УДК 314.06

СОВРЕМЕННЫЙ ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ КРИЗИС В РОССИИ И ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ: СУЩНОСТЬ, ПРИЧИНЫ И ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ

Короленко Александра Владимировна
Институт социально-экономического развития территорий Российской академии наук
младший научный сотрудник, аспирант

Аннотация
В статье представлен анализ причин возникновения и наиболее характерных проявлений современного демографического кризиса в России и Вологодской области. Установлено, что в настоящее время кризис перешёл на более глубокий уровень и выражается, главным образом, в качественных изменениях различных структур населения. Проведён расчёт социально-экономических потерь (потерянных лет продуктивной жизни) вследствие преждевременной смертности трудоспособного населения от социально обусловленных причин.

Ключевые слова: демографический взрыв, демографический кризис, депопуляция, институциональный подход, качественные изменения, смертность от внешних причин, социально-экономический ущерб., старение населения, теория демографического перехода


THE CURRENT DEMOGRAPHIC CRISIS IN RUSSIA AND VOLOGDA REGION: ESSENCE, CAUSES AND MAIN FEATURES

Korolenko Alexandra Vladimirovna
The Institute of socio-economic development of territories of the Russian Academy of Sciences
junior scientific associate, postgraduate student

Abstract
The article presents the analysis of the causes and the main features of the current demographic crisis in Russia and Vologda region. It is determined that nowadays the crisis has transferred to a new, deeper level and expressed primarily in the qualitative changes in the different population structures. It is calculated socio-economic losses (years of life lost) due to social causes of premature mortality in the working age population.

Keywords: death from external causes, demographic crisis, demographic explosion, depopulation, institutional approach, population aging, qualitative changes, socio-economic damage, theory of demographic transition


Рубрика: Демография

Библиографическая ссылка на статью:
Короленко А.В. Современный демографический кризис в России и Вологодской области: сущность, причины и основные черты // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 1. Ч. 1 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/01/8758 (дата обращения: 27.05.2017).

На рубеже XX – XXI вв. Россия оказалась на пороге не только серьёзных социально-экономических и политических перемен, но и перед лицом неминуемой демографической катастрофы. Вследствие превышения уровня смертности над рождаемостью в 1992 г. в стране установилась естественная убыль населения (219,8 тыс. человек или -1,5 ‰), позже этот феномен получил название «Русский крест». Сложившаяся ситуация усугубилась финансовым кризисом 1998 г., серьёзно ударившим по экономике страны и по благополучию её граждан, что привело к резкому росту естественной убыли населения России и, в частности, Вологодской области. Так, в целом по стране своего максимального значения она достигла в 2000 г. – 958,5 тыс. человек (-6,6 ‰), в Вологодской области в 2003 г. – 11,8 тыс. человек (-9,4 ‰).

С середины 2000-х гг. демографическая ситуация начала постепенно стабилизироваться: так, с 2005 по 2013 гг. общий уровень смертности в России сократился с 16,1 до 13 ‰ (в Вологодской области – с 18,8 до 15 ‰), рождаемость увеличилась с 10,2 до 13,2 ‰ (в области – с 10,5 до 13,8 ‰), что впервые с 1991 г. привело к смене естественной убыли населения страны его приростом в 2013 г. – 0,2 ‰. В регионе в 2013 г. была зафиксирована незначительная убыль населения, которая составила -1,2 ‰. Кроме того, за рассматриваемый период произошёл существенный рост ожидаемой продолжительности жизни – на 5,3 лет (в Вологодской области – на 6,2 лет).

Несмотря на заметные положительные изменения в количественных показателях о переломе негативных тенденций в демографическом развитии пока говорить преждевременно. По оценкам специалистов, в ближайшие годы естественная убыль российского населения будет нарастать и в начале следующего десятилетия превысит 500 тыс. человек в год и в дальнейшем продолжит увеличиваться [1, c. 10]. По прогнозу Федеральной службы государственной статистики численность населения РФ при сохранении нынешних уровней рождаемости и смертности к 2030 г. может сократиться с сегодняшних 143,3 до 131,9 млн. человек [2]. Таким образом, демографический кризис в стране сохраняется, а прогнозируемая убыль населения является прямой угрозой для целостности государства и его национальной безопасности.

В настоящее время к определению термина «демографический кризис» существует два принципиальных подхода. С одной стороны, под демографическим кризисом понимается несоответствие численности населения Земли ресурсам географической оболочки, то есть перенаселение планеты. Впервые о данной проблеме заговорили ещё во второй половине XVIII в., когда в большинстве государств Европы произошёл промышленный переворот, в результате которого развитые страны испытали так называемый демографический взрыв – бурный рост численности населения вследствие снижения уровня смертности и увеличения рождаемости.

С другой стороны, под демографическим кризисом понимают противоположный процесс стремительного сокращения численности населения. Так, в демографическом энциклопедическом словаре (1985 г.) даётся следующее определение этого явления: «…глубокое нарушение процесса воспроизводства населения, угрожающее существованию самого населения» [3, с. 212].

Большинством исследователей существование обеих форм демографического кризиса объясняется с позиций теории демографического перехода.
Согласно данной концепции, страны и регионы мира в разные периоды в зависимости от уровня их социально-экономического развития преодолевают четыре исторических этапа демографического развития, сопровождающихся сменой типов воспроизводства населения (или т.н. демографического перехода) – от традиционного с высокими показателями рождаемости и смертности к современному – с существенно низкими их уровнями.

С позиций данной теории в настоящее время развитые государства уже вступили на завершающую стадию демографического перехода, тем самым осуществив переход к современному суженному типу воспроизводства, тогда как развивающиеся страны ещё находятся во второй или третьей его фазе. Исходя из этого, можно предположить, что в современном мире демографический кризис проявляется в двух возможных формах: в развивающихся странах мира в целом идет процесс увеличения численности населения в условиях нехватки жизненно важных ресурсов – территорий, продовольствия, питьевой воды, средств на медицинскую помощь и социальную защиту, на культуру и образование; противоположной тенденцией является депопуляция, старение нации, сокращение репродуктивных возможностей в экономически развитых государствах [4, с. 176].

По данным Всемирного Банка за период с 1960 по 2012 гг. в ведущих экономически развитых странах значительно сократились показатели рождаемости и смертности населения, а темпы его ежегодного прироста существенно снизились. Современная Россия, как и ведущие развитые страны мира, находится во втором состоянии демографического кризиса, выражающемся в стремительной убыли населения и в его постарении (табл. 1).

Таблица 1 – Основные демографические показатели России и ведущих развитых странах мира в 2000 и 2012 гг.

Страна

Коэффициент рождаемости, ‰

Коэффициент смертности, ‰

Ежегодный прирост населения, %

Доля населения старше 65 лет, % от общей численности

Коэффициент демографической нагрузки*

ОПЖ при рождении, лет

1960

2012

1960

2012

1960

2012

1960

2012

1960

2012

1960

2012

Весь мир

31,8

19,4

17,8

8,0

н.д.

1,13

5,06

7,8

8,75

11,90

52,48

70,78

Россия

23,7

13,3

8,3

13,3

1,47

0,15

6,08

12,96

9,57

18,10

66,06

70,46

Ведущие развитые страны мира

США

23,7

12,6

9,5

8,1

1,70

0,73

9,15

13,63

15,23

20,42

69,77

78,74

Япония

17,3

8,2

7,6

10

0,89

-0,20

5,73

24,4

8,93

39,04

67,67

83,10

Германия

17,3

8,4

12,0

10,8

0,78

-1,69

11,45

21,1

16,97

32,10

69,31

80,89

Франция

18,7

12,6

11,4

8,7

1,25

0,51

11,64

17,5

18,75

27,17

69,87

82,56

Великобритания

17,5

12,8

11,5

8,9

0,35

0,69

11,72

17,16

18,05

26,28

71,13

81,5

Италия

18,1

9

9,6

10,3

1,99

0,27

9,51

20,8

14,53

31,97

69,12

82,94

Канада

26,7

11

7,8

7,2

2,30

1,19

7,67

14,8

13,09

21,54

71,13

81,24

Австралия

22,4

13,6

8,6

6,5

2,27

1,70

8,60

13,99

14,05

20,86

70,82

82,09

Испания

21,7

9,7

8,6

8,6

1,12

0,04

8,20

17,51

12,74

26,02

69,11

82,38

Южная Корея

43,9

9,6

14,3

5,3

2,91

0,45

3,74

11,81

6,76

16,19

53,0

81,37

Нидерланды

20,8

10,5

7,6

8,4

1,95

0,37

8,93

16,44

14,62

24,79

73,39

81,10

Швейцария

17,6

10,3

9,7

9

2,17

1,06

10,18

17,44

15,51

25,74

71,31

82,70

Швеция

13,7

11,9

10,0

9,7

0,67

0,74

11,75

18,91

17,85

29,38

73,01

81,70

Норвегия

17,3

12

9,1

8,4

0,84

1,31

11,05

15,50

17,53

23,54

73,55

81,45

Австрия

17,9

9,4

12,7

9,4

0,51

0,28

12,17

18,2

18,42

27,14

68,58

80,94

*количество лиц в возрасте 65 лет и старше, приходящееся на 100 человек трудоспособного возраста (15-64 лет).
Источник: The World Bank [Электронный ресурс]. URL: http://databank.worldbank.org/data/views/reports/tableview.aspx

На современном этапе в научной среде не сформировалось единого мнения к определению основных причин возникновения демографического кризиса. В демографической науке существует множество теоретико-методологических подходов к изучению демографических процессов и изменений, происходящих в структуре населения, среди которых можно выделить экономический, социально-экономический, социально-психологический, институциональный подходы по признанию приоритетного фактора, влияющего на демографическое развитие. Ведущей и наиболее аргументированной социолого-демографической концепцией является теория демографического перехода
[5, с. 345].

Стоит отметить, что, несмотря на широкое признание существующей теории демографического перехода, она может обосновать далеко не все процессы и противоречия, наблюдаемые в обществе, так как содержат ряд ограничений. Российский экономист и демограф М.А. Клупт подчёркивает, что одним из ограничений теории демографического перехода является изначально заданный, неизменный список детерминант демографического развития (урбанизация, секуляризация, рост образованности населения, изменение положения женщин в обществе и т.д.), тогда как ей абсолютно не учитываются экономические и моральные факторы. Помимо этого, теория демографического перехода определяет эволюционно одинаковый путь демографического развития для всех государств и регионов, учитывая лишь различия во времени их демографического перехода и основываясь на предположении о том, что «сегодня» одних стран – это «завтра» других и вчера – «третьих» [6, с. 146], тогда как институциональная среда в разных странах различна и определяется совокупностью исторических и социальных особенностей развития региона.

В рамках полипарадигмального подхода концепция демографического перехода и институциональный подход не противоречат, а дополняют друг друга, расширяют социологический анализ современного демографического развития. Если концепция демографического перехода позволяет выявить наиболее существенные характеристики современных демографических процессов, то институциональный аспект показывает роль социальных институтов в проведении необходимой демографической политики [7, с. 346]. При рассмотрении причин и факторов возникновения современного демографического кризиса, в частности в России и регионе, целесообразно не ограничиваться рамками только теории демографического перехода, а использовать альтернативные концепции и подходы для концептуального осмысления тенденций и перспектив демографического развития.

Многие отечественные демографы не в полной мере разделяют позиции теории демографического перехода. Они полагают, что современные демографические тенденции в России носят не столько эволюционный, сколько кризисный характер и вызваны разнообразными факторами (историческими, экономическими, социальными, культурными и т.д.) [8, с. 10]. Среди многообразия существующих мнений относительно причин возникновения современного демографического кризиса в России можно выделить пять групп научных подходов (табл. 2). Нам представляется наиболее рациональным комплексный подход, согласно которому демографический кризис – следствие комплекса факторов, то есть не только закономерного исторического процесса – демографического перехода, но и ряда социальных, экономических, культурных и духовных процессов, происходящих в обществе.

Таблица 2 – Подходы к определению причин возникновения современного демографического кризиса в России

Причины

Учёные

Неадекватно высокая преждевременная смертность населения (от сердечно-сосудистых заболеваний, дорожно-транспортных происшествий, алкоголизма и т.д.). Е.А. Тишук, Б.Б. Прохоров, эксперты Всемирного банка
Отсутствие продуманной миграционной политики по привлечению мигрантов. В.И. Переведенцев
Кризис семьи, который проявляется в устойчивых установках в массовом сознании на малодетность (мини-семью), а порой даже бездетность. Все это естественно отражается на сокращении рождаемости. А.И. Антонов, В.А. Борисов, В.М. Медков, И.И. Белобородов
Духовное (психологическое) и культурное неблагополучие населения. И.А. Гундаров, В. Алиев
Демографический кризис в России – следствие комплекса проблем: низкой рождаемости, кризиса семьи, высокой смертности, низкой продолжительности жизни (по сравнению с развитыми странами), ухудшения физического, психического, социального здоровья населения, низкого качества жизни и т.д. Демографический переход – лишь один из факторов кризиса. И.Б. Орлова, Б.С. Хорев, Н.М. Римашевская, Л.Л. Рыбаковский, В.Н. Архангельский, С.В. Рязанцев

Демографический кризис 1990-х гг. в большей степени характеризовался негативными количественными изменениями в населении: ростом смертности, сокращением рождаемости, снижением продолжительности жизни населения. В отличие от своего предшественника современный демографический кризис, оставаясь на первый взгляд не таким видимым и ощутимым, приобрёл более глубокий характер, проявляясь в качественных преобразованиях различных структур населения. Этот факт отмечают и отечественные исследователи (Л.Л. Рыбаковский [9, с. 55], А.Г. Вишневский [10] и др.). Рассмотрим некоторые характерные проявления демографического кризиса в нашей стране.

Одним из значимых качественных изменений в возрастной структуре населения является процесс его демографического старения. По последним данным Всемирного банка за 2012 г. доля лиц в возрасте 65 лет и старше в России составляет 13%. Для сравнения: во многих развитых странах мира этот показатель значительно выше российского (в среднем по странам ЕС – 18%, в Японии – 24%, в Италии и Германии – 21%, в Швеции – 19%, в Австрии – 18% и т.д. [11]). С 2000 по 2013 гг. в России доля людей старше трудоспособного возраста (т.е. мужчин в возрасте 60 лет и старше, женщин – 55 лет и старше) выросла на 3%, в Вологодской области – на 2%. Вследствие процесса старения происходит рост демографической нагрузки на трудоспособное население. Так, за период 2000 – 2013 гг. в России коэффициент демографической нагрузки на трудоспособное население пожилыми вырос на 17%, в Вологодской области – на 11% (табл. 3).

Стоит отметить, что за рассматриваемый период демографическая нагрузка пожилыми на трудоспособное население выросла во всех регионах СЗФО. Наибольшее значение данного показателя наблюдается в Псковской области (477), наименьшее – в Республике Коми (252). Вологодская область среди регионов федерального округа по данному показателю занимает 6 место (табл. 3).

Таблица 3 – Доля населения старше трудоспособного возраста и коэффициент демографической нагрузки по регионам Северо-Западного федерального округа

Регион

Доля населения старше трудоспособного возраста, %*

Коэффициент демографической нагрузки пожилыми**

Ранг среди регионов СЗФО по коэффициенту демогр. нагрузки

2000 г.

2013 г.1)

2013 к 2000, +/-

2000 г.

2013 г.1)

2013 к 2000, +/-

2000 г.

2013 г.

2013 к 2000

Россия

20,52

23,09

+2,57

339

384

+45

-

-

-

СЗФО

20,83

24,43

+3,6

338

403

+65

-

-

-

Республика Карелия

18,98

24,09

+5,11

305

407

+102

7

5

↑2

Республика Коми

14,0

19,05

+5,05

215

305

+90

9

10

↓1

Архангельская обл.

18,25

23,21

+4,96

294

391

+97

8

7

↑1

Вологодская обл.

21,53

23,69

+2,16

360

401

+41

5

6

↓1

Калининградская обл.

19,36

23,07

+3,71

310

379

+69

6

8

↓2

Ленинградская обл.

22,75

25,61

+2,86

376

423

+47

3

3

-

Мурманская обл.

13,16

19,53

+6,37

195

307

+112

10

9

↑1

Новгородская обл.

24,57

27,1

+2,53

422

474

+52

2

2

-

Псковская обл.

25,51

27,47

+1,96

442

477

+35

1

1

-

г.Санкт-Петербург

22,98

25,75

+2,77

375

419

+44

4

4

-

1) рассчитано автором на основании данных Росстата на 1 января 2013 г.
*в % от общей численности населения.
**в расчёте на 1 тыс. человек трудоспособного возраста приходится людей старше трудоспособного возраста.
Источник: Российский статистический ежегодник. 2013: стат. сб. / Росстат. – М., 2013.

В последние десятилетия обозначилась тенденция трансформации российской возрастной модели брачности, проявляющаяся в увеличении возраста вступления в брак, как среди мужчин, так и среди женщин. По данным на 2013 г. наиболее часто в брак вступают мужчины и женщины в возрасте 25 лет и старше: мужчин – 75,4% (в Вологодской области – 76%), женщин – 61,2% (в Вологодской области – 64%). Для сравнения: в 2000 г. большинство браков приходилось на возрастную категорию младше 25 лет, доля женихов среди мужчин старше 25 лет составляла 54,5%, а доля невест среди женщин старше 25 лет – 39,6%. Этот факт подтверждается результатами выборочного исследования репродуктивных планов населения, проведённого Росстатом в 2012 г. [12], согласно которым большинство первых браков в период до 1990 г. заключалось мужчинами в возрасте 22-24 лет – 40,3%, женщинами в возрасте 18-19 лет – 53,3%, тогда как в 2010-2012 гг. первые браки регистрировались мужчинами и женщинами преимущественно в возрасте 25 лет и старше (52 и 34 % соответственно). Средний возраст вступления в брак среди женщин, зарегистрировавших его в 2010-2012 гг., на 5 лет выше по сравнению с женщинами, зарегистрировавшими его до 1990 г., у мужчин – на 3,3 лет (табл. 4).

Таблица 4 – Доля вступивших в первый брак по возрасту и году вступления в брак (в % от числа опрошенных)

Возраст вступления в первый брак

Доля вступивших в первый брак (по году вступления в брак), %

Изменение 2010-2012 к 1990, +/-

до 1990 г.

1990-1994 гг.

1995-1999 гг.

2000-2004 гг.

2005-2009 гг.

2010-2012 гг.

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

Муж..

Жен

До 18 лет

2,6

26,1

3,5

12,0

2,3

8,8

2,9

8,6

0,9

4,5

0,6

2,4

-2

-23,7

18-19

7,9

53,3

9,9

33,5

6,3

24,3

7,5

21,0

3,7

16,9

2,1

8,5

-5,8

-44,8

20-21

29,0

19,9

26,9

35,3

21,1

31,6

14,4

28,2

15,6

24,5

10,6

23,1

-18,4

+3,2

22-24

40,3

0,7

30,6

16,1

35,4

21,5

33,2

22,6

33,8

29,1

34,7

32,0

-5,6

31,3

25 и старше

20,2

0,0

29,1

3,1

34,7

13,8

42,1

19,7

46,0

25,1

52,0

34,0

+31,8

+34

Средний возраст вступления в первый брак, лет

23,0

18,7

23,6

20,3

24,6

21,5

25,1

22,1

25,9

23,1

26,3

24,1

+3,3

+5,4

Источник: Аналитический отчет по итогам выборочного наблюдения репродуктивных планов населения в 2012 году [Электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/RPN/Publisher/vol1.html

Помимо этого в российском обществе наблюдается устойчивая тенденция увеличения количества незарегистрированных браков. За период между переписями населения 2002 и 2010 гг. число незарегистрированных браков в среднем по России выросло с 9,8 до 13,3%, в Вологодской области – с 10,3 до 16,7%.

Можно предположить, что подобные процессы послужили одной из главных причин роста таких явлений в обществе, как сокращение общего числа детей в семьях и «старение» материнства. Как показывают официальные статистические данные, суммарный коэффициент рождаемости (среднее число рождений на 1 женщину репродуктивного возраста), несмотря на позитивную тенденцию роста, наблюдаемую на протяжении 2000-х гг., в России составляет лишь 1,71 (в Вологодской области – 1,85; рис. 1), тогда как для поддержания простого воспроизводства населения в нашей стране его уровень должен составлять как минимум 2,11 [13, c. 66].


Рисунок 1 – Динамика суммарного коэффициента рождаемости

Источник: База данных ФСГС [Электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru/

Данные как общероссийских, так и региональных социологических опросов свидетельствуют о более низких репродуктивных намерениях женщин по сравнению с мужчинами. В среднем по России желаемое число детей у женщин составило 2,28, у мужчин – 2,30; тогда как планируемое число детей одинаково у представителей обоих полов – 1,92. В Вологодской области желаемое число детей у женщин и мужчин одинаково (2,02), тогда как по планируемому показателю детности вторые демонстрируют более высокие значения (1,83 против 1,8; табл. 5). В целом репродуктивные установки населения региона ниже общероссийских.

Таблица 5 – Среднее желаемое и планируемое число детей (в гендерном разрезе), единиц

Желаемое число детей

Ожидаемое число детей

Женщины

Мужчины

Женщины

Мужчины

Российская Федерация*

2,28

2,30

1,92

1,92

Вологодская область**

2,02

2,02

1,80

1,83

*данные исследования Росстата «Выборочное наблюдение репродуктивных планов населения» (2012 г.)
**данные социологического опроса ИСЭРТ РАН (2014 г.).

Вместе с этим, за последние 13 лет (2000 – 2012 гг.) средний возраст материнства в России вырос с 25,8 до 27,9 лет. Существенно увеличился возраст матерей при рождении первенца: так, средний возраст матерей, родивших первого ребёнка в период до 1990 г., составлял 19,1 лет, тогда как в 2010-2012 гг. он уже достигал 25,2 лет [14]. Увеличение данного показателя приводит к снижению рождаемости вследствие сокращения репродуктивного периода, а также к росту младенческой заболеваемости и смертности из-за ухудшения состояния здоровья женщин с возрастом.

Характерным проявлением демографического кризиса является высокий уровень смертности населения от внешних причин. По данным на 2013 г. в России и Вологодской области смертность населения от внешних причин составляет 129,2 и 152,1 случаев на 100 тыс. чел. населения соответственно и занимает 3-е место в общей структуре смертности от 5 наиболее распространённых её причин. Несмотря на существенное снижение её уровня, наблюдающееся на протяжении 2000 – 2013 гг. (на 41 и 35% соответственно), проблема его превышения над аналогичным показателем в развитых государствах остаётся остроактуальной. Кроме того, уровень смертности от внешних причин мужского населения страны и региона в 5 раз превышает аналогичный показатель у женщин (рис. 2).

Рисунок 2 – Динамика смертности населения от внешних причин (случаев на 100 тыс. человек населения)

Источник: Демографический ежегодник России. 2013 [Электронный ресурс]: стат. сборник / Росстат, 2013. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/B13_16/Main.htm

По данным на 2013 г. среди внешних причин смертности в России 1-е место занимают транспортные несчастные случаи (20,3 случаев на 100 тыс. чел. населения), 2-е – самоубийства (20,1), в Вологодской области на 1-е место выходят суициды (23,0 случаев на 100 тыс. чел. населения), вытесняя на 2-е место транспортные происшествия (18,0).

Среди регионов СЗФО Вологодская область занимает 6-е место по уровню смертности от транспортных несчастных случаев, по уровню смертности от самоубийств и от случайных отравлений алкоголем и 7-е место – по уровню смертности от убийств (табл. 6).

Таблица 6 – Смертность населения от наиболее распространённых внешних причин в регионах СЗФО (2013 г.)

Регионы

Транспортные несчастные случаи

Самоубийства

Случайные отравления алкоголем

Убийства

Случаев на 100 тыс. нас.

Ранг

Случаев на 100 тыс. нас.

Ранг

Случаев на 100 тыс. нас.

Ранг

Случаев на 100 тыс. нас.

Ранг

Россия

20,3

-

20,1

-

10,1

-

10,1

-

СЗФО

18,3

-

18,6

-

13,4

-

8,4

-

Республика Карелия

20,0

4

24,5

5

12,6

8

9,9

5

Республика Коми

17,8

7

31,5

2

28,3

1

16,8

1

Архангельская обл.

19,5

5

34,5

1

23,1

3

12,4

3

Вологодская обл.

18,0

6

23,0

6

15,7

6

8,0

7

Калининградская обл.

15,4

8

20,2

8

23,6

2

7,8

8

Ленинградская обл.

32,0

1

22,1

7

17,5

4

9,8

6

Мурманская обл.

8,6

10

6,6

10

3,2

10

6,1

9

Новгородская обл.

26,8

3

27,9

3

15,9

5

14,7

2

Псковская обл.

28,2

2

25,2

4

14,9

7

11,5

4

г. Санкт-Петербург

12,9

9

9,2

9

5,8

9

4,7

10

Источник: База данных ФСГС [Электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru/

Такое проявление современного демографического кризиса в России, как крайне высокий уровень смертности населения от внешних причин, среди которых значительную долю занимают самоубийства, оказывает существенное влияние и на экономические процессы. Наиболее значимыми для экономики страны являются экономические потери вследствие преждевременной смертности трудоспособного населения. Оценку воздействия негативных процессов на экономику можно осуществлять посредством расчета потерь продуктивных лет жизни вследствие преждевременной смертности от социально обусловленных причин. Для этого нами использовался показатель Всемирной организации здравоохранения YLL (Years of Life Lost, потерянные годы жизни из-за преждевременной смертности) [16]. Для выражения в экономических единицах каждый потерянный год умножается на среднедушевой ВРП изучаемого года.

Согласно полученным в ходе расчёта данным, потери ВРП вследствие ПГПЖ (потерянные годы продуктивной жизни) от самоубийств (включая скрытые суициды [17]) превышают ущерб от алкоголизма, убийств и ДТП, а также сравнимы с потерями от наиболее распространённых причин смерти (заболевания пищеварительной системы и злокачественные заболевания; табл. 7).

Таблица 7 – Социально-экономический ущерб вследствие ПГПЖ трудоспособного населения Вологодской области в 2013 г.

Причины смерти

Случаев

в % к

общей смертности

ПГПЖ

ПГПЖ на 1 случай

в % к

ПГПЖ от смертности

млн.

руб.1)

в % к ВРП1)

Заболевания системы кровообращения

1456

31,5

10055

6,9

19,0

2990,1

0,84

Злокачеств. новообразования

636

13,8

5057

8,0

9,5

1503,8

0,42

Заболевания пищеварит. системы

597

12,9

7157

12,0

13,5

2128,3

0,60

Внешние причины, в т. ч.:

1347

29,2

23022

17,1

43,4

6846,2,

1,92

Транспортные несчастные случаи

165

3,6

3612

21,9

6,8

1074,1

0,3

Суициды

204

4,4

3743

18,3

7,1

1113,1

0,31

Скрытые суициды*

232

4,6

3560

16,9

6,7

1058,7

0,3

Убийства

84

1,8

1524

18,1

2,9

453,2

0,13

Остальные несчастные случаи**

510

14,2

8725

17,1

16,5

2594,6

0,73

Алкоголизм

388

8,4

4512

11,6

8,5

1341,8

0,38

Туберкулез

55

1,2

597

10,9

1,1

177,5

0,05

1) Валовой региональный продукт в расчёте на душу населения по последним данным Росстата за 2012 г.

*Скрытые суициды включают в себя: случайные удушения; прочие случайные отравления; падения, прыжок или сталкивание с высоты с неопределёнными намерениями, а также несчастный случай, вызванный огнестрельным оружием.

**Исключая суициды, убийства, ДТП, скрытые суициды (случайные удушения, прочие случайные отравления, падения, прыжок, сталкивание с неопределенными намерениями) и случайные отравления алкоголем.

Исходя из всего вышесказанного, следует подчеркнуть, что современный демографический кризис, проявляясь, главным образом, в качественных изменениях различных структур населения, приводит к серьёзным преобразованиям российского общества, что непосредственно угрожает существованию и дальнейшему развитию государства и, как следствие, его национальной безопасности. В Вологодской области на фоне общероссийских показателей особенно ярко выраженными и актуальными проблемами является старение населения и высокий уровень смертности от внешних причин, в частности, от самоубийств. Поэтому в региональной политике, направленной на преодоление негативных тенденций демографической ситуации с учетом выявленных общероссийских особенностей, требуется реализация комплекса мер в области законодательства, демографической и социально-экономической политики.


Библиографический список
  1. Шабунова А.А. Общественное развитие и демографические вызовы современности // Проблемы развития территории. – 2014. – №2(70). – С. 7 – 17.
  2.  Демографический ежегодник России. 2013 [Электронный ресурс]: стат. сборник / Росстат. М., 2013. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/B13_16/Main.htm (дата обращения: 19.11.2014)
  3.  Демографический энциклопедический словарь / под ред. Д.И. Валентея. – М.: Советская энциклопедия, 1985. – 608 с.
  4. Ченцов А.В. Сбережение народа – важнейшая функция Российского государства // Современные исследования социальных проблем. – 2011. – №2(06). – С. 175 – 181.
  5. Злотников А.Г. Демографические идеи и концепции. – Минск: Право и экономика, 2014. – 388 c.
  6. Клупт М.А. Теория демографического развития: институциональная перспектива // Общественные науки и современность. – 2005. – №2. – С. 139 – 149.
  7. Клупт М.А. Теория демографического развития: институциональная перспектива // Общественные науки и современность. – 2005. – №2. – С. 139 – 149.
  8. Атлас демографического развития России / под ред. Г.В. Осипова и С.В. Рязанцева. – М.: Экономическое образование, 2009. – 220 с.
  9. Рыбаковский Л.Л. Демографические вызовы: что ожидает Россию? // Социологические исследования. – 2012. – №8. – С. 49 – 60.
  10. Вишневский А.Г. Демографический кризис в России [Электронный ресурс] // Russie.Nei.Visions. URL: http://www.ifri.org/files/Russie/IFRI_demographia_Vichnevski__RUS_june_09.pdf (дата обращения: 19.11.2014)
  11. The World Bank [Электронный ресурс]. URL: http://databank.worldbank.org/data/views/reports/tableview.aspx (дата обращения: 19.11.2014)
  12. Аналитический отчет по итогам выборочного наблюдения репродуктивных планов населения в 2012 году [Электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru/free_doc/2012/demo/orp.doc (дата обращения: 2.12.2014)
  13. Практическая демография / под ред. Л.Л. Рыбаковского. – М.: Центр социального прогнозирования, 2005. – 280 c.
  14. Аналитический отчет по итогам выборочного наблюдения репродуктивных планов населения в 2012 году [Электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru/free_doc/2012/demo/orp.doc (дата обращения: 2.12.2014)
  15. European mortality database (MDB) [Электронный ресурс]. URL: http://data.euro.who.int/hfamdb/ (дата обращения: 19.11.2014)
  16. Методика измерения DALY [Электронный ресурс] / Официальный сайт Всемирной организации здравоохранения. URL: http://www.who.int/healthinfo/global_burden_disease/metrics_daly/en/  (дата обращения: 26.11.2014)
  17. Морев М.В. Мониторинг суицидального поведения на территории Вологодской области // Гуманитарные научные исследования. 2013. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2013/12/5198 (дата обращения: 26.11.2014).


Все статьи автора «Короленко Александра Владимировна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: