УДК 332.1

ИССЛЕДОВАНИЕ РЕГИОНАЛЬНЫХ ПОДСИСТЕМ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Груздева Мария Андреевна
Институт социально-экономического развития территорий Российской Академии Наук

Аннотация
В статье регион рассматривается как целостная система, определена его структура и состав региональных подсистем. Предложены индикаторы оценки каждой из выделенных подсистем и представлены их значения в разрезе федеральных округов Российской Федерации в период 2007–2013 гг. Рассматриваемые объекты проранжированы проанализировано их положение и динамика индексов.

Ключевые слова: индикаторы оценки, регион, региональные подсистемы, субъекты Российской Федерации


RESEARCH ON REGIONAL SUBSYSTEMS OF THE SUBJECTS OF RUSSIAN FEDERATION

Gruzdeva Maria Andreevna
Institute of Socio-Economic Development of Territories of the Russian Academy of Sciences

Abstract
The article studies the region as a comprehensive system, defines its structure and the included regional subsystems. It proposes indicators for assessing each of the defined subsystems and presents data on federal districts of Russian Federation over a period of 2007-2013. The article presents ranking of the studied objects and analyses their status and index trends.

Keywords: assessment indicators, region, regional subsystems, subjects of Russian Federation


Рубрика: Экономика

Библиографическая ссылка на статью:
Груздева М.А. Исследование региональных подсистем субъектов Российской Федерации // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 7. Ч. 2 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/07/12002 (дата обращения: 26.05.2017).

В настоящее время в развитии российского общества значение территориального фактора становится общепризнанным. По мнению многих исследователей, именно регионы являются наиболее приемлемыми в качестве объекта различных исследований и приложения управленческих усилий. Так как они являются исторически сформированными территориальными образованиями, имеют органы управления, определенный юридический статус, сложившийся обособленный социум и отличительные особенности, являющиеся основой их выделения.

В рамках развития отечественных и зарубежных научных школ региональных и территориальных исследований, сформирован ряд подходов и дефиниций категории регион, и единого мнения по данному вопросу пока не сложилось. Вместе с тем, многообразие подходов все же позволяет выделить общие черты, присутствующие во всех вариациях, такие как целостность, обособленность, комплексность, открытость и управляемость регионов. Сопряжения понятия с категориями управления исходит из того, что некоторые исследователи объясняют происхождение термина «регион» не только от латинского «regio»  (страна, область), но и от «regere» (вести, направлять, управлять) [11].

Исходя из многогранности и трансформации современных общественных процессов, и растущего исследовательского интереса к поиску новых детерминант регионального развития, в данном исследовании мы придерживаемся комплексного подхода к изучению региона. Соглашаясь с мнением экспертов [7, 8], определяем регион как целостную систему, обладающую эмерджентным свойством, которое выражается в несводимости свойств системы к сумме свойств её компонентов. Важно отметить, что комплексный подход к определению региона, во многом способствует успешности управления территорией, позволяет органам управления координировать и контролировать все элементы региональной системы [4].

С позиций классической теории систем, любая система является комплексом элементов, взаимосвязанных для достижения определённой цели. Система обладает сложной структурой и включает в себя подсистемы нескольких уровней, объединенных между собой функциональными связями, выполняющих специфические функции которые в свою очередь направлены на достижение общей цели системы [21]. Подсистемы региона детерминируются рядом факторов, среди которых структурный, функциональный и коммуникационный. Количество подсистемных уровней ограничено до той степени, пока каждая рассматриваемая подсистема удовлетворяет всем вышеуказанным критериям.

Регион, в свою очередь, являясь подсистемой страны, сам представляет собой сложную, открытую и неравновесную структуру. Взгляды исследователей на состав подсистем региона разняться. К внутренним элементам региона, как системы, по мнению О.В. Коломийченко и В.Е. Рохчина, можно отнести население, природные ресурсы и окружающую среду, экономику, социальную сферу, инфраструктуру и систему управления [12]. Так же определяют регион как социально-экономическую систему, выражающуюся в конкретных подсистемах: системообразующая база; системообслуживающий комплекс; экология; население; рыночная инфраструктура, политическое управление [16]. В.К. Докальская в числе структурных элементов региона определяет население и среду его обитания, природно-ресурсный блок, производственную, социальную подсистемы, а также духовную сферу и финансово-бюджетный механизм и информационный комплекс [6]. Т.В. Ускова выделяет три подсистемы региона: экономическую, социальную и экологическую [20].  В исследовании [3] обобщенную структуру региона представляют в виде взаимодействия подсистем населения, природно-ресурсного потенциала, экономической и социокультурной. Мнения некоторых ученых сходятся в определении региона в триаде «природа–население–хозяйство» и соответствующей ей подсистемы, выполняющей функции управления [17, 19, 5].

Имеющиеся подходы к определению внутренней структуры региона довольно представительны, однако их роднит то, что социально-культурные компоненты практически не рассматриваются в предложенных декомпозициях. Вместе с тем комплексность и взаимосвязанность являются важными характеристиками региона, и наряду с разделением труда в основе разделения элементов территориальной структуры лежат именно социально-культурные особенности. «Необходимой предпосылкой формирования региона на определенной территории является наличие специфики экономического, этнографического, конфессионального, социально-культурного состава, особый характер политической организации общества и властных элит» [14].

По мнению исследователей [9] на инновационные ресурсы социально-культурной сферы регионов опираются изменения трудового потенциала и их инновационная направленность. В современных условиях необходимости высоквалифицированных кадров эффективное развитие социально-культурной подсистемы может стать конкурентным преимуществом для территорий, что определяет важность и актуальность изучения условий ее формирования и развития во взаимосвязи с другими внутренним компонентами региона. Особое значение, на наш взгляд, данный подход имеет в долгосрочной перспективе, так как согласуется с приоритетными целями развития страны и регионов. Так же имеется существенный научный задел по изучению влияния социально-культурной сферы на общественное и территориальное развитие [1, 2, 15, 18, 13], что доказывает актуальность более глубокого изучения этих вопросов.

С учетом обозначенных особенностей считаем возможным выделить в структуре региона следующие подсистемы: производственно-финансовую, социально-экономическую, природно-экономическую и социально-культурную. Каждая из данных подсистем представляет собой сложную структуру, что определяет их положение на подсистемном уровне первого порядка, и является проявлением иерархичности. Необходимо так же отметить, что в структуре региона обязательно должен обозначаться управленческий компонент, важный как источник управленческих решений, и точка приложения усилий для повышения эффективности развития каждой из указанных подсистем. Однако, на наш взгляд, выделение ее в самостоятельную подсистему может вызвать противоречия связанные с совпадением в некоторых случаях субъекта и объекта управления.

Производственно-финансовая подсистема отражает сложившуюся в регионе структуру производства, распределения  и обмена товарами и услугами, отражает процесс разделения труда, инновационную активность хозяйствующих субъектов, а так же финансовую самостоятельность субъекта. Социально-экономическая подсистема характеризуется признаками развития социальной сферы (занятость, демографическая ситуация) и экономическими характеристиками качества жизни населения. Природно-экологическая подсистема включает себя компоненты, отражающие состояние окружающей среды определенной территории и ее благоприятности для проживания населения. Социально-культурную подсистему репрезентируют качественные индикаторы инфраструктуры, культурного и человеческого потенциала населения определенной территории. В отличие от социально-экономической подсистемы раскрываются  качественные характеристики жизни людей.

Таким образом, можно судить о возможности и необходимости комплексного подхода к оценке эффективности, условий и особенностей развития отдельных подсистем целостной системы региона с учётом всех межотраслевых связей. С целью их анализа нами были выделены индикаторы оценки подсистем, которые в дальнейшем легли в основу комплексной оценки устойчивости развития региона (табл. 1).

Таблица 1. Индикаторы оценки региональных подсистем

Региональная подсистема Индикаторы оценки
Производственно-финансовая 1. Валовой региональный продукт, тыс. руб. на душу населения.

2. Объём промышленного производства, тыс. руб. на душу населения.

3. Объём инвестиций в основной капитал, тыс. руб. на душу населения.

4. Доля налоговых и неналоговых доходов в консолидированных бюджетах субъекта РФ, %.

5. Доля инновационных товаров, работ и услуг в общем объёме отгруженных товаров, выполненных работ и услуг, %.

6. Доля предприятий, занимающихся инновациями, %.

7. Степень износа основных производственных фондов, %.

8. Удельный вес убыточных организаций, %;

9.  Доля внутренних затрат на исследования и разработки в ВРП, %.

Социально-экономическая 1. Соотношение денежных доходов на душу населения и величины прожиточного минимума, раз.

2. Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума, %.

3. Розничный товарооборот, руб. на душу населения.

4. Уровень зарегистрированной безработицы, %.

5. Уровень экономической активности населения, %.

6. Коэффициент депопуляции населения.

7. Удельный вес ветхого и аварийного жилищного фонда, %.

8. Число зарегистрированных преступлений на 100 тыс. чел. населения.

Природно-экологическая 1. Удельный вес исследованных проб воды, не соответствующих гигиеническим нормативам по санитарно-химическим показателям, %.

2. Удельный вес исследованных проб воды, не соответствующих гигиеническим нормативам по микробиологическим показателям, %.

3. Выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух, отходящих от стационарных источников, тонн на 1000 чел. населения.

4. Площадь зеленых массивов и насаждений в городах по субъектам РФ, кв. м в расчёте на одного городского жителя.

5. Лесовосстановление, га на 1000 чел. населения.

Социально-культурная 1. Обеспеченность населения учреждениями культуры, учреждений на 100 тыс. чел. населения.

2. Удельный вес населения, участвующего в платных культурно – досуговых мероприятиях, проводимых государственными (муниципальными) учреждениями культуры, %.

3. Приобщенность населения к культуре региона через посещения учреждений/мероприятий культуры, раз на человека.

4. Число персональных компьютеров на 100 домохозяйств, шт.

5.  Доля занятых имеющих высшее и незаконченное высшее профессиональное образование, в общей численности занятых, %.

6. Доля безработных с высшим образованием, %.

Для анализа развития выделенных подсистем индикаторы их оценки были нами стандартизированы методом многомерного сравнительного анализа, позволяющего определить расстояние от действительного значения до эталонного в процентах. В качестве эталона нами было выбрано среднее значение по десяти регионам-лидерам данного показателя в заданном промежутке времени. Таким образом, эталонное значение меняется в зависимости от года исследования и обследуемой совокупности и всегда равняется 100%. Для расчета прямых показателей используется формула:

, (1)

где – значение переменной,
– среднеарифметическое значение от 10 максимальных значений в совокупности.

для обратных:

, (2)

где – значение переменной,
– среднеарифметическое значение от 10 минимальных значений в совокупности.

После стандартизации нами были получены сводные индексы развития каждой из региональных подсистем на основе среднеарифметического значения:

 (3)

Согласно представленному инструментарию был проведен анализ развития региональных подсистем субъектов Российской Федерации в период 2007–2013 гг., результаты расчетов представлены по федеральным округам (далее ФО). Расчет сводного индекса развития производственно-финансовой подсистемы регионов определил следующую иерархию (табл. 2).

Таблица 2. Сводные индексы развития производственно-финансовой подсистемы (ранжировано по2013 г.)

Федеральный округ

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

Темп при-

роста

2013 к 2007

Дальневосточный

50,3

52,5

59,4

59,3

58,6

60,5

59,6

9,3

Уральский

66,5

63,1

58,8

60,5

59,0

57,4

58,4

-8,1

Приволжский

55,1

54,1

51,6

53,0

50,9

51,4

52,5

-2,6

Центральный

53,0

53,3

51,1

51,4

50,8

51,8

52,2

-0,8

Северо-Западный

51,8

50,5

48,5

50,4

48,8

49,7

50,5

-1,3

Сибирский

43,2

42,8

42,6

45,2

45,2

45,1

45,6

2,4

Южный

37,5

38,7

39,3

41,5

37,5

38,6

41,1

3,6

Северо-Кавказский

26,5

27,8

28,0

32,0

29,5

29,7

31,0

4,5

Источники: Регионы России. Социально-экономические показатели [Текст]: стат. сборник / Росстат. – М., 2001 – 2014. – 990 с.; Россия в цифрах [Текст]: стат. сборник / Росстат. – М., 2008 – 2014. – 573 с.

По итогам 2013 года регионы Дальневосточного федерального округа (далее ДФО) показали лучшие результаты развития производственно-финансовой подсистемы, в составе округа регионы с развитым промышленным производством, объемы которого во многом превосходят среднероссийские значения – Сахалинская область, Чукотский авт. округ, Республика Саха (Якутия). Основными источниками добавленной стоимости, производимой в макрорегионе, являются добыча природных ископаемых (руды цветных металлов, золото, алмазы, уголь, газ, нефть), лесозаготовка (в округе сосредоточена треть запасов древесины России), рыболовство и добыча морепродуктов. Активное привлечение инвестиций, в том числе в рамках крупных проектов (Саммит АТЭС, космодром «Восточный»; объем инвестиций в период 2007–2013 гг. вырос более чем в полтора раза), выгодное географическое положение регионов  обеспечивали рост значений показателя развития подсистемы в исследуемом периоде. Тюменская область, обладающая самыми высокими объемами промышленного производства в России, за счет развитого нефтегазового комплекса, обеспечивает для Уральского ФО второе место в рейтинге развития производственно-финансовых подсистем.

Наименьшие значения индексов в течение исследуемого периода наблюдаются в регионахСеверо-Кавказского ФО и Южного ФО, что вызвано низкими объемами промышленного производства и зависимостью от дотаций из федерального бюджета.

Северо-Западный ФО в разные периоды занимал 4, 5 позиции среди округов. Санкт-Петербург на протяжении всего исследуемого периода имеет высокие индексы развития производственно-финансовой подсистемы, что в целом объясняется успешными экономическими результатами по сравнению с другими субъектами СЗФО: высокий ВРП на душу населения, инновационная направленность экономических агентов (высокая доля затрат на исследования и разработки – в 4 раза выше, чем в среднем по субъектам округа; производство инновационных товаров – в 2 раза выше, чем в среднем по субъектам округа).

Что касается индекса развития социально-экономической подсистемы, то наилучшие его значения зафиксированы в регионах Центрального ФО, так для них характерен высокий уровень жизни и трудовой активности населения (табл. 3). На втором месте в рейтинге располагаются регионы Северо-Кавказского ФО. Высокий уровень развития социально-экономической подсистемы в данных субъектах сформирован за счет дотаций из федерального бюджета (обеспеченность бюджетов субъектов собственными доходами в данном округе колеблется от 9 % в Чеченской Республике до 43% – в Ставропольском крае, и в среднем составляет 18-20%). Основная их часть направляется на социальную поддержку граждан и обеспечение потребления благ и услуг. В течение периода исследования фиксируется рост розничного товарооборота (в отдельных регионах имело место увеличение в 5 раз), происходит повсеместное снижение уровня безработицы, демографическая ситуация характеризуется низким коэффициентом депопуляции.

В2013 г. регионы СЗФО занимают пятую позицию в рейтинге, наименьшее значения индексов – в регионах Сибирского  ФО, вместе с тем стоит отметить, что значения индексов по макрорегионам не имеют сильной дифференциации.

Таблица 3. Сводные индексы развития социально-экономической подсистемы регионов (ранжировано по2013 г.)

Федеральный округ

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

Темп при-

роста

2013 к 2007

Центральный

72,0

69,4

73,3

70,4

71,3

69,0

70,0

-2

Северо-Кавказский

69,0

68,5

74,4

71,5

71,8

75,8

65,6

-3,4

Уральский

68,4

63,8

67,9

62,4

62,1

63,9

64,0

-4,4

Южный

56,5

53,7

60,6

57,2

57,2

59,2

62,2

5,7

Северо-Западный

60,4

55,9

61,0

58,8

59,3

60,5

62,1

1,7

Приволжский

59,0

56,6

60,7

57,6

57,8

59,6

61,8

2,8

Дальневосточный

53,0

49,8

57,0

53,4

53,6

54,0

54,8

1,8

Сибирский

51,6

49,2

53,0

49,6

49,9

50,5

50,7

-0,9

Источники: Регионы России. Социально-экономические показатели [Текст]: стат. сборник / Росстат. – М., 2001 – 2014. – 990 с.; Россия в цифрах [Текст]: стат. сборник / Росстат. – М., 2008 – 2014. – 573 с.

В результате анализа сводного индекса развития природно-экологической подсистемы было выявлено, что наиболее благоприятная экологическая ситуация на протяжении всего периода исследования наблюдается в регионах Дальневосточного ФО (табл. 4). Несмотря на развитое промышленное производство и лесозаготовку, лидирующее положение обусловлено относительно невысокими выбросами загрязняющих веществ от стационарных источников, обширными площадями зеленых массивов и насаждений в расчете на городских жителей, активным лесовосстановлением в следующих регионах округа: Камчатский край, Республика Саха (Якутия), Магаданская область и Чукотский автономный округ. Округ является одним из самых малонаселенных уголков России (плотность населения в среднем 1,2 чел. на 1 км2), что минимизирует антропогенное воздействие на природу и делает Дальний Восток одним из популярных направлений экологического туризма.

Таблица 4. Сводные индексы развития природно-экологической подсистемы регионов (ранжировано по2013 г.)

Федеральный округ

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

Темп при-

роста

2013 к 2007

Дальневосточный

36,6

42,7

41,6

41,7

42,8

42,6

40,0

3,4

Северо-Кавказский

40,1

44,4

36,0

27,6

37,5

39,0

32,7

-7,4

Южный

23,8

27,8

25,4

25,1

34,6

28,5

30,4

6,6

Северо-Западный

42,4

26,6

28,4

29,9

23,9

29,5

22,7

-19,7

Уральский

31,9

37,4

37,5

33,2

32,4

25,2

22,7

-9,2

Центральный

24,2

17,7

19,5

20,0

20,9

25,6

22,1

-2,1

Сибирский

31,5

37,4

28,0

31,0

39,1

28,6

21,6

-9,9

Приволжский

22,5

18,9

21,9

21,1

20,5

27,1

19,7

-2,8

Охрана окружающей среды России [Текст]: стат. сборник / Росстат. – М., 2008 – 2014. – 216 с.; Сельское хозяйство, охота и охотничье хозяйство, лесоводство в России [Текст]: стат. сборник / Росстат. – 2014. – 302 с.

Вторую и третью позиции занимают регионы Юга и Северного Кавказа России, что обусловлено рядом причин, связанных с географическим положением: климатические условия, преобладание в структуре экономики сельского хозяйства, торговли, охоты и лесного хозяйства, туристических услуг, что снижает интенсивность негативного воздействия на окружающую среду. Так же Кавказ является одним из 200 экорегионов планеты, отмеченных Всемирным фондом дикой природы, и входит в список регионов, являющихся центрами биологического разнообразия, составленный международной природоохранной организацией Conservation International. Вместе с тем, в регионах данных округов низкими темпами идет процесс лесовосстановления, существуют проблемы с качеством воды, для сохранения экологического благополучия в долгосрочной перспективе необходимо решение данных проблем.

Наибольшее снижение претерпел индекс развития природно-экологической подсистемы в СЗФО (снижение на 20%), что вызвано негативной обстановкой в промышленно-развитом регионе – Республике Коми, для которой присущи проблемы загрязнения атмосферного воздуха (в 2,7 раза выше выбросы загрязняющих веществ, чем в среднем по регионам округа), обезвреживания и утилизации промышленных и бытовых отходов, загрязнения поверхностных и подземных вод (порядка 40% проб воды не соответствуют санитарно-химическим нормативам), сохранения  плодородия почв и лесов. В ряде регионов Северо-Запада (Мурманская, Новгородская области, г. Санкт-Петербург) существуют проблемы с загрязненностью вод, предназначенных для использования. Несмотря на невысокий разброс индексов, их минимальные значения получены в регионах Приволжского ФО, что связано с быстрым ростом городов, развитием крупных промышленных кластеров, загрязняющих воды Волги, ее притоки и атмосферный воздух. В данных условиях в регионах ПФО низкими темпами восстанавливают леса и зеленые насаждения в городах, назревает ситуация при которой необходимы радикальные действия по улучшения природно-экологической подсистемы.

Анализ социально-культурных подсистем и расчет сводного индекса определил региональную иерархию, которая была практически неизменна на протяжении  2007–2013 гг. Самые высокие позиции развития выявлены в регионах СЗФО, низкие – в регионах Северо-Кавказского и Южного ФО (табл. 5).

Таблица 5. Сводные индексы развития социально-культурной подсистемы регионов (ранжировано по2013 г.)

Федеральный округ 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013

Темп при-

роста

2013 к 2007

Северо-Западный

67,2

64,2

63,2

68,3

66,9

65,7

62,7

-4,5

Центральный

61,3

57,3

59,6

65,9

62,5

62,8

62,3

1,0

Дальневосточный

63,1

71,0

67,9

63,9

63,4

60,2

61,7

-1,4

Сибирский

62,5

62,4

62,2

64,9

61,4

61,4

61,1

-1,4

Приволжский

55,6

55,3

58,9

64,3

62,2

60,3

60,0

4,4

Уральский

51,3

52,5

56,1

57,9

57,1

61,1

58,1

6,8

Южный

48,3

45,9

49,9

54,5

50,5

50,7

47,1

-1,2

Северо-Кавказский

37,4

37,0

40,3

43,9

39,9

41,0

40,1

2,7

Источники: Регионы России. Социально-экономические показатели. стат. сб. / Росстат. – М. 2006 – 2014; Единая межведомственная информационная система [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.fedstat.ru

Для СЗФО лидирующие позиции определены вхождением в состав округа таких территорий с развитыми социально-культурными подсистемами, как Санкт-Петербург, Новгородская и Вологодская области, Республика Коми. Положение регионов Северо-Кавказа и Юга России в конце списка макрорегионов основано на относительно низких показателях обеспеченности учреждениями культуры и соответственно низкой культурной активности населения. Важная роль традиций, этнических, ментальных, религиозных особенностей во многом определяет социально-культурные характеристики жизни в регионах. Вместе с тем, для сохранения многообразия культур и обеспечения прав на доступ к благам культуры, многие компоненты социально-культурной подсистемы в данных территориях развиваются, что так же является частью социальной поддержки населения.

Анализ сводных индексов показал, что развитие выделенных сфер по регионам Российской Федерации совершенно неоднородно, ожидаемая взаимосвязь развития тех или иных региональных подсистем зачастую не поддается прогнозированию. Так, было выяснено, что для регионов Дальнего Востока характерны лидирующие позиции по развитию производственно-финансовых и экологических подсистем, для субъектов Северо-Кавказского ФО  характерны низкие объемы промышленного производства и ВРП и высокие позиции социального обеспечения населения. Вместе с тем полученные данные выступают базисом для комплексного исследования современных российских регионов, определения конкурентных преимуществ, угроз и стратегических приоритетов развития, приложения управленческих усилий региональных властей для развития территорий, федеральных властей для выравнивания региональных диспропорций.


Библиографический список
  1. Барбаков О.М. Регион как объект управления // Социологические исследования. 2002. №7. С. 96–100.
  2. Беспалова Ю.М. Региональная культура в социокультурном пространстве России // Словцовские чтения 99: тезисы докладов, сообщений научно-практической конференции / Под ред. Н.В. Яблонского. Тюмень, 1999. С. 237.
  3. Бондаренко А.В., Вакуленко Н.В. Региональное развитие экономики и факторы влияния – Режим доступа: http://www.be5.biz/ekonomika1/r2010/00444.htm.
  4. Бутов В.И. Основы регионоведения. Ростов на Дону, 1998. С.48-59.
  5. Быковский В. А. Формирование региональной экономики в контексте устойчивого развития: Диссертация на соискание ученой степени доктора экономических наук. Тюмень, 2003.  С. 64.
  6. Докальская В.К. Управление социально-экономическим развитием регионов: теория и методология: Диссертация на соискание ученой степени доктора экономических наук. Орел, 2009. — С. 28.
  7. Елькина Н.А. Теоретико-методологические аспекты управления устойчивостью развития региональных социально-экономических систем // Экономика и предпринимательство. 2014.  №12-2. С.421-425.
  8. Игнатов В.И., Бутов В.И. Регионоведение. М.: ИКЦ «Март», 2004. 369с.
  9. Инновационное социально-ориентированное развитие экономики региона: методология и методы исследования: моногр. / под. науч. ред. С.В. Кузнецова. СПб.: ГУАП, 2011. 308с.
  10. Калашников, К. Н. Организационно-экономические факторы управления региональной системой здравоохранения: монография / К. Н. Калашников, А. А. Шабунова, М. Д. Дуганов.  Вологда: ИСЭРТ РАН, 2012. 153с.
  11. Клемешев, А.П. Регион в условиях глобализации // Вестник ВГУ. Серия: Гуманитарные науки. – 2005. – №2. – С. 22–38.
  12. Коломийченко, О.В. Стратегическое планирование развития регионов России: методология и организация / О.В. Коломийченко, В.Е. Рохчин. СПб.: Наука, 2003. 235 с.
  13. Культура имеет значение. Каким образом ценности способствуют общественному прогрессу / под ред. Л. Харрисона и С. Хантингтона (Lawrence Harrison, Samuel Huntington (eds.) Culture Matters: How Values Shape Human Progress. – New York: Basic Books, 2000. М.: Московская школа политических исследований, 2002. 320с.
  14. Межевич Н.М. Определение категории «регион» во современном научном дискурсе // Псковский регионологический журнал. 2006. №2. С.3–22.
  15. Мурзина И.Я. Феномен региональной культуры: Бытие и самосознание: Автореферат на соискание ученой степени доктора культурологии // Екатеринбург: Изд-во Уральского гос. пед. ун-та, 2003. 16с.
  16. Пшиканокова Н.И. Синергетический потенциал региональной экономики в системе стратегического планирования и управления: теория, методология, инструментарий/ автореферат на соискание уч. степени доктора экономических наук. Майкоп. 2009. 44с.;
  17. Родионова И.А. Региональная экономика. М.: Экзамен, 2000. 384 с.
  18. Рыбаков Ф.Ф. Социально-культурная сфера как подсистема национальной экономики // Современные исследования социальных проблем. 2008. №1.
  19. Татаркин А.И. Моделирование устойчивого развития как условие повышения экономической безопасности территории / А.И. Татаркин, Д.С. Львов, А.А. Куклин, А.Л. Мызин, Л.Л. Богатырев, Б.А. Коробицын, В.И. Яковлев. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1999. 276с.
  20. Ускова Т.В. Развитие региональных кластерных систем // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. 2008. № 1. С. 92-104.
  21. Jonas, S., Introduction to the United States health care system. 5th ed. – Springer Publishing Company. 2003. USA. p. 55.


Все статьи автора «Груздева Мария Андреевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: