УДК 94:351.74(571.12)

СОЗДАНИЕ СИСТЕМЫ СОВЕТСКИХ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ НА ТРАНСПОРТЕ В ТЮМЕНСКОМ РЕГИОНЕ (1919 – 1921 ГГ.)

Фирсов Иван Федорович
Тюменский институт повышения квалификации сотрудников МВД России
кандидат исторических наук, доцент кафедры философии, иностранных языков и гуманитарной подготовки сотрудников ОВД

Аннотация
В статье рассматриваются основные этапы создания таких важнейших подразделений советских правоохранительных органов как железнодорожная и речная милиции. Изложены вопросы организационной структуры этих подразделений и их финансирования, создания нормативной базы их функционирования.

Ключевые слова: железнодорожная милиция, органы внутренних дел, речная милиция, советская милиция, транспортная милиция


THE CREATION OF THE SOVIET SYSTEM OF LAW ENFORCEMENT BODIES ON TRANSPORT IN THE TYUMEN REGION (1919 - 1921)

Firsov Ivan Fedorovich
Tyumen Advanced Training Institute of the Ministry of the Interior of the Russian Federation
Candidate of History Sciences, associate professor of the chair of philosophy, foreign languages and humanitarian training of law enforcement officers

Abstract
The article considers the main stages of creating such important units of the Soviet law enforcement agencies as rail and river police. Set out the organisational structure of these units and their financing, the creation of a legal framework for their operation.

Keywords: railway police, river police, the police, the Soviet police, transport police


Рубрика: История

Библиографическая ссылка на статью:
Фирсов И.Ф. Создание системы советских правоохранительных органов на транспорте в Тюменском регионе (1919 – 1921 гг.) // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/11/7989 (дата обращения: 27.05.2017).

В России транспортная полиция появилась в начале XIX в. вместе со строительством железных дорог и развитием транспортного железнодорожного комплекса, когда возникла необходимость в организации охраны железнодорожного транспорта и пассажиров. В июне 1867 г. была образована речная полиция, осуществлявшая надзор за объектами водного транспорта.

В 1917 г. после Октябрьской революции прежняя правоохранительная система была уничтожена, и в истории транспортной полиции начался период многочисленных реформ.

18 февраля 1919 г. Всероссийский центральный исполнительный комитет принял декрет «Об организации железнодорожной милиции и железнодорожной охраны», которым определялось, что железнодорожная  милиция организуется «в целях поддержания революционного порядка и единства управления на всех железных дорогах» (до издания декрета обеспечение общественного порядка на станциях и охрана грузов осуществлялась Наркоматом путей  сообщения). На железнодорожную милицию распространялись все права общей (уездно-городской) милиции и возлагались специальные обязанности по охране революционного порядка и безопасности, вызванные особенностями функционирования правоохранительных органов в районе железных дорог. В это же время Президиум ВЦИКа утвердил «Положение о рабоче-крестьянской железнодорожной милиции».

Согласно циркуляра НКВД, весь аппарат уголовного розыска в полосе отчуждения и на станциях железных дорог переходил в ведение НКВД. Каждое отделение уголовного розыска командировало на станцию, входящую в район его деятельности, для постоянных дежурств одного или двух агентов первого разряда для негласного надзора на путях и на самой станции железной дороги. Агенты уголовного розыска на станциях железных дорог не должны были без крайней необходимости привлекаться к другим поручениям.

Железнодорожная милиция в Тюменской губернии была организована в январе 1920 г. приказом заведующего губмилицией Волокитина [1]. В губернском и уездных управлениях милиции были созданы отделы железнодорожной милиции, в ведении которых находилась железнодорожная милиция на линии железной дороги, проходившей через губернию. Позднее территориальная система управления железнодорожной милицией была заменена линейной, на каждой железной дороге было учреждено линейное управление железнодорожной милиции. Кроме того, при каждом отделении уголовного розыска был образован особый железнодорожный стол, ведающий исключительно розыском на станциях железной дороги. Для приема заявлений о происшествиях уголовного характера на станциях железной дороги был образован особый стол, обслуживающийся железнодорожной милицией, немедленно сообщающий о всех преступлениях в отделение уголовного розыска. Право ревизии и контроля над железнодорожной милицией, находившейся  на территории губернии, сохранялось за губернским исполкомом. К обязанностям, возлагаемым на железнодорожную милицию, относились:

  • борьба с кражами и другими преступлениями на станциях и в пути;
  • борьба с хищениями железнодорожного имущества;
  • борьба с продовольственной спекуляцией на железных дорогах;
  • охрана порядка при скоплениях народа на вокзалах и в поездах;
  • надзор за очисткой пути и уборкой подвижного состава;
  • оказание помощи при крушениях и продолжительных остановках поездов;
  • призыв населения к очистке и исправлению пути в случае снежных заносов, наводнений, крушений и т.п.;
  • вызов войск в случаях,  предусмотренных особыми инструкциями;
  • защита железных дорог, железнодорожных сооружений в случае нападений при отсутствии частей Красной Армии и совместное действие с железнодорожной охраной военного ведомства.

В начале своего становления деятельность железнодорожной милиции в губернии дублировалась отделениями дорожно-транспортной чрезвычайной комиссии (ОДТЧК), выполнявшими в основном те же задачи, что и железнодорожная милиция. Органы дорожно-транспортной ЧК, кроме того, контролировали и инспектировали отделы железнодорожной милиции и представляли в вышестоящие органы информационные сводки о состоянии железнодорожной милиции и уголовного розыска. Например, в двухнедельной информационной сводке за период с 15 августа по 12 сентября 1921 г. начальник отделения дорожно-транспортной ЧК станции Тюмень Буслаев констатировал крайне слабую работу железнодорожной милиции, а также то, что большинство милиционеров были непроинструктированными неопытными новичками. Караульную службу они несли чрезвычайно плохо, не знали своих обязанностей, были крайне грубы с пассажирами, почти все занимались спекуляцией. Политическая и культурно-просветительная работа среди сотрудников не проводилась. При проверке постов караульных иногда заставали сонных, они не  выходили к проходящим пассажирским поездам, а на ст. Заводоуковской во время сна дежурных милиционеров в дежурной комнате помощником уполномоченного отделения ДТЧК ст. Тюмень Кротовым у них были изъяты винтовки. Сотрудники милиции выполняли возложенные на них поручения крайне халатно и медленно, а часто не выполняли вообще [2]. Однако тот же Буслаев признавал, что халатное отношение к работе отчасти объясняется тем, что почти все милиционеры были раздеты и разуты.

Из доклада инспектора ДТЧК станции Тюмень Федорова Георгия, проверявшего во второй половине 1922 г. агентов отдела, находящихся при выполнении обязанностей на линии Омской железной дороги от станции Тюмень до станции Мангут, видно, что и в последующие годы положение в органах, контролирующих порядок на железных дорогах губернии, продолжало оставаться  неблагополучным. Инспекция была проведена на станциях Тюмень, Богандинская, Ялуторовск, Заводоуковск, Вагай, Омутинская, Голышманово, Карасульская, Ишим, Маслянская, Мангут. Инспектором Федоровым были сделаны следующие выводы:

«1. На всем протяжении у агентов положительно отсутствует приличный вид из-за произвольной формы одежды, т.к. отсутствует обмундирование, на некоторых станциях агенты имеют разные костюмы, выходят к встрече поезда без поясного ремня, с расстегнутым воротом блузы, без оружия и т.д., чем положительно подрывают авторитет остальных представителей ГПУ.

2. На всей линии отсутствуют канцелярские принадлежности, как то чернила, перья и писчая бумага, от чего также получается торможение нормальной работы агента.

3. На всех станциях имеется оружие, но содержится оно в неопрятном виде из-за отсутствия необходимого смазочного материала, а равно и из-за неимения оружейных принадлежностей» [3, c.76].

Недостаток обмундирования, канцелярских принадлежностей, оружия, и, главное, квалифицированных и опытных сотрудников, недостаточное материальное обеспечение были общими проблемами правоохранительных органов в то время и не могли не сказываться отрицательно и на работе органов, призванных поддерживать порядок на железных дорогах. Так как железнодорожная милиция не всегда справлялась со своими обязанностями, в помощь ей создавались так называемые заградительные отряды, призванные контролировать провоз по железным дорогам продуктов и других товаров, которые могли бы служить объектом спекулятивной торговли. Однако и эта мера не давала желаемых результатов. Единственный заградотряд, имеющийся на участке ОДТЧК на ст. Называевской, работал крайне слабо, и в поездах незаконно провозилось огромное количество соли и других продуктов. Члены заградотряда брали с пассажиров взятки за провоз продуктов сверх нормы, и нередкими были случаи, когда проверки поездов после прибытия их на ст. Тюмень выявляли множество правонарушений и большие количества провозимых незаконно грузов [4].

Деятельность железнодорожной милиции осложнялась тем, что нередко люди, по долгу своей службы обязанные бороться с правонарушениями на транспорте, сами оказывались вовлеченными в преступную деятельность. Так, ОДТЧК совместно с губрозыском осенью 1921 г. была раскрыта шайка, специализирующаяся на хищениях грузов, в которой состояло около 100 человек, действовавших на товарном дворе ст. Тюмень. Во главе этой преступной группы стояли сотрудники ОДТЧК Петров и Кузнецов и сотрудник угрозыска Путинцев. Кузнецов и Петров были убиты конвоем при попытке бежать, когда их переводили из губрозыска в рабдом. Остальные члены шайки были преданы суду [5].

Осенью 1921 г. с разрешения ДТЧК Омской железной дороги был арестован по обвинению в разгильдяйстве и непринятии мер по охране грузов и других преступлениях начальник 2 роты железнодорожной милиции при ст. Ишим Черемных. Тогда же было заведено следственное дело на начальника 2 участка железнодорожной милиции Онищенко за «дезорганизацию рядов милиции и подрыв политической работы среди нее» [6].

Хищения грузов производились главным образом под видом недогруза на станциях отправления, например, в одном из вагонов состава, прибывшего в октябре 1921 года из Туринска с целыми пломбами, не оказалось 18 пудов ржи. Были и случаи крупных краж из складских помещений, так, в том же октябре 1921 г. в Ишиме из пакгауза через пролом в стене было вынесено 7 мешков муки, принадлежащей Совнархозу. Следствие по этим делам проводил губрозыск, но раскрываемость подобных преступлений была чрезвычайно низкой [7].

25 июля 1918 г. СНК принял декрет «Об учреждении речной милиции». Однако на практике строительство речной милиции развернулось после принятия декрета ВЦИК «О речной советской рабоче-крестьянской милиции» от 23 апреля 1919 г. [8] Позднее в 1920 г. в Главмилиции был образован отдел водной милиции.

Речная милиция была учреждена «для поддержания порядка и охраны безопасности граждан на водных путях сообщения в целях охраны водных путей и сооружений (пристаней, набережных, бичевников и т.п.), а также судов, складов, бунтов, ссыпок, элеваторов, равно для содействия службам судоходного и технического надзора, для охраны продовольственных грузов Народного комиссариата продовольствия, борьбы со спекуляцией, преступлениями уголовного характера и т.д.» [9, c.77].

Кроме того, речная милиция была обязана:

  • осуществлять надзор за судами и охранять их во время следования по водным путям и во время зимних стоянок;
  • оповещать население прибрежных поселков при разливах рек в целях предупреждения несчастных случаев при наводнениях;
  • принимать своевременные меры для тушения пожаров на набережных рек, пристанях и водных сооружениях, элеваторах, продовольственных складах, а также при пожарах на продовольственных и пассажирских судах.

Сначала речная милиция, как и железнодорожная, строилась по территориальному принципу, позднее она была разделена по бассейнам речных и морских  путей и стала называться водной милицией.

В тяжелых условиях борьбы с разрухой органы водной милиции вели борьбу со спекуляцией продуктами и их незаконным провозом, с истреблением пушного зверя и рыбы, незаконной охотой и контрабандой. Отделы водной милиции осуществляли проверку документов и багажа у лиц, передвигающихся по губернии водным транспортом, осматривали все пароходы и суда, идущие с севера, на предмет провоза пушнины, рыбы и др. сырья.

Деятельность водной милиции осуществлялась в тесном контакте с водной ЧК, созданной для активизации борьбы с контрреволюционными выступлениями, бандитизмом и спекуляцией на водном транспорте. В значительной степени это касалось Тобольского уезда, на территории  которого пересекались важнейшие водные пути губернии. Для согласованности действий водной милиции, ЧК и водной ЧК, а также во исполнение решений II Всероссийской конференции ЧК 26 мая 1920 г. в г. Тобольске было проведено совещание начальника Тобмилиции  Морозова с представителями водной ЧК Стекловым и ЧК Ошаром. На нем затрагивался вопрос о совместной работе Водчека, Тобчека и Тобмилиции и было принято решение о их взаимодействии при проведении проверок документов, обысков и других мероприятий по борьбе с контрреволюционными выступлениями, бандитизмом, спекуляцией. В частности, в протоколе совещания говорилось, что ЧК, равно как и милиция, не имеют права вмешиваться в дела транспорта. В случае необходимости проверять документы или производить обыск сотрудники ЧК и милиции могут только, пригласив для этой цели представителя Водчека.

Деятельность речной милиции существенно осложнялась слабым даже по сравнению с общей милицией материальным обеспечением ее сотрудников. Так, начальник 3 района речной милиции К. Русин 9 декабря 1920 г. сообщал в губернский партком, что речная милиция не имеет обмундирования и милиционеры обмораживаются, неся посты на холоде. «…На речмилицию смотрят почему-то как на пасынка, а милиционеры так же несут службу и на воде, – указывал Русин и делал вывод: – никакая дисциплина не даст того, чтобы человек погиб, а не пошел погреться». Русин просил выдать для наружных постов обмундирование, а если это невозможно, то заменить посты сотрудниками вневедомственной охраны [10]. Однако и в целом в органах милиции, и в железнодорожной и речной милиции положение с материальным обеспечением еще долго оставалось неудовлетворительным.

В декабре 1921 года в соответствии с Декретом ВЦИК “Об охране складов, пакгаузов и кладовых”, а также сооружений на железнодорожных и водных путях сообщения, водная и железнодорожная милиция были упразднены, а их функции возлагались на охрану Наркомата путей сообщения и транспортные органы ВЧК.


Библиографический список
  1. Тобольский филиал Государственного архива Тюменской области (ТФ ГАТО).  Ф. 273. Оп. 1. Ед.х. 3. Л. 27.
  2. Тюменский Областной Центр документов новейшей истории (ТОЦДНИ). Ф. 1. Оп. 1. Д. 279. Л. 133 об.
  3. Фирсов И. Ф. Становление и развитие органов внутренних дел Тюменской (Тобольской) губернии в 1917-1923 гг.: монография. Тюмень: ТЮИ МВД РФ, 2003. 176 с.
  4. ТОЦДНИ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 279. Л. 157 об.
  5. ТОЦДНИ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 279. Л.184 об.
  6. ТОЦДНИ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 279. Лл.197 об. – 200.
  7. ТОЦДНИ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 279. Лл.197 об. – 200.
  8. СУ РСФСР. 1919. №18. С. 211.
  9. Фирсов И. Ф. Становление и развитие органов внутренних дел Тюменской (Тобольской) губернии в 1917-1923 гг.: монография. Тюмень: ТЮИ МВД РФ, 2003. 176 с.
  10. ТОЦДНИ.  Ф. 1. Оп. 2. Ед.х. 28. Л. 169.


Все статьи автора «Фирсов Иван Федорович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: