УДК 167 / 168.141.32

АНТРОПОЛОГИЯ ТЕХНИКИ ХОСЕ ОРТЕГИ

Терешкун Оксана Федоровна
Черновицкий национальный университет имени Юрия Федьковича
кандидат политических наук, доцент, докторант кафедры философии

Аннотация
В статье выделяется и осмысляется антропология техники Х. Ортеги. Примененный компаративный подход позволил осуществить сравнительный анализ исторических этапов развития техники, отношения человека и животного касательно природных обстоятельств, бытия человека и его продуцирования техники. Доказано, что генезис техники тесно связан с бытием человека, а техноэволюция - это эволюция отношений между человеком и техникой.

Ключевые слова: генезис техники, духовный мир человека, Ключевые слова: антропология техники, техника, техноэволюция., Х. Ортега, человек


ANTHROPOLOGY OF TECHNOLOGY OF JOSE ORTEGA

Tereshkun Oksana Fedorovna
Yuriy Fedkovych Chernivtsi National University
PhD in Political Science, associate professor of philosophy and political science, doctoral candidate of the department of philosophy

Abstract
The article singled out and interpreted anthropology of technology of Jose Ortega. Applied comparative approach allowed comparative analysis of historical stages of technological development, the relation of man and animals to natural circumstances of human existence and its production technology. It is proved that the genesis technology is closely related to human existence, and technoevolution – the evolution of the relationship between man and technology.

Рубрика: Философия

Библиографическая ссылка на статью:
Терешкун О.Ф. Антропология техники Хосе Ортеги // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 12. Ч. 2 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/12/8511 (дата обращения: 28.09.2017).

Бурное развитие науки и техники способствовало философским исследованиям феномена не только науки, но и техники. В трудах выдающихся философов ХХ в. Н. Бердяева, Т. Веблена, Ю. Хабермаса, М. Хайдеггера, Ф. Дессауэра, Ж. Эллюля, П. Энгельмейера, Л. Мамфорда, Г. Маркузе, Э. Фромма, Ф. Юнгера, К. Ясперса и др. мыслителей был поставлен целый ряд вопросов, касающихся онтологического статуса техники, ее сущности, закономерностей, тенденций и перспектив развития, влияния на природу, человека, общество, культуру, историю, мышление и многих других, детерминированных развитием техники. Не остался в стороне рефлексии феномена техники и выдающийся испанский философ Хосе Ортега-и-Гассет. Он был одним из первых профессиональных философов, которые обратились к исследованию проблематики философии техники в контексте философской антропологии, философии истории, культуры, социологии, онтологии и феноменологии.

Актуальность темы исследования. Необичайная заинтересованность творчеством Х. Ортеги обусловлена актуальностью его идей, положений и его произведений в целом для настоящего. Глубинный уровень философского анализа ряда острых проблем, возникших в результате техногенного развития человечества, и гуманистические основы его творчества позволили Х. Ортеге занять достойное место в мировой когорте выдающихся философов ХХ в.

Степень разработки. Указывая на разноплановость, глубину и актуальность идей Х. Ортеги, современные исследователи пытаются отрефлексировать различные аспекты его философии. Антропологический аспект творчества испанского философа рассмотрены в работах П. Гуревича «Проблема человека в западной философии» и А. Зыковой «Учение о человеке в философии Х. Ортеги-и-Гассета». Проблемы социальной философии подняты в монографии А. Руткевича «Социальная философия Мадридской школы». Концепцию массовой культуры и формирования этико-эстетического подхода к трактовке массовых явлений в трудах Х. Ортеги исследует А. Костина.

Среди украинских исследователей творчества Х. Ортеги следует назвать В. Боборыкина, У. Винник, В. Табачковского, А. Ткаченко и др.

Некоторые аспекты философской рефлексии техники Х. Ортеги анализируются в зарубежных исследованиях К. Митчема, Н. Аль-Ани, Н. Попковой и др. Однако целостного, системного исследования творчества выдающегося испанского философа Хосе Ортеги-и-Гассета в Украине нет. Отсутствует и глубокий сущностный анализ его антропологии техники.

Цель исследования: выделить и осмыслить антропологию техники в трудах Х. Ортеги. Для достижения цели необходимо рассмотреть генезис, основные этапы развития техники, а также связь бытия человека и техники.

Методология исследования. Для выполнения поставленных задач применен компаративный подход для сравнительного анализа исторических этапов развития техники, отношения человека и животного касательно природных обстоятельств, бытия человека и его продуцирования техники.

Изложение основного материала

Выдающийся испанский философ ХХ в. Хосе Ортега-и-Гассет известен широкой общественности своими трудами культурно-художественного направления «Дегуманизация искусства» (1925 г.) и «Восстание масс» (1929 г.). Однако в творческом наследии мыслителя, состоящем из двенадцати томов, есть немало работ по философии техники: «Размышления о Дон Кихоте» (1914), «Тема нашего времени» (1923), «Размышления о технике» (1933), «Вокруг Галилея» (1935), «Человек и люди» (1939–1956), «Миф о человеке без техники» (1951) и др. В трудах Х. Ортеги значительное место отведено метафизическому анализу взаимосвязи Природа – Техника – Человек – Культура.

На технократическом подъеме конца XIX – начала ХХ вв. технику в основном рассматривали как однозначно положительное и безобидное создание, творение, инструмент, орудие труда, средство производства, подвластное человеку. Эту распространенную точку зрения относительно феномена техники и пытались опровергнуть философы техники, в частности Х. Ортега.

Генезис и основные этапы развития техники. Исходный принцип, который лежит в основе концептуализации развития техники, по мнению Х. Ортеги, – это отношения между человеком и техникой. Отношение человека не к тому или иному отдельному техническому изобретению, а к самой технической функции в целом, ко всей совокупности техники, к технической формации. Философ отмечает, что одного изобретения, которое имело место где-то и когда-то, совершенно недостаточно, чтобы оно получило свое настоящее техническое значение. Ярким примером служит изобретение в Китае пороха и печати (XI в.), которое на протяжении нескольких веков не находило практического применения. И только в эпоху Возрождения (XV в.) эти технические изобретения, слившись с «общим строением техники конца Средневековья и испытав влияние конкретной жизненной программы той эпохи», вошли в историческую действительность, приобрели техническую силу применения, а соответственно и большое историческое значение [1, с. 213]. Печатный станок, порох, буссоль и компас отражают жизненную программу Ренессанса и воплощают стремление человека того времени преодолеть прежде всего пространство: «пушка приводит в моментальное столкновение далеко стоящих друг от друга противников; компас и буссоль связывают человека со звездой и четырьмя сторонами света;  печатный станок соединяет одинокого, погруженного в себя индивида с бесконечной (не имеющей предела во времени и пространстве) периферией, которую составляет вся совокупность потенциальных читателей» [2, с. 213].

Х. Ортега выделяет три основных этапа в развитии техники, разделяя техническую эволюцию на этап случайной техники, то есть «техники случая», ремесленную технику и «технику человека-техника», или инженерную технику. К «технике случая» принадлежит первоначальная техника, в которой все технические изобретения были случайными. Характеризуется она ограниченным набором технических действий, не выделяющихся в особое образование, отличное от совокупности природных актов. Такие технические действия не осознаются, они имеют неопределенный характер и входят в состав природных актов. В восприятии первобытного человека они являются частью нетехнической жизни. Технические действия этой стадии развития техники настолько просты, что доступны всем членам общины. А для овладения ими не нужно разделение труда. Неосознанными остаются не только технические действия, но и технические открытия. Они – не результат целенаправленного поиска, а случайность, которая закрепляется привычкой, традицией, чаще ритуалом. Технические открытия для первобытного человека предстают в виде еще одного измерения природы, в виде некоторой силы, которую природа «сообщает» человеку. Соответственно первобытный человек не считает себя создателем изобретений, поскольку, по его мнению, мощные технические характеристики возникают из природы и направлены к человеку, а не наоборот.

Следовательно, «техника случая» выступает частью мощного природного космоса, она сама «отыскивает» первобытного человека. Поэтому темп технического развития незначителен и малозаметен.

Ремесленная техника – это техника Древнего мира и Средневековья вплоть до зарождения промышленной революции. Характерной особенностью ремесленной техники является стремительное расширение набора технических актов, их специализация и сложность. Усвоение ремесла требует специальной подготовки, выучки, профессионального умения, искусства, поэтому технические действия этого периода не являются общими и естественными для всех людей. Способность к ремеслу трактуется как врожденный талант и специальная профессиональная подготовка. Она исключает феномен технического открытия. «Техника ремесла» – это эпоха мастеров и их учеников – подмастерьев, над которыми господствует норма, которая в основном продолжает традицию. Ремесло всецело обращено в прошлое, оно закрыто для новизны. Конечно, некоторые новации проникают, но только как незначительные вариации в рамках старого стиля. Техническое развитие ремесленной техники осуществляется медленными темпами. Отношение между техническим и нетехническим, естественным не позволяет считать именно технику основным условием поддержания индивидуальной и общественной жизни. А технические кризисы люди не понимают и соответственно не реагируют на них своевременно. Ремесленная техника – это прежде всего техника орудий, а не машин. Сам ремесленник остается главным действующим лицом, а инструмент является придатком к нему. Любая техника содержит два момента: создание проекта технической деятельности и его реализацию. В лице ремесленника эти два аспекта технической деятельности объединены. Их распад на две составляющие является свидетельством становления третьей стадии технической эволюции – «техники человека-техника», или инженерной техники.

Итак, характерными чертами ремесленной стадии развития техники является наличие сложных специализированных орудий, инструментов и соответствующих им технических актов, осознание техники как природного дара и развитие его путем профессиональной подготовки. Отсутствует понимание техники как самостоятельной силы, она зависима от человека и является его придатком. Ремесленный метод усвоения технических актов не способствует пониманию техники как общей и не ограниченной в своем росте технической функции.

Благодаря промышленной революции в XIX в. возникает машинная техника, которая в корне меняет отношения между человеком и орудиями труда. Техника перестает быть профессиональным оперированием специализированными орудиями труда. Если в период ремесленной техники орудие труда служило и подчинялось человеку, было его дополнением, то с появлением машинной техники человек обслуживает машину и становится ее придатком. Осознание этой связи способствует пониманию того, что «техника – это обособленная от естественного человека функция, которая от него самого не зависит» [3, с. 219]. В человеческом понимании появляется восприятие технической способности как абсолютно отличной от жестких и неизменных природных задатков, в частности биологических у животных, которые составляют их зоологическую сущность. Х. Ортега определяет технику как «неиссякаемый источник человеческой деятельности, которая в принципе не ведает пределов» [4, с. 220]. Мощное развитие науки способствовало динамическому росту технических достижений, которые существенно улучшили жизнь людей [см. 5, с. 53, 65–70]. Созданные с помощью техники жизненные технические предпосылки многократно превышают естественные, и в результате люди уже не могут существовать материально без достигнутого технического уровня. Это обстоятельство превращает технику в основное условие человеческого существования. Х. Ортега отмечает, что если бы техника внезапно пришла в упадок, сотни миллионов людей прекратили бы существование. Философ делает вывод, что именно безграничные возможности «техники человека-техника» стали источником бездуховности современной эпохи, создали «человека массы», привели к фактическому духовному опустошению и обнищанию.

Итак, Х. Ортега указывает на функциональную связь между направлением развития техники и тем способом бытия человека, который он выбирает. Историю техники нельзя подавать как техническую эволюцию, взяв за основу то или иное изобретение, каким бы важным и характерным оно ни казалось. Самой большой ошибкой в концептуализации генезиса техники является сведение ее истории к хронологии различных технических изобретений.

Связь бытия человека и техники. В трудах Х. Ортеги вопрос техники тесно связан с бытием человека, его пребыванием в мире. В силу того, что человеческое существование полностью не совпадает с естественным, по мнению философа, человек вынужден быть активным, в отличие от пассивного присутствия в природе животных. Человек – трансцендентен она выходит за пределы природы, напоминая «онтологического кентавра», у которого одна половина «вросла в природу, а другая – выходит за ее пределы, то есть ей трансцендентна» [6, с. 186]. Человек как биологическое существо стремится свести свою естественную жизнь к минимуму для того, чтобы в той пустоте, которая остается после преодоления им животной жизни, создать уже другие, небиологические потребности и условия, не навязанные ему природой, а изобретенные им самим. Именно такая жизнь считается человеческой, она выходит за пределы природы и не является заранее заданной человеку, а изобретенной, вымышленной им. Ежесекундно человек вынужден создавать самого себя. При этом естественное, биологическое в человеке проявляется самостоятельно. Сверхъестественное же существование в качестве человеческого «дано человеку как абстрактная возможность» [7, с. 186]. Реализация возможностей зависит от самого человека, от тех усилий, которые ему приходится прилагать в каждый жизненный момент не только экономически, но и метафизически для своего человеческого, сверхъестественного существования.

По мнению Х. Ортеги, жить означает иметь дело с миром, действовать и беспокоиться о нем. А жизнь человека – это активное творчество, деятельное производство, которое немыслимо без технических изобретений и создания технических средств, инструментов, машин и т.д. В технике и благодаря технике осуществляется сохранение человеком своих усилий, без которых невозможна реализация бытия человека в мире.

Опираясь на тезис, что техника внутренне присуща любому человеческому началу, Х. Ортега считает, что человеческая жизнь является не пассивной формой взаимодействия с окружающим миром, природными условиями, а активным реагентом на условия окружающего мира. Перманентная потребность всех живых существ заключается в жизни. Жажда жизни у человека чрезвычайно велика и сильна, и если человек не может удовлетворить свои потребности, необходимые для поддержания жизни (поскольку окружающая природа не дает ему необходимых средств), то он не повинуется, смиренно, кротко не сдается под натиском природных условий или обстоятельств, а переходит в наступление, к действиям, то есть создает технику.

Обладая техническим даром, человек создает себе благоприятные условия, приспосабливает природу к собственным потребностям, создает сверхприроду. Другими словами, человек создает технику, противоположную приспособлению субъекта к среде. Техника – это приспособление среды к субъекту. В то время как все живые существа совпадают со своими объективными условиями – природой или обстоятельствами, человек с обстоятельствами никогда не совпадает, а наоборот, отличается от них. Поэтому, будучи вынужденным принимать навязанные ему природные условия, человек воспринимает их как нечто враждебное и вынужденное, а следовательно мученическое.

Х. Ортега обращает внимание на то, что в природе выделились две системы активности: у животных – «активность», связанная с инстинктивной деятельностью, а у человека – с технической. Техническая деятельность человека изменяет, преобразует природу. Вследствие технической деятельности возникает то, чего в природе не существовало. Природа создает человеку условия и требования, на которые он вынужден отвечать, изменяя окружающую среду с целью удовлетворения своих потребностей. Однако не все природные условия приводят к возникновению техники. Для того, чтобы человек стал техником, природные условия и обстоятельства должны отвечать одному из трех условий. Философ выделяет три формы существования природных условий, или три возможности пребывания человека в мире. Первая форма существования природы предстает как комфортная, благоприятная, которая создает для человека преимущественно разнообразные выгоды и удобства в чистом виде, способствуя беззаботному биологическому существованию. Человеческое бытие полностью совпадает с бытием естественным, оно не воспринимается как отличное от природного, мир не оказывает человеку сопротивления, человек и есть сама природа. Понятно, что при таких обстоятельствах человек не будет изобретать технику, не будет стремиться к лучшему бытию, его все устраивает. Такое существование ничем не отличается от животного.

Противоположной формой существования природы для человека предстает вторая – неблагоприятная форма, когда природа создает человеку одни лишь трудности. Такое бытие человека и бытие природы находятся в абсолютном противостоянии и противоборстве. Природа не дает человеку никаких шансов остаться в мире, формировать свою человеческую жизнь, свой сверхъестественный мир. При таких условиях возникновение техники также невозможно. И только третья форма существования природы дает человеку возможность реализоваться как человеку, а соответственно появляется возможность возникновения техники. Третья форма – это своеобразный синтез первых двух: благоприятной и неблагоприятной. Благоприятные моменты позволяют человеку самоуглубиться, отвлечься от насущных проблем, сформировать духовный мир, а неблагоприятные нацеливают именно на их преодоление для дальнейшего выживания. Борьба человека с трудностями, порожденными природой, за выживание – это борьба именно за человеческое существование. В борьбе, в активности человек может создавать самого себя. Х. Ортега определяет технику как «реакцию человека на природу или обстоятельства, в результате которой между природой… с одной стороны, и человеком – с другой, возникает некий посредник – сверхприрода, или новая природа, надстроенная над первичной» [8, с. 170–171].

Техника – это не просто какие-либо действия, выполняемые человеком, чтобы удовлетворить потребности природные или биологические. Объективные биологические потребности сами по себе не могут считаться человеческими. Для человека первичная, исходная потребность – жить. Все остальные потребности являются следствием этой фундаментальной потребности, формами ее проявления. Сведение техники к определенным действиям для удовлетворения биологических потребностей приведет к логическому выводу, что техникой владеют и животные. Такой взгляд уже был представлен немецким философом О. Шпенглером в работе «Человек и техника», где техника считалась биологическим свойством, атрибутом всех живых существ и определялась как «тактика жизни».

Х. Ортега отрицает трактовку техники как биотехники. Техника – это преобразование природы, которая делает нас нуждающимися и обездоленными. Цель технических действий заключается в преобразовании природы или обстоятельств для удовлетворения своих потребностей, а для этого человек вынужден приложить немало усилий. Техника – это бунт человека против своего естественного окружения, это недовольство миром, в котором человек существует. Философ приходит к выводу, что человек без техники не человек.

В отличие от человека животное «постоянно приковано к внешнему, к обстоятельствам», природе, то есть животное в полной мере подчинено внешним факторам, оно принципиально не способно к сосредоточению и самоуглублению [9, с. 486]. Именно поэтому животное, лишенное возможности удовлетворить свои естественные жизненные потребности, «никогда ничего не предпринимает и тихо ждет смерти» [10, с. 167–168]. В силу того, что животное – существо нетехническое, оно мирится с обстоятельствами, в которые попало или которые ему заранее заданы. И если внешние условия неблагоприятные, то животное умирает. Ни одному живому существу, кроме человека, не под силу «исключить себя из природного мира», выйти за сферу «ограниченного набора естественных актов» [11, с. 169–170]. Поэтому все живые существа, за исключением человека, относятся к природе, точнее, и являются природой.

Две системы активности в природе, которые представлены бытием человека и животного, связаны с различными целями. У животных мы наблюдаем существование чисто органической, естественной жизни, суть которой – в приспособлении к окружающей среде. Человеческое существование направлено на хорошую жизнь, благополучие. Оно предусматривает, наоборот, подчинение окружающей среды воле субъекта.

Вопрос, который волнует Х. Ортегу: почему человек не может обойтись без техники, в отличие от животных, которые, удовлетворяя свои потребности, поддерживают свое органическое, естественное бытие без всякой техники? Ответ очевиден: главная потребность человека – не просто выжить, пребывать в мире, не просто быть, а пребывать в благополучии, иметь удобную, комфортную жизнь. Все человеческие потребности возникают как потребности лишь постольку, поскольку дают возможность благополучия. Отсюда и определение философом человека как такого «животного, которому нужно только излишнее» [12, с. 175]. А само существование человека всегда и обязательно связано с благополучием. В этой связи испанский философ определяет технику как производство избыточного, «техника и благополучие – синонимы» [13, с. 176].

Выводы. Подытоживая наше исследование, следует отметить, что:

во-первых, существует тесная связь генезиса техники с бытием человека, окружающей среды и обстоятельств, которые создают природа и культура;

во-вторых, развитие техники – это эволюция отношений между человеком и техникой;

в-третьих, человеческое бытие – не пассивное присутствие человека в мире, а активная и постоянная борьба человека за выживание, пребывание его в мире не только как естественного, но и сверхъестественного существа, выстраивающего с помощью техники вокруг себя сферу безопасности и комфорта;

в-четвертых, Х. Ортега создает свою философскую концепцию антропологии техники на основе определенного синтеза экзистенциализма, философии жизни и марксизма. Его рациовитализм и является интеграцией различных философских течений конца XIX – первой половины ХХ вв. Философ не ограничивается анализом только техники. Он основательно исследует вопросы техники в связи с человеческим существованием, внутренним миром человека и его жизненной программой.


Библиографический список
  1. Ортега-и-Гассет X. Размышления о технике // Избранные труды пер. с исп.; сост., предисл. и общ. ред. A. M. Руткевич. – М.: Весь Мир, 1997. – С. 164–232.
  2. Ортега-и-Гассет X. Размышления о технике // Избранные труды пер. с исп.; сост., предисл. и общ. ред. A. M. Руткевич. – М.: Весь Мир, 1997. – С. 164–232.
  3. Ортега-и-Гассет X. Размышления о технике // Избранные труды пер. с исп.; сост., предисл. и общ. ред. A. M. Руткевич. – М.: Весь Мир, 1997. – С. 164–232.
  4. Ортега-и-Гассет X. Размышления о технике // Избранные труды пер. с исп.; сост., предисл. и общ. ред. A. M. Руткевич. – М.: Весь Мир, 1997. – С. 164–232.
  5. Ортега-И-Гассет Х. Восстание масс // «дегуманизацией искусства» и другие работы. Эссе о литературе и искусстве: сборник пер. с исп. – М.: Радуга, 1991. – С. 40–228.
  6. Ортега-и-Гассет X. Размышления о технике // Избранные труды пер. с исп.; сост., предисл. и общ. ред. A. M. Руткевич. – М.: Весь Мир, 1997. – С. 164–232.
  7. Ортега-и-Гассет X. Размышления о технике // Избранные труды пер. с исп.; сост., предисл. и общ. ред. A. M. Руткевич. – М.: Весь Мир, 1997. – С. 164–232.
  8. Ортега-и-Гассет X. Размышления о технике // Избранные труды пер. с исп.; сост., предисл. и общ. ред. A. M. Руткевич. – М.: Весь Мир, 1997. – С. 164–232.
  9. Ортега-и-Гассет Х. Человек и люди // Избранные труды пер. с исп.; сост., предисл. и общ. ред. A. M. Руткевич. – М.: Весь Мир, 1997. – С. 480–698.
  10. Ортега-и-Гассет X. Размышления о технике // Избранные труды пер. с исп.; сост., предисл. и общ. ред. A. M. Руткевич. – М.: Весь Мир, 1997. – С. 164–232.
  11. Ортега-и-Гассет X. Размышления о технике // Избранные труды пер. с исп.; сост., предисл. и общ. ред. A. M. Руткевич. – М.: Весь Мир, 1997. – С. 164–232.
  12. Ортега-и-Гассет X. Размышления о технике // Избранные труды пер. с исп.; сост., предисл. и общ. ред. A. M. Руткевич. – М.: Весь Мир, 1997. – С. 164–232.
  13. Ортега-и-Гассет X. Размышления о технике // Избранные труды пер. с исп.; сост., предисл. и общ. ред. A. M. Руткевич. – М.: Весь Мир, 1997. – С. 164–232.


Все статьи автора «eforattereshkun»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: