УДК 82.09

ЖАНР ДУХОВНОГО СТИХА В ПОЭЗИИ Н.А. КЛЮЕВА

Кудряшов Игорь Васильевич
Арзамасский филиал Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского
доктор филологических наук, профессор кафедры литературы

Аннотация
Анализируется поэтика жанра духовного стиха в поэзии Николая Клюева, уходящая своими корнями в национальную фольклорную традицию.

Ключевые слова: духовные стихи, молитва, народная поэзия, новокрестьянская поэзия, поэтический жанр, фольклор, фольклорные традиции, этнопоэтика


THE GENRE OF SPIRITUAL VERSE IN N.A. KLYUEV'S POETRY

Kudryashov Igor Vasilyevich
Lobachevsky State University of Nizhny Novgorod Arzamas Branch
Doctor of Philology (PhD), Professor of the Department of Literature

Abstract
Analyses the poetics of genre of spiritual verse in poetry of Nikolai Klyuev, dating back to the national folk tradition.

Keywords: folk poetry, folklore, folkloric traditions, genre, novokrestyanskaya poetry, prayer, spiritual verse


Рубрика: Литературоведение

Библиографическая ссылка на статью:
Кудряшов И.В. Жанр духовного стиха в поэзии Н.А. Клюева // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/09/7873 (дата обращения: 01.10.2017).

Среди всего многообразия лирических и лиро-эпических жанров, к которым в своём творчестве обращался новокрестьянский поэт Н.А. Клюев, духовные стихи занимают особое место, являясь в его творчестве самостоятельным поэтическим жанром (что уже само по себе явление достаточно редкое в отечественной поэзии), заслуживающим пристального внимания исследователей. Народные духовные стихи оказали существенное влияние как на поэтику жанра литературных духовных стихов Клюева, так и на поэтический стиль его самобытного и оригинального творчества в целом.

Одной из доминирующих причин, побудившей Клюева обратиться к жанру духовных стихов, стала, по всей видимости, смерть матери поэта (19 ноября 1913 г.). Это сильнейшее потрясение в жизни поэта-олончанина не могло не отразиться на его лирическом творчестве. Для молодого крестьянского поэта она была самым близким человеком, незримой хранительницей его судьбы в бурном океане российской действительности тех лет. Ощущение одиночества, беспомощности, страха перед будущим – эти и еще ряд схожих мотивов красными нитями пронизывают лирическое творчество Клюева 1910-х годов. Внутреннее ощущение невосполнимой потери духовной опоры в жизни – того, чем была мать для поэта, – чувство осиротелости и духовной опустошенности обращает творческое внимание Клюева к лиро-эпической поэзии особой касты народных певцов-профессионалов – духовной поэзии нищенства.

Фольклорные духовные стихи возникли после принятия христианства и получили широкое распространение среди русского народа через певцов-профессионалов: «калик-перехожих», странников-паломников, «людей убогих» и др. Чаще всего это были жившие подаянием нищие слепцы, которые «с мальчиком-поводырем обходили храмы и монастыри во время приходских праздников и исполняли свои стихи у церковных стен среди собравшейся на богомолье толпы» [1, с. 15].

Следуя народно-поэтической традиции, Клюев в названии своих духовных стихов дает указание на основную тему (например, праведности в «Стихе о праведной душе» (1914 г.), милостыни в «Прославлении милостыни», (1914 г.) и др.), а в подзаголовке указывает на имя лирического героя – убогого певца, тем самым стремясь придать своим сочинениям характер подлинно народных произведений. Так, стих «Прославление милостыни» имеет подзаголовок «Песня убогого Пафнутьюшки». В то же время наличие конкретного лирического героя, выражающего индивидуально-авторское начало в произведении, позволяет говорить о литературном духовном стихе как о самостоятельном жанре в поэзии Клюева.

В традиционном фольклорном ключе исполняется Клюевым и концовка духовных стихов, которая, подкрепленная финальным словом «Аминь», содержит ярко выраженные моральные и нравственные установки христианства и заключает в себе идейный смысл духовного стиха. Как общеизвестно, слово «Аминь» («воистину», «да будет так», «верно») употребляется «при заключении молитвы, а в некоторых случаях для выражения утверждения или одобрения» [2, т. 1, с. 67]. Например, в «Прославлении милостыни» слово «Аминь» употребляется Клюевым с целью побудить читателя к приношению милостыни:

Спасет Бог, возблагодарствует

Кормящих, поящих,

Одевающих, обувающих,

Теплом согревающих!

<…>

Спасет Бог радетелей,

Щедрых благодетелей…

<…>

Аминь!

Или в «Стихе о праведной душе» финальное слово «Аминь» назидательно напоминает о важности покаяния, «одного из семи христианских таинств, установленного самим Иисусом Христом, освобождающего человека от всех грехов и делающего его «невинным и освященным, как после крещения» [2, т. 2, с. 357]:

А как была душа в плоти-живности,

Что ль семи годков без единого,

Так в Страстной Пяток она стреснула,

Не покаявшись, глупыш масленый…

Не суди нас, Боже, во многом,

А спаси нас, Спасе, во малом.

Аминь!

Процитированные нами выше клюевские строки «Не суди нас, Боже, во многом, / А спаси нас, Спасе, во малом. / Аминь!» представляют собой мастерски вкрапленное поэтом в текст духовного стиха просительное обращение лирического героя к Богу о спасении человеческих душ, т.е. молитву. Спокойное лиро-эпическое повествование о праведной аскетической жизни переходит в новое качество, сменяется возношением души лирического героя к Богу, его молением. Посредством включения в текст строк молитвы Клюеву удается передать особое духовное состояние религиозной эйфории (благости) преображенного лирического героя, которое еп. Феофан назвал «обóжением души», «божественным втечением» в человека, которое «животворит его духовный организм» [2, т. 2, с. 142].

В фольклорных духовных стихах, наряду с дидактическими выводами в конце текста произведений, нередко встречаются и финальные молитвенные строки. Например, «Сон Богородицы» заканчивается молитвой-прославлением Христа: «Слава Тебе, Христе Боже!» [3, с. 130]. Или, например, просительная молитва за грешников вкладывается в уста Ивана Крестителя в другом фольклорном тексте: «Он (Креститель. – И.К.) чтет ее (Книгу Евангелие. – И.К.) / А сам плачет: / «Господи, Господи! / Прости души грешныя, / Многогрешныя, беззаконныя!» [3, с. 133]. В фольклорных источниках встречаются и примеры благодарственной молитвы, типа: «Велико имя Господне!» [3, с. 134].

Молитвенные строки наличествуют как в фольклорных текстах духовных стихов, так и в стилизованных под народные клюевских сочинениях. Однако, в фольклорных текстах молитва в конце духовных стихов – это устойчивая композиционная формула, неукоснительное требование жанрового канона, а в произведениях Клюева – поэтическая деталь, органично вплетенная в общую ткань произведения, служащая развитию лиро-эпического сюжета и способствующая воплощению идейно-художественного замысла произведения.

Другой отличительной чертой клюевских духовных стихов является преобладание поэтики живого народного языка над книжными оборотами, формами церковно-славянского языка, хотя доля последних у Клюева остается значительной, она, тем не менее, продиктована художественной целесообразностью.

Нарочито стилизованные под фольклорные духовные стихи Клюева – отражение глубинных народных основ мировосприятия поэта, его глубочайшее духовное проникновение в тайные пласты народной культуры, в том числе и культуры русского православия. Этот факт не раз отмечался современными исследователями личности и творчества поэта [4].

Существенной жанровой особенностью духовного стиха является его эпическая величавость. «Чисто народные стихи сложены в размере тонического русского («былинного») эпоса, резко отличаясь, однако, от былин не только содержанием, но и словарем и всем эпическим клише» [1, с. 13]. Как лиро-эпический жанр в русской народной словесности духовные стихи могут включать в свой состав лирические места. Они особенно красивы и, зачастую, полны драматизма как, например, в «Плаче земли», где они представлены в форме жалобы «сырой земли» к Богу на беззакония людей, или в «Плаче Богоматери у креста», где они переданы в форме плача Богородицы и утешения Христа и др. [5].

Клюев в своих сочинениях воспроизводит все бытующие в фольклоре основные особенности поэтики жанра духовных стихов. В то же время, степень эпической величавости в стихах Клюева различная. Так, «Стих о праведной душе» строго выдержан поэтом в одном эпическом тоне. Иначе выстраивается поэтом духовный стих «Прославление милостыни», в котором эпическая величавость и патетика наблюдается лишь в начальных строках произведения:

Не отказна милостыня праведная,

На помин души родительской

По субботним дням подавана

Нищей братии со мостинами…

(«Прославление милостыни», 1914 г.).

А уже следующая за этими эпическими строками часть представляет собой лирическое отступление, священную оду «поминальному кусу». Со священным восторгом и трепетом, с чувством божественной благодарности за поданную милостыню поэт дает поэтическое описание «куса». При этом поэт изменяет стихотворный размер: от тоники Клюев переходит к силлабо-тонике, к пятистопному хорею:

Как у куса нутра ячневы,

С золотой наводной корочкой,

Уж как творен кус на патоке,

Испечен на росном ладане,

А отмяк кусок под образом,

Белым воздухом прикутанный…

(«Прославление милостыни», 1914 г.).

Новокрестьянский поэт прерывает свое описание с тем же чувством, с каким в ХVIII веке прервал изображение Божества Г.Р. Державин в знаменитой оде «Бог» (1784 г.). Это чувство бессилия, невозможности передать всей сакральности и божественности милостыни «на помин души родительской». Истоки религиозной лирики Клюева, вне сомнений, коренятся в личном религиозном чувстве олонецкого поэта, его православном мировосприятии.

Сегодня можно только предполагать, мог ли предчувствовать поэт в 1914 году, работая над созданием духовного стиха, прославляющего милостыню, что через 20 лет, в томской ссылке, больному, в мороз под 40°, без валенок ему придется выходить за милостыней и жить подаянием [6], как много веков жили на Руси убогие люди – народные певцы, поэтику творчества которых настолько органично и глубоко впитал новокрестьянский поэт Н.А. Клюев.


Библиографический список
  1. Федотов Г.П. Стихи духовные (Русская народная вера по духовным стихам). М.: Прогресс, Гнозис, 1991. 189 с.
  2. Христианство: Энциклопедический словарь: В 3-х т. М.: Большая Российская Энциклопедия, 1993.
  3. Духовные стихи из сборника Бессонова «Калики перехожие». Приложение // Федотов Г.П. Стихи духовные (Русская народная вера по духовным стихам). М.: Прогресс, Гнозис, 1991. С. 125–134.
  4. Николай Клюев: Исследования и материалы. М.: Наследие, 1997. 305 с.
  5. Подробнее см.: Христианство: Энциклопедический словарь: В 3-х т. М.: Большая Российская Энциклопедия, 1993. Т. 1. С.507-509.
  6. Юхименко Е.М. Народные основы творчества Н.А. Клюева // Николай Клюев: Исследования и материалы. М.: Наследие, 1997. С. 5–15.


Все статьи автора «Кудряшов Игорь Васильевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: