УДК 37.036

УЧЁБА И ЭСТЕТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ В ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ ТРИ ПОКОЛЕНИЯ НАЗАД

Свечников Владимир Серафимович
Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.А.
доктор социологических наук, профессор кафедры «Природная и техносферная безопасность»

Аннотация
Данная статья написана на основе личных архивных материалов – мемуаров моего деда Свечникова Вениамина Димитриевича. В ней описана учеба и быт студента Самарской духовной семинарии. Автор мемуаров описывает процесс учёбы и художественное и эстетическое воспитание семинаристов. Использование личных архивных материалов особенно актуально для выявления повседневных аспектов прошлого.

Ключевые слова: педагоги, праздники, семинария, учёба


STUDIES AND ESTHETIC EDUCATION IN THE SEMINARY THREE GENERATIONS AGO

Svechnikov Vladimir Serafimovich
Saratov state technical University named after Gagarin Yu A.
doctor of sociological Sciences, Professor of "Natural and technosphere safety"

Abstract
This article was written on the basis of personal archival material - memoirs of my grandfather Svechnikov Benjamin Dimitrijevich. It describes the study and student life in Samara Theological Seminary. Author of memoirs describes the process of study and artistic and esthetic education of seminarians. Use of personal archival materials is especially important to identify the everyday aspects of the past.

Рубрика: Культурология

Библиографическая ссылка на статью:
Свечников В.С. Учёба и эстетическое воспитание в духовной семинарии три поколения назад // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/02/9251 (дата обращения: 29.09.2017).

Исторические источники личного происхождения, к которым относятся мемуары моего деда, Свечникова Вениамина Димитриевича [1], имеют специфическую особенность личностного восприятия многих важных событий. Они рисуют жизнь современников через призму собственного восприятия и в этом отношении, безусловно, относятся к неким субъективным свидетельствам. Воспоминания были изначально адресованы близким людям, родственникам, но, через полвека после своего написания, они приобретают новый статус архивного источника личного происхождения. Автора нельзя заподозрить в предвзятости при описании жизни и учёбы сначала в земской школе, затем в духовном училище, и, наконец, в Самарской духовной семинарии [2] в конце 19 и начале 20 века. Вот так автор мемуаров описывает свою жизнь и заключительные годы учёбы в семинарии.

«… Жизнь наша в семинарии проходила больше в классной комнате: здесь шли уроки, здесь мы свободные часы проводили в товарищеской беседе. С 6-7 часов готовили уроки, писали сочинения, читали книги. Иногда в послеобеденное время занимались невинными забавами. Однажды с товарищем Виталием Березовским и другими порвали на мелкие кусочки все свои ненужные черновые бумаги. Разбрасывая вверх кучки рваной бумаги, с криком «Зима!» носились по классной комнате. Да, иногда и в таком пустяке даже взрослые ребята, семинаристы первого класса, находили некое удовольствие. Первый год обучения в семинарии проходил под настроением хорошо ознакомиться со всем бытом, жизнью, новыми научными дисциплинами, новыми для нас преподавателями, с их требованиями, как в устных ответах, так и в письменном изложении своих мыслей на задаваемые темы.

В семинарии мне хотелось хорошо изучить немецкий язык, чтобы более или менее свободно, изредка прибегая к словарю, читать художественную литературу. «Знание языка есть знание слов», поэтому я старался расширить словарный запас. По древним языкам мы переводили Цезаря «Записки о галльской войне» [3] по латинскому языку, а по греческому из сочинений Ксенофонта «Κύρου παιδεία» – «О воспитании Кира» [4].  Греческий язык преподавал у нас старичок Братолюбов Никанор Степанович. Когда верно семинарист переводил, он одобрительно произносил: «У..нда». Отсюда его коротко называли «Унда». Мальчишки были не прочь иногда и созорничать. По гражданской истории красочно развёртывал нам картины «Средних веков» С.И.Преображенский».

В настоящее время духовные семинарии в России причислены к высшим учебным заведениям, но из мемуаров Свечникова В.Д. видно, что по количеству и качеству изучаемых предметов они уже столетие назад отвечали всем признакам высшего учебного заведения. Важно и то, что автор раскрывает нам имена своих педагогов и несколькими яркими словами их характеризует.

«… Третий год обучения в семинарии – это, как говорится, младший философский класс. К предыдущим изучаемым дисциплинам здесь прибавлялась логика и психология. Данные науки расширяли наш умственный горизонт и приучали к правильному логическому мышлению. До сих пор сохранилось у меня сочинение по логике от третьего класса семинарии на тему «Выяснить взаимоотношение понятий: жизнь и существование, смерть и уничтожение, небытие и отсутствие».

Постепенно наступала умственная зрелость, крепла и развивалась самостоятельность суждений. В перемены, после занятий, в вечерние досуги перед сном происходили у нас до некоторой степени «научные дебаты». Хорошее время, когда оттачивалась юная мысль и воплощалась в точную словесную форму.

Хорошим отдыхом служило рисование, которое постепенно усложнялось. Рисовали гипсовые головы. К античным головам художник предложить нарисовать голову Христа, очень выразительную, кажется, в изображении Антокольского [5] и изображение Божьей Матери. А в обширном зале семинарии стояли наши мольберты, и не утерпишь, бывало, оторвёшь от послеобеденной прогулки время и поработаешь красками».

Вся методика преподавания в семинарии сто лет назад была направлена на разностороннее развитие учеников. И здесь огромную роль играли сочинения, которые ученики от руки писали на довольно сложные темы. Отсутствие современных информационных технологий, к которым, прежде всего, относится быстрый Интернет, позволяющий мгновенно получить справку практически по любым запросам, не было препятствием в раскрытии заданных тем. Скорее наоборот – ученики овладевали умением грамотно и чётко излагать свои мысли «в точной словесной форме».

«… Преподаватели семинарии ко мне очень хорошо относились, особенно отмечу Сергея Ивановича Преображенского. По его приглашению я у него часто бывал, он снабжал меня книгами. У С.И. была очень хорошая библиотека. На лето однажды он дал мне прочитать три солидных труда: Дрепер «История умственного развития Европы», К.Фламарион «Живописная астрономия» и В.О. Ключевский «Краткий курс истории русского государства». Лето 1900 года, судя по оставшимся моим запискам, я с увлечением занимался астрономией. Всё главное, существенное в обобщениях, чертежах, числах, я выписывал в тетрадь. А в тихие, тёплые, летние вечера, когда вечерний сумрак густел и переходил в темноту летней ночи, я подолгу всматривался в бездонную глубину неба, усеянную мириадами светил – далёких миров. Глубокая тишина ночи. Дома все спали. Уснуло и село. Воздух насыщен ароматами зреющих хлебов, что еле заметный ветерок несёт из степи. Слышится ночная перекличка перепелов, да стрекотанье кузнечиков. В такую тихую пору ночи я изучал светила небесные, созвездия, их расположение. Бывало, до устали ходишь около дома с поднятой головой за этим увлекательным занятием и с приятным утомлением заснёшь на крыльце, на свежем чистом, степном воздухе. До сих пор это моё юношеское увлечение астрономией оставило глубокий след любви к этой интересной науке. Помнятся хорошо все те созвездия, что я изучал тогда. И в последующее время я всегда интересовался вопросами астрономии. Последние записи по астрономии сделаны1900 г., 18 августа».

Весьма интересно запись о том, что учитель истории даёт семинаристу на лето курс астрономии. Автор нигде не упоминает о том, что астрономия входила в учебный план семинарии тех лет. В настоящее время астрономия входит составной частью в дисциплину «Современные концепции естествознания». Ещё раз мы можем убедиться в том, сколь внимательно подходили преподаватели семинарии к разностороннему развитию учеников.

«… Конец августа 1901 года. Поехали с братом в Самару. Начинался учебный год 1901-1902. Я учился в 4-м классе семинарии. Это был старший философский класс. Научные дисциплины развёртывались и усложнялись. В этом классе к предыдущим дисциплинам прибавлялось изучение «Истории философии» со времён античной древности и до настоящего времени. Продолжилось изучение психологии. В третьем классе мы изучали из математических наук геометрию, а здесь мы стали изучать физику с практическими работами в физическом кабинете.

В физическом кабинете был хороший фотоаппарат, штативный с камерой на размер карточек 9х12 и 13х18. Преподаватель физики В.А.Малиновский мне выдал его, и я занимался в свободное время фотографией.

Весь комплекс дисциплин, изучаемых в 4-м классе, расширял наш умственный кругозор и приучал нас к научному мышлению. Мы писали здесь много работ, которые по серьезности тем исполнялись по научным пособиям. Эти работы носили характер рефератов. Вот некоторые темы этих работ: «Почему вопрос о познании должен быть первым вопросом философского исследования»; «Причинность и целесообразность»; «Показать взаимное влияние чувства на мысль и мысли на чувство».

Интересные, увлекательные науки 4 класса побуждали много читать, много и работать. Историю философии и психологию преподавал у нас В.А.Арефьев. Особенно интересно преподавал он психологию. Видимо, он хорошо знал литературу: все психические явления – ощущения, восприятия, эмоции – иллюстрировал примерами и образами из литературных произведений. Этот метод преподавания был и интересен и очень продуктивен. Нам он очень нравился.

Хороший приём у него был ещё и такой. Сочинения семинаристов, особенно хорошо в смысле содержания и изложения написанные, он, как образцы, читал и разбирал в классе. У меня до сих пор сохранились некоторые работы с пометкой: «Разобрать в классе».

Вообще работа шла напряженно, деловито. Временем отдыха мы считали уроки рисования. По вечерам, после ужина, часто собирался наш струнный оркестр, и разучивали серьёзные произведения».

В начале 20 века в духовной семинарии имелся физический кабинет и фотоаппарат. Учебное заведение религиозной направленности использовало последние достижения материалистических наук: математики, физики, психологии. Разностороннее образование, которое получали семинаристы, позволяло им ориентироваться в различных направлениях большого спектра знаний.

«… В том году исполнилось 25 лет работы преподавателя греческого языка Братолюбова Никанора Степановича. Семинаристы почтили его своими поздравлениями. На мою долю выпало написать юбиляру поздравление в стихах. Не помню, что писал, и жалею, что не сохранилось. А Смирнов Паша держал юбилейную речь. То и другое произносилось в классе на уроке греческого языка. Милый старичок, у которого были и свои труды, прекрасный знаток греческого, был очень растроган, взволнован.

Очень жалею, что не смог записать оригинальное стихотворение, что поднесли маститому юбиляру семинаристы 5-го класса. Оно состояло из греческих и русских слов. Помню только отрывочные фразы: «Да хранит тебя и нас Πεντηκοστή της ἁγίας» – «Да хранит тебя и нас Святая Троица». «…Души живая вера, в пучину Зол впадая, и Отца призывая..» Мало чего сохранила память.

В начале учебного года инспектор семинарии Д.Н.Дубакин пригласил меня заниматься математикой с его сыном, дома, на квартире. Я поставил вопрос этот пред товарищами класса: «Доверяют ли они мне, если я буду давать уроки на квартире инспектора его сыну?» И только заручившись полным доверием товарищей, я стал давать уроки. Как сейчас помню – по окончании каждого месяца мне давали золотой десятирублёвик».

В этом отрывке мемуаров отмечается доверительное отношение семинаристов в своём коллективе. Дружба, взаимопомощь, доверие – вот те черты характера учеников, которые воспитывались в коллективе.

«… С 8 января начиналась вторая половина учебного года. Содержанием изучаемых дисциплин 4-го класса мы особенно интересовались, ведь это был старший философский курс. Аккуратное, деловитое отношение преподавателей к своим предметам, и нас побуждало относиться к ним так же. Преподаватель философских дисциплин, Арефьев В.А., настойчиво рекомендовал нам читать журнал «Вопросы философии и психологии». Там были содержательные статьи, чтение этого журнала обогащало наш умственный кругозор. Помнится, он рекомендовал нам читать и отдельных классиков-философов, например, Шопенгауэра. Только не советовал читать у него статью «О любви». А мы-то как раз все с неё и начинали читать…

Я с огромной охотой занимался уроками рисования. Свободное желание – это лучший руководитель к работе. Карандашом мы рисовали античные головы, анатомию головы и тела. В свободные часы, чаще после обеда, рисовали красками. Копировали этюды преподавателя. К.Н.Воронов приобрёл для рисовального кабинета две иконы-картины, более чем в поясном размере, хорошего исполнения. Мы копировали их в натуральную величину: Иисус Христос, благословляющий, и Божия Матерь с Младенцем. Копии потом были на весенней выставке и долго хранились у нас дома. Потом мама передала их в церковь».

В семинарии удачно сочеталось обучение общегуманитарными предметами с нравственно-эстетическим образованием. Уроки рисования имели весьма глубокое, профессиональное наполнение – карандашный рисунок гипсовой головы требует серьезных профессиональных навыков. Пение в хоре, декламация, игра на скрипке, на фортепьяно – всем этим владели семинаристы.

«… Приближалась масленица. По традиции ежегодно устраивался у нас в семинарии на масленицу вечер. Шла усиленная подготовка. Наш струнный оркестр готовил свою программу. Наш хороший семинарский хор, в котором звучали чудные, молодые голоса семинаристов, под руководством учителя пения С.Н.Кикут, тоже должен был отменно отличиться. Готовились и сольные номера. Коля Волковский должен был играть на скрипке, хороший был мастер. Коля Третьяков, товарищ по курсу, хорошо играл на пианино, немало было и отличных солистов-певцов, чтецов. Я хотел прочитать из М.Ю.Лермонтова «Смерть Мцыри». Ректор семинарии и преподаватель литературы – А.П.Надеждин прослушали и не удовлетворились содержанием. «Что это – читать про смерть в такие юные годы», сказал Александр Павлович, – вы вот лучше продекламируйте новеллу Н.В.Гоголя “Жизнь». Новеллу эту я скоро разучил: «Бедному сыну пустыни снился сон: лежит и расстилается великое Средиземное море, и с трёх разных сторон глядят на него: палящие берега Африки с тонкими пальмами, сирийские голые пустыни и многолюдный, весь изрытый морем, берег Европы». Помню, с каким интересом я изучил эту новеллу, с каким чувством, с каким подъёмом прочитал на вечере эту красивую и содержательную  новеллу. Читал под музыку. Б.В.Петрусевич подобрал для оркестра хорошую музыку, больше из Гайдна. Оркестр играл в соседней с залой комнате, а я читал в переполненном гостями зале. Был весь состав наших преподавателей. Приглашены были ученицы епархиального училища, знакомые семинаристов. Вечер закончился танцами».

На творческие вечера приглашались и девушки из епархиального училища, устраивались танцы. Ещё раз можно почувствовать всю многогранность и эстетическую направленность обучения в семинарии.

«… Весна 1902 года. Май месяц. Экзамены. Обычно в мае бывало много праздников: и религиозных – весенних праздничных дней, и неприсутственных. Трудно составлялось и расписание экзаменов. Не помню, по каким это мотивам меня освободили от экзаменов в 4-м классе, может быть по успеваемости. Тогда я воспринял эту льготу, как должное, а потом пожалел, что она была напрасной. Ведь когда готовишься к сдаче экзамена, всю изучаемую дисциплину представляешь в последовательной, целостной картине общей логической совокупности, а в учебном году изучаешь частично по отдельным урокам. В результате на экзамене создаётся в представлении более полноценная картина изучаемого за год материала, которая гармонично увязывается с изучаемым предметом в предыдущие годы в одно целое. Я только вместе с курсом написал экзаменационное сочинение, и, если не изменяет память, тема была такая: «Претерпев судьбы удары, окрепла Русь, так тяжкий млат, дробя стекло, куёт булат [6]».

Примерно до середины 1901-1902 учебного года ректором Самарской Духовной семинарии был протоиерей Боголюбский Николай Иванович. Весьма образованный человек, магистр богословия, прекрасный оратор, проповедник, уважаемый в городе, он как-то поднял семинарию в глазах общества, сделал и заметной в городе. Семинаристов стали приглашать на вечера в учебные заведения. В праздники семинарский храм начали посещать многие жители города, некоторые специально приходили послушать проповеди о. ректора. Протоиерей Боголюбский был назначен профессором богословия в Петровско-Разумовскую сельскохозяйственную академию. На его место ректором семинарии был назначен инспектор С-Петербургской Духовной семинарии, архимандрит Вениамин [7], очень хорошей души человек, спокойный, выдержанный, молодой, всего только 29 лет. Прежнего ректора за глаза мы звали «папашей», а нового – «аввой». Может быть, не без участия нового ректора была спроектирована после экзаменов весной или вернее – летом 1902 года экскурсия по маршруту Москва – Петербург – Валаам – Финляндия – Петербург – Новгород Великий – Рыбинск – Волга – Самара. Стоимость всего пути и питания на каждого 30 рублей. Продолжительность – месяц. Я внёс свои 30 рублей, что я получил за картину на весенней выставке. Всего нас должно было выехать 55 человек, считая 7 преподавателей. С нами поехал ректор семинарии, духовник-священник Волковский Александр Константинович, преподаватели – Малиновский В.А., Самуилов Е.Ег., Третьяков Ар. Ег., Казанский К.Ан., Кикут С.Н.

В начале июня я приехал из дома в Самару. Экскурсия формировалась, собиралась, забирала всё нужное для путешествия».

В Самарской семинарии практиковалось освобождение успевающих учеников от экзамена по дисциплине. Но мой дед, который до пенсии проработал заведующим учебной частью Саратовского педагогического училища, а также преподавал математику, в своих воспоминаниях достаточно критично подходит к этому педагогическому приему поощрения ученика. Здраво выглядят его соображения о том, что «на экзамене создаётся в представлении более полноценная картина изучаемого за год материала». Подготовка и проведение экскурсии по столь интересному и в наши дни туристическому маршруту, является несомненной заслугой руководства семинарии. Автор предполагает, что вновь назначенный ректор семинарии, архимандрит Вениамин, принял активное участие в организации этой познавательной поездки. Необходимо упомянуть, что архимандрит Вениамин был расстрелян в Петрограде в 1922 году. К моменту своей мученической смерти он уже был возведен в святительский сан и назначен митрополитом Петроградским и Гдовским. Был прославлен в лике святых Русской Православной Церковью в  1989 году.


Библиографический список
  1. Свечников Вениамин Дмитриевич, в 1909 выпускник СПб.Духовной академии (Самарская дух.семинария) –http://www.familytree.ru/ru/cleric/orthdx240.html (дата обращения 8.01.2015)
  2. Самарская духовная семинарии –http://ru.wikipedia.org/wiki/%C4%F3%F5%EE%E2%ED%EE%E5_%F3%F7%E8%EB%E8%F9%E5 (дата обращения 13.01.2015)
  3. Цезарь «Записки о галльской войне» – http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/cezar/  (дата обращения 15.01.2015)
  4. Ксенофонт «О воспитании Кира» – http://www.people.su/59741  (дата обращения 13.01.2015)
  5. Антокольский М. – http://forum.artinvestment.ru/blog.php?b=255000  (дата обращения 13.01.2015)
  6. Так тяжкий млат, дробя стекло, куёт булат –http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_wingwords/2664/%D0%A2%D0%B0%D0%BA  (дата обращения 13.01.2015)
  7. Архимандрит Вениамин – http://www.eparhia.ru/pasxa_news/?id=128584  (дата обращения 15.01.2015)


Все статьи автора «Свечников Владимир Серафимович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: