок тоже согревает, его солнечная и мягкая природа позволяет использовать хлопчатобумажные ткани для изготовления белья. Хлопок несет энергетику спокойствия,  прекрасно впитывает в себя излишнюю негативную энергетику тела. Поэтому хорошо одеваться в одежду из хлопка болеющим и занятым физическим трудом людям. Холстины льна также насыщены животворной силой Солнца, Земли и Воды, поэтому издревле использовались для нательного и постельного белья. Лен является природным антисептиком. В нем находится кремнезем, сдерживающий развитие бактерий. Сон на льняных простынях способствует увеличению содержания в крови иммуноглобулина А, который восстанавливает иммунную систему. Кроме того, лен пробуждает в человеке чувство спокойной сосредоточенности, глубокомыслие и размеренность. Льняные волокна предохраняют человека от депрессий, неврозов, психических расстройств. Вместе с тем, лен в некоторой степени служит изолирующим материалом во взаимодействиях между людьми. Со льна словно соскальзывает все, ничем не повредив его чистоты. Это свойство защищает от ненужных воздействий, поэтому льняная одежда прекрасно подходит для пребывания в толпе.

Натуральный шелк — дитя Востока, одежда из него умеренно греет. По поверьям, шелк укрепляет тело, изгоняет заботы из сердца, просветляет разум, а также обостряет зрение.  Шёлк благотворно влияет на нервную систему и работоспособность человека. Он помогает лучше концентрировать мысли, и поэтому лучше всего заниматься творческой работой и медитациями в одежде из шелка. Для защиты от чужого глаза, порчи и наветов носили шёлковую одежду ещё и как щит, потому что она имеет натуральные защитные свойства оберегая энергетическое тело.  В Китае, на родине шёлка, в его фактуру вплетают различную символику оберегов, и именно из такой ткани делают нижнее бельё, и верхнюю одежду, особенно для тех, кто работает с людьми. Древние китаянки после купания всегда вытирали лицо и шею шелком и спали на подушках с наволочкой, тканной из него же. Носить шелковые вещи рекомендуется часто болеющим ангиной, а также тем, кто страдает артритом, дерматитом и аллергией. Повязки из шелка на запястьях и коленях снимают боль в суставах. Пижамы из шелка избавляют от бессонницы, потому что прикосновение этой ткани расслабляет и успокаивает.

Ткань, изготовленная из волокон конопли, не теряет вид при стирке, а при длительном использовании проявляет дополнительные свойства: становится более активной и сохраняет положительные качества конопли – освежает, убирает токсины, блокирует развитие болезнетворных микробов, не препятствует обменным процессам кожи. Ткань способствует естественному теплообмену тела: зимой сохраняет тепло, а летом легко отдает. Практически не пропускает ультрафиолетовое излучение (отражает 95%). Ткань  из конопли полностью уничтожает неприятный запах пота как непременный атрибут активной жизнедеятельности болезнетворных организмов. Кроме того, одежда из конопли совсем не накапливает статического электричества, которое отрицательно влияет на работу сердечно-сосудистой системы человека. При постоянном использовании ткань обнаруживает дополнительные оздоровительные свойства конопли, как лекарственного растения. Живая конопляная ткань оказывает на тело человека освежающее и смягчающее воздействие, тонизируя его и благотворно влияя на работу всего организма в течение дня. При больших физических нагрузках тело получает дополнительную поддержку быстро восполняя энергетические затраты. Подмечено, что конопляная ткань оказывает болеутоляющее и успокаивающее воздействие.

Ткань из крапивы – это защитник, оберег. Она защищает от внешней и внутренней агрессивной энергии. Благодаря  полезным качествам и крепости, изделия из крапивных волокон активно использовали как во дворцах знати, так в домах обычных людей. Из крапивы плели коврики для прихожей, чтобы лишить злой силы заходящего в дом гостя. Одежда, изготовленная из крапивы, является лечебной. Она восстанавливает правильное течение энергии в организме. Поэтому крапиву использовали при ослаблении и бессилии. Из крапивной пряжи вязались носки, которые носили при ревматических болях и пояса, применяемые при радикулите и мигрени. Царям ткали постельное белье из крапивных волокон, которое отличалось особой мягкостью и крепостью.

Скорее всего, наши предки лучше нас ощущающие свою связь с природой, интуитивно использовали материал в соответствии с его природными свойствами.

Особое значение придавалось вышивке, которой  украшали одежду и предметы домашнего обихода. Отметим здесь, что вышивание как  практическая деятельность помогало дочерям активных мужчин наработать такие качества как терпение, смирение, сдержанность, кротость,  аккуратность, воспримчивость, икусствао дарить, благодарность,  формировало в народе  образное мышление, воображение, чувство цвета, гармонии форм и сочетаний. Концентрация на вышивке позволяет снять ментальное напряжение, освободиться от тревожащих мыслей, а значит, через некоторое время прийти к их  разрешению уже на новом уровне осознания, изменив видение реальности. Особое положение пальцев во время вышивки способствует развитию мелкой моторики, развивая деятельность мозга, это положение также представляет собой особую мудру (замыкание каналов пальцев рук образует замкнутый энергетический канал в теле, усиливая его потенциал). В совокупности на физическом, ментальном, эмоциональном уровне вышивка обладая терапевтическим  воздействием, позволяет ощутить  состояние наслаждения, радости, удовольствия в процессе работы, а это значит, что у занимающегося такой практикой человека гармонизируется работа гормональной системы. Специальные знаки, традиционный орнамент на одежде и домашних атрибутах имели сакральный смысл. Защищали и помогали в делах и помыслах.

Казачий костюм представляет собой уникальный ансамбль одежды, выбор которой обусловлен природно-климатическими условиями и спецификой жизнедеятельности казаков на территории волжской степи. Свойства и качество используемых тканей, технология изготовления одежды свидетельствуют о характере производственной деятельности, наличии контактов с представителями других территориальных общностей. Эстетические свойства костюма характеризуют духовную специфику его обладателей. Это были пассионарии, которые по добровольному соглашению охраняли русское государство. В настоящее время казачий костюм воспринимается как знак воинского сословия, выработавшего собственный этический кодекс, как конструктивный элемент региональной культуры. Казачий костюм как историко-культурный феномен – важный элемент социальной памяти, актуализирующий значимые на наш взгляд смыслы, которые могут стать основой для понимания региональной культуры и формирования позитивной региональной идентичности.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Казанова Н.В. К вопросу определения этно-социального статуса казачества / Казанова Н.В. // Философия жизни волжан : матер. науч.-практ. конф. (весна 2001 г.) / Волжский филиал МЭИ (ТУ) [и др.]. – Волжский, 2001. – Вып. 3, ч. 1. – C. 34-35.
  2. Корикова Н. Удивительная энергетика тканей // http://econet.ru/articles/67117-udivitelnaya-energetika-tkaney-i-ee-vliyanie-na-zdorovie-cheloveka
  3. Макаров В.В., Храпова В.А. Регион как социокультурное пространство // Центр-провинция: Историко-психологические проблемы: Материалы Все-рос. Науч. Конф. 9607 дек. 2001 СПб., Нестор, 2001. – С. 181-182
  4. Храпова В. А. К вопросу о региональной идентичности // Вестн. Волгогр. гос. унта. Сер. 7. Филос. 2011. № 2 (14). С. 90-95.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Земцова Ярославна Михайловна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: