УДК 81

О МНОГООБРАЗИИ ТЕРМИНОЛОГИИ В ВОПРОСЕ ИЗУЧЕНИЯ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА ПИСАТЕЛЯ

Кочнова Ксения Александровна
Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия
кандидат филологических наук, доцент кафедры истории и культуры

Аннотация
Статья посвящена проблеме использования различных терминов в рамках изучения языковой картины мира писателя. В современной лингвистике часто употребляются как синонимы понятия образ мира, модель мира, картина мира, концептуальная и языковая. Языковую картину мира писателя следует определять как индивидуально и творчески вербализованное представление о мире, пропущенное через призму сознания личности.

Ключевые слова: картина мира, концептуальная картина мира, модель мира, образ мира; picture of the world, языковая картина мира писателя


THE DIVERSITY OF TERMINOLOGY IN THE STUDY OF THE LANGUAGE PICTURE OF THE WORLD WRITER

Kochnоva Ksenia Aleksandrovna
Nizhny Novgorod state agricultural Academy
candidate of philological Sciences, associate Professor of history and culture

Abstract
The article is devoted to the problem of using different terms in the study of the language picture of the world of the writer. In modern linguistics is often used synonymously with such concepts as the way of the world, the model of the world picture of the world, conceptual, and language. Language picture of the world of the writer should be determined individually and creatively verbalized view of the world as perceived through the prism of personal consciousness.

Keywords: conceptual picture of the world, language picture of the world of the writer, the image of the world., the model of the world


Рубрика: Лингвистика

Библиографическая ссылка на статью:
Кочнова К.А. О многообразии терминологии в вопросе изучения языковой картины мира писателя // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 4. Ч. 1 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/04/10071 (дата обращения: 23.09.2018).

В научной литературе в рамках изучения индивидуальной картины мира часто как синонимы употребляются такие термины, как “картина мира”, “модель мира”, “образ мира” и др.

Первыми в лингвистике стали употребляться “картина мира” и “модель мира”, причем как равнозначные [1]. В работах лингвистов Вяч. Вс.Иванова, В.Н.Топорова модель или картина мира определялись как “образ мира, полученный в результате перекодирования воспринимаемых сигналов – первичных данных, фиксируемых приборами и вторичных данных, являющихся результатами перекодирования первичных данных” [1, с. 80], и понимались в кибернетическом смысле. В последующих исследованиях понятие модели используется в более широком гносеологическом смысле как смысловой заместитель моделируемого объекта. Так, А.Я.Гуревич определяет модель мира как “сетку координат, наложенную на живую, пульсирующую и изменяющуюся действительность”, “при посредстве которой люди воспринимают действительность и строят образ мира, существующий в их сознании” [2, с. 30]. Именно моделью мира руководствуется человек в отборе впечатлений, явлений, идущих от внешнего мира, и преобразует их в данные своего внутреннего мира, т.е. в картину мира [3, с. 116]. Модель мира “служит программой поведения для личности и коллектива, определяя набор операций, применяемый человеком для воздействия на мир, правила их использования в действительности и их мотивировку” [4, с. 7]. Таким образом, модель мира рядом исследователей определяется как более узкое понятие, относящееся к абстрактным, контурным представлениям о реальности.

В различных актах мирочувствования, мироощущения, миропонимания возникает образ мира. Это знание человека об объекте познания. В процессе миропостижения человек приходит к формированию в своем сознании глобального образа мира или картины мира, через посредство которой он толкует мир. Картина мира в такой трактовке – субъективный образ объективной реальности. Образ мира, составляющий ядро картины мира, формируется у человека в процессе всей его жизнедеятельности, в ходе всех его контактов с миром и на базе самых разнообразных его способностей [5, с. 30].

В самом общем виде под картиной мира понимается “целостный глобальный образ мира, лежащий в основе мировидения человека, репрезентирующего сущностные свойства мира в понимании ее носителей и являющегося результатом всей духовной активности человека” [там же, с. 20]. При этом подчеркивается, что это “не есть зеркальное отображение мира и не открытое окно в мир, а именно картина, т.е. интерпретация, акт миропонимания” [там же, с. 55]. Картина мира формирует тип отношения человека к миру, природе, другим людям, самому себе как члену этого мира, задает нормы поведения человека в мире, определяет его отношение к жизненному пространству. “Каждая картина мира в ходе исторического развития человечества предполагает свою особую социо-, психо-, а также прочую технику для общения с миром, находящуюся вне пределов непосредственного человеческого восприятия” [там же, с. 26].

Картина мира всегда национально и личностно окрашена, формируется под влиянием ряда факторов. Так, на картину мира влияет сфера деятельности субъекта. Картины мира философа, ученого, художника и композитора будут разительно отличаться друг от друга по типу проработки и представления исходного образа мира. И мир, открывшийся художнику, и мир, открывшийся физику, всего лишь аспекты реального мира, на который с разных позиций смотрят поэт, математик и другие.

Картина мира определяется рядом исследователей через образ мира (Б. С. Мейлах, В. И. Постовалова, Л. С. Пестрякова), выступая, как более крупная смысловая категория. К тому же термин “картина мира”, по мнению Б. С. Мейлаха, имеет преимущество: “понятие «образ», заключенное в термине «образ мира», излишне метафорично и многозначно” [6, с. 119].

Различаются концептуальная (ККМ) и языковая картины мира (ЯКМ) (Г.А.Брутян, Ю.Н.Караулов), художественная (Б.С.Мейлах, Л.С.Пестрякова), индивидуальная языковая картина мира писателя (личности) (В. В. Виноградов, Б. А. Ларин, Ю.Н.Караулов, Н.С.Новикова и др.).

Проблема соотношения ККМ и ЯКМ исследователями решается по-разному. Г.А.Брутян, исследуя эту проблему, приходит к выводу, что основное содержание языковой модели мира (ЯММ) полностью покрывает все содержание концептуальной модели мира (КММ), за пределами КММ остаются периферийные участки, которые выступают как носители дополнительной информации о мире; информация КММ и той части ЯММ, которая совпадает с КММ, является инвариантной, независимой от того, на каком языке она выражается, а информация на периферийных участках ЯММ, варьируется от языка к языку [6, с. 108-109]. В результате ЯКМ шире ККМ за счет включения национального фактора.

Авторы монографии “Роль челове­ческого фактора в языке” выдвигают гипотезу, что скорее КММ шире и богаче ЯММ, потому определяя сферы их соприкосновения, изображаем сферу ЯММ как подчиненную КММ [7]. Внутри КММ выделяются области, более или менее подверженные языковому влиянию или же связанные с языком и с использованием вербального опыта. В первом подходе ЯММ шире КММ за счет дополнительной информации, чисто языковой, во вто­ром – КММ шире ЯММ за счет невербального мышления. Но “и та и другая модель восходит к одному источнику, складываясь из структуры словаря, увязанной с ней и растворенной в ней грамматики и идеологии, помогающей ус­тановить зависимость между разрозненными элементами и воссоздать целостную карти­ну” [8, с. 274].

Основным содержательным элементом ЯММ, по Ю.Н.Караулову, является семантическое поле, а единицами концептуальной модели мира – константы сознания [9]. КММ содержит информацию, представленную в понятиях, а в ос­нове ЯММ лежат знания, закрепленные в семантических категориях, семантических по­лях, составленных из слов и словосочетаний, по-разному структурированных в границах этого поля.

По словам В.И.Постоваловой, ЯКМ представляет собой наиболее глубинный смысл общенародной картины мира, в которой “запечатлеваются результаты видения мира человеком с помощью языка и который ориентиру­ет человека на определенное отношение к миру и ориентации в нем” [10, с. 69]. Таким образом, ЯКМ выполняет две функции: интерпрета­тивную (осуществляет видение мира) и регулятивную (служит ориентиром деятельности человека как биологического и социального феномена) [11, с. 5]. Существует и противоположная точка зрения, согласно которой язык дает картину мира, он не может быть одновременно интерпретацией этого мира, допускает различные интерпретации и различные концепции [12, с. 48].

Исследование индивидуальной языковой картины мира и языковой личности является отдельной, представляющей большой интерес научной областью в рамках теории языковой картины мира (Р.А.Будагов, В.В.Виноградов, Ю.Н.Караулов, Б.А.Ларин, В.П.Григорьев, Л.В.Щерба и др.). Индивидуальная языковая картина мира – творческий акт интерпретации и моделирования мира в языке [13]. Весь образ мира, формируемый в каждой из областей человеческой деятельности, есть отражение реальности через определенную призму мировидения, имеющую свой особый угол зрения. По словам А.Ф.Лосева, “в каждом человеке можно заметить, как бы ни была богата его психика, одну общую линию понимания вещей и обращения с ними, которая свойственна только ему и никому больше” [14, с. 84].

В индивидуальной языковой картине мира проявляются основные категории человеческого мировидения, но в личностной интерпретации: ценностные установки, цели и мотивы субъекта [15]. Как пишет Н.Г.Комлев, “поскольку за каждым словом находится какой-то кусочек человеческого опыта, то можно считать, что словарь индивида соответствует некоторой автономной картине мира языковой личности” [16, с. 37]. Эта картина мира – единственная и неповторимая, как и все живое. Она синтезируется им в результате его непосредственных контактов с миром, из наличного материала культуры, в котором заложены все известные образцы и варианты картин мира на базе интуиции о мире.

Отсюда возникновение ситуации плюрализма картин мира (художественных мировидений) в искусстве, где “скорее можно говорить не о картине мира, а о картинах мира, вопрос о синтезе которых с целью получения единого миропонимания лишен смысла” [17, с. 17].

Языковую картину мира писателя следует определять как индивидуально и творчески вербализованное представление о мире, пропущенное через призму сознания личности, внутренняя духовная действительность, которую художник стремится воплотить вовне [18, с. 51; 19]. Ключом к языковой картине мира писателя является анализ его индивидуальной языковой системы, как особым образом организованной иерархической структуры, в которой проявляется специфика индивидуального художественного мышления, ви́дения мира и его воплощения [20].

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Иванов В. В. Славянские семиотические моделирующие системы / В. В. Иванов, В. Н. Топоров. М.: Наука, 1965. 246 с.
  2. Гуревич А. Я. Категории средневековой культуры. М.: Искусство, 1984. 350 с.
  3. Кочнова К. А. Лексико-семантическое поле «Природное время» в языковой картине мира А.П.Чехова: дис…канд.филол.наук. Н.Новгород: ННГУ, 2005. 178 с.
  4. Мейлах Б. С. Философия искусства и художественная картина мира // Вопросы философии. 1983. № 7. С. 116-125.
  5. Постовалова В. И. Картина мира в жизнедеятельности человека // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира / Под ред. Б. И. Серебренникова. М.: Наука, 1988. С. 8-69.
  6. Мейлах Б. С. Философия искусства и художественная картина мира // Вопросы философии. 1983. № 7. С. 116-125.
  7. Брутян Г. А. Язык и картина мира // Философские науки. 1973. № 1. С. 108-110.
  8. Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира / Под ред. Б.И. Серебренникова. М.: Наука, 1988.
  9. Караулов Ю. Н. Общая и русская идеография. М.: Наука, 1976. 355 с.
  10. Постовалова В. И. Картина мира в жизнедеятельности человека // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира / Под ред. Б. И. Серебренникова. М.: Наука, 1988. С. 8-69.
  11. Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность. М.: Наука, 1987. 263 с.
  12. Язык и модель мира: сб.науч.тр. Вып. 416. М., 1993.
  13. Кочнова К. А. Языковая модель пейзажа писателя: аспекты исследования // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2015.  № 3-1 (45). С.115-117.
  14. Лосев А. Ф. Знак. Символ. Миф: Труды по языкознанию. М.: Изд-во МГУ, 1982. 480 с.
  15. Кочнова К. А. Природное время в языковой картине мира писателя: к проблеме исследования // Филология и литературоведение. 2015. № 2 (41). [Электронный ресурс].
  16. Комлев Н. Г. Слово, денотация и картина мира // Вопросы философии, 1981. № 11. С. 25-38.
  17. Постовалова В. И. Картина мира в жизнедеятельности человека // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира / Под ред. Б. И. Серебренникова. М.: Наука, 1988. С. 8-69.
  18. Кочнова К. А. Вопросы изучения языковой картины мира писателя // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 11 (39). С. 51-54. [Электронный ресурс].
  19. Кочнова К.А. Моделирование пейзажа в практике школьного преподавания: лингвистический аспект // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 1 (41). [Электронный ресурс].
  20. Кочнова К. А. Языковая модель пейзажа А.П.Чехова // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2015. № 3-2 (45). С.117-120.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Кочнова Ксения Александровна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация