УДК 342 + 343.811

СТАНОВЛЕНИЕ ПРАВОВЫХ ОСНОВ КОНТРОЛЯ ЗА МЕСТАМИ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ XIX В.

Горбунова Мария Михайловна
Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний России
адъюнкт факультета подготовки научно-педагогических кадров

Аннотация
Статья посвящена исследованию проблемы процесса формирования нормативной базы, регламентировавшей деятельность по контролю за функционированием отечественной пенитенциарной системы в период XIX в. Проведенный анализ показал, что становление правовых основ контрольной деятельности в сфере исполнения уголовных наказаний в России в исследуемые временные рамки происходило поэтапно, и было связано с основными стадиями осуществления пенитенциарной реформы XIX столетия.

Ключевые слова: государственный контроль, контроль за деятельностью тюремной системы, Общество Попечительное о тюрьмах, прокурорский надзор, реформирование пенитенциарной системы, Российская империя XIX века, ссылка, этапы становления правовых основ контроля.


THE FORMATION OF THE LEGAL BASIS OF MONITORING OF PLACES OF DETENTION IN THE RUSSIAN EMPIRE OF THE XIX CENTURY

Gorbunova Maria Mikhailovna
Vladimir juridical Institute of the Federal service of execution of punishments of Russia
adjunct faculty training scientific-pedagogical personnel

Abstract
The article is devoted to the problems of the process of formation of the regulatory framework to regulate the activities of monitoring the functioning of the domestic prison system during the nineteenth century the analysis showed that the formation of the legal basis of control activities in the sphere of execution of criminal punishments in Russia in the studied time frame occurred in stages, and was associated with the major stages of the implementation of the penal reforms of the nineteenth century.

Рубрика: Право

Библиографическая ссылка на статью:
Горбунова М.М. Становление правовых основ контроля за местами лишения свободы в Российской империи XIX в. // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 4. Ч. 2 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/04/10542 (дата обращения: 23.09.2018).

XIX век для России во многом явился периодом масштабных реформ и коренных преобразований как государственного устройства, так и сферы общественной жизни. Предпосылки подобных изменений были различны. В социально-экономическом плане было ярко выражено влияние гуманистических идей Запада, разорение крестьянства и негативное влияние крепостного права на экономику государства. К причинам политического характера можно отнести усиление революционных и общественных движений среди основной массы русского населения, кризис русского феодализма, связанный с необходимостью систематизации российского законодательства, а также с созданием органа власти, ограничивающего абсолютную власть царя – Государственного совета, неэффективность судебной деятельности и другие.

Реформирование не обошло стороной и тюремную систему России. В связи с революционными ситуациями, происходившими в начале XIX века, возникло резкое переполнение так называемых политических тюрем – Петропавловской и Шлиссельбургской крепости, Нерчинской каторжной тюрьмы. Данное обстоятельство вызвало необходимость регулирования вопроса размещения арестантов, а также постоянного надзора за условиями их содержания. Возникла идея создания новых мест заключения – смирительных и работных домов, тюремных замков в губерниях, военно-арестантских рот, долговых тюрем.

Для успешной реализации пенитенциарной реформы необходимо было наладить многоуровневый и всесторонний контроль за деятельностью тюремной системы, который бы выражался в непрерывном исследовании и проверке всех мест заключения. В связи с чем первостепенное значение имело создание новой нормативной базы, которая бы регулировала как в целом процесс тюремного преобразования, так и, в частности, осуществление контрольной деятельности за тюрьмами.

Становление законодательства, регламентировавшего контроль за местами лишения свободы в XIX веке, происходило в несколько этапов:

  1. Начало века (1819-1830-е гг.);
  2. Период 40-х – 60-х гг.;
  3. Вторая половина XIX века (70-е – 90-е гг.)

Характеризуя первый этап, необходимо отметить, что в данный период времени в пенитенциарной сфере идеи реформ только начинали зарождаться, но еще не несли в себе общегосударственное значение. До 1819 года нормативные акты принимались лишь по узкому кругу вопросов, к примеру, относительно расходно-финансовой части тюремного ведомства, либо применительно к деятельности конкретного места заключения. Так, русский историк М. Н. Гернет отмечал, что в 1810 году был издан указ о порядке прокормления арестантов в тюрьме и полиции Петербурга; в 1814 году увеличилось количество денежных средств на содержание арестантов в Петербургской, Лифляндской и Курляндской губерниях [1]. С 1819 года происходило зарождение идей человеколюбия и филантропических основ исполнения уголовных наказаний. В первую очередь, это было связано с общенародным настроением, с влиянием гуманистических идей Запада, а также с желанием русской интеллигенции найти духовное окормление на фоне нарастающих политических противоречий.   Именно в этот период времени берет свое начало идея тюремной благотворительности, и предпринимается попытка создания основ общественного контроля за местами заключения в лице Общества Попечительного о тюрьмах, что повлекло за собой опубликование такого документа как «Правила для Попечительного Общества о тюрьмах» (далее Правила) от 1819 года. Хотя, органом общественного контроля Общество Попечительное о тюрьмах, по мнению автора статьи, назвать было трудно. Это, в первую очередь, было связано с тем, что оно «состояло под Высочайшим покровительством Государя Императора», и все члены Общества назначались с его согласия.

Правилами устанавливались цели и задачи такого органа как Общество Попечительное о тюрьмах (далее Общество) и его губернские комитеты, которые должны были, помимо других обязанностей, осуществлять «ближайший и постоянный надзор за заключенными» [2, с. 311]. Предписывалось привлекать к работе Общества лиц из дворян и знатных людей, именуемых благотворителями. Основная цель данной организации заключалась в нравственном воздействии на заключенных. Для этого должен был осуществляться «непрестанный присмотр» за состоянием дел в тюрьмах. Как отмечалось в Докладе министра духовных дел и народного просвещения князя Голицына «Об учреждении в России Попечительного Общества о тюрьмах» от 19 июля 1819 года, «непрестанный присмотр есть важнейшее средство, коего верное и непременное исполнение не может не произвести полезных следствий …. Для того два члена Комитета обязуются посещать тюрьмы два раза в неделю, дабы лично видеть внутреннее устройство, поведение надзирателя тюрьмы и его помощников, справляться о поступках и склонностях заключенных и узнавать, во всем ли они имеют довольство, все ли заняты работами, и соблюдается ли между ними должный порядок и опрятность» [3, с. 308].

С появлением такого вида наказания как ссылка, в 1822 году был принят Устав о ссыльных. Данный нормативный документ определил такие органы по контролю за ссылкой в Сибирь как Тобольский приказ о ссыльных и Губернское правление. В нормах Устава конкретно не говорится о контрольной деятельности данных органов. Но, исходя из ряда положений, можно отметить, что Приказ о ссыльных все же обладал рядом полномочий по контролю за осуществлением пересылки арестантов [4]. Что касается Губернского правления, то относительно его контрольных полномочий отмечалось следующее: «За исполнением Губернское правление имеет неослабное смотрение, и в случае упущения, делает должное взыскание» [5, с. 436].

С 1827 года происходит становление правовых основ контроля на местах за всеми тюрьмами гражданского ведомства. «Местный контроль» охватывал полномочия губернаторов и вице-губернаторов, а также прокурорский надзор. Об этом свидетельствуют следующие нормативно-правовые акты: Высочайшее положение Комитета Министров от 18 января 1827 года «О кормовых деньгах для арестантов, и других издержках, на них употребляемых» [6, с. 27]; Указ Сената от 31 декабря 1827 года «О порядке, коим содержащиеся под стражей могут высылать в присутственные места прошения по собственным делам» [7, с. 1128]; Именной указ Министра внутренних дел от 8 июля 1831 года «О формах всеподданнейших рапортов гражданских губернаторов по годичному обозрению губерний» [8, с. 669]; Высочайше утвержденный общий наказ гражданским губернаторам от 3 июня 1837 года [9, с. 421]; Указ Сената от 5 июля 1837 года «Об обязанностях губернских прокуроров и уездных стряпчих доносить ежемесячно Государю Императору в собственные руки о содержащихся арестантах»; Положение от 1 апреля 1838 года «О порядке производства дел исполнительных С. Петербургской полиции» [10] и ряд других документов. В целом, правовая база контроля этого периода была не многочисленна. Возможно, это было связано с отсутствием на тот период времени централизованного управления местами заключения, следовательно, и тюремный контроль не мог иметь единоначалия.

Следующий этап становления нормативных основ контрольной деятельности в пенитенциарной сфере проходил уже более осознанно и целенаправленно. В середине XIX века основные изменения отечественной уголовно-исполнительной политики были связаны с попытками систематизации уголовных наказаний [11, с. 70]. Тюремному контролю стало уделяться внимание центральными органами власти. Об этом свидетельствует учреждение в 1848 году при Департаменте полиции исполнительной временного отделения для наблюдения за течением арестантских дел [12, с. 64]. В 1856 году на товарища Министра внутренних дел была возложена обязанность ближайшего наблюдения за течением арестантских дел, о чем был принят соответствующий Указ Сената от 24 июля 1856 года [13, с. 594]. Также продолжала пополняться нормативная база прокурорского контроля за местами заключения [14]. Постепенно получала развитие контрольная деятельность Общества Попечительного о тюрьмах. Примером подобного прогресса было принятие таких актов как: Высочайше утвержденное положение Кавказского комитета от 6 марта 1848 года «Об утверждении в г. Ставрополе тюремного комитета» [15], Устав Общества Попечительного о тюрьмах от 7 ноября 1851 года [16], Положение Кавказского комитета от 23 апреля 1865 года «Об учреждении Кавказского Общества Попечительного о тюрьмах» [17] и другие.

Отмена 19 февраля 1861 года крепостного права в России и введение для крестьян судебной ответственности выдвигали перед царским правительством заново вопрос об организации достаточного числа тюрем [18]. В этой связи произошли и изменения хода контроля за местами лишения свободы. В 1862 году было принято Высочайше утвержденное положение Комитета министров от 11 сентября «Об изменении порядка наблюдения за ходом арестантских дел» [19].

Третий период формирования правовых основ контроля безусловно связан с централизацией российской уголовно-исполнительной системы, с созданием единого органа управления тюремной частью – Главного тюремного управления, а также с передачей мест лишения свободы из ведения Министерства внутренних дел в состав Министерства юстиции.

Государственный контроль за пенитенциарной сферой укрепил свои позиции путем создания не имеющих аналогов в Европе Губернских тюремных инспекций[20], осуществлявших непосредственный надзор за состоянием тюремных дел на местах. Такие контрольные органы внедрялись повсеместно. Например, согласно Закону от 10 июня 1910 года, были введены тюремные инспекции в губерниях Астраханской, Витебской, Нижегородской, Тамбовской [21]. Законом от 28 июня 1912 года подобные органы вводились в Калужской, Минской, Псковской, Рязанской, Тульской губерниях [22].

Из анализа исторической обстановки, сложившейся за период XIX века в сфере исполнения уголовных наказаний, можно сделать вывод о том, что разработка нормативных основ контрольной деятельности происходило параллельно проводимой реформе отечественной пенитенциарной системы и уголовного законодательства. Это может свидетельствовать о важности подобного контроля для высших органов государственной власти Российской империи и его необходимости для эффективного преобразования тюремной части.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Гернет М.Н. История царской тюрьмы. Т.1. Государственное издательство юридической литературы. – М., 1951. // URL: http://all-sci.net/istoriya-rossii/uzakoneniya-tyurme-pervoy-chetverti-xix-29419.html (дата обращения: 27.03.2015).
  2. Полное собрание законодательства Российской Империи. Т. XXXVI. Собр. 1.
    № 27895.
  3. ПСЗРИ. Т. XXXVI. Собр. 1. № 27895.
  4. п.7 Устава о ссыльных гласит: «Запрещается отправлять уведомления о ссылке к какому-либо другому в Сибирь начальству, кроме Тобольского Приказа о ссыльных» // Устав о ссыльных от 1822 г. // Свод законов Российской империи. Т.14. // URL: //http://civil.consultant.ru/reprint/books/226/273.html (дата обращения: 31. 03. 2015).
  5. ПСЗРИ. Т. XXXVIII. Собр. 14. № 29128.
  6. Данным документом устанавливалась обязанность уездных стряпчих посещать помещения арестантов, спрашивая при этом о том, какова сумма и от каких лиц была получена заключенными. Также отмечается, что наблюдение за выдачей кормовых денег возлагается на личную ответственность губернатора, губернского прокурора. // ПСЗРИ. Т. II. Собр. 2. № 824.
  7. Отмечается, что подача жалоб и прошений осуществлялась только через прокуроров и стряпчих // ПСЗРИ. Т. 2. Собр. 2. № 1671. С.
  8. п. 11 закрепляет обязанность губернаторов доносить при ежегодных обозрениях губерний о состоянии тюрем. // ПСЗРИ. Собр. 2. Т. 6. № 4689.
  9. «Гражданские губернаторы имеют постоянное попечение о содержании в порядке этапов и больниц, так и о безопасном и исправном препровождении ссыльных через их губернию…они также тщательно обращают внимание на места заключения гражданского ведомства…». // ПСЗРИ. Собр. 2. Т. 12. № 10303.
  10. Регламентируется надзор губернских прокуроров за арестантами, содержащимися в арестантских помещениях при С. Петербургском полицейском управлении. // ПСЗРИ. Собр. 2. Т. 13. № 11109.
  11. Аладьина Л.С., Ковалев О.Г., Шабанов Г.Х. Российская уголовно-исполнительная система: исторические этапы формирования. – М., 2007. – 344 с.
  12. Высочайше утвержденное положение Комитета министров от 3 декабря 1848 года. // ПСЗРИ. Собр. 2. Т. 23. № 22785.
  13. ПСЗРИ. Собр. 2. Т. 31. № 30760.
  14. ПСЗРИ. Собр. 2. Т. 16. № 14643.
  15. ПСЗРИ. Собр. 2. Т. 23. № 22061.
  16. ПСЗРИ. Собр. 2. Т. 26. № 25725.
  17. ПСЗРИ. Собр. 2. Т. 40. № 42034.
  18. Гернет М.Н. История царской тюрьмы. Т.1. Государственное издательство юридической литературы. – М., 1951. // URL: http://all-sci.net/istoriya rossii/uzakoneniya-tyurme-pervoy-chetverti-xix-29419.html (дата обращения: 27.03.2015).
  19. ПСЗРИ. Собр. 2. Т. 37. № 38665.
  20. Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета от 21 марта 1890 года «Об учреждении губернской тюремной инспекции». // ПСЗРИ. Собр. 3. Т. 10. № 6653.
  21. ПСЗРИ. Собр. 3. Т. 30. № 33693.
  22. ПСЗРИ. Собр. 3. Т. 32. № 37563.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Горбунова Мария Михайловна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация