УДК 336.7

МЕХАНИЗМЫ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ИПОТЕЧНЫХ КРИЗИСОВ

Хлопунова Мария Вячеславовна
Новосибирский государственный технический университет

Аннотация
В статье рассмотрены предпосылки возникновения и механизмы распространения финансовых кризисов. Последний финансовый кризис оказался уникальным по размерам потерь, масштабам спада, вовлеченности всех ведущих развитых и развивающихся государств, всех рынков и товарных групп. Его особенностью является также то, что он начался в финансовой сфере, а затем перерос в кризис мировой экономики.

Ключевые слова: ипотечный кризис, мировая экономика, недвижимость, финансовый кризис, финансовый пузырь


EXPANSION OF MORTGAGE CRISIS

Khlopunova Mariya Vyacheslavovna
Novosibirsk technical university

Abstract
The article reviews origins and expansion of financial crisis. The last financial crisis found out to be unique as for losses scale, recession, number of countries, and markets involved. Originated in financial sector the financial crisis became the worldwide economy crisis.

Рубрика: Экономика

Библиографическая ссылка на статью:
Хлопунова М.В. Механизмы распространения ипотечных кризисов // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 7. Ч. 2 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/07/11784 (дата обращения: 28.05.2017).

Введение

Великая рецессия 2008 года без сомнений стала самым сильным экономическим спадом, случившимся со времен Великой депрессии. Кризис, начавшийся в Америке, вскоре приобрел глобальные масштабы. Миллионы людей по всему миру лишились своих домов и рабочих мест.

Рассмотрим истоки этого кризиса. Некоторые сторонники идеи рыночного фундаментализма утверждают, что экономика США пострадала из-за «несчастного случая», которые, как известно, время от времени в нашей жизни происходят. Однако проблемы на самом деле более глубоки. Многие исследователи считают, что финансовый кризис 2008 года не был случайностью.

«Спусковым крючком» финансового кризиса 2008 г. стал ипотечный кризис в США, который в начале 2007 года затронул высокорисковые ипотечные кредиты. Объемы импорта США являются крупнейшими в мире.

Инвестиционные банки объединяли тысячи ипотечных и прочих кредитов, создавая сложные деривативы, называемые обеспеченными долговыми обязательствами. Затем эти обязательства продавались инвесторам, а деньги выплачиваемые заемщиками по ипотеке поступали к инвесторам со всего мира.

Совокупный ипотечный кредит жителей США стал рядовым товаром. Долговые облигации покупались и перепродавались с наценкой. К покупке ипотечных ценных бумаг подключились институциональные инвесторы (страховые, университетские и т. п. фонды), европейские комбанки, суверенные фонды. Даже пенсионные фонды, которые могли приобретать только ценные бумаги с высокой рейтинговой оценкой, охотно покупали эти обязательства.

Изначально ценность долговых облигаций подкреплялось платежеспособностью жителей США, которым предоставлялись ипотечные кредиты. Часть из них оказалось неплатежеспособными. Нередко кредиты выдавались безработным и лицам, не имеющим постоянного дохода.

Однако доля «плохих кредитов» не превышала 15% общей задолженности американских домохозяйств, и далеко не все из них были безнадежными кредитами.

Возникновение ипотечного кризиса

Трудно определить какую-то рационально обоснованную точку, которую можно назвать началом кризиса. Возникновению финансового пузыря и его активному росту в конце 1990-х годов в некоторой степени способствовал Алан Гринспен, возглавлявший в то время Федеральную резервную систему. В период с марта 2000-го по октябрь 2002 года акции высокотехнологичных компаний упали на 78%. В высокотехнологичный сектор были инвестированы огромные средства, и поэтому, как только пузырь лопнул, экономика замерла. В марте 2001 года в Америке началась рецессия.

Позже ФРС снизила процентные ставки, что привело к избытку ликвидности на рынке. Однако, учитывая переизбыток производственных мощностей, неудивительно, что низкие процентные ставки не привели к росту инвестиций в основной капитал. На месте одного лопнувшего пузыря стал надуваться другой — на рынке недвижимости, — что вызвало рост потребления и строительный бум [1-3].

На протяжении десятилетий в науке доминировали доктрины свободного рынка, исходившие из положений, что свободные и ничем не сдерживаемые рынки эффективны, а если на рынках возникают ошибки, они их сами быстро исправляют. В начале 80-х годов прошлого века администрация Рейгана начала тридцатилетний период финансовой дерегуляции. Так, в 1982 году она прекратила регулирование ссудно-сберегательных компаний, позволив им делать рисковые инвестиции с использованием средств вкладчиков. Далее политика дерегуляции проводилась при президенте Клинтоне под руководством Гринспена и министра финансов Р. Рубина.

Следующим шагом к краху было подписание закона Грамма-Лича-Блайли (GLBA), который коренным образом изменил правила банковского бизнеса в США и расширил возможности создания и деятельности финансовых конгломератов. К концу 90-х годов финансовый сектор объединился в несколько огромных компаний, настолько масштабных, что их крах был угрозой для всей экономики.

К 2000 г. в финансовом секторе доминировали пять инвестиционных банков (Goldman Sachs, Morgan Stanley, Lehman Brothers, Meryll Lynch, Bear Stearns), два финансовых конгломерата (City Group, JP Morgan), три страховых компании (AIG, MBIA, AMBAC), три рейтинговых агентства (Moody’s, Fitch, Standart and Poor’s).

Также, следует отметить, что с начала 90-х гг. политика дерегуляции привела к развитию деривативов, производных финансовых инструментов. Многие экономисты утверждали, что они повышают стабильность рынков. На самом же деле такие финансовые инструменты создавали угрозу стабильности финансовой системы.

Всего в мире оборот внебиржевого рынка производных бумаг (деривативов) составил $684 трлн. (июнь 2008). Это превышает десять годовых ВВП всего мира. В США месячный оборот этого рынка равен годовому ВВП страны. Перед кризисом всего за 2,5 года этот рынок вырос вдвое [4].

В 2000 г. был принят Закон о модернизации товарных фьючерсов, согласно которому торговля инструментами, доступными только крупным и опытным трейдерам, будет в основном находиться за пределами сферы регулирования надзорных органов. Как отмечает Дж. Стиглиц, «финансовые рынки создали такую структуру, в которой каждый участник, входящий в общую цепочку, играл роль в большом обмане, который осуществлялся с большим энтузиазмом» [1-2].

За все это время комиссия по ценным бумагам и биржам не провела ни одного крупного расследования деятельности банков. Bank of America в рамках соглашения с Министерством юстиции США согласился выплатить 16,65 млрд. долл. за то, что американские власти прекратят расследование сделок, осуществленных на рынке кредитно-дефолтных операций перед кризисом 2008 г. [5-7].

Наиболее существенным итогом первой волны кризиса стал крах в мае 2008 года пятого по величине американского инвестиционного банка Bear Stearns. За два года кризиса (2008-2009) сгорели крупнейшие респектабельные инвестиционные банки со столетней историей. Bear Stearns был продан банковскому гиганту JP Morgan Chase. Обанкротился инвестиционный банк Lehman Brothers (со 158-летней историей), накопивший 613 млрд. дол. долгов. Крупнейший инвестбанк Merril Lynch был продан коммерческому банку – Bank of America за 70% рыночной стоимости. Акции Morgan Stanley только за восемь торговых сессий потеряли 49% биржевой стоимости, Goldman Sachs -51%. В результате на Уолл-стрит осталось лишь два независимых инвестбанка. Фактически национализирована крупнейшая страховая компания American International Group. Затем кризис охватил крупнейшие финансовые институты США, такие как: Citigroup, Bank of America, JP Morgan Chase, Wells Fargo и др. [8].

Таким образом, возникает необходимость избавления от чрезвычайного усложнения экономических процессов и финансовых инструментов, сложившихся за последние десятилетия.

Механизмы распространения ипотечного кризиса

Сигналы о том, что страны Европейского Союза находятся в сильной зависимости от рынка ипотечного кредитования США, поступили в августе 2007 года. Французский банк «BNP Paribas» заморозил средства инвесторов в трех фондах под своим управлением, объявив, что он не может объективно оценить стоимость их активов после исчезновения ликвидности в отдельных сегментах американского фондового рынка. В ответ на это банки увеличили оценку риска неплатежеспособности контрагента, а процентные ставки на рынке краткосрочного межбанковского кредитования начали расти.

Американские банки, оказавшись в затруднительном положении, отказали в обычных для банковского сообщества ежедневных кредитах своим европейским партнерам. Истощение каналов денежного обращения моментально сковало банковскую систему ЕС. С середины 2008 года до середины 2010 года объем межбанковских кредитов в зоне евро уменьшился на 106 млрд. евро [5].

Следует отметить, что в Европе главным источником финансирования бизнеса являются банки, а в США – фондовый рынок. В США в период 1995-2007 гг. средние показатели котировок ценных бумаг на фондовых биржах подскочили с 10 до 30%, а объем фондового рынка достиг в 2007 году 18,5 трлн. дол. (135% ВВП). Как результат, спекуляции достигли огромных масштабов, что способствовало формированию «финансовых пузырей». Капитализация фондовых рынков в 2007 году достигла в США 65,5 трлн. дол., что было в 4,5 раза больше ВВП страны; общий долг кредитных рынков в США превысил 360% ВВП. Операции с производными финансовыми инструментами, в основном с фьючерсными контрактами на процентные ставки, покупку валюты, гособлигаций в 2007 году в сумме достигли 1200 трлн. дол., превысив в 48 раз материальные активы в США. Американский экономист Г. Криппнер охарактеризовала эти процессы как «способ накопления, в котором прибыль больше производится через финансовые каналы, чем через торговлю или производство товаров» [8].

Быстро рос и ипотечный кредит за счет эмиссии ипотечных облигаций. Объем ипотечных кредитов превысил 110% ВВП (15,4 трлн. дол.) в 2007 году. С учетом корпоративного сектора (около 90% ВВП, или 12,4 трлн. дол.) размер потенциальных «финансовых пузырей» превысил 40 трлн. дол. – почти 300% ВВП [6].

Инициаторы ипотечного кредита создавали ипотечные продукты, которые инвестиционные банки «упаковывали» в пакет, а затем этот пакет входил в другие пакеты и конвертировался в новые ценные бумаги. Банки брали ипотечные продукты у их разработчиков, переупаковывали их и продвигали на рынке с тем, чтобы они оказалась на балансовых счетах пенсионных фондов и других институтов, поскольку это обеспечивало банкам получение самых высоких платежей. «Токсичные» финансовые инструменты оказались на счетах банков и инвестиционных фондов и за пределами США.

Немецкий банковский концерн Commerzbank признал, что инвестировал 1,2 млрд. евро в недвижимость в США. Участие международного холдинга Allianz в американском ипотечном кредитование оценивалось в 1,4 млрд. евро. Немецкий банк WestLB также признал свое участие на американском рынке недвижимости. Немецкий Postbank сообщил, что принимал финансовое участие в деятельности Rhineland Funding Capital Corporation. В облигациях на сумму около 200 млн. евро могут быть и ипотечные кредиты. По причине непрозрачности ценных бумаг оценить риски представлялось невозможным [9-11].

Однако правительство США долго отказывалось признавать, что экономика вступает в состояние рецессии. Требовалось восстановление механизма кредитования, но в процессе реанимации банков для решения этой задачи не делалось ничего. Правительство не предложило достаточных мер помощи тем безработным, которые не могли осуществлять выплаты по своим ипотечным кредитам. Вместо этого оно сделало ставку на оказание помощи крупнейшим банкам и корпорациям, которые своей безответственной политикой способствовали появлению кризиса. Тем не менее, значительные капиталы, в том числе антикризисные ассигнования продолжали использоваться для спекуляций.

Несмотря на то, что основную ответственность за случившееся несет финансовый сектор, следует отметить, что регулирующие органы также не выполнили свою работу и позволили банкам вести себя должным образом. Как отмечает Дж.Стиглиц, «финансовые рынки создали такую структуру, в которой каждый участник, входящий в общую цепочку, играл роль в большом обмане, который осуществлялся с большим энтузиазмом» [1].

Можно выделить несколько основных причин, породивших ипотечный кризис:

  • Контроль качества либо отсутствовал, либо был поверхностным;
  • Ошибка банков в оценке своей способности переносить риск на других;
  • Безрассудное кредитование способствовало надуванию «финансового пузыря»;
  • Неспособность домовладельцев выполнять обязательства по ипотечным кредитам;
  • Неспособность правительства разработать эффективный способ, чтобы восстановить межбанковский кредитный рынок.

Из сферы недвижимости кризис перекинулся на реальный сектор экономики, началась рецессия, спад производства, который сопровождался сокращением кредитов банков, возросшими рисками при кредитовании реального производства.

В частности, объёмы продаж автогигантов начали сокращаться. Спад производства и повышение рисков привели к снижению инвестиций, а также спроса на импортные товары.

В настоящее время аналитики предупреждают о возможности возникновения второго ипотечного кризиса. Процент просроченных платежей по кредитам, полученным во время ипотечного бума, довольно быстро растет. Если в 2012 году он составлял 3%, то в 2013 году — уже 5,6%. Главная опасность заключается в том, что у значительной части кредитов, полученных перед кризисом, скоро наступит 10 лет со дня займа. Это означает, что к выплатам процентов добавятся выплаты по основной части кредита. Количество просроченных выплат по кредитам после достижения ими 10-летнего рубежа может удвоиться [4, 12].

Проблемных заемщиков в США становится меньше: так, в 2012 г. их число составляло 31,4%, в конце 2013 г. — 19,4%, а сейчас – всего 18,8% от общего количества собственников жилья, получивших ипотечный кредит. [13-16] Однако около 20 млн. американских заемщиков по-прежнему не могут избавиться от своей недвижимости, чтобы погасить долги по ипотеке. У 10 млн. человек в результате кризиса дома стали стоить дешевле, чем были оценены в момент оформления кредита. Еще у 10 млн. человек остаток задолженности перед банком равен или выше 80% от стоимости недвижимости.

В настоящее время американский рынок жилья, в том числе рынок ипотечного жилья, все еще восстанавливается после краха.

Заключение

Таким образом, возникает необходимость уменьшения чрезвычайного усложнения операций рынка производных финансовых инструментов. Эти сложности привели к тому, что банки уже сами не знали, покрывает ли стоимость их активов те суммы, которые они должны своим вкладчикам и держателям долговых обязательств. Потрясения в банковской сфере сопровождались подрывом доверия кредиторов и клиентов, резким сокращением межбанковского кредитования.

Далее из сферы недвижимости кризис перекинулся на реальный сектор экономики, началась рецессия, спад производства. Кризис, который начался в Америке, скоро приобрел глобальные масштабы.


Библиографический список
  1. Стиглиц  Дж.  Крутое пике. Америка и новый экономический порядок после глобального кризиса. Эксмо. – 2011. – 512 с.
  2. Engelen, E., Ertürk, I., Froud, J., Johal, S., Leaver, A., Moran, M., Nilsson, A., Williams, K. After the Great Complacence: Financial Crisis and the Politics of Reform (2012) After the Great Complacence: Financial Crisis and the Politics of Reform, pp. 1-296.
  3. Kolb, R.W. Lessons from the Financial Crisis: Causes, Consequences, and Our Economic Future (2011), 667 p.
  4. Михайлов А. Хвост, виляющий собакой // Газета.ru [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gazeta.ru/column/mikhailov/3587157.shtml.
  5. Бабицкий А. Слова и числа // РБК. – №10. – 2014 – с. 22.
  6. Бочарова И.Ю. Бенчмаркинг в корпоративном управлении //Финансовая аналитика: проблемы и решения. 2012. № 8. С. 31-39.
  7. Буторина О. Причины и последствия кризиса в зоне евро // Вопросы экономики, 2012, С. 98-115.
  8. Динкевич А. И. Мировой финансово-экономический кризис (Опыт структурно-функционального анализа) // Деньги и кредит, Россия, 2009, С. 23-30.
  9. Тесля П. Н. Эпидемия морального риска: уроки финансового кризиса / П. Н. Тесля // Дайджест-финансы. – 2013. – № 12. – С. 60-71.
  10. Финансовые инструменты для реального сектора: от оперативного финансового планирования до венчурного инвестирования : монография / А. Ю. Рыманов, К.К. Авдеев, П. Н. Тесля, Т. Ю. Трифоненкова, Е. В. Костяева, Е. А. Приходько. – Новосибирск. – Изд-во НГТУ, 2012. – 136 с.
  11. Хроника ипотечного кризиса США и его влияния на мировую экономику. Хронология событий, FXbank.ru, Россия [Электронный ресурс]. – http://www.fxbank.ru
  12. Состояние финансовой системы после эпидемии морального риска : монография / коллектив авторов ; под ред. А. Ю. Рыманова. – Новосибирск : Изд-во НГТУ, 2013. – 154 с.
  13. Доэрти К. В США 20 млн. ипотечных заемщиков не могут избавиться от своих домов, Ведомости/ The Wall Street Journal, 2014 [Электронный ресурс]. – http://www.vedomosti.ru/realty/news/26728651/v-ssha-20-mln-ipotechnyh-zaemschikov-ne-mogut-izbavitsya-ot.
  14. Forrest, R., Yip, N.-M. Housing markets and the global financial crisis: The uneven impact on households (2011) Housing Markets and the Global Financial Crisis: The Uneven Impact on Households, 272 p.
  15. Allen, F., Gale, D. Asset price bubbles and monetary policy (2003) Global Governance and Financial Crises, pp. 19-42.
  16. Мереминская Е. Штаты накроет второй волной, Газета.ru, Россия, 2013 [Электронный ресурс]. – http://www.gazeta.ru/business/2013/11/27/5772945.shtml.


Все статьи автора «Хлопунова Мария Вячеславовна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: